Лайза Хоган
Во имя любви

1

Лондон, наши дни


Возможно, если повезет, эта красавица, терпеливо ожидающая в кожаном кресле в вестибюле, наведет его на след колдуна.

Алекс Вуд внимательно изучал ее на экране монитора. Самая знаменитая принцесса мира Фелиса Маргерита Хелена да Романо Леонская бросила взгляд на наручные часики. Она сидела прямо, небрежно положив руку на подлокотник кресла. На лице ее застыла учтивая улыбка, однако Алекс подозревал, что даже в двадцатом веке особы голубой крови не привыкли, чтобы их заставляли ждать.

Он чуть усмехнулся. Ее предок, король Диего, не мог похвастаться таким терпением.

Алекс вытряхнул из пузырька две таблетки аспирина и запил их водой из графина, после чего повернулся к Питеру Дарку, своему личному секретарю. Питер был на редкость расторопен, несмотря на солидный возраст — уже под шестьдесят.

— Я бы предпочел избежать личной встречи.

Питер счел своим долгом напомнить шефу, что тот обещал принцессе встретиться с ней лично. Но Алекс и сам об этом не забыл и жалел об опрометчивых словах. Однако можно было надеяться, что Саймон Мортимер, его правая рука, окажется достаточно компетентен и удовлетворит любопытство особы королевской крови не хуже него. Чем с меньшим количеством высокопоставленных персон — и вообще людей со стороны — будет встречаться он лично, тем меньше вероятность, что его сфотографируют или упомянут о нем в прессе. А значит, долгое пребывание в одном и том же месте будет сравнительно безопасным. И можно продолжать жить под тем же именем, пока ближайшее окружение не начнет замечать, что он совершенно не стареет.

Современные технологии представляли для него большую опасность. Если не беречься, его живо разоблачат, и начнется «охота на ведьм» вроде той, что он испытал на себе в пятнадцатом веке, только немного иного рода…

Алекс пожал плечами, адресуя этот жест Питеру.

— С ней поговорит Саймон. Думаю, ее высочество просто хочет приобрести что-нибудь из моего собрания манускриптов для королевской библиотеки или исторического музея. Я слышал, она одна из главных его меценатов. В этом случае Саймон поможет ей не хуже моего. Он знает все о моей библиотеке и к тому же понимает, какого рода оплату я с удовольствием приму. Предпочтительно подлинники, но на худой конец сойдут и репринтные копии.

Копии или оригиналы рукописных книг, которые могут дать ему ключ к местонахождению колдуна Черного Барнабе и снятию проклятия.

— Конечно, сэр. Я прослежу, чтобы Саймон уделил принцессе максимум внимания.

Питер потер гладко выбритый подбородок — жест, символизирующий, что его одолевают раздумья, — и вышел из кабинета.

Хорошо еще Алексу так повезло с секретарем. Питер не только отличался исполнительностью, но и никогда не задавал лишних вопросов. Будет тяжело расставаться с ним, когда придет пора менять имя и место жительства.

Алекс повернулся в кресле и переключил изображение на мониторе. Через несколько секунд он увидел принцессу, входящую в конференц-зал. Саймон в черном мешковатом пиджаке приветствовал ее полупоклоном.

— Ваше высочество, леди Фелиса да Романо… Это большая честь для меня…

Стройная девушка с золотистыми волосами до плеч протянула ему руку для поцелуя, уверенным жестом подняв ее на нужную высоту.

— Рада вас видеть, мистер Вуд. Вам, должно быть, известно, какого труда мне стоило добиться встречи с вами.

Что за голос! У Алекса даже мурашки побежали по коже. Сродни бокалу холодного шампанского в жаркую пору. До сего дня ему приходилось видеть фотографии Фелисы, но они много проигрывали в сравнении с оригиналом. Английский принцессы был безупречен, ни следа акцента — давали себя знать годы учебы в Оксфорде. Но в тоне звучали властные нотки, по которым сразу становилось ясно: ваша собеседница не простая смертная… А одна из женщин, из-за которых мужчины совершают великие подвиги и великие глупости.

Ее звучный, чувственный голос, похоже, оказывал такой же эффект и на Саймона. Даже на экране было видно, как тот нервничает, как по его щекам разливается румянец. Еще бы, встретиться лицом к лицу с самой популярной из современных принцесс!

— Мне очень жаль разочаровывать вас, ваше высочество, — наконец произнес Саймон, — но я всего-навсего мистер Мортимер, главный хранитель библиотеки мистера Вуда и его первый помощник.

Принцесса приподняла тонкую соболиную бровь.

— Примите мои извинения. Я полагала, что мистер Вуд лично встретит меня. Ну что же, пойдемте.

Саймон изобразил улыбку — не очень убедительно, — но не нашелся, что сказать. Он вежливо указал в сторону приемной, с полупоклоном предлагая принцессе руку. Однако Фелиса уверенно зашагала впереди Саймона.

Алекс снова переключил изображение, на этот раз — на просторную приемную для особо важных клиентов. Там по обеим сторонам стола из черного пластика стояло только два стула.

Принцесс удивленно обернулась и встретилась взглядом с Саймоном.

— Мистер Вуд не собирается к нам присоединиться?

Алекс издал короткий смешок. Молодец, ваше высочество, схватываете на лету!

— Боюсь, что нет. Возможно, его секретарь дал вам неправильную информацию, в таким случае прошу извинить… Мистер Вуд — настоящий затворник и никогда не участвует в деловых встречах лично. Однако я его представитель с самыми широкими полномочиями и могу помочь вам практически в любом вопросе… Садитесь, пожалуйста, ваше высочество. Что предпочитаете? Кофе, чай, минеральную воду?..

— Спасибо, ничего.

Принцесса прошла к окну, игнорируя предложенный Саймоном стул. Алекс понял, на что она смотрит — на свой белый лимузин, припаркованный на VIP-стоянке, и на шофера, поджидающего около машины.

— Как уже сообщила, — произнесла принцесса, не оборачиваясь, — я прибыла сюда в расчете на личную встречу с мистером Вудом. Я проделала долгий путь из Леона, оставила на время все свои деловые и семейные обязанности, даже отдала телохранителю приказ ждать меня в вестибюле и не присутствовать на нашей встрече лишь из уважения к просьбе мистера Вуда «соблюдать полную конфиденциальность» в его офисе. — Она повторила фразу, которую каждый день употреблял Питер в разговорах с журналистами, учеными, коллекционерами — многочисленными посетителями знаменитого книжного собрания.

Скрестив руки на груди, принцесса наконец повернулась к Саймону.

— Я прекрасно знаю, какую должность вы занимаете, мистер Мортимер. Однако специалистом в области древних рукописных книг является именно мистер Вуд. И именно с ним я желаю встретиться. Это очень важно для меня.

— Я понимаю, ваше высочество, но, уверяю, я тоже неплохо разбираюсь в интересующем вас предмете. Моя специализация: Каталония и Леон двенадцатого — четырнадцатого веков…

— Я оставляю вам мои координаты. — Фелиса вынула из сумочки карточку и написала номер телефона, после чего положила ее на черный стол и для убедительности постучала по ней пальцем с перламутровым ноготком. — Если мистер Вуд захочет со мной связаться, он сможет сделать это в течение суток. В девять утра я вылетаю в Леон.

Она повесила на плечо стильную кожаную сумочку, кивнула мистеру Мортимеру без особой приветливости и направилась к двери.

— Пожалуйста, ваше высочество, подождите! Для мистера Вуда это тоже очень важно…

Но свою взволнованную речь Саймон вынужден был говорить принцессе в спину. Она была не из тех женщин, которые меняют свое решение. Алекс смотрел на экран и видел Фелису, шедшую по ковровой дорожке к дверям, взявшуюся за ручку двери… Саймон бросил отчаянный взгляд в угол, где находилась скрытая камера. В глазах его читался немой крик: «Я не виноват! Я сделал что мог, теперь помогите мне выпутаться!»

Черт возьми!

Алекс потянулся к телефону и набрал внутренний номер приемной. К счастью, принцесса замешкалась возле дверей, когда Саймон поднял трубку.

Сказав главному хранителю пару фраз, Алекс поднялся, выключил систему видеонаблюдения и вышел из кабинета. До приемной было недалеко — спуститься на этаж ниже, пройти мимо конференц-зала и стола, где обычно сидел Питер.

Еще за дверью Алекс услышал голос Саймона:

— Ваше высочество, мистер Вуд вот-вот подойдет. Он готов встретиться с вами лично…

— Благодарю, — ответила медовым голосом принцесса. — Меня удивляет только одно. Стоило мне сообщить, что я ухожу, как мистер Вуд тут же изменил свое решение, да?

— Я…. я предоставлю объяснить это самому мистеру Вуду.

Алекс вошел, и Саймон с заметным облегчением обернулся к нему. Направляясь к выходу, он сделал движение бровями, обозначающее, очевидно, все то же: «Я не виноват».