Виктор Савченко

Авантюристы гражданской войны (историческое расследование)


ВСТУПЛЕНИЕ

Авантюра, по С. И. Ожегову, – это беспринципное, рискованное, сомнительное по честности дело, предпринятое в расчете на случайный успех. Авантюризм, склонность к авантюрам, – явление, расцветающее пышным цветом в переломные эпохи революций и войн, в эпохи крушения систем и идеалов. Когда близость славы и власти не дает спокойно уснуть и приводит к нервному истощению… Когда запах крови возбуждает инстинкт хищника, а ценность человеческой жизни сводится к стоимости патрона. Во французском языке авантюрист – это "лицо, склонное к риску, к опасным приключениям".

В русском лексиконе – это, скорее, человек, не считающийся не только с закономерностями и реалиями обстановки, но и игнорирующий интересы других людей, человек, способный на предательство и забвение своих идеалов во имя власти, славы, денег, идущий по трупам эгоист. У нас авантюрист всегда понятие негативное… У нас меньше романтики и больше крови…

Эпоха гражданской войны на территориях бывшей Российской империи 1918-1920 годов, новое "смутное время", изобилует авантюристами. Искатели славы, "новые Наполеоны", часто меняли своих "хозяев", сохраняя при этом надежду на собственное лидерство и славу. Михаил Булгаков, переживший гражданскую, писал: "Была бы кутерьма, а люди найдутся". И в 1917-м они нашлись в избытке, алчущие и жаждущие, готовые на подвиг и на предательство…

В советские времена тема авантюризма в историко-документальной литературе, соотнесенная с эпохой революции и гражданской войны, не имела права на существование, ибо была взрывоопасна. И все же…

В 1921 году в Париже русский политический эмигрант Л. Ветлугин издал публицистическую брошюру "Авантюристы гражданской войны", в которой он бегло описывал ленинское правительство и отдельных командующих Красной Армии. К сожалению, отсутствие документальной базы привело автора на путь домыслов.

Под таким же названием в 1930 году Северокавказское книжное издательство выпустило книгу И. Борисенко. В конце 30-х годов она была изъята из открытого фонда всех библиотек и стала библиографической редкостью. В книге рассматривались судьбы "северокавказских и донских деятелей советской власти", которые в 1918-1919 годах скатились на путь авантюризма и бандитизма. Автор рассказал об Автономове, Сорокине, Золотареве, Голубеве, Коппе, Кочубее, Нижевясове…

В 1918 году в Ростове-на-Дону вышла тиражом в одну тысячу экземпляров книга, давно ставшая раритетом: сегодня она сохранилась, пожалуй, только в одном экземпляре в Москве. "74 дня Советской власти" А. Локермана являет собой своеобразное пособие по авантюризму первых послеоктябрьских месяцев на Северном Кавказе. Среди ее "героев" анархист – литератор Безродный (граф Амори), и матрос-бандит и комиссар Шамов, и немецкий шпион Мельхер, комиссары Калюжный и Войцеховский… Каждый из них "прославился" множеством кровавых авантюр и афер.

Нельзя не вспомнить и книгу участника гражданской Романа Гуля "Красные маршалы", в которой впервые Г. И. Котовский представлен не в ипостаси героя и народного заступника, а как противоречивая личность. Но удаленность парижанина Гуля от советских архивов и первоисточников лишила его возможности строить свои выводы на солидной документальной базе.

Наша книга продолжает неисчерпаемую, порой просто детективную тему авантюризма, знакомя читателей с биографиями четырнадцати участников революции и гражданской войны.

Еще не так давно "легендарные революционеры и полководцы" Котовский и Дыбенко числились среди главных героев гражданской. Их именами называли улицы, города, районы, колхозы… Но жизнеописание этих людей, построенное по "классической" советской схеме, являло собой цепь недомолвок и фальсификаций. Данная книга помогает разобраться в сложных судьбах некоторых героев Октября, что строили и защищали социализм. Их жизненный путь оказался далеким от воспроизведенного советскими историками и пропагандистами. И очутились они в одном ряду со своими врагами типа Григорьева, Волоха, Сокирыц-Яхонтова… А иначе быть и не могло: "герои", лишенные нравственных понятий о Добре и Зле, готовы служить любым хозяевам, а диапазон их деяний простирается от грабежей на больших дорогах до уничтожения тысяч людей.

Автор намеренно "выстраивает" очерки не по заданной схеме – партийной, политической принадлежности или социальному положению своих персонажей, а произвольно, так как любая "классификация" выглядела бы весьма условной: ведь бандиты в одночасье делались большевиками, коммунисты превращались в эсеров, анархисты – в грабителей, главари налетчиков становились командирами дивизий. Произвольное размещение текстов позволило нагляднее воссоздать весь спектр такого сложного социального явления, каким был авантюризм в годы революции и гражданской войны.

Всех авантюристов объединяет кипучая энергия, стремление постоянно быть "во главе", а также, в большинстве случаев, холерический темперамент, экстравертивный, нервический и чувственный типы характеров.

Интересно, что большинство авантюристов гражданской могли бы по состоянию здоровья стать пациентами психиатрических клиник, но, выпущенные "в мир", они отравляли своей гнилой энергией общество.

Так, бандитка Маруся Никифорова и Г. И. Котовский были людьми шизоидно-истероидного типа, чье состояние осложнялось, очевидно, травмами головы. Сидней Рейли постепенно превратился из суперагента в шизоида. Командарм Дыбенко и атаман Григорьев прославились "дремучим" алкоголизмом и развившейся на его фоне истероидностью. У Савинкова были явные признаки наследственной психической болезни. Блюмкин страдал галлюцинациями.

Авантюристы, представленные в книге, одного "кровавого круга", все они встречались или боролись друг с другом. Так, Япончик воевал против Григорьева, Муравьев – против Волоха, Савинков – против Дыбенко, Котовский против Савинкова, Маруся против всех и так далее… Фактически это портрет поколения (генерации), на чью молодость и зрелость выпали глобальные испытания "всероссийского кровопускания". Ведь история гражданской войны это история политических авантюр. Персонажей очерков объединяет не только время, но и место действия – Украина, Юг России, Поволжье, Петроград, Москва.

Автор не ставит своих "героев" в один ряд, а пытается разобраться с помощью сравнительного анализа в хитросплетениях судеб и событий, выхватывая из исторического небытия как "благородных авантюристов", так и авантюристов, утративших даже свое лицо. Если Савинков и анархистка Маруся были авантюристами во "французском" понимании этого слова, были безрассудно преданы идее (какой – это уже другой вопрос) и шли на безумства ради ее воплощения, то Дыбенко, Котовский, Волох, уничтожая старых друзей, постоянно меняли свои убеждения.

Написанию книги предшествовала многолетняя работа автора в архивах и библиотеках тогдашнего СССР, где он буквально по крупицам собирал материалы, относящиеся к основным этапам гражданской войны и биографиям своих героев.

Перестройка открыла спецхраны библиотек и закрытые архивы. Иногда поиск исторических документов напоминал работу следователя по расследованию уголовных преступлений. Порой, в процессе поиска, открывались судьбы уникальные и значительные, что были вырваны из нашей истории, о которых в советских изданиях нет ни слова (Маруся Никифорова, атаманы Волох, Божко и Коцур, генерал Сокира-Яхонтов). В книге впервые приводятся факты, которые еще не анализировались историками и не введены до сих пор в научный оборот.

Все сказанное выше позволяет надеяться на то, что читатель, интересующийся историей своей страны, стремящийся лучше понять сегодняшний день, оглядываясь в прошлое, не пройдет мимо "Авантюристов гражданской войны". А внимательно прочтя эту книгу, обнаружит в ней гораздо больше авантюристов, чем обозначено в названиях очерков.

Нарком Дыбенко – мятежник и каратель

Герой? Политический авантюрист? Случайный человек, поднятый волной истории на политический Олимп? Палач? Жертва?.. Все перепуталось в перевернутой системе координат, в системе "классового красного террора", где судьбы людей – только щепки для костра мировой революции. Еще недавно он был "герой", да и сейчас в Москве есть улица Дыбенко… Еще вчера мы знали о "революционном матросе" Дыбенко ровно столько, сколько нам определили знать всесильные ведомства, что охраняли наше духовное спокойствие…