Катерина Грачёва
МОЙ ДОМ — ЗЕМЛЯ,
или ЧЕЛОВЕК С ЧЕМОДАНОМ
Повесть

Пролог

Моросил дождь. Небольшие волны, набегая друг на друга, мягко разбивались о камни и откатывались назад. На большом грузном валуне сидела девочка в нарядном платье и изредка всхлипывала. Позади нее стоял парень лет четырнадцати с небольшим чемоданом в руке.

— С днем рождения, — наконец сказал он.

Девочка обернулась и недоверчиво поглядела на него:

— А откуда ты знаешь?

— Ты же только и делаешь, что бубнишь: «День рожденья, какой же это день рожденья…» — засмеялся парень.

— А чего они не пришли! — пожаловалась она. — Совсем никто! — и снова всхлипнула.

— Печально. Но вот зато я пришел, Оля, — сказал он, глядя на слово, вышитое на ее кармашке.

— А тебя как зовут? — спросила девочка.

— Меня? Гелий.

— Как необычно! Постой, я это слово уже где-то слышала… А ты не иностранец?

— Может, и так, — согласился парень, ставя чемодан на песок. — Понимаешь, мои родители — химики. А гелий — это такой химический элемент…

— Хорошо, что они не повара, — подытожила Оля. — Назвали бы тебя сковородкой… А Гелий — это красиво.

Он хмыкнул.

— Сковородкой-то уж не назвали бы. Все равно… главное не то, как тебя зовут, и даже не то, что о тебе думают, хотя это тоже существенно, главное — кто ты есть. И что ты сам о себе думаешь, — проговорил Гелий.

— Ну, это всем ясно, — девочка важно махнула рукой.

— Что же ты тогда плачешь? — спросил он. — Тратишь свою бесценную влагу на какие-то пустяки?

— Почему бесценную? — удивилась Оля. — Воды везде много.

— И это означает, что ее не нужно беречь? — Гелий нарочито сердито покачал головой. — Иди-ка ты домой, пока не промокла насквозь.

— Я живу прямо напротив школы, вон там. А ты? — спросила она, спрыгивая с валуна.

— Я нигде не живу, — Гелий пожал плечами. — Я сегодня уезжаю из этого города.

— И мы больше никогда не встретимся? — спросила девочка. — Я хочу, чтобы встретились!

— Тогда встретимся, — сказал он, подхватил свой чемодан, помахал рукой и зашагал по песку.

— А когда? — крикнула Оля. Гелий не ответил. Хлынул ливень.

Глава 1. День рождения

У меня целая куча родственников. Иногда это незаметно. Но так уж получилось, что люди раз в году справляют день рожденья, и я тоже. Я бы его совсем и не справляла, но все равно все родственники слетаются ко мне, как мухи на варенье. Некоторых я совсем не помню. Они меня тоже, потому что всегда говорят: «Ах, как ты выросла — тебя не узнать». У некоторых есть дети. Дети часто скучные и унылые, но они не виноваты: их сюда приводят родители.

На празднике родственники пьют и галдят между собой о политике и всяких своих проблемах. Тогда я ухожу из гостиной. Это невежливо. Но этого все равно никто не замечает. Ночью я мою посуду, а потом ложусь спать. И вот тогда настроение у меня просто счастливое. Не в пример тому, что незадолго до праздника, когда нужно закупать продукты и делать прочие приготовления. К тому же, вся эта суматоха происходит в сентябре, когда все время уходит на то, чтобы втянуться в обычные школьные ритмы.

Ох уж эта школа! Живу прямо напротив нее, всегда выхожу в последний момент — и понятное дело, опаздываю.

В последний день своего четырнадцатилетия я умудрилась выйти в школу вовремя, поэтому перед уроком ко мне успела подбежать Райка. Она затараторила:

— Приходит сюда один тип: высокий такой, лет двадцати, и спрашивает: «Это десятый? Где я могу найти Олю?» Кто это такой? Говори, а то не отдам его послание…

— Не знаю, — удивилась я. — Это, наверное, не мне.

— Ну конечно! — протянула Райка. — У нас одна Ольга в параллели. Я подскажу: он назвался Гелием…

— Нет, я знаю только Бериллия… — попыталась пошутить я.

— В руке у него был здоровый чемодан, — описывала подруга. — Темноволосый. В сером плаще…

— Не знаю я! — рассердилась я. — Что за послание?

— Ну тебя, Ольга, все у тебя секреты какие-то, — фыркнула Райка и убежала, сунув мне в руку записку странного содержания: «Оля. Приходи. Гелий».

Что-то в этом было знакомое. Гелий… Но вспомнить я не могла.

Вечером пришли родственники. Сначала они все меня не узнавали, а потом интересовались, родилась я уже или нет?

— Как мне кажется, да, — с милой улыбкой отвечала я. — И уже давно, если мне не изменяет память.

А мама говорила:

— Нет, она родится только завтра.

И родственники кивали ей головами. Даже странно: весь вечер какой-то неродившийся ребенок их всех обслуживал. Где логика?

Все выпили и принялись разговаривать — каждый о своем. Совершенно неожиданно (я даже поперхнулась) мама вспомнила обо мне и начала рассказывать мои предыдущие дни рождения. Вот тут-то я и вспомнила про Гелия!

Так или иначе, он был большой оригинал. «Приходи», — вот все, что он написал, уповая на то, что я, во-первых, не забыла его, во-вторых, догадаюсь прийти именно в день рожденья и именно на берег. Ну что же, он во мне не ошибся!

Кем он мог быть, я не знала. В газетах часто писали о нехороших личностях, ворующих себе рабов или что-то в этом роде. Но в силу своей неблагоразумности я даже маме ничего не сказала и на свой страх и риск решила отправиться на берег одна.

Следующим днем была суббота.

С утра хлестал проливной дождь — как будто все силы природы объединились против моих намерений. Но от этого моя решимость только окрепла. Еще одним отягчающим обстоятельством был приход гостей, впрочем, я возлагала все надежды на то, что встречу этого Гелия раньше, чем начнется празднество.

Гостей на этот раз было всего пятеро: Райка, Галка, Павлик и Женька, мои друзья, и Вадик, родители которого устраивали свою жизнь в загранке (а сам он до поры до времени жил тут с бабушкой). Папа называл его «настоящим джентльменом» и пророчил мне его в женихи; что по мне, так я этого Вадика терпеть не могла. Ещё бы, при родителях он изображал из себя примерного мальчика, а без них вечно вел себя панибратски и вечно хотел показать, как он умен, в то время как в голове у него, скорее всего, только одна извилина, да и та сомнительного свойства.

— Ты куда? — спросила мама, когда я в коридоре натягивала куртку. — Только из школы, и опять! Через час уже гости придут.

— Все готово, а я скоро вернусь, — ответила я.

— Куда, зачем? — не унималась мама. Я сказала, что иду к Тоне Булкиной забрать электронную игру «Тайны океана». Мама меня отпустила, бросив вслед:

— Возвращайся скорее. Не бери с Вадика привычку опаздывать…

Я уже бежала по лестнице, моля всех богов, только бы Вадик куда-нибудь запропастился. Из-за мамы еще и к Булкиной в соседний дом пришлось заглянуть.

На берегу я уселась на свой любимый валун и принялась кидать камешки в воду. Наверное, это было ужасно глупо: как ни в чем не бывало сидеть и мокнуть под дождем.

Камешки исчезали под водой, оставляя на поверхности расходящиеся круги. «Как будто солнечные лучи», — размышляла я. Со временем ассоциации от солнышка перешли к мишени тира. Когда я, уже изрядно продрогшая, уныло думала: «Вот так распространяется радиация», сзади вдруг послышался голос:

— С днем рождения… Оля.

— Это ты Гелий? — спросила я, обернувшись.

— Я, — кивнул парень.

И мы пошли в беседку, хотя, наверное, делать это было уже бесполезно: не знаю, как он, а я вымокла насквозь. С другой стороны, изнутри дождь казался простыми тюлевыми занавесками, а это уж куда приятней, чем галлоны невесть откуда падающей на тебя холодной воды…

— Почему ты таскаешь за собой этот чемодан? — поинтересовалась я.

— Я только вчера приехал в город, — пояснил он.

— Ну хорошо. Зачем ты меня позвал?

— Потому что в этом городе у меня больше никого нет, — просто ответил Гелий. — Откровенно говоря, я надеюсь напроситься к тебе переночевать на пару дней. У вас на вокзале витражи повыбиты и совсем неинтересно дует, — он посмотрел мило и невинно, как пес.

— Сочувствую, но боюсь, что надеешься ты зря.

— Значит, судьба такая. Тогда просто — с днем рождения. Знаешь, забавно, я заметил, что надо мной в этот день все время дождь идет. А прошлой осенью не было, так я, поверишь ли, забеспокоился, думаю: непорядок! Пора тебя поздравить, человек дождя! Тем более что почти обещал. А кстати, у вас в школе есть какой-нибудь добрый сторож, к которому можно было бы напроситься?

— Понятия не имею. Где же ты живешь? У тебя вообще есть дом? — полюбопытствовала я. Он пожал плечами.

— Мой дом — Земля.

— Я тебя тут целый час ждала, а теперь мне уже пора, — пробормотала я, поскольку ничего больше не приходило в голову.

— Час под таким ливнем? Сочувствую! — сказал он и засмеялся. — Да уж, мне стоило прийти пораньше. Но тут одна работа наконец-то нашлась, а деньги два дня назад вышли, так что не мог пройти мимо. Ну ладно, прости уж ради праздника… Всего тебе доброго, человек дождя!