Авиация и время 1996 01


СОДЕРЖАНИЕ

Первый лайнер Туполева

ПС-9

АН-14 на воздушной подушке

Жаркое небо Афганистана, часть VI

Корейский дебют "Скайрейдера"

Обязать товарища Водопьянова…

Удар Маха



Первый лайнер Туполева


Владимир Г.Ригмант, Владимир Р.Котельников/ Москва

Изображение к книге Авиация и время 1996 01

Первый экземпляр АНТ-9 готов к перелету по европейским столицам. Москва, июль 1929 г. Самолет был окрашен в серебристый цвет, окантовка окон - черная, мотогондолы, коки винтов, законцовки крыла и оперения, а также все надписи - красные

Инициатива военных

27 октября 1927 г. Управление ВВС (УВВС) РККА направило в ЦАГИ письмо с предложением взяться за создание пассажирского самолета со следующими основными характеристиками: скорость -до 190-195 км/ч, потолок - 4500-5000 м, экипаж - 3 человека, полезная нагрузка -700-750 кг. Зачем ВВС понадобилась такая машина? Во-первых, в стране отсутствовала база для формирования военно-транспортной авиации: ВВС имели лишь десяток изношенных Ju 13, а самолеты, которые можно было в случае войны мобилизовать из гражданского воздушного флота, мало годились для переброски войск и специальных грузов. На втором плане стояла более оригинальная задача: создать «бомбардировщик 3-го класса», т.е. пассажирский самолет, способный при необходимости превратиться в ударный. Такая машина являлась бы этаким авиационным аналогом вспомогательного крейсера в военно-морском флоте -быстроходного торгового судна, оснащенного временным вооружением.

Однако АГОС* ЦАГИ (так в то время именовалось туполевское КБ), перегруженный созданием боевых самолетов, тогда не взялся за эту работу. Но в марте 1928 г. на коллегии ЦАГИ Туполев сказал: «В настоящее время обстановка изменилась. Вопрос о благоприятных условиях для пассажирской машины сложился из того, что мы можем, одновременно строя разведчик, дать в производство и эту машину». Многомудрый Андрей Николаевич задумал тот ход, который он впоследствии с успехом применял неоднократно: построить гражданский самолет на базе военного. Основой должен был стать «крейсер» Р-6.

*АГОС - авиация, гидроавиация и опытное строительство.

9 апреля на совещании представителей руководства военной и гражданской авиации Туполев продемонстрировал эскизный проект трехмоторного цельнометаллического высокоплана. Подобная схема тогда широко применялась для пассажирских машин, для которых главным требованием всегда была безопасность полета. Так же компоновались голландский «Фоккер» F VII/Згп, американский «форд 5-АТ», по три мотора несли G 24 и G 31 фирмы «Юнкере».

АГОС предложил заказчикам на выбор три варианта самолета: один с тремя французскими двигателями «Титан» фирмы «Гном-Рон» и два с комбинацией из двух американских «Уирлуинд» J-4 фирмы «Райт» и одного английского «Юпитер» фирмы «Бристоль». Варианты отличались полезной нагрузкой. Согласно заданию УВВС, в проект закладывалась возможность переделки машины для военных целей.

Совещание одобрило проект Туполева. Однако включить самолет в план ЦАГИ оказалось невозможно, т.к. он был уже переполнен, поэтому нашли обходной путь. Официальным заказчиком стала «Комиссия по организации пассажирского самолетостроения», образованная по приказу УВВС от 12 июня из представителей ВВС, «Добролета», ЦАГИ, «Осоавиахима» и Авиатреста. Председателем ее стал заместитель начальника УВВС Я.И.Алкснис. Военные выделили половину необходимых денег, а остальные добавили поровну «Добролет» и «Осоавиахим».

Изображение к книге Авиация и время 1996 01

Очередное достижение советского самолетостроения. Москва, Красная площадь, 1 мая 1929 г.

Всего набрали 100000 рублей. Проектирование самолета, получившего обозначение АНТ-9, решили считать внеплановым и проводить в сверхурочное время. На выполнение каждого этапа оформляли трудовые соглашения, по которым и платили деньги. Формально это делалось по трем договорам, заключенным ЦАГИ с организациями, финансировавшими проект. Опытный экземпляр должен был быть готов к 1 мая 1929 г.

Эскизный проект выглядел столь внушительно, что в июле 1928 г. новый самолет уже включили в 5-летний план развития гражданской авиации. В 1928-1932 гг. собирались выпустить ни много-ни мало: 148 АНТ-9, оснастив ими не только «Добролет», но и две другие авиакомпании, существовавшие тогда в стране - «Укрвоздухпуть» и «Дерулюфт».

Со сборочного цеха -на Красную площадь

К началу июля модель самолета уже продули в аэродинамической трубе, а в начале сентября приступили непосредственно к конструированию. Общее руководство осуществлял А.Н.Туполев, ведущим инженером проекта являлся А.А.Архангельский, он же разрабатывал фюзеляж и пассажирскую кабину. Крылом занимался В.М.Петляков, шасси -А.Н.Путилов, оперением - Н.С.Некрасов, мотоустановками - братья Е.И. и И.И.Погос-ские, общую увязку осуществлял Б.М.Кон-дорский. 24 сентября на стол легли окончательные чертежи общего вида.

Стремительным темпам создания АНТ-9 способствовало то, что конструкторы целиком использовали отъемные части крыла и оперения Р-6. Заново фактически делали только фюзеляж с центропланом, шасси и мотоустановку. Фюзеляж с поперечным сечением, близким к прямоугольному, изготавливался из кольчугалюминия. Обшивка была гофрированной, причем в хвостовой части несла часть нагрузки. Силовой набор усиливался диагональными кольчугалю-миниевыми лентами-растяжками. В фюзеляже размещались: закрытая кабина для двух пилотов и бортмеханика, пассажирский салон на 9 мест, гардероб и два багажных отделения. Верхом комфорта выглядело наличие на борту туалета - в конце 20-х такая роскошь имелась далеко не в каждом доме, а тут - в воздухе!

Центроплан изготавливался отдельно i от фюзеляжа и крепился к его верхним * лонжеронам четырьмя узлами. Он имел мощный силовой набор из четырех лонжеронов, сваренных из труб, и ферменных нервюр. Нервюры дополнительно соединялись между собой расчалками.

Шасси было пирамидальной схемы, двухколесное. Каждая пирамида состояла из полуоси, раскоса и вертикальной стойки с амортизатором (из резиновых пластин). Полуоси и раскосы крепились к нижнему лонжерону фюзеляжа, а стойка -к переднему лонжерону центроплана. Шасси изготавливалось целиком из импортной хромоникелевой стали.

При выборе варианта мотоустановки остановились на трех двигателях «Титан» по 230 л.с. Все моторамы имели резиновые буферы для поглощения вибрации. Топливо размещалось в крыльевых баках.

Деревянные двухлопастные винты изменяемого шага проектировались в ЦАГИ.

В октябре туполевцы закончили полноразмерный макет АНТ-9, который 2 ноября предъявили макетной комиссии. Не забыли и о том, что «первую скрипку» в этом предприятии играет УВВС - в декабре АГОС переслал военным первые предложения о вооружении бомбардировочного варианта. Размещение стрелковых точек копировало немецкий JuG 1: две турели на фюзеляже - спереди и сзади, и выдвижная башня внизу. Бомбовое вооружение бралось по типу ТБ-1. В феврале 1929 г. УВВС одобрило эти предложения и потребовало внести соответствующие изменения в макет.

В это время в ЦАГИ начали изготовление фюзеляжа и крыла опытного самолета. В марте приступили к прочностным испытаниям. В апреле договорились с Авиатрестом о запуске в серию еще ни разу не летавшего АНТ-9. Многое пришлось приобретать за рубежом. Так, в Германии заказали всю систему освещения, аккумуляторы, некоторые приборы (заказывались также в США), ткань и искусственную кожу для отделки салона, половички, стекла пилотской кабины.

Изображение к книге Авиация и время 1996 01

Первый экземпляр АНТ-9 на испытаниях в НИИ ВВС

О креслах договорились с фирмой «Дорнье». Туполеву очень понравились плетенные из прутьев кресла самолета «Меркур», летавшего на линиях «Укрвоздухпути». Задержки импортных поставок серьезно тормозили сборку. Моторы прибыли с опозданием натри месяца, причем без глушителей. Колеса из Франции привезли вовремя, но меньшие по диаметру -сотрудники торгпредства в Париже перепутали размер. 27 марта Комиссия решила, что терпеть больше нельзя, и дала «добро» на отделку самолета отечественными материалами вместо так и не прибывших иностранных, однако постановила считать эту меру временной.

30 апреля, наденьранше срока, опытная машина была готова. По внешнему виду самолет не уступал продукции именитых заграничных фирм. В салоне располагались девять плетеных камышовых кресел - этакий дачный интерьер. Их сделал один подмосковный заводик - получилось не хуже, чем у немцев. С вентиляцией поступили просто: все окна пассажирской кабины открывались - как в трамвае!