Авиация и космонавтика 2010 01


968-й Севастопольский Краснознаменный ордена Суворова III степени исследовательско-инструкторский смешанный авиационный Полк


Изображение к книге Авиация и космонавтика 2010 01

25 июня 1941 г. на аэродроме Чкаловская из кадров НИИ ВВС КА по личному указанию Сталина был сформирован 402-й истребительный авиационный полк особого назначения. Командиром полка был назначен известный летчик-испытатель подполковник П.М.Стефановский.

Идея сформировать авиаполки из летчиков-испытателей принадлежит СП. Супруну, который обратился с таким предложением к Сталину. В книге Стефановского «Триста неизвестных» приводится следующий диалог:

- Это очень хорошо, - произнес Сталин, - что испытатели готовы помочь нам на фронте. Но одного полка мало.

- Можно поручить моему другу подполковнику Стефановскому, - ответил Супрун, - организовать еще один полк истребителей.

- Все равно мало. Войне нужны десятки, сотни полков. Постарайтесь организовать в НИИ возможно больше добровольцев.

Решение о создании шести авиаполков летчиков-испытателей было принято в Кремле 23 июня, а приказ Наркома обороны подписан 27-го. Формирование двух истребительных полков на МиГ-3 (401-й иап и 402-й иап), двух бомбардировочных на Пе-2, одного штурмового на Ил-2 и одного дальнебомбардиро-вочного на ТБ-7 (личный состав последнего - 411-го БАПОН - из-за нехватки техники распределили по другим полкам) началось уже вечером 23 июня. В состав этих частей, получивших категорию «особого назначения», вошли 303 человека из числа лучших летчиков, штурманов, инженеров, техников, механиков, политработников НИИ ВВС, а также из представителей НКАП.

Днем рождения первых двух истребительных авиационных полков особого назначения 401-го и 402-го, оснащенных самолетами МиГ-3, стало 25 июня 1941 г. Командиром 401-го полка стал Супрун, 402-го - Стефановский.

Недостатка в добровольцах не было, но 705-я авиабаза НИИ ВВС, откуда в первую очередь комплектовался летный и технический состав, неохотно расставалась с нужными ей специалистами. То же самое наблюдалось и в отношении летчиков-испытателей Наркомата авиационной промышленности.

Более оперативно сработало Главное политическое управление РККА, приславшее на должности комиссаров эскадрилий и полков выпускников Военно-политической академии. Новые самолеты без промедления перегонялись с авиазаводов на подмосковный аэродром Чкаловский, но их было мало. Не меньше проблем оказалось и с получением необходимых материально-технических средств, вещевого имущества, продовольствия. Из-за бюрократических проволочек люди вынуждены были отправляться на фронт в изношенном обмундировании, ветхой обуви. Но, несмотря на некомплект личного состава и нехватку боевой техники, через пять дней оба полка убыли на фронт.


Изображение к книге Авиация и космонавтика 2010 01

Первый командир полка П.М. Стефановский


Местом дислокации 402-го авиаполка первоначально определили аэродром Крестцы на Северо-Западном фронте, в пяти километрах от Пскова. Туда, для обеспечения приема летного эшелона, в 4 часа утра 30 июня 1941 г. на «Дугласе» вылетела передовая команда во главе со старшим инженером полка Иваном Лазаревым и заместителем начальника штаба полка капитаном Сергеем Осипенковым. В первый же день ей пришлось в полной мере испытать на себе все фронтовые «прелести», вызванные несовершенством управления и несогласованностью действий различных служб.

При подлете к аэродрому посадки транспортный самолет был обстрелян своей зенитной артиллерией. Хорошо, что от четырех попаданий в самолет никто не пострадал. Во второй половине дня на их глазах неизвестный самолет обстрелял появившийся МиГ-3 другого полка. Ответной очередью истребителя атакующий был сбит. Им оказался бомбардировщик ДБ-3, экипаж которого впервые встретился с новым типом самолета. Все спаслись на парашютах. Чуть позже своим же истребителем был обстрелян скоростной бомбардировщик СБ. Три случая «дружественного обстрела» на одном аэродроме - даже для бывалых фронтовиков многовато… Самое же тягостное впечатление первого фронтового дня было вызвано безнаказанными полетами немецкой авиации в районе аэродрома. Одиночные Ju-88 и

Не-111 неоднократно сбрасывали бомбы с высоты двухсот метров. Истребители находившегося здесь полка несколько раз пытались их атаковать, но огонь ими открывался неприцельно, с больших дистанций и оказывался безрезультатным.

Помимо перечисленных «боевых» эпизодов, неприятным сюрпризом оказалось известие, что аэродром уже занят другим истребительным полком, а «гостей» никто не ждал. Пришлось срочно связываться с вышестоящим командованием и выяснять дальнейшие планы. К исходу дня из штаба фронта поступило распоряжение: ввиду занятости аэродрома, 402-му иап перебазироваться на аэродром ж.д.станции Идрица Псковской области. На следующий день рано утром наземная команда на пяти автомашинах выехала в указанный район. Хотя расстояние составляло всего сто пятьдесят километров, к месту назначения добрались только ночью. Ведущий колонны, представитель штаба фронта, заблудился и завез совсем в другую сторону. Кончилось горючее. Пока сориентировались, пока заправились - день на исходе.

30 июня в 17 часов 12 истребителей полка взлетели из Крестцов. Лидировал группу на Пе-2 летчик-испытатель И.Пискунов. Перелет выполнялся с промежуточной посадкой в Мигалове (Калинин), где пилоты самостоятельно произвели дозаправку и осмотр материальной части, чем в немалой степени удивили местных авиаторов. Вылет из Мигалова несколько раз откладывался по метеоусловиям в районе посадки. Наконец «добро» было получено. После взлета погода по маршруту ухудшилась, резко сократилась горизонтальная видимость. Увидев впереди крупную железнодорожную станцию, Пискунов начал заход на посадку. Станция, как выяснилось, называлась Пустошка, до Идрицы оставалось еще десять минут полета. На свой первый фронтовой истребители аэродром садились на последних каплях бензина.

Полк вошел в состав 57-й смешанной авиационной дивизии, но статус «особого назначения» возлагал на командира подполковника Сте-фановского не только полную ответственность за выполнение поставленной задачи, но и право на полную самостоятельность в принимаемых решениях и действиях. Получая боевые задания, Петр Михайлович сам решал как и какими силами его выполнять. Боевая работа началась на следующий же день: разведка, патрулирование, сопровождение бомбардировщиков и штурмовиков, прикрытие наземных войск и железной дороги Идрица - Себеж.

Первый боевой вылет звена старшего лейтенанта Константина Шадрина оказался безрезультатным. На исходе дня 1 июля несколько вражеских бомбардировщиков без всякого прикрытия предприняли налет на станцию Идрица. Наши истребители открыли огонь, но дистанция была слишком большой и противник ушел без потерь. Вскоре в районе ж.д. стан-ции появились два истребителя Bf.110. На перехват взлетели майор Константин Груздев и капитан Борис Бородай. Они рассекли боевой порядок пары 110-х, навязав противнику индивидуальные бои. Бородай своего визави повредил, а Груздев сбил, открыв боевой счет самого результативного в истории ВВС Советского Союза истребительного авиационного полка.


Изображение к книге Авиация и космонавтика 2010 01

Летчик А. Прошаков в первые месяцы войны уничтожил восемь самолетов противника


Изображение к книге Авиация и космонавтика 2010 01

Капитан Б. Бородай у истребителя МиГ-3


Изображение к книге Авиация и космонавтика 2010 01

Летчики 402-го иап, осень 194] т.


2 июля полк в основном был собран. Личный состав разместился в сараях на аэродроме, штаб - рядом с командным пунктом авиадивизии. Утром из-за облаков (нижний край - сто метров) неожиданно вывалился Не-1 1 1, который, сбросив на аэродром четыре бомбы, сразу же скрылся в облачности. За день летчики полка выполнили 36 самолето-вылетов. Летчики сразу отметили, что истребители противника, если они не имели явного численного преимущества, чаще всего уклонялись от боя: пикировали до высоты 40-50 м и на бреющем уходили в западном направлении. К аналогичному выводу пришли летчики многих авиаполков ВВС Красной Армии - не такими уж и «крутыми», как их ныне расписывают, на самом деле были «асы» люфтваффе.

В ночь со 2 на 3 июля над аэродромом появились два вражеских разведчика. Сбросив осветительные ракеты и проведя аэрофотосъемку, они беспрепятственно удалились. Летчики полка не были подготовлены к боевым действиям в ночных условиях, а зенитная оборона аэродрома состояла из одной счетверенной пулеметной установки.

По результатам ночной разведки одиночные Ju-88, Не-1 11, Bf. 109 до полудня 3 июля пытались атаковать аэродром, но все налеты были успешно отражены истребителями. В течение дня группами продолжали прибывать МиГ-3. К вечеру в Идрице сосредоточилось 23 истребителя, но пять из них были небоеготовы. В 17.00 поступило распоряжение: перебазироваться на новый аэродром в Великие Луки.