Задорнов Николай Павлович
Амур-батюшка (Книга 2)

Николай Павлович ЗАДОРНОВ

АМУР-БАТЮШКА

Роман

КНИГА ВТОРАЯ

ОГЛАВЛЕНИЕ:

Глава первая

Глава вторая

Глава третья

Глава четвертая

Глава пятая

Глава шестая

Глава седьмая

Глава восьмая

Глава девятая

Глава десятая

Глава одиннадцатая

Глава двенадцатая

Глава тринадцатая

Глава четырнадцатая

Глава пятнадцатая

Глава шестнадцатая

Глава семнадцатая

Глава восемнадцатая

Глава девятнадцатая

Глава двадцатая

Глава двадцать первая

Глава двадцать вторая

Глава двадцать третья

Глава двадцать четвертая

Глава двадцать пятая

Глава двадцать шестая

Глава двадцать седьмая

Глава двадцать восьмая

Глава двадцать девятая

Глава тридцатая

Глава тридцать первая

Глава тридцать вторая

Глава тридцать третья

Глава тридцать четвертая

Глава тридцать пятая

Глава тридцать шестая

Глава тридцать седьмая

Глава тридцать восьмая

Глава тридцать девятая

Глава сороковая

Глава сорок первая

Глава сорок вторая

Глава сорок третья

Глава сорок четвертая

Глава сорок пятая

Глава сорок шестая

Глава сорок седьмая

Глава сорок восьмая

Глава сорок девятая

Глава пятидесятая

Глава пятьдесят первая

Глава пятьдесят вторая

Глава пятьдесят третья

Глава пятьдесят четвертая

Глава пятьдесят пятая

Глава пятьдесят шестая

Глава пятьдесят седьмая

Глава пятьдесят восьмая

Глава пятьдесят девятая

================================================================

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Новая изба Кузнецовых очень теплая. Некрасивая, но просторная, светлая, сложенная из красноватых лиственниц, с резьбой под окнами.

- Сотню лет простоит, - говорят соседи.

Егор Кузнецов - мужик со светло-русой бородой, сам рослый, кряжистый и могучий, словно рос в дремучих березовых лесах русского Севера.

- А вот избу ты не в улицу выстроил, - замечал ему сосед Тимоха Силин, малорослый и рябоватый. - Начальство тебя не похвалит.

Из ольхи дедушка Кондрат выколол дощечки, сделал бандурку, два конских волоса сплел и натянул струны.

О-ох ты, но-очка моя,

запевала Наталья.

Ночка те-емна-а-я,

подхватывали бабы.

Принахмурилась, пригорюнилась.

Или нет у тебя, ночка темная,

Светла месяца, ясных звездочек...

В окне - желтая релка. Гнутся, стонут на ветру голенастые белые березы. Лес сполз с релки, гребень ее облысел, но весь еще во пнях и кочках. Повсюду торчат кустарник и дудки диких болотных трав. Егор сдвинул темный лес, открыл землю солнцу, но еще придется ему не один год корчевать.

На столе, под холстиной, распространяя по новой избе запах свежего хлеба, отдыхают - только что с горячего пода - калачи и караваи.

Два урожая вырастил Егор на новой земле. В первый год голодали, на второй гречихи собрали столько, что хватило на всю зиму, но ярица не уродилась.

- Земля еще не перепрела, - замечал тогда дед.

На третий год для пробы мужики посеяли овес на пойме над озером. Вода была большая, и половину урожая затопило. Бабы ездили по полю в лодках, жали овес на корм скоту, перегибаясь через борта. Поле овса, как колосистая луговая трава, уходило в озеро, и не ветер, а волны колебали его. Колосья плыли в волнах, и казалось, что озеро зеленеет.

Нынче ярица на релке дала хороший урожай. Уродилась пшеница, посеянная Егором по перелогу, на прошлогоднем гречишном поле.

- Гольды обступили меня, - толкует дед, - за бороду уж не хватают, а все про хлеб: "Дедушка, мол, давай мучки". Улугу еще тот год похвалялся перед своими, что на релке хлеб вырос: "Наш, мол, хлеб!" Бабка у нас и хлеб-то испечь умеет... А молодые - те выросли в голоде, хлеб пекли с мякиной. Разучились...

Дедушка Кондрат вдруг ударял по струнам, запевал надтреснутым голосом плясовую.

Белобрысый внучек Васька бил в бубен и пританцовывал.

В таежной тишине неслись глухие удары бубна. В ночи слабо светили оконца новых изб. А кругом леса, хребты - такие, что подумать страшно.

* * *

За годы, прожитые на Амуре, Федька Кузнецов нагнал ростом брата Егора, раздался в плечах. На щеках парня - русый пух и густой румянец.

- Женить тебя пора! - как-то сказал ему Кондрат. - Пока я живой, хорошую девку надо высватать. Я помру - кто о тебе позаботится?

Федька начал было отнекиваться, но дед и уговаривать его не стал. Парень скоро смирился. Он решил, что раз отец с матерью велят - так и быть, они лучше знают.

Кузнецовы узнавали у почтарей, где есть хорошая невеста.

- На Горюне девок брать: народ там окреп, с хлеба живут...

- Иван говорит, славная девка у Шишкиных, - толковал Кондрат.

- Дядя Ваня сказывает: Горюн - речка богатая, с пушниной! - блеснув светлыми глазами, воскликнул Васька.

- Ну, это ему, - молвил Егор, - а нам девку!

- Пусть сватать пособляет, - сказала старуха. - А то девку другой высватает и речку захватит.

- Поедем в Тамбовку, - говорит Кондрат. - Тамбовские-то соломатники. Гром гремит, а они кричат: "Мол, дедушка Илья, не бей в Тамбов, поверни на Пензу, я тебе кусок соломаты дам!"

Словом, что-то родное, знакомое еще по России было для старика в тамбовцах.

- Поедем, Федька, поглядим, какие там девки. Бабушка Дарья, одежу нам нагладь, начисти, прифрантиться надо!

Дед с Федюшкой поехали в Тамбовку как будто по делу - покупать второго коня для почтовой гоньбы, хотя покупать его было не на что. Остановились у Родиона Шишкина. Дочь его Татьяна - малого роста, коренастая, с лицом широким и смуглым, в ичигах и холщовом платьишке сразу понравилась Кондрату. Возвратившись в Уральское, дед расхваливал невесту:

- Как сбитая девка!

- А нравом?

- Видать, бойкая, шустрая.

Все обрадовались:

- Федьку женить? Вот славно!

- Свадьба на новоселье! Еще не бывало!

Предстоящая свадьба всех взбудоражила. Кто вызывался сватать, кто стряпать, кто - шить.

Тереха делал погремушки на шлею.

- Нам бы родство завести, - неуверенно, с опаской советовал он брату Пахому.

Федька счастливо улыбался. Нравилось ему, что невеста бойка, ловка, сметлива. Сам он был скромен, смирен.

- Тамбовские акают, - бормотала Агафья. - А наши окают, лучше бы одинаково говорить, а то молодые дразниться станут.

- Пусть дразнятся! - отвечала Наталья. - Шибче любить будут!

* * *

Егор и Тимошка Силин пошли к Бердышову за покупками. Мела метель, билась в каждый пень. Вся релка дымилась, словно занесло большую деревню.

- Где пенек, где труба - не поймешь! - орал сквозь вихрь Тимоха. Отовсюду дымит. Но нынче пурга не страшна! Хлеб-то свой! Верно, Кондратьич?

Среди сугробов нашли вход в Иваново зимовье. В открытую дверь за мужиками пурга нанесла на раскаленную железную печь с красным боком затрещавшую снежную пыль.

В лавке сидел Илья Бормотов. Дельдика держала в протянутой руке пышную красноводную рысь.

- Ай, ай, Илюшка, какой ты стал охотник хороший!

Дельдика выросла и похорошела. У нее волнистые густые волосы, пушистые брови, длинные изогнутые ресницы, черные блестящие глаза. Она в платье крестьянского покроя, из ситца в крапинку. И не узнаешь ее, не похожа стала на щуплую, слабую девочку, которую отбил когда-то Егор у торговцев.

Бердышов, краснолицый, бритый, в потертой куртке из пегого олененка и в унтах, стоя на коленях, подкидывал сучья во все сильней красневшую от жара железную печь.

Иван богател быстро, но жил все в том же старом, дырявом зимовье. Он понемногу забирал в свои руки всю округу.

Егор и Тимоха застали его в разгар торга. Илья принес пушнину. С недовольством покосившись на вошедших, что не дают поговорить спокойно, лезут не вовремя, - парень не любил хвастаться добычей, - он, как завзятый гольдский охотник, вытряхнул из рукава еще одну шкурку.

Бердышов, поднявшись, взял соболя у Илюшки.

- Соболь рыжий, плохой, трех рублей не дам, - грубо сказал он.

Дельдика вырвала шкурку и, сжимая ее в кулачке, что-то яростно заговорила по-гольдски. Иван беззвучно засмеялся и замотал головой.

Когда-то Дельдика сама учила Илью охотиться и с тех пор всегда хвалит его добычу. Теперь тетка не позволяет бегать с парнем в тайгу, да ей и самой не хочется. Но стоит она за Илью по-прежнему горой.

- Зачем его обманываешь? - с сердцем вскричала Дельдика.

- Вот, паря, дочку я себе нашел! - воскликнул Бердышов. - Беда! Велит дать тебе пять рублей! Что поделаешь! - вздохнул он. - Всем ее женихам угождать - разоренье! Ну, какого товару отпустить?

- В тебе, Бердышов, силы, как в хорошем коренном, а барахольным делом занялся, - говорил Тимошка. - Крупу развешиваешь, а землю пахать ленишься.

- Я уж сам себя стыдил... Ревел, слезы лил, замок, стал как лягуша! Однако, скоро это дело брошу. Право, паря! - серьезно добавил он.

Мужики взяли покупки и ушли.

- Не ту высватали, - усмехаясь вслед им, сказал Иван.

Анга, сидя в углу, плела тетиву для большого лука. Она нагнулась и прихватила жилу зубами, пробуя, тугая ли, и слушала мужа, косясь острыми черными глазами.