ОГЛАВЛЕНИЕ

К русскому изданию

К немецкому изданию

I. Задача работы

II. Чем не является исторический материализм

III. Содержание теории

IV. Наши примеры

V. Дух определяется общественным бытием

A. Наука, знание и учение

B. Изобретения

C. Право

D. Политика

E. Нравы и нравственность

F. Религия и философия

G. Искусство

VI. Заключение

Сила истины

Сила индивидуума



Предисловие от СРС

Мы публикуем на нашем сайте работу «Исторический материализм» крупного голландского марксиста первой четверти 20 века, одного из лидеров и теоретиков Германо-Голландского Левого Коммунизма Германа Гортера (1864-1927).

Гортер изначально был поэтом – как говорят, одним из лучших голландских поэтов. Поэтическую деятельность он продолжал до конца жизни, когда написал огромную поэму «Рабочий Совет», но с конца 19 века центр его интересов перенесся в другую область. Начав с эстетического протеста против буржуазного общества, он пришел к марксизму и революционному социализму, стал активистом голландской социал-демократии.

Оппортунистическое перерождение этой последней привело еще до Первой мировой войны к отколу ее левого крыла, создавшего вокруг своей газеты «Трибуна» параллельную социал-демократическую партию, одним из активных борцов которой являлся Гортер.

Голландия не участвовала в Первой мировой войне, ее официальная социал-демократия ориентировалась на Германию, а такие лидеры трибунистов (и будущие лидеры Компартии Нидерландов), как Вайнкоп и Равештайн – на Антанту. В отличие от них, Гортер и его единомышленники заняли четко интернационалистскую позицию, изданная в 1914г. брошюра Гортера «Империализм, мировая война и социал-демократия», наряду с ленинским «Крахом II Интернационала» и «Войной и кризисом социал-демократии» Р. Люксембург была одним из важнейших документов революционно-интернационалистской оппозиции против империалистической бойни.

В 1918г. трибунистская партия переименовалась в Компартию Нидерландов, в 1920г. от КПН откололось левое крыло – Коммунистическая рабочая партия Нидерландов, тесно сотрудничавшая с Коммунистической рабочей партией Германии. Тогда и возник феномен Германо-Голландского левого коммунизма, синтеза практического опыта революционного рабочего движения в Германии с его теоретическим осмыслением голландскими марксистскими теоретиками Гортером и Паннекуком. Именно Гортер напишет «Ответ товарищу Ленину» – ответ Германо-Голландской Левой на ленинскую «Детскую болезнь левизны в коммунизме».

И КПН, и КРПН были достаточно слабыми организациями – революционная ситуация, возникшая в Голландии на короткое время осенью 1918г., так и не переросла в революцию. Решающее значение для судьбы революции вообще и Германо-Голландского Левого Коммунизма в частности имели события в Германии.

Откат немецкой революции уже в начале 1922г. привел к расколу КРПГ на т.н. КРПГ Берлина и КРПГ Эссена и к катастрофическому падению силы и влияния их обоих. В этой ситуации Гортер, который, в отличие от своего единомышленника Паннекука, был не только теоретиком, но и практическим активистом, пытался спасти то, что можно спасти, тесно сотрудничая с КРПГ Эссена (КРПГ Берлина выступала против всякого участия в борьбе рабочих за частичные требования) и являясь фактическим лидером созданного ею Коммунистического рабочего интернационала (куда входили небольшие, но вполне реальные Коммунистические рабочие партии Германии, Нидерландов, Болгарии и Англии). В обстановке спада революционного движения Коммунистический рабочий интернационал был обречен, тем более что КРПГ стремительно разваливалась, а КРП Болгарии была истреблена чудовищным белым террором в 1923-1925гг.

Герман Гортер умер в 1927г., до конца жизни оставаясь активным борцом за освобождение пролетариата.. .

Публикуемая нами книга – популярное изложение исторического материализма для голландских рабочих – была напечатана в 1909г., до основных событий в жизни Гортера, в период, когда он был еще не теоретиком революции рабочих советов, а левым социал-демократом. Польза от данной публикации состоит в следующем.

Выросло и начинает приходить в левое движение новое поколение активистов, которое не застало Советский Союз и которое не знает не только мумифицированного «марксизма» советских учебников, но и марксизма вообще. Марксизм можно и нужно критиковать, но чтобы его критиковать, его нужно знать. Изучать же его гораздо полезнее (и приятнее!) не по казенным учебникам советских времен и не по постмодернистским опусам, а по старой марксистской классике, к которой, без сомнения, принадлежит и эта работа Гортера.

Но, читая ее, следует помнить, что она не дает и не может давать ответов на те вопросы, которые стоят теперь, – и которые не осознавались Гортером в момент ее написания.

Крайний исторический оптимизм, уверенность в скорой и неминуемой победе рабочего класса, бросается в глаза при чтении гортеровской книги. Читая ее, трудно представить, что пройдет всего 5 лет, настанет август 1914г., и весь исторический оптимизм социал-демократического рабочего движения развалится как карточный домик – как, впрочем, и само это движение. Даже намеков на возможность подобного поворота событий в книге Гортера найти невозможно.

Одной из причин этого – и одной из слабостей старого марксизма – было некритическое отношение к капиталистической технике, к капиталистическому машинному производству:

«Техника делает пролетарский класс многочисленным, как песок морской; она организует класс, толкает его на борьбу, духовно, морально и материально делает его самым сильным классом…Техника, стискиваемая остатками мелкого производства, акционерными обществами, трестами, требует общественной собственности для того, чтобы повсюду свободно, без всяких помех расправить свои крылья. Ее нельзя то искусственно подгонять, то задерживать. И рабочие в конце концов построят технику и производственные отношения в соответствии со своей волей – как раз потому, что техника делает их самым сильным классом, а их воля выражает требования техники» (с. 136).

Гортер, как и подавляющее большинство современных ему марксистов, не понял того, что уже тогда понимала часть анархистов и некоторых других борцов крайне левого крыла рабочего движения (например, махаевец Е. Лозинский) – капиталистическая техника не просто объединяет и организует пролетариат, она объединяет и организует его последовательно капиталистическим образом, как класс наемных рабов капитала.

С жестким технологическим детерминизмом Гортер – и это было вполне последовательно – соединял просветительский идеализм, веру в то, что пролетарии как класс смогут добиться своего духовного освобождения еще до реального, физического освобождения:

«Рабочий, товарищ!… Уже теперь, при капитализме, твой дух может сделаться свободным!…

Дух должен быть революционизирован… Духовная пропаганда – это самоважнейшее. Знание, духовная сила – это наипервейшее, самое необходимое. Только знание создает хорошую организацию, хорошее профессиональное движение, правильную политику, а вместе с тем улучшения в экономической и политической области» (сс. 139-140).

Взаимообусловленные технологический детерминизм и просветительский идеализм будут присущи Германо-Голландской Левой до самого конца, они останутся ее главными теоретическими слабостями…

Помня об этих слабостях, мы не должны с водой выплескивать и ребенка. Историко-материалистическое мировоззрение, которого придерживались старые марксистские теоретики, было ограничено условиями времени и места, исторический материализм как наука истории может существовать, лишь развиваясь в соответствии с потребностями освободительной борьбы пролетариата, но даже старый исторический материализм по сей день остается неизмеримо выше всяческого постмодернизма и поповщины. А для знакомства с этим старым историческим материализмом, для выработки первичных навыков историко-материалистического мышления старая работа Гортера, при всех ее понятных теперь слабостях, остается весьма полезной и сегодня.

(обратно)

К русскому изданию

Имя Германа Гортера мало говорит большинству русских читателей. Может быть, некоторые из них вспомнят, что Гортер — единомышленник германских «спартаковцев» и российских большевиков и что вскоре после того как последние приняли название Российской Коммунистической Партии, голландская группа, одним из вождей которой является Гортер, соответствующим образом изменила свое название. На этом у большинства русских читателей воспоминания обрываются.