Актуализация памяти. Литературные премии Японии

Первая литературная премия появилась в Японии в 1893 году [1], всего лишь на двенадцать лет позже учреждения Пушкинской премии в России. Как и везде, институт литературной премии возник в Японии практически одновременно с зарождением развивающегося книжного рынка современной литературы. И хотя первая премия была учреждена для поощрения авторов лишь исторических произведений, тем не менее в ее жюри вошли крупнейшие писатели и литературтрегеры того времени: Сёё Цубоути и Коё Одзаки[2].

Такое начало можно счесть вполне закономерным, ведь японская письменная литература началась именно с исторических памятников — “Кодзики” и “Нихонги”[3], которым теперь отведено почетное место в классическом литературном каноне.

Литературный канон отдельно взятой нации историчен априори, по своей сути он — память национальной литературы, нечто вроде молекулы ДНК. Для фиксации, хранения и воспроизведения информации используются разные канонизирующие механизмы: статичный и динамичный. Говоря об этих основных механизмах литературной канонизации, историк японской литературы Эдвард Мэк определяет институт литературной премии именно как динамичную систему[4]. Можно сказать, что литературная премия функционирует как музей: с одной стороны, она поддерживает существующий канон (бывшие лауреаты премий и их тексты формируют “постоянную экспозицию” музея), с другой — институт премии является механизмом обновления канона: благодаря премиям коллекция литературных экспонатов постоянно пополняется. В случае с крупными престижными премиями каждое такое обновление создает медийный повод, подстегивает интерес широкой публики к национальной литературе, заново легитимизируя ее существование. Собственно, в этом и проявляется динамичность данного механизма.

Однако в условиях общемировой экономики культурных практик с ее концепцией “заменяемой” культуры “одноразового пользования”[5], многие премии (равно как и многие музеи) на фоне непрекращающегося процесса изъятия форм художественной культуры из повседневного обращения грешат “недифференцированным собирательством артефактов”[6], которое узаконивается неоспоримым профессиональным авторитетом самих “собирателей” или, говоря иначе, компетентных экспертов.

Нодзоми Омори, автор “Нападок на литературные премии” — своеобразного путеводителя по литературным премиям, пишет в одной из своих максим: “Читать произведения лауреатов дебютных премий — все равно что играть в лотерею” [7]; и еще через несколько страниц: “Понимание того или иного выбора, сделанного в рамках литературной премии, доступно лишь через отождествление себя с теми, кто входит с состав Комитета” [8]. Впрочем, пресловутая “случайность” выбора может быть отчасти компенсирована количеством премий, а также их разнообразием.

В Японии, к слову, общее количество премий превышает пятьсот. (Для сравнения — в путеводителе “Литературные премии России” перечислено около семидесяти литературных премий, десять из которых относятся к дореволюционному и советскому периоду [9].) Премии учреждаются издательствами, редакциями журналов, различными обществами, фондами и административными образованиями; например, премия Сэя Ито была учреждена в 1990 году муниципалитетом г. Отару, родного города писателя, и компанией “Хоккайдо симбунся”. Премия присуждается в двух номинациях: художественное произведение и литературоведческое исследование. Призовой фонд — 1 млн. иен.

Большинство японских премий в отличие от западных признают только “одноразовое” лауреатство. То есть получить одну и ту же премию дважды — невозможно.

Зачастую премии разных учредителей конкурируют между собой (как, впрочем, и сами учредители), меряются статусностью, которая во многом зависит от состава жюри. Вероятно, именно этим объясняется тот факт, что в жюри разных премий попадают одни и те же люди. Так, например, Синтаро Исихара [10]с 1992 по 2007 годы входил в комитет премии Юкио Мисимы, учрежденной издательством “Синтёся” [11], а в 2009-м — в комитет премии Акутагавы, учрежденной издательством “Бунгэй сюндзю” [12]. Премия имени Юкио Мисимы существует с 1988 года. Присуждается ежегодно во второй декаде мая за новаторское письмо авторам прозаических, поэтических, литературоведческих и драматургических произведений. Призовой фонд — 1 млн. иен. Премия имени Рюноскэ Акутагавы считается самой престижной из присуждаемых дебютантам и неизвестным авторам. Учреждена в 1935 году в память о выдающемся японском писателе. Призовой фонд — 1 млн. иен. Премии удостаиваются произведения “дзюнбунгаку” (“чистая литература”) — принятое в японском литературоведении общее обозначение для прозаических, поэтических и драматургических художественных произведений, противопоставляемых произведениям массовой или развлекательной литературы.

Писательница Ёко Огава [13]в 2009 году была членом жюри сразу обеих премий. Здесь необходимо пояснить, что премия Мисимы изначально была создана как аналог премии Акутагавы и традиционно соперничает с ней в жанре “дзюнбунгаку”. В области массовой литературы у обоих издательств также есть конкурирующие премии: премия Сюгоро Ямамато[14] и премия Наоки[15], соответственно. Вообще, если говорить о спектре премируемых жанров, то возникает ощущение, что в Японии существуют премии практически для любого жанра. Например, в 2006 году газета “Маинити” учредила премию “Большой мобильный роман” за произведение, написанное на мобильном телефоне.

Премии дифференцированы не только по жанрам, но и по степени известности авторов, а также по способу отбора произведений. В настоящее время в Японии более пятидесяти дебютных премий, которые присуждаются по результатам открытого конкурса. Существуют и “закрытые” дебютные премии — например, упомянутая выше премия Акутагавы, присуждаемая дважды в год. Самой престижной премией для признанных авторов считается премия Номы[16]. Есть также премии для “известных, но непризнанных” — к этой категории можно отнести, например, премию Тайко Хирабаяси, просуществовавшую с 1973-го no 1997 год. Эта премия была учреждена по завещанию писательницы и ориентировалась на “тех, кто отдав себя без остатка литературе, не получил должного признания”. С 1989 года куратором премии было влиятельное издательство “Коданся”.

Призовые фонды премий существенно различны. Скажем, лауреат премии “Гран-при роман Поплар” [17]получает приз в двадцать миллионов иен (около 250000 долларов по нынешнему курсу), а тот, кому досталась премия имени Кэндзабуро Оэ[18], вовсе не получает денежной награды. Размер денежных призов подавляющего большинства известных премий колеблется от 500 тыс. до 2 млн. иен. У некоторых премий есть свои эмблемы и символы. Так, к примеру, лауреату премии Кёка Идзуми вручается зеркало — аллюзия на псевдоним писателя, первый иероглиф которого (“кё”) имеет значение “зеркало” — престижная премия учреждена муниципалитетом города Канадзава в 1973 году в честь столетнего юбилея со дня рождения писателя и присуждается ежегодно. Призовой фонд — 1 млн. иен. Премией награждают, как правило, за определённое произведение, однако отдельные авторы были удостоены премии за вклад в японскую литературу.

Количество и степень специализации премий — признак литературоцентричного общества с динамичной литературной жизнью и агрессивным литературным рынком, стратегическое развитие которого, а также динамика взаимодействия различных игроков, конечно, не могут не влиять на институт литературной премии. Тем не менее сопутствуя современной литературе практически со дня ее основания, этот своеобразный динамичный канон[19], как уже говорилось, формирует память современной литературы и обеспечивает культурную преемственность. Составителям номера хотелось дать читателям возможность увидеть это самим.

Именно поэтому в данном разделе публикуются произведения трех представителей довоенной японской литературы — Кёка Идзуми, Сэя Ито и Тайко Хирабаяси, ранее почти не переводившихся на русский язык. Именами этих писателей названы Не очень крупные, но солидные [20]литературные премии, лауреатами и членами жюри которых в разные годы были некоторые из авторов, представленных в данном номере.

Примечания

1

Премия газеты “Ёмиури” за исторический роман и пьесу.