ПОЧЕМУ Я ПЕРЕВОЖУ КНИГИ ЯАНА РАННАПА

(Объяснительная записка переводчика Г. Муравина читателям этого сборника)

Чтобы честно рассказать все, как было, я должен начать с того далекого дня, когда в Таллине на стадионе «Динамо» проводилось первенство вузов по легкой атлетике. На втором этапе эстафеты 4 X 100 метров за команду педагогического института бежал Яан Раннап — коренастый, мускулистый, светловолосый парень, член сборной команды легкоатлетов республики, один из лучших в те годы эстонских прыгунов в длину, а за команду художественного института неожиданно пришлось бежать мне. Весной 1951 года я выполнил первый разряд по... спортивной ходьбе, то есть именно по тому виду легкой атлетики, где за бег судьи снимают спортсмена с дистанции! Но больше некому было заменить одного из наших спринтеров, который, разминаясь, повредил ногу. И естественно, Яан Раннап тогда показал мне спину. Впрочем, помнится, на своем этане он тогда обогнал всех.

Хорошие прыгуны в длину обычно бывают и хорошими спринтерами.

Так жизнь впервые свела нас с Яаном. Если бы в тот раз кто-то вздумал предсказать, что пройдет не так уж много лет и Яан станет известным детским писателем, а мне доведется переводить его рассказы, мы (да и не только мы) сочли бы такого предсказателя безумным фантазером.

Ведь тогда Яан учился на математическом отделении пединститута, увлекался музыкой — играл на кларнете и саксофоне в почти профессиональном оркестре. Теперь мне трудно удержаться от каламбура, что в те годы на вечерах в пединституте мы все плясали под его дудку. Тогда Яану предсказывали большие успехи в спорте. А я усиленно занимался живописью и рисованием. По вот с нашей встречи прошло всего тридцать лет, и сегодня мне приятно познакомить юных читателей с Яаном Ран-напом.

Впрочем, «познакомить» слово в данном случае не совсем точное: лишь для части наших читателей эта книга — начало знакомства с творчеством Раннапа, а для многих — продолжение. Ведь в издательстве «Детская литература» в Москве и в издательстве «Ээсти раамат» в Таллине вышло в переводе на русский язык уже семь книг Яана: «Последний орлан — Белое Перо», «Ефрейтор Йымм», «17 часов до взрыва» и другие, а повесть «Юхан Салу и его друзья» переиздавалась трижды и вошла в подписное издание «Библиотеки пионера».

Знакомство с творчеством Яана Раннапа — это и знакомство с эстонской советской детской литературой, в которой есть и такие известные за пределами республики писатели, как Эно Рауд, Эллен Нийт, Хейно Вяли, Хольгер Пукк, и более молодые, уже обратившие на себя внимание в Эстонии авторы, чьи произведения непременно будут переведены на русский и другие языки.

Произведения эстонских детских и юношеских писателей, в том числе, конечно же, и Раннапа, по праву занимают заметное место в замечательном интернациональном явлении культуры, которое называется советская детская литература.

Сотни тысяч юных читателей во всех концах нашей страны и за рубежом уже не раз имели возможность убедиться, что это действительно интересные, добрые, умные и в то же время нередко веселые книги.

Если же говорить об особенностях творчества Раннапа, то его в первую очередь отличает глубокое и тонкое знание школьной жизни. Впрочем, это и не удивительно, ибо он в буквальном смысле слова не только вырос, но и родился в школе.

То была старая деревянная Пойнуская начальная школа, в которой работали его родители. И квартира их была при школе. Конечно, с тех пор (Раннап родился в 1931 году) школьная жизнь сильно изменилась, как изменилась и жизнь всей республики. Но Яан продолжает быть в курсе всех школьных и пионерских дел, работая в пионерской газете «Сяде» («Искра») и журналах «Пионеэр» и «Тяхеке» («Звездочка»), да и дома у него были две школьницы — дочери.

Второй отличительной особенностью творчества Раннапа является его добрый, мягкий юмор. Яан любит своих героев, он знает, он уверен, что даже самый отчаянный озорник может, повзрослев, стать настоящим гражданином, специалистом в каком-нибудь важном деле, сердечным, отзывчивым человеком, смелым, решительным, волевым.

Но юмор в рассказах Раннапа не только смешит, это форма критики — и очень действенная, помогающая освобождаться от недостатков в характере, от вредных, ненужных привычек, от недобрых настроений, мешающих дружить и преодолевать трудности.

И еще одним важным качеством обладают книги Раннапа. Хотя их действующие лица во многом похожи на тысячи пионеров и школьников, живущих в разных концах нашей необъятной Родины, характеры их глубоко национальны. Да, дело вовсе не в именах и фамилиях, столь непохожих, например, на русские (норой они даже труднопроизносимы с непривычки). Манера говорить и писать по-взрослому, иногда даже употребляя канцелярские обороты, присущая Агу Сихвке, с которым вам предстоит познакомиться, его стремление объяснить любое озорство многочисленными ссылками на героев классики эстонской литературы, на народные обычаи и традиции или, скажем, сдержанность героев рассказов в проявлении чувств — все это не выдумка автора, не повествование о чем-то необыкновенном, исключительном. Мальчишки и девчонки в произведениях Раннапа потому и интересны нам, что в их делах и поступках, словах, мыслях и устремлениях мы узнаем типические черты национального характера, которые сложились за многовековую историю маленького эстонского народа, живущего в довольно суровых географических условиях. Поэтому не ошибусь, если скажу, что, прочитав книгу «Альфа + Ромео», в которой немало и забавных, смешных истории, вы не только познакомитесь с симпатичными, а иногда и не очень, сверстниками, но и сможете лучше узнать Эстонию, ее трудолюбивый, мужественный, талантливый народ. А чем лучше и взрослые и дети нашей страны будут понимать друг друга, чем крепче будет дружба между народами, тем крепче будет наша Родина, тем счастливее будет жизнь.

Геннадий Муровин

АГУ СИХВКА ГОВОРИТ ПРАВДУ

Изображение к книге Альфа + Ромео (Повести и рассказы)

КАК МЫ ПЫТАЛИСЬ ЗАВЕСТИ ШКОЛЬНЫ» ГРУЗОВИК

(Объяснительная записка ученика 6-го класса пионера Лгу Сихвки заведующему учебной мастерской)
Изображение к книге Альфа + Ромео (Повести и рассказы)

Если рассказывать честно, как все было, я должен начать с того дня, когда мы узнали, что новый ученик Март Обукакк умеет здорово подражать жужжанию овода. Тогда-то мы и стали придумывать, как можно это использовать.

Тоип сказал:

— Посадим его в шкаф для наглядных пособий, и пусть жужжит на уроке истории.

Но мы не смогли это осуществить, потому что шкаф был набит до отказа.

Каур предложил:

— Посадим его на пожарную лестницу, и пусть жужжит за окном.

Но с этим не согласился Обукакк.

Поскольку мы не сумели больше придумать, где еще можно спрятаться, Юхан Кийлике сказал, что, в силу обстоятельств, оводу придется жужжать в открытую, и пусть Обукакк не волнуется, вопросы безопасности он, Кийлике, берет на себя. Но в этот день директор находился в школе, и поэтому Кийлике счел за лучшее отложить жужжание. На следующий день директор уехал в столицу республики, а классный руководитель, товарищ Пюкк, пошел с младшими классами в учебный поход, и вот тут-то Кийлике сказал: теперь или никогда.

Мы открыли все окна, и когда учитель истории, товарищ Пюгал, вошел в класс и стал раздумывать, кого вызвать, Обукакк принялся жужжать. А мы содействовали ему массовым психозом — так подучил нас Кийлике: целый класс сначала смотрел на вентиляционную решетку над доской, затем на тряпку, которой стирают мел. А затем на третий справа абажур. И так далее.

Поскольку Кийлике предварительно велел всем написать карандашом на партах, в каком порядке на что смотреть, массовый психоз шел как надо. А учитель Пюгал не переставал удивляться, почему он не видит овода, за которым целый класс следит с таким вниманием. Но когда очередь дошла до пятна на задней стене, Каур слишком понадеялся на свою намять и в результате уставился на пятно на передней стене. И Топп, по примеру Каура, тоже. От этого возникло всеобщее замешательство, так что никто уже не знал, куда смотреть.

Тогда-то учитель Пюгал и понял, в чем дело. Он ужасно рассердился, сказал, что искать виновных далеко не надо, и выслал меня, Кийлике и Каура за дверь, что было совершенно несправедливо, потому что жужжал-то, как я уже написал, новый ученик Обукакк.

Сначала мы стояли в коридоре, но потом Каур сказал, что свежий воздух полезнее для легких, и мы можем с таким же успехом стоять во дворе.

Во дворе было тихо. Только белая курица истопника кудахтала на крыше кабины школьного грузовика. Тут в нас пробудился интерес, чего она там кудахчет. Может, снесла яйцо на сиденье кабины. И мы пошли проверить.