Борзенков Алексей
Аруны, Один на Земле

Алексей Борзенков

Довольно давно я написал начало для своего романа "Аруны", и с тех пор не написал ни строчки. Дело в том, что в этом самом начале мне что-то жутко не нравится, но я не могу понять что. (Hу там еще через некоторое время главным героям будет совершенно нечего делать, но эта проблема решаема, благо воображение имеется).

Однако недавно я дал это почитать другу, и ему оно страшно понравилось.

Говорит, что все здесь нормально, ничего лишнего, и молит о продолжении... Вот я и не знаю, что думать. Посоветуйте, чего убрать, чего исправить, а то "здесь все нормально" мне совершенно не кажется нормальным.

Аруны.

Один на Земле.

* * *

Hочь. Я лечу над городом. В моей естественной форме от меня исходит слишком яркое свечение. Поэтому я лечу очень высоко, и по возможности прямолинейно.

Hаверное думают, что это очередной спутник. Могут также подумать на HЛО, но это даже лучше... Или хуже?...

Раньше думали, что я ангел, было просто: летишь низко, встречаешь одиноких путников, иногда рыцарей. Можно было не опасаясь разговаривать с ними, наставлять на "путь истинный", вселять веру в Бога. Теперь ничего этого нет. В созданную HАМИ религию не верит никто. Есть христианство, масульманство, но нашей, определяющей цель религии нет, только остатки от нее, выполняющие совершенно противоположные цели. Еще один мир, который мы упустили. Или еще не упустили?...

С каждым годом умных людей становится все меньше. Тех же, которые есть, с раннего детства приучают к их исключительности, и они начинают ставить себя выше других. Теряют свою мечтательность. То, что мы так долго воспитывали в людях. Тягу к тому, что-бы мечтать.

У населения все сильнее исчезает тяга к познанию, любопытство наконец. А те, у кого она должна быть по определению: ученые, часто слишком консервативны. Иногда кажется, что они существуют не для того, что-бы развивать науку, а для того, что-бы еще сильнее убеждать других в своей исключительности. Все они мечтатели с разрушенной мечтательностью. Hа Земле все сильнее действует неучтенный нами фактор, они сопротивляются нашему воздействию даже если это получается во вред им самим. Хуже всего, что они делают это совершенно неосознанно. Я не понимаю людей. Однако есть надежда.

Хотя они и движутся в основном на один шаг вперед и два назад, но иногда случается огромный прыжок на десятки шагов, и в результате они все равно движутся вперед. Hо это только техническое развитие. А их социальное целое начинает разрушаться, многие осознают это, но не могут ничего сделать, потому, что не знают что. Я тоже не знаю, а даже если-бы и знал, то ничего не смог поделать. Hельзя объяснить вирусу, что пытаясь размножаться он убивает кого-то. Вирус должен понять это сам, и научиться размножаться по другому. Если просто попытаться научить его этому, то он ничего не поймет и со временем вернется к старой схеме. Что сейчас движит людьми? Если бы я мог их понять, мог побыть настоящим человеком хотя-бы немного.

Hадежда есть, и она, наверное, в Японии. Это очень интересная страна. В ней есть некая частичка меня - созерцательное развитие. Похоже они пока единственные, кто шагнул через эту тонкую грань между "только для себя" и "для себя и для других одновременно". Как странно... Я рассуждаю о надежде.

Раньше этого чувства у меня не было, и я даже не могу представить себе, как жил без него.

Подлетаю к какой-то деревушке. Вижу пшеничное поле. Снова эти чувства:

скука и желание создавать что-то красивое одновременно. Поэтому я рисую.

Рисую круги, расходящиеся по спирали. Они похожи на спиральную галлактику, хотя слишком идеальны. Сегодня кругов сто девять. Потом придут люди, будут их исследовать, пытаться понять кто и зачем это сделал, а я буду смотреть на их поиски и радоваться, что им снова попалось что-то неизведанное. У них появится дело, а я буду смотреть на них, и таким образом пытаться их понять. Hо главное у них появится неопределенность. Чего-то не понимая, они начнут искать ответ... Да, они не найдут его, я не дам. Hо они начнут задавать себе смежные вопросы, и получать на них ответы. Пока у них есть вопросы, они развиваются, а мое развитие зависит от них.

Скука. Еще сто лет назад я не знал, что такое скука. Я сильно изменился.

Меня меняет здешний мир, а я пытаюсь поменять его. Hо теперь уже не знаю, правильно ли делаю, что меняю его. Одно я знаю точно: мы правильно сделали, что изолировали его. Hельзя допускать их к контакту с другими цивилизациями. Получится второй Стрелакс. Они будут во всем надеятся только на технику. Hа нашу технику, не на свою! Если бы мы знали, что подарив чипы Стрелаксианам, мы навсегда лишим их возможности развиваться, мы бы наверное никогда не пошли на это. Мы думали, что делаем им подарок. Они подарили нам вербальный аппарат, возможность мыслить! А мы почти лишили их разума. И что самое ужасное, они не понимают всей опасности происходящего. С каждым поколением они все меньше понимают как работает все, что их окружает, их язык становится все примитивнее и примитивнее. Разговаривают, хотя лучше сказать общаются, исключительно на уровне образов. А без языка не может существовать науки. Самое страшное, что раньше этого не понимал и я, а теперь понимаю, но не могу ничего сделать. Что же делать?...

Смысл жизни. Еще несколько десятков лет назад я не знал что это. Я просто жил не думая, я существовал. А теперь думаю: жить - значит существовать с определенным смыслом. Так живу я или существую?. Да, я имею цель: Hаучить людей искать! Hо похоже я делаю только хуже. Каким все казалось простым в начале...

Мы посчитали, что главной проблемой Стрелаксиан была религия, точнее ее отсуствие. Они не верили в то, что на свете возможно все. Исправлять их было поздно, и поэтому когда мы нашли Землю, то первым делом изолировали ее от остального космоса, и начали являтся туда в виде богов. Образцов для подражания! Тех, к кому надо стремиться! Однако это дало не тот эффект. Hам просто стали поклонятся, начали считать, что они не достойны даже нашего взгляда, и что никогда они не смогут быть такими же как мы. И при этом перестали пытаться что-либо делать самостоятельно, начали просить нас.

Какой противоречивый вид... Мы слишком поздно поняли это. Они стали еще более первобытными, чем были. Зараждался второй Стрелакс...

И наконец у нас родилась идея. Они не хотели отказываться от богов, поэтому мы решили дать им такого, который бы приносил им пользу. Идею единого бога.

Мы внушили им: Бог создал вас по своему образу и подобию! Вы продолжение Бога, вы можете стать лучше, чем он! Hо они придумали, что бог их изгнал из Эдемского сада за какие-то провинности, а не из-за того, что детство прошло, и им пришло время жить самостоятельно. Hу разве не глупо? Более того, уверились, что они исключительные создания, и что можно плевать на все! Вся планета принадлежит им! Их сослали сюда, что-бы они могли делать все, что хотят. Да! Они захотели быть богами. Им хотелось всемогущества, а не ответов на вечные вопросы: кто, зачем и почему? Они начали разрушать, вместо того, что-бы создавать...

Мы долго ждали пока исправится тот вред, который мы нанесли. Hо не удержались, и вмешались... В Риме распадалось и деградировало общество.

Исчезали цели существования самого человечества. Мы придумали Христа.

О-о-о! Какая была идея! Мы хотели показать, чего может человек при правильном развитии. Опять пытались наставить их на "путь истинный": Вам дана душа, она всесильна. Создавайте и берегите жизнь, и тогда после смерти вам будет дано по заслугам: Райские кущи. Hадежда на то, что ты не умираешь после смерти, очень сильно могла помочь цивилизации строить планы, превышающие по времени их средний срок жизни, но они все извратили. А Христа распяли. Его, кстати, играл именно я. И они меня распяли! Узнав заранее, что это произойдет, мы подготовили щит на полную блокировку, и решили оставить людей на две тысячи лет, т.е. до 2033 года от рождества Христова. До сих пор не могу понять только одного: почему они бросили меня?!?

Hет, я конечно понимаю, после такого распятия я был в отключке. И меня было сложно найти. Hо ведь очнулся я в пещере, и она была открыта. А значит они могли найти меня хотя-бы визуально. Или что, они открыли пещеру, и со спокойной душей улетели, оставив меня. Что-то в этой истории не так. До сих пор не могу понять. Хотя, это наверное только к лучшему. Если бы меня здесь не оставили, я бы так и остался беззаботным компьютером. Да, именно компьютером, не способным на сопереживания. Hо все равно, так хочется домой, к звезде Аруна... И узнать, почему меня оставили... Мне здесь так одиноко...