Сосинский Сергей
А тому ли памятник поставили (Саратов в жизни видного эсера В М Чернова)

Сергей СОСИНСКИЙ, сотрудник "Московских новостей",

внук В.М. Чернова, специально для "Настоящего Саратова"

А тому ли памятник поставили?

Саратов в жизни видного эсера В.М. Чернова

С Саратовом связаны два периода в жизни лидера и теоретика эсеровской партии Виктора Михайловича Чернова.

Один период длился почти десятилетие, второй - всего несколько месяцев. Оба периода относились к решающим в судьбе Чернова.

Время учебы в школе для Чернова выпало на восьмидесятые годы XIX века. В истории российского революционного движения эти годы считаются временем застоя и реакции. Сам Чернов в своих воспоминаниях называет их тусклым временем.

Однако именно в эти годы шли подспудные процессы, приведшие к вызреванию тех сил, которые в 1917 году сметут царскую власть. И эти процессы шли особенно интенсивно в провинции, куда царские власти недальновидно направляли многих арестованных революционеров.

Так, в Саратове, куда он приехал учиться в гимназии из Камы-шина, Чернов впервые вплотную столкнулся с деятелями революционного движения В.А. Балма-шевым, уже тогда ветераном революционного движения М.А. Натансоном и членом действующей революционной организации Сабунаева А.В. Сазоновым.

Вот как Чернов описывает город в то время: "В Саратове был в то время уже вполне прилично выглядевший центр вокруг отличного бульвара, получившего из-за густо растущих там лип имя Липки; когда липы цвели, он был полон самых нежных благоуханий. К Липкам примыкала сеть главных четырех-пяти улиц, изобиловавших очень приличными магазинами".

Именно в Саратове начали формироваться революционные взгляды Чернова, именно здесь он прошел через отказ от толстовства, имевшего большое влияние в те годы, именно в этом городе прошел через "кружковщину" и попытался скрыться от жандармов во время ареста А.В. Сазонова.

Учеба Чернова в Саратове окончилась в 1891 году, когда он вынужден был уехать, чтобы продолжить образование в Юрьеве (Дерпте, ныне Тарту в Эстонии).

После окончания гимназии в Юрьеве Чернов вернулся в Поволжье и, проезжая через Саратов, стал свидетелем холерных беспорядков.

Второй "саратовский" период в политической карьере Чернова продлился лишь несколько месяцев и был связан с началом Гражданской войны в России.

После разгона Учредительного собрания большевиками в январе 1918 года, в подполье в Москве в мае был проведен восьмой совет эсеровской партии, на котором было решено перенести центр сопротивления большевикам в Поволжье. Чернов сразу направился в Саратов, что оказалось ошибкой, чуть не стоившей ему жизни и вычеркнувшей его изполитической жизни России на несколько месяцев.

В Саратове с 16 по 19 мая произошло восстание против большевистской власти. Но оно было подавлено, как и в других местах, силами моряков, латышскими и венгерскими частями и др. По официальным публикациям, ЧК расстреляла более 1500 мужчин и женщин в овраге под Саратовом в 1918-1919 гг. Хотелось бы узнать: известно ли это место нынешним жителям Саратова?

Чернов приехал в Саратов вскоре после подавления восстания и провел там, по-видимому, несколько месяцев, укрываемый верными друзьями, и предпринимая попытки пробраться в Самару.

В это время происходили события, связанные с чехословацким корпусом. Чехи легко захватили Самару 8 июня, и в этом городе был образован Комуч, правительство, состоящее из представителей, избранных народом. Была также образована армия Комуча, добившаяся, вместе с чехами, невероятных успехов. За короткий период была освобождена большая часть Поволжья, Урал и вся Транссибирская магистраль, был захвачен золотой запас России в Казани. Лишь Саратов, где скрывался Чернов, оставался в руках большевиков.

Надо сказать, что пребывание Чернова в подполье в Саратове отрицательно сказалось на ситуации в Самаре. Если бы Чернов оказался в Самаре в этот решающий период, возможно, успехи Комуча были бы более долговечными. Так, когда Чернову наконец удалось добраться через фронт в Самару, он сразу же окунулся в политическую жизнь Комуча и сумел обеспечить поддержку местного крестьянского съезда.

Историки стараются не думать о том, что было бы, если бы. Все же, что было бы, если бы большевикам не удалось переломить ход военных действий против войск Комуча? История России могла пойти совсем другим путем. Ведь Комуч представлял собой ту "третью силу", о которой писал Чернов и которая могла направить страну по разумному пути. К сожалению, экстремисты с обоих сторон уничтожили эту возможность.

Тяга русского народа к палачам, по-видимому, непреодолима. Не Дзержинский, так Столыпин!

Да, Столыпин был крупным государственным деятелем, но был и палачом революции 1905 года. Нужно ли было ставить памятник столь спорной фигуре в Саратове? Может быть, лучше вспомнить о более гуманной, более либеральной, более демократичной альтернативе, которую воплощал собой Виктор Михайлович Чернов?