Хайди Райс
Аромат сладострастия

Глава первая

Кармел Рурк прислушалась. Из комнаты доносились звуки шагов.

Затаив дыхание, она прислонилась спиной к холодному кафелю стены ванной. Удары собственного сердца показались Кармел оглушительно громкими. Меньше всего девушке хотелось провести Рождество в тюремной камере.

На этот раз ее самонадеянная подруга Луиза серьезно промахнулась.

Впрочем, она сама во всем виновата. Как можно было довериться Луизе, которая вечно подбивает ее на всякого рода безрассудные авантюры, проча ей в награду то Пулитцеровскую премию, то какую-нибудь другую престижную журналистскую награду?

Она же знает Луизу как облупленную и, тем не менее каждый раз поддается на ее уговоры, хоть и дает себе зарок, что это в последний раз…

Звуки шагов в соседней комнате стихли. Мел бесшумно втянула в себя струйку воздуха и перевела дыхание.

За дверью раздался непонятный шорох и скрип кровати, после чего последовал характерный щелчок телевизора, а затем и позывные десятичасового выпуска новостей.

Похоже, журналистская фортуна повернулась к ней спиной, поняла Мел и, охваченная паникой, принялась оценивать собственные шансы в очередной раз выйти сухой из воды. Учитывая ситуацию, в которую она попала, крайне невелики. Как в здравом уме можно рассчитывать на то, что жилец отеля «Ритц», вернувшись вечером в свой номер, не пожелает принять перед сном душ и почистить зубы? Для этого должны возникнуть какие-то серьезные причины.

Мел оставалось лишь молиться, чтобы такие причины появились…


— Поверь мне, Мел… — эмоционально внушала ей Луиза. — Я ручаюсь, что это он. У меня нюх.

— Не думаю, — отозвалась она тогда. — Мне все равно, что ты там прочла в «Вог». Насколько мне известно, этот Девлин еще ни разу не появлялся на публике. И маловероятно, что он планирует в ближайшее время нарушить свое инкогнито. Известно, что отчасти именно в этом и кроется загадка столь небывалого коммерческого успеха его беллетристики. Человек, который делает себе имя на мистических детективах, не станет вредить своему удачно сложившемуся образу, соблазнившись на банальное интервью для такого глянцевого журнала, как наш «Ивнинг Лондон».

Но яд профессионального азарта уже производил свое пагубное действие на сознание Мел. Слишком велик был искус докопаться до истины и разобраться, кто скрывается за этим прогремевшим на весь мир псевдонимом и кто, произвел сенсацию в мире остросюжетной литературы. Уже пять лет этот вопрос не давал покоя горячим головам от журналистики. Но до сих пор — безуспешно.

Мифы вокруг человека, подписывавшего свои произведения именем Девлин, множились с каждым месяцем, а ясности не прибавлялось.

Желание стать первой в своей профессии, никогда не было чуждо Мел, вот настырной Луизе и удалось ловко использовать ее естественную тягу к славе. Как всякий скромный помощник редактора, Кармел верила, что однажды ей суждено испытать настоящий профессиональный триумф. Однако до последнего времени, невзирая на всю ее самоотверженность и старания, сколько-нибудь заметного успеха она добиться не сумела…

Девушки уже двадцать минут стояли в толпе покупателей и слушали сотрудника книжного магазина, выступавшего на презентации нового произведения, вышедшего из-под пера Девлина. Обычный в таких случаях набор: своеобразие авторского стиля, особая аллегорическая атмосфера, динамичность сюжета… Особенно впечатлила подруг восторженная фраза лектора об «эзотерической многозначной символике» автора, на что насмешница Луиза сказала с хулиганским присвистом:

— Во дает, глубоко капает! — А потом заговорщически зашептала: — Это точно Девлин собственной персоной. Провалиться мне на этом месте, если я ошибаюсь. Давай подойдем поближе.

Справедливости ради следует сказать, что именно Мел первая заприметила его. Но не как предполагаемого автора бестселлеров, а просто как привлекательного мужчину, стоящего среди книжных стеллажей и подозрительно равнодушного к царившему в книжном магазине ажиотажу.

Девушка еще удивилась крайней сосредоточенности этого высокого черноволосого господина в отлично сидевших на нем темно-синих джинсах, черных кожаных ботинках с высоким голенищем и в черном же свитере свободной вязки, ворот которого был широк настолько, что выглядывал красивый абрис ключиц.

Он смотрел на выступающего исподлобья, сложив на груди руки. Мел тогда почему-то подумалось, что глаза этого красивого, уверенного в себе мужчины должны быть непременно синего цвета, причем достаточно насыщенного, чтобы поспорить с холодными морскими глубинами. Но она сразу прекратила грезить, как только мужчина, видимо почувствовав на себе ее внимательный взгляд, повернулся к ней и, хмуро уставившись ей прямо в глаза, дал понять, что не любит быть объектом досужего любопытства.

Мел сконфузилась и обратила все свое внимание на лектора.

Но через некоторое время незнакомец вновь попал в поле зрения девушки, когда царственной походкой проследовал в дальний пустынный конец магазина. Он вышагивал так, как не ходят простые смертные — его величественная поступь, по ее мнению, свидетельствовала о наличии у ее владельца боговдохновенного таланта либо аристократической крови.

— Хлыщ, — прокомментировала Луиза, заметив заинтересованный взгляд Мел.

Так она обычно звала всех франтоватых и самодовольных представителей противоположного пола. Вкус Луизы, по сравнению с Мел, не отличался особой притязательностью, и ей нравились бойкие пареньки без затей.

— Нет, это совершенно точно не Девлин, — сказала, как отрубила, Мел.

— Интересно-интересно, — озадаченно зашептала Луиза. — Кто же это такой тогда, по твоему мнению? Не поклонник творчества автора, это определенно. Ты взгляни только на его суровое выражение лица… Не репортер, и это видно сразу. Да и я бы его непременно знала. И в литературной среде я его не встречала… Кто же он?

— Возможно, просто парень, который зашел в магазин купить себе, что-нибудь почитать, но оказался здесь не в самый подходящий час. Этим и объясняется его скептическое настроение, — растолковала самой себе его присутствие Мел.

Но удовлетворить Луизу столь бесхитростным объяснением оказалось невозможно.

— Тогда почему у него нет в руках никакой книги? Почему он не занял очередь в кассу, а бесцельно простаивал, слушая многозначительный вздор? И почему просто не покинул магазин, увидев, что здесь царит сутолока по неинтересному для него поводу? Ты можешь мне ответить на эти вопросы, Мел? — прошептала ей на ухо подруга. — Логика — мое сильное качество.

— Допустим, он приятель лектора и ждет, когда тот закончит, — предположила девушка.

— Нет-нет, — перебила ее Луиза. — Смотри, Мел… Он уходит. Это Девлин. Мы обязаны проследить за ним, — с этими словами она выдернула подругу из толпы и потащила за собой.

— Обязаны? — изумилась ее уверенности Мел. И как ни старалась, не смогла придумать ни единого аргумента против, пока они с Луизой бежали вниз по Пикадилли.

Через пять минут обе уже стояли напротив помпезного входа в отель «Ритц».

— Убедилась? Так-то вот! Простые туристы в подобных отелях не живут, — объявила Луиза.

— Нам повезло, что он не заметил преследования, — проговорила запыхавшаяся Мел.

— Жди здесь… Схожу на разведку, — распорядилась неунывающая Луиза.

— Ты что удумала? — испуганно воскликнула Мел.

— Спокойно… Есть одна идея.

— Остановись, — без всякой надежды окликнула ее Мел.

— Сто процентов, что это Девлин. Не знаю, откуда у меня такая уверенность, считай женская или профессиональная интуиция, — прошептала Луиза и отправилась в отель, а когда через короткое время вернулась, то взволнованно сообщила Мел. — Слава богу, сегодня портье — Колин…

— И кто такой Колин?

— Нормальный парень. Иногда от него можно получить любопытную информацию относительно постояльцев, — пояснила Луиза, недовольная тем, что ее перебили на самом интересном месте.

— И что же сказал твой Колин?

— Он сказал, что интересующий меня тип зарегистрировался под именем Демпси. И занимает… — ты не поверишь, Мел! — занимает королевские апартаменты. Въехал неделю назад и требует, чтобы его никто не беспокоил. У него дорогущий портативный компьютер, и еще он дает по двадцать фунтов на чай, — бойко отчиталась белокурая амазонка.

— И о чем это нам говорит? — хмуро поинтересовалась Мел.

— А ты не понимаешь?

— Нет, — покачала головой Мел.

— А ты подумай. Напрягись. Ну… Типичный инкогнито, — принялась терпеливо объяснять Луиза.