Журлаков Денис
Адмиралтейское

Денис Журлаков

"Адмиралтейское"....

Шел сегодня по городу, мусолил в руке бутылочку адмиралтейского, переодически из нее отхлебывая. Первое весеннее солнце яростно жарило холодную еще, после зимы, землю. Ветер ласково трогал кожу и радостно задирал короткие девичьи юбки. Около метро, оживленней чем обычно шумела барахолка. Рядом с хот-дожьим киоском трое кавказцев ожесточенно мутузили рыжего паренька. Тот закрылся в глухой обороне и, даже не огрызаясь, сносил удары. Мне знаком подобный тип драк, когда превосходящее количество с одной стороны, полностью подавляют сопротивление другой, оставляя у последний одну лишь мысль - не упасть. Меня задело другое. Кавказцы делали свое дело тщательно и со знанием дела, ничуть не заботясь о моральной стороне, а проходящие мимо горожане стыдливо отводили взгляды, ни словом ни делом не вмешиваясь в драку. Hе начни месяц назад американская мечта вытирать ноги о нашу росийскую сермяжную правду, кто знает, может и я прошел бы мимо, ведь, если вдуматься, а какое мне, собственно, до всего этого дело? Рыжий мне не сват, не брат, и даже, скорее всего не земляк, ибо по крови своей я, как и все русские, типичный полукровка. Причем хрензнаеткаких наций. Hо сейчас что-то задело. Может быть его тупая, смиренная непокорность, его молчание, опущенные глаза, но неразжатые кулаки? Может быть копившийся стыд за все наше чертовое правительство, готовое брать на лево и на право, и деньги и за деньги... Хотя куда я это правительство приплетаю, о чем говорю, американцы какие-то, ерунда, просто в один миг вдруг надоело все это терпеть. Быть может пиво подействовало. Обидно мне стало за все. За этого парня, за идущий мимо народ, за себя, за русских людей, за землю эту, истоптанную.... Плюнул я на асфальт и с криком бросился в бой. -Ох вы ж бля, люди русские! Что ж вы, бля, смотрите, как эти черные в вашем же городе, вас же самих в свое говно мордой тыкают! Hа-а-аших бьют! Первый, стоящий поближе и работающий, в основном, ногами получил кулаком в затылок и, потеряв равновесие, упал на колени. Второй дернулся и отскочил в сторону, но моя бутылка двигалась быстрее. Хрустнула челюсть и кавказец взвыл. Третий получил от рыжего. Откуда не возьмись появились еще пятеро черноволосых-чернооких с палками в руках и быстро пошли в нашу сторону. Решив возобновить психологическую атаку, я повторил свой боевой клич. Три здоровых мужика стоящие на остановке сжали кулаки - подошел трамвай и ребята приложили немало сил, прежде чем смогли закрепится на подножке, а там уж, растолкав нескольких старушек, исчезнуть в глубине. Слегка поддатый дядька огляделся по сторонам и куда-то побежал. Парень в дорогом автомобиле принялся неистово сигналить, подрезавшей его девятке, а водитель девятки, в ответ, высунул из окна руку, показав иномарщику одноименную конфигурацию пальцев. А вот продавец в соседнем киоске оказался парнем отзывчивым. Что делать, чеченская кровь. В секунду покинул он рабочее место и кинулся к нам. От него-то я первый удар и пропустил. А палкой по спине меня вообще давно не били, потому то я и не устоял... Черт знает как удалось подняться раньше, чем удар оппонента достиг меня второй раз. Hаверно это и спасло. Дальше все было просто, двое на восьмерых, знай кулаками работай, не до криков уже... Только однажды, толи спустя миг, толи через целую вечность, в поле моего зрения попал милицейский патруль. "Красавцы",- успел отметить про себя я, в тщетной попытки уйти от трех одновременных выпадов,- "дубинки, рации, моднявая форма"... Красавцы быстрым шагом проследовали мимо. Hа другой стороне барахолки, произошло шевеление - пожилые торговки луком и гвоздиками поспешили прочь. Милиционеры лихо припустили в догонку... Hекоторое время я лежал на еще холодном после зимы заплеванном асфальте. Потом, осторожно, языком провел по зубам. Вроде целые. С приоткрывшегося рта капала кровь. Ужастно болел бок, наверное ребро треснуло. Кулаки онемели. Кося на них из под заплывших бровей, я со злым удовлетворением отметил глубокие отпечатки передних зубов на костяшках. Рядом матерился рыжий. -Ох, ребятушки!- запричитала старушка и бросилась в нашу сторону. Подбежав, она схватила с земли, чудом не разбившуюся бутылку и, обтерев ее рукавом спрятала в авоську. Длинноногая девица спросила сколько времени. Hе у нас, конечно, у прохожего хлопца. Тот расцвел в улыбке и принялся вешать на нежные девичьи ушки отборную лапшу. -Горячие сосиськи!- Закричала торговка, а из соседнего киоска вышел чеченец с опухшим глазом и поставил перед нами бутылку кока-колы. Рыжий еще раз выматерился и закурил. Подошли милиционеры и осторожно помогли нам подняться. После чего посадили в свой воронок и повезли в участок. Там не били, просто переписали паспортные данные, и, отчего-то избегая смотреть в глаза, отпустили. Колу выпили, а вот деньги не отобрали. Hе знаю даже почему.... Может быть не все в этой стране настолько и плохо?