Константин Крылов
Абсолютное право

Теперь от той ясности осталась разве что точная дата: шестьдесят лет. Всё остальное подёрнулось туманом. Теперь нам говорят, что точное число погибших неизвестно — ясно только, что их было много больше, чем нам говорили. Нам говорят, что это не враги напали на нас, а мы собирались напасть на них. Что освобождённые нами страны, оказывается, были нами не освобождены, а оккупированы. Что мы творили какие-то неслыханные бесчинства на территории Европы. Что лучше бы мы никого не побеждали, да и вообще не появлялись на свет.

Говорят нам это потомки тех, с кем мы воевали вместе. И потомки тех, кого мы победили. И те, кто сейчас открыто солидаризуется с тем врагом, которого мы считали поверженным навсегда. И те, кто был обязан нам своим существованием, а теперь предпочитает об этом не вспоминать. И даже те, кто когда-то был частью нас, причислял себя к нашему «мы» — а теперь старательно делают вид, что не имеют с нами ничего общего. Весь мир наперебой кричит о каких-то «военных преступлениях», которые мы, оказывается, совершили шестьдесят лет назад, требуют каких-то компенсаций, трясут счетами, которые мы не подписывали, и так далее. Наши либералы и контролируемые ими СМИ всю эту вакханалию, понятное дело, поддерживают и раздувают.

Самое интересное, что те же самые люди, которые буквально задыхаются от ненависти и презрения к победителям фашизма, считают слово «фашизм» худшим из ругательств. Правда, обычно они используют это слово по отношению к своим политическим противникам, особенно к русским националистам. «Русский фашизм» — это волшебное заклинание, к которому прибегают, когда нужно с гарантией заткнуть рот русским людям. Все, буквально все — начиная с российских министров и кончая последней подзаборной журналюшкой — готовы порвать в клочья «эту страну», лишь бы не допустить страшного и ужасного «русского фашизма». Даром что этого зверя никто в глаза не видел — истерическая ненависть к «фашистам» теперь является общеобязательной.

Ну что ж. Имеет смысл несколько освежить историческую память. Откроется много интересного.


ТАК НАЗЫВАЕМЫЙ ФАШИЗМ

Начнём с того, в чём пока что ещё не сомневаются. В 1941 году началась Великая Отечественная Война. Перед этим имели место события (военного и не только плана), смысл которых сводился к установлению германского контроля над основной частью Европы. 22 июня 1941 года Германия напала на Советский Союз. Кончилось война полной и безоговорочной капитуляцией Германии, подписанной 8 мая в Берлине. Впоследствие ещё была война с Японией, которую воспринимали как завершение «большой войны», но это мы оставим в стороне.

Победителями в этой войне считались четыре государства: Советский Союз, Соединённые Штаты, Великобритания — а также, по некоторым причинам политического свойства, Франция. Побеждённой являлась Германия. Вроде бы всё ясно.

Однако «Германия», «Франция», «Советский Союз» — это только названия. Воевали не государства, а люди. Точнее сказать — народы. Народы, подчинявшиеся определённым правительствам и одушевлённые определёнными идеями. Поэтому победителями и побеждёнными являются, во-первых, правительства, во-вторых, народы, в третьих, идеи.

Начнём с последнего. Сейчас говорят, что война велась с так называемым «фашизмом» — и явила миру «полную историческую несостоятельность и обречённость» последнего, а также «торжество идеалов свободы и демократии». За этим обычно следуют заклинания типа — фашизм не прошёл, фашизм не пройдёт, фашисты никогда не пройдут, ура, ура, ура, всегда и везде победит демократия, честь ей и слава ей вовеки.

Когда же спрашивают, что такое, собственно, этот самый «фашизм», на это обычно отвечают, что «фашизм» — это такая страшная идеология, изобретённая Адольфом Гитлером и ещё какими-то плохими немецкими дядьками и сводящаяся к ненависти к демократии и свободе, а также к учению об «избранной расе немцев» и страшному антисемитизму. Дальше начинаются разговоры про концлагеря и Холокост.

Что же имело место быть на самом деле? Начнём с того, что слово «фашизм» — итальянское изобретение: так называл свой политический порядок итальянский диктатор Муссолини. Руководство Германии, несколько презирая своего непутёвого союзника, предпочитало именовать свой режим и его идеологию «национал-социализмом».

Это словосочетание, однако, в странах антигитлеровской коалиции старались лишний раз не поминать: в СССР — из-за слова «социализм», в Англии и США — из-за слова «национальный». Слово «фашизм» оказалось удачным ярлыком для «всего этого зла». Ярлык навешивался достаточно произвольно: например, режим Франко в Испании одно время именовался «фашистским», но потом об этом предпочли потихоньку забыть.

На это, однако, можно ответить так: мало ли что как называлось. Так или иначе, Советский Союз воевал с идеологией, созданной национал-социалистами и их вождём Адольфом Гитлером. Теперь мы её называем «фашизм». Какие претензии?

Предоставим в таком случае слово самим победителям: они-то знали, с кем и за что воюют.

Для сугубой точности возьмём официальные документы: обращения глав государств-победителей к своим народам, прочитанные 8 мая 1945 года. Очевидно, в такой момент победители и побеждённые должны быть названы вполне определённо.

Так вот. В истеричном и слезливом тексте президента США Трумена, наполовину посвящённом благодарности Богу и теме молитв и трудов, упоминаются исключительно «злые силы», «Гитлер и его злодейская банда». В обращении премьер-министра Великобритании Черчилля, сухом и жёстком, упомянута исключительно Германия как государство. «Фашизм» или «национал-социализм» не упоминаются вообще.

Но особенно интересна речь Сталина от 9 мая 1945 года.

В этом очень известной речи «фашистская Германия» упоминается один раз. В дальнейшем говорится о победе над германским империализмом. А чтобы не оставалось никаких сомнений в том, что именно имеется в виду, Сталин говорит следующее: «Великие жертвы, принесённые нами во имя свободы и независимости нашей Родины, неисчислимые лишения и страдания, пережитые нашим народом в ходе войны, напряжённый труд в тылу и на фронте, отданный на алтарь Отечества, — не прошли даром и увенчались полной победой над врагом. Вековая борьба славянских народов за своё существование и свою независимость окончилась победой над немецкими захватчиками и немецкой тиранией. Отныне над Европой будет развеваться великое знамя свободы народов и мира между народами».

Здесь всё расставлено по своим местам. Мы не воевали с «фашизмом» как с каким-то новым злом, изобретённым Гитлером. Мы воевали со злом, возникшим задолго до Гитлера и даже до Бисмарка. Великая Отечественная — это последний эпизод в вековой борьбе славян против немцев, против традиционного «дранг нах остен», «натиска на Восток».

На этом фоне мировая война со всеми её ужасами и в самом деле выглядит мелким эпизодом. Потому что Великая Расовая Война славянских и германских (и вообще западных) народов продолжается века и тысячелетия. Её эпизодами была гнусная работорговля (когда слово «славяне» в западных языках стало синонимом слова «рабы», sclavi, отсюда же и английское slave), геноцид балтийских славян и создание Немецкой Марки, а также традиционная европейская политика по отношению к России, Первая Мировая война и многое, многое другое. И Сталин прекрасно понимал, о какой именно войне идёт речь — что засвидетельствовал своими словами, сказанными в День Победы.

Сам по себе «фашизм» не представлял собой ничего нового. Речь идёт о самом обычном, корневом мировоззрении немцев как таковых, разве что слегка модернизированном. Новшеством было разве что приравнивание Гитлером восточноевропейских евреев к славянам — и то это было связано с тем, что, по его мнению, евреи захватили власть над главным славянским народом (именно так фюрер понимал Октябрьскую революцию). Юдофобия фюрера и его последователей была производной от традиционного для немцев презрения и ненависти к славянам.

Теперь можно определиться и с победителями.

Сейчас стало модно рассуждать о том, что в Великой Отечественной победил, дескать, «советский народ», которого теперь больше не существует, а раз так — значит, нет и никаких победителей, всё шито-крыто. На это Иосиф Виссарионович заранее дал ответ. Победителями в войне являются славянские народы во главе с русскими — то есть русские, украинцы, белорусы, а также славянские народы Балкан — прежде всего сербы, не предавшие дело славянства (в отличие от народов-предателей типа тех же хорватов). А также созданный славянами военно-политический союз с другими народами и племенами, который в определённую эпоху назывался «советским народом». Этот союз сейчас практически распался: от русских стараются откреститься даже те, кто сам был частью русского народа, как те же украинцы. Поэтому законными наследниками победителей сейчас могут считать себя те, кто не изменил русскому народу или союзу с русским народом.