Джоансен Айрис
После полуночи

Айрис ДЖОАНСЕН

После полуночи

Анонс

Кейт Денби полагала, что в ее тихой спокойной жизни нет места бурям и страстям. Как она ошибалась! Все изменилась в один миг в ее жизнь врывается блестящий ученый Ной Смит, сделанные ею научные открытия могут стоить ей жизни, а где-то рядом ее подстерегает тайный убийца. И единственной надежной опорой в этом ставшем вдруг таким зыбким мире становится ее телохранитель, почтя незнакомый человек, чьи намерения неясны, а поступки необъяснимы. И все же Кейт готова идти с ним до конца...

Пролог

- Я не могу, - в отчаянии проговорила Кейт, сжав руку отца. - Не смей просить меня об этом. Ты слышишь, черт возьми?

- Нет, буду просить, - ответил Роберт Мэрдок, чуть приподняв голову и пытаясь улыбнуться. - Иного выхода я не вижу, Кейт. И кроме тебя, ты же знаешь, мне больше не к кому обратиться.

- Должно найтись какое-то лекарство. Сейчас чуть ли не каждый день появляются все новые и новые препараты.

- То, которое может помочь мне, еще не изобретено. И в ближайшем будущем ничего похожего не предвидится. - Он обессиленно откинул голову на больничную подушку. - Прояви же милосердие, Кейт. Решись.

- Не могу. - Слезы хлынули у нее из глаз. - Разве для того я стала врачом? Как ты можешь предлагать мне такое? Как тебе вообще могла прийти в голову эта мысль? Болезнь так изменила тебя...

- Взгляни на меня...

Кейт посмотрела отцу прямо в глаза.

- И больше я уже никогда не буду самим собой. Вот, собственно, о чем идет речь, детка.

В последнее время их разговоры сводились к одной и той же теме. И всякий раз Кейт старалась сделать все, чтобы переубедить отца. Заставить его увидеть все в ином свете.

- А как же Джошуа? Ведь он души в тебе не чает.

Роберт слегка нахмурился:

- Ему только шесть лет, и он быстро забудет меня.

- Как ты можешь так говорить! Уж кто-кто, а ты должен это понимать. Джошуа не похож на других мальчиков.

- Да, он такой же, как и ты. - В голосе отца прозвучали нотки нежности. - Смелый, преданный, готовый броситься на защиту, даже если ему придется сражаться с целым миром. Но он все же слишком мал. Нельзя забывать о том, что не всякий груз ему по плечу. И если ты не можешь решиться и сделать то, о чем я прошу, - ради меня самого, подумай о моем внуке. Подумай о Джошуа. Решись хотя бы ради него.

Боже мой? Что же делать? - с тоской подумала Кейт. В последнее время ни о чем другом, кроме этого, отец не может ни думать, ни говорить. Все ее усилия бесполезны. Вслух же она убежденно сказала:

- Нет. Я не позволю тебе уйти.

- Напрасно. - Он помолчал немного. - Пока я лежал здесь, у меня была масса свободного времени. И я частенько вспоминал тебя маленькой девочкой. Помнишь, как однажды осенью мы гуляли в роще Дженкинса и ты опечалилась, увидев, что с деревьев начали опадать листья. Надеюсь, ты помнишь и то, что я тогда сказал?

- Нет.

Роберт недоверчиво и даже с укоризной покачал головой:

- Кейт!

- Ты сказал, что каждый лист на самом деле никогда не погибает и не исчезает, - запинаясь, проговорила она. - Что они засыхают и падают на землю. Но они питают ее, дают силу дереву распустить весной новые листья. Это цепочка, в которой ничто не прерывается и не пропадает. Что все связано воедино.

- Звучит несколько высокопарно, но по сути так оно и есть. Это чистая правда.

- Вздор.

Роберт улыбнулся. И лицо его тотчас озарилось, даже как будто помолодело, напомнив ей того отца, каким он был в те времена, когда они гуляли в роще:

- А тогда ты мне поверила.

- В возрасте семи лет легче смиряться с судьбой. Сейчас совсем другое дело. И другая ситуация. Не сравнивай.

- Да, сейчас ты стала другой. - Он нежно погладил дочь по щеке. Сейчас тебе уже двадцать шесть. И тебя непросто переубедить. Ты у нас несгибаемая, как сталь.

Кейт не чувствовала себя таковой. Напротив. Сердце ее разрывалось от жалости к отцу.

- Можешь не сомневаться, - сказала Кейт, хотя голос звучал совсем не так уверенно, как ей хотелось. - Сейчас я бы сделала все что угодно, только удержать эти листья на ветках. Придумала бы, как закрепить их навеки, чтобы ни один не упал на землю.

Роберт уже не улыбался:

- Может быть, когда-нибудь тебе это и удастся. Но не сейчас. Не мучай меня и не пытайся прикрепить к ветке. Я не очень большой любитель крестных мук. Распятие не самая приятная казнь.

Кейт почувствовала, как у нее от боли сжалось сердце:

- Ты же знаешь... как я люблю тебя, и никогда...

- Тогда дай мне возможность достойно уйти из этой жизни. Помоги мне. Зачем растягивать пытку?

- Я даже помыслить... пожалуйста, не проси меня больше об этом. Голова Кейт упала на скрещенные руки. - Я буду сражаться за тебя до последней секунды.

- Все, что было можно, ты уже сделала.

- Нет. До сих пор ты всячески пытался помешать мне. И я не могла довести до конца что хотела.

Кейт почувствовала, как отцовская рука пробежала по ее волосам:

- И все же ты сделаешь то, о чем я тебя прошу. Ты сильная женщина... Мы ведь с тобой прекрасно понимаем друг друга, разве нет?

- Только не в этом вопросе...

- И в этом тоже. Только ты не хочешь себе признаться.

Отец прав. Она все понимала и знает, как он пришел к своему решению.

- К чертям собачьим все твои доводы. Мне нет дела до логики. Сейчас самое главное для меня - это только ты.

- Вот почему я уверен, что ты сделаешь как я прошу. Всю свою жизнь я старался быть на высоте. И мне бы хотелось не менее достойно уйти из нее. А такого конца, как мой, и врагу не пожелаешь.

- Это несправедливо.

- Неужели я не могу хоть раз в жизни позволить себе думать только о себе? Хоть один-единственный раз?

И тут Кейт не выдержала. Слезы, душившие ее, хлынули из глаз. Плечи вздрагивали от всхлипывании.

- Спасибо, детка, - продолжая нежно гладить ее по голове, Роберт негромко добавил:

- Но будь очень осторожна. Это никак не должно отразиться на тебе. Ни одна душа не должна догадаться о том, что мы задумали.

1.

Дандридж, Оклахома

Три года спустя. Воскресенье. 24 марта.

- Ты сегодня невнимательна, - Джошуа опустил биту и пристально посмотрел на Кейт. - Соберись, мам. Такие простые подачи... разве я смогу научиться хоть чему-то?

- Прости, - Кейт тотчас же взяла себя в руки. - Я чуть не забыла, что имею дело с будущим чемпионом. Так что мне придется стараться изо всех сил. - Она вздохнула, приподняла ногу и ударила по мячу.

Джошуа кинулся к нему, чтобы отбить или перехватить, но мяч перелетел через изгородь.

- Зато какой сильный удар, - похвалила сама себя Кейт.

- Только ты выдаешь себя, когда готовишься к сильной подаче.

Кейт, вытерев ладони о джинсы, с удивлением вскинула брови:

- Интересно, каким же это образом?

- Ты всегда приподнимаешь левую ногу. Так что я уже заранее знаю, чего от тебя ждать. Следи за собой!

- В следующий раз постараюсь, - поморщилась она. - Но на сегодня все-таки хватит. Не стоит загонять меня до смерти. Мне еще надо поработать после обеда. И рыскать по зарослям в поисках этого чертова мяча у меня уже нет времени.

- Я помогу тебе, - отбросив биту, Джошуа подошел к ней, - если потренируешься со мной еще минут пятнадцать.

- Позови кого-нибудь из твоих друзей. Рори, например. Наверняка он куда лучше меня.

- Да, он хороший игрок. Но у тебя ловчее получается.

Кейт распахнула ворота и направилась к дому.

- И потом ты все очень быстро схватываешь. И никогда не повторяешь своей ошибки.

- Спасибо, - она с важностью поклонилась. - Весьма польщена такой высокой оценкой.

Лукавая усмешка пробежала по его лицу.

Кейт сделала было легкое движение в его сторону, чтобы положить руку на плечо, но вовремя спохватилась. Джошуа ласковый и очень отзывчивый мальчик. Но с развитым чувством собственного достоинства. Сегодня суббота. И к вечеру на улицу высыпали соседские ребята. Навряд ли ему понравится, если кто-то из них увидит, как мама, обняв, ведет его домой.

- Мы с тобой занимались уже два часа. Больше я не могу.

Он пожал плечами и спросил, глядя в сторону:

- Ты опять принесла домой работы по генетике?

- Да, - кивнула Кейт и обвела взглядом двор. - Куда же он запропастился? Я не вижу. А ты?

Казалось, сын не слушает ее:

- Отец Рори говорит всем, что вы у себя в генетическом Центре выводите Франкенштейнов.

Кейт напряглась, как струна, и резко повернулась к сыну:

- А ты что ответил?

- Что он дурак. Ты хочешь спасти людям жизнь. А все эти монстры существуют только в книжках и на видиках. - Он смотрел куда-то мимо нее. Тебя не выводит из себя, что про тебя болтают?

- А тебя?

- Да.

Кейт увидела, как он сжал кулаки:

- Мне сразу хочется дать им в нос.

Ее насторожило настроение сына. Дело принимало серьезный оборот. Впервые Джошуа испытал на себе общественное мнение, которое сформировалось у обывателей по поводу ее работы. Она подумала, что надо постараться и как-то свести его возмущение на нет.