Александр Михайлович Кондратов
Адрес — Лемурия?

Глава первая
Океан четырех континентов

«Эритрейское море» — «Южный океан»

В эпоху Великих географических открытий корабли европейцев бороздили воды всех четырех океанов планеты. Но человек научился плавать в безбрежных океанских просторах задолго до этого. В Северном Ледовитом океане издавна ходили суда новгородцев и поморов. Тихий океан пересекали с запада на восток ладьи полинезийцев, а с востока на запад отправлялись в океан бальсовые плоты индейцев Перу и Боливии. Через Атлантику, от берегов родной Скандинавии до берегов Гренландии и Северной Америки, прошли отважные викинги. Правда, достижения всех этих мореходов Западной Европе были почти неизвестны. Европейцам пришлось открывать Атлантику и Тихий океан заново. Зато в Индийском океане они столкнулись с развитым мореплаванием — побережье «Эритрейского моря», «Южного океана», «Индийского моря», как именовали его древние и средневековые географы, было хорошо известно народам Азии и Африки, как и почти все острова, лежащие в океане. Ибо океан этот, окруженный четырьмя материками — Африкой, Азией, Австралией и Антарктидой, с глубочайшей древности был не пропастью между ними, а, наоборот, водной дорогой, соединяющей и объединяющей народы различных рас, языков, культур, традиций…

Здесь сама природа пошла навстречу людям. В теплых тропических водах Индийского океана и его морей, кишащих рыбой, можно совершать длительные плавания на самых простых суденышках или даже плотах, не подвергаясь опасности. В открытое море можно смело выходить, не страшась заблудиться; звезды под тропиками служат надежным ориентиром, карта звездного неба читается легко и четко. Вечерний бриз уносит судно в океан, дневной бриз гонит его назад, к родным берегам. Течения в океане удивительно постоянны, а там, где они меняются, перемены направлений происходят строго закономерно, как это бывает, например, при смене направлений муссонных ветров. Если же мореплаватели слишком далеко отошли от материка, они почти всегда могут удовлетворить голод и жажду кокосовыми орехами, в изобилии растущими на бесчисленных островах Индийского океана.

Индийский океан испокон веков был «морем мира», по нему шел обмен товарами и культурными ценностями. Традиция дружбы и сотрудничества сохраняется вплоть до наших дней: представители более чем двадцати государств совместными усилиями ведут изучение Индийского океана, его вод, его течений, фауны и флоры, наконец, рельефа и геологического строения загадочной «подводной страны», лежащей на дне «океана четырех континентов». Ведь до самого последнего времени, говоря словами известного океанографа Роджера Ревелла, поверхность Луны была нам знакома лучше, чем дно Индийского океана!

Подводная страна

Русские географические названия можно найти в самых разных уголках карты мира, будь то острова Россиян в коралловом архипелаге Туамоту, лежащем в жарких тропиках, или земли в Арктике и Антарктике. Есть они и на карте Индийского океана — на карте его дна, скрытого толщей вод. Советские океанографические экспедиции на судне «Витязь» внесли большой вклад в изучение подводной страны. На карте Индийского океана появляется желоб Витязя — так назвали узкую прямолинейную впадину длиной в 85 миль и глубиной порядка пяти с половиной километров, лежащую в центре океана и окаймленную высокими подводными хребтами. Еще большую глубину — около шести километров (а в длину — свыше тысячи километров!) — имеет другая глубоководная впадина, названная в честь советского дизель-электрохода желобом Оби. Впадина эта простирается вдоль подножия Западно-Австралийского подводного хребта, грандиозного сооружения, лежащего в 600 милях к западу от Австралийского материка (длина хребта — около 800 миль, ширина — до 300 миль, высота гор, его образующих, доходит до четырех с половиной километров).

Западно-Австралийский хребет — далеко не единственные горы на дне Индийского океана. Здесь открыто поистине удивительное сооружение, названное Восточно-Индийским хребтом. Представьте себе горный хребет высотой до четырех километров, который с поразительной прямолинейностью тянется вдоль 90-го градуса восточной долготы на протяжении пяти тысяч километров, начинаясь далеко на юге, под 35-м градусом южной широты, пересекая Индийский океан и заканчиваясь в Бенгальском заливе, под 10-м градусом северной широты!

И все-таки даже этот величественный горный хребет кажется «карликом» по сравнению со срединно-океаническими хребтами, опоясывающими нашу планету на протяжении 60 000 километров и являющимися, наряду с океанами и континентами, третьей крупнейшей формой рельефа Земли. Впервые эта система была открыта в Атлантике: по центру океана, от Арктики до Антарктики, простирается грандиозный подводный хребет. Вслед за тем подобные же хребты были обнаружены в Тихом, Индийском и Северном Ледовитом океанах. В начале шестидесятых годов нашего столетия было сделано крупнейшее открытие: Срединно-Атлантический хребет «стыкуется» со срединными хребтами Индийского океана. Значит, система срединно-океанических хребтов имеет планетарный характер.

«Индоокеанский» или «Срединно-Индоокеанский» — так называют весь хребет, расположенный в Индийском океане и являющийся одним из важных звеньев всей системы срединных хребтов планеты. Хребет этот состоит из трех ветвей, расходящихся в районе острова Родригес на северо-запад, юго-запад и юго-восток. В свою очередь, каждая из этих ветвей состоит из нескольких частей. Так, юго-западная ветвь образована Западно-Индийским и Африканско-Антарктическим хребтами (граница между ними проходит у островов Принс-Эдуард). Юго-восточная ветвь включает Центрально-Индийский хребет, который в районе островов Амстердам и Сен-Поль сменяется Австрало-Антарктическим поднятием. Северо-западную ветвь образуют Аравийско-Индийский хребет и отделенный от него разломом Оуэн Срединно-Аденский хребет. Зона разлома Оуэн представляет собой крупнейшую линейную структуру северо-западной части Индийского океана, длиной около 1500 миль. Северный конец этой зоны разлома — хребет Меррея — примыкает к подножию материкового склона Азии, возле пакистанского порта Карачи, а южный — хребет Чейн — находится в северном углу Сомалийской котловины.

В ходе исследований подводной страны, находящейся на дне Индийского океана, было открыто множество подводных гор. Такова, например, обнаруженная экспедицией на «Витязе» гора Афанасия Никитина, названная в честь ходившего «за три моря» тверского купца. Ширина основания горы — около 250 метров, высота — порядка трех с половиной километров. Склоны очень круты — до 20 градусов. Гора Афанасия Никитина — это целый горный массив, вероятно, вулканического происхождения, скрытый слоем воды толщиной в полтора километра.

Ушедшие на дно

Грандиозные подводные хребты, связанные с планетарной системой срединно-океанических хребтов, вроде Аравийско-Индийского или Африканско-Антарктического… Горные системы, существующие самостоятельно, как отдельные образования, вроде Восточно-Индийского хребта или Западно-Австралийского… Величественные подводные горы, вроде горы Афанасия Никитина… Не являются ли эти горы и хребты — или хотя бы часть из них — ушедшими на дно Индийского океана остатками огромного материка, существовавшего здесь миллионы лет назад? А острова, и по сей день возвышающиеся над водами океана, — не обломки ли это погибшего материка, «Атлантиды» Индийского океана?

Этой мыслью ученые задавались задолго до того, как начался океанологический «штурм» глубин океана. Однако и до того, как ученым удалось «заглянуть» сквозь толщу океанских вод и пробурить многометровые слои осадков, скопившихся на дне за десятки миллионов лет, наиболее пытливые и смелые из них делали попытки заглянуть «в глубины веков и вод», чтобы узнать историю океана. Одним из таких ученых был Чарлз Дарвин — еще в ту пору, когда он, молодой натуралист, путешествовал на борту корабля «Бигль». И первым толчком к созданию гипотезы о том, что погружения океанского дна могут достигать сотен и даже тысяч метров, были его наблюдения, проведенные в северо-восточной части Индийского океана, на коралловых островах Киллинг (или Кокосовых).

Загадку происхождения атоллов пытались решить и до Дарвина. Ближе всего к истине подошел поэт, натуралист, этнограф и географ Адальберт Шамиссо, полагавший, что «кругообразные купы островов суть плосковершинные горы, круто поднимающиеся из глубин моря; подле оных нельзя лотом достать дна». На вершинах этих подводных гор и растут кораллы. Однако Шамиссо считал, что кораллы могут жить на больших глубинах, «наращивать» остров — коралловую постройку — не только на мелководье, но и в океанских пучинах. Чарлз Дарвин и капитан «Бигля» Фицрой провели тщательные промеры глубин «на внешней, крутой стороне атолла Киллинг», покрывая лот слоем сала…