Михаил Михайлович Ильинский
Индокитай: Пепел четырех войн (1939–1979 гг.)

Моему отцу, погибшему в 1941-м, и любезной матушке, отдавшей жизнь детям и Отечеству, сделавшей многое для народов Вьетнама, Лаоса и Камбоджи, посвящается эта книга.

Автор, год 2000


Предисловие коллеги.
«Я ступал по пеплу четырех индокитайских войн, поэтому особенно ценю мир…»

Как-то в Ханое был проведен журналистский опрос на тему: «Кто из иностранных журналистов в разные этапы военной истории 40–70-х годов XX века написал полнее, больше и объективнее о событиях в Индокитае», и выяснилось, что самыми плодовитыми, осведомленными и известными были признаны француженка Мадлен Риффо, австралиец Уилфред Бэрчетг, российские публицисты Иван Щедров и Михаил Ильинский. Они писали свои репортажи, корреспонденции, очерки, книги со всех индокитайских фронтов, в различные периоды и годы, и по прошествии времени оказалось, что в силу объективных обстоятельств не создали ни одной полной книги, объединяющей всю историю военных действий, развитие политических событий в Индокитае после Второй мировой, книги, рассказывающей о тайнах дипломатических и разведывательных служб разных стран – участниц острейших конфликтов в регионе. Ныне из этой яркой журналистской интернациональной когорты на Земле остался лишь журналист, академик информатизации и двух других международных академий, Президент итальянской академии мира (Рим) Михаил Ильинский. И он взял на себя труд по созданию такой книги об Индокитае, книги, в которой были бы раскрыты основные страницы войн во Вьетнаме, Лаосе и Камбодже, особенностей национально-освободительного движения народов Юго-Восточной Азии, выявлены причины и цели агрессий со стороны внешних сил – Японии, Франции, США, Китая.

В самом названии книги «Индокитай. Пепел четырех войн» заложен как бы двойной смысл. Во-первых, речь пойдет о ходе четырех войн в Индокитае: это – антимилитаристская, антифашистская борьба против японской оккупации Индокитая в ходе и в первые месяцы после Второй мировой войны (1939–1945); это – антиколониальная война Сопротивления (1946–1954) против французских колонизаторов; антиимпериалистическая война Сопротивления (1964–1975) против агрессоров США и их сообщников по интервенции и, наконец, четвертая баталияпервая в истории социалистических стран широкомасштабная пограничная тридцатидневная война между народным Китаем и социалистическим Вьетнамом. Такого еще не бывало в мировой истории, если не считать пограничные конфликты между СССР и Китаем в 1969 году.

Если о первых двух войнах (антимилитаристской и антиколониальной) автор рассказывает в виде интервью с вьетнамскими и зарубежными историками, военными и политическими деятелями, а также из бесед со своими коллегами и друзьями Мадлен Риффо и Уилфредом Бэрчеттом, ушедшими из жизни в 1980–1990-х годах, то о войне против агрессии США и интервенции КНР военный корреспондент, международный обозреватель и политический наблюдатель, удостоенный разных журналистских премий, Михаил Ильинский рассказывает на своем журналистском опыте, дает свой анализ историка, эксперта по странам Востока развитию событий на военном, политическом и дипломатическом фронтах. Отрабатывается и свое трактование понятий «военных и политических тайн» в Индокитае: то, что считалось секретным на том или ином историческом этапе, становится достоянием гласности теперь, по истечении определенного времени, при смене правящих администраций и даже систем власти и различных международных «декораций», с падением стен и прорывом «дамб». И в том, чем быстрее и острее происходит раскрытие и «озвучивание» международных секретов, скрываемых и защищаемых спецслужбами и различными органами власти, – особая заслуга журналистов, шагавших вместе с боевыми порядками в воинских частях, живших в блиндажах и хижинах в условиях военного времени вместе с населением, вынужденным, спасаясь от бомб и снарядов, глубже зарываться в землю, уходить в горные ущелья и пещеры. Но они боролись и побеждали.

Второй смысл – военный, геополитический.

Война шла в разное время на четырех разных фронтах. Вьетнамский центральный фронт (состоял из северовьетнамского и южновьетнамского театра военных действий), лаосский и камбоджийские фланги, по которым шли «резервные каналы» Центрального, вьетнамского фронта. Здесь же пролегала связывающие все фронты «тропа Хо Ши Мина». И, наконец, пограничный вьетнамо-китайский фронт. Когда-то в 1940–1950-х годах здесь было прорублено «окно» в социалистический лагерь. В конце 1970-х годов это «окно» захлопнулось, и затем его охватил огонь, запылавший особенно сильно во время вооруженного конфликта весной 1979 года.

Теперь о «психологии и философии» индокитайских конфликтов, о развитии «особых», «специальных» войн.

Сложилось и в течение десятилетий утверждалось мнение, что во время антимилитаристского, антиколониального, антиимпериалистического, а также антигегемонистского этапов борьбы проходили два параллельных, но противоположно направленных процесса. С одной стороны, более сотни этнических групп Вьетнама, Лаоса, Камбоджи, населяющих Индокитай, в ходе общего национально-освободительного движения сплачивались, объединялись, активно и успешно координировали свои боевые и политические действия. И в результате побеждали.

С другой стороны, и японские милитаристы, и французские колонизаторы, и американские империалисты, как и китайские военно-политические идеологи, в 1940–1970-х годах разыгрывали карту «пятой колонны», в своих интересах использовали «пружины» национальных противоречий, существовавших и существующих между народами Индокитая и различными этническими группами, учитывали обособленное положение «хоа киеу» – «хуацяо» – китайских эмигрантов.

И эти национальные, а также культурно-религиозные особенности прочувствованы и отражены автором книги, изучавшим и прожившим в Индокитае многие годы и даже десятилетия, не упрощающим результаты военных успехов и отдельных неудач патриотов Индокитая, видящим и прослеживающим логику военно-политического развития событий во Вьетнаме, Лаосе и Камбодже на протяжении всего XX века. Эта книга – синтез труда журналиста и историка, исследователя, наблюдателя и летописца. Актуальность этой книги сохранится и в XXI веке, который пока, увы, не обещает исключить из международных и внутригосударственных отношений партизанские войны.


* * *

Западные стратеги, эксперты психологических и секретных служб делали свои ставки в Индокитае, рассчитывали на раскол общества во Вьетнаме, Лаосе и Камбодже, на укрепление «прозападного образа мышления и жизни»; они вкладывали астрономические финансовые средства в местные органы власти, вооруженные силы, полицию, жандармерию, в средства массовой информации. Но Восток, как известно, остался Востоком. И автор раскрывает некоторые его тайны, ставшие также «тайнами-секретами индокитайских войн».

Теперь о конкретных «пеплах» четырех индокитайских войн. И здесь интересна «драматургия» книги.

«Пепел первый». Февраль – март 1939 года. Японские войска оккупировали остров Хайнань, расположенный менее чем в 300 километрах от устья реки Кам, у хайфонского порта. В континентальном Китае японцы приблизились к границе с Вьетнамом, к его северной части – (Вьетнам делился на три части: Тонкин, Аннам и Кохинхина, по-вьетнамски Бакбо (Бакки), Чунгбо (Чунгки) и Намбо (Намки).

С первых дней Второй мировой войны Франция стремилась использовать материальные и людские ресурсы Индокитая в целях наращивания военного потенциала метрополии. К декабрю 1939 года во Францию было отправлено 70 тысяч индокитайских солдат и рабочих. (Всего ожидалось прибытие во Францию 1,5 миллиона человек только из Вьетнама.) Париж обязал страны колониального Индокитая поставить в метрополию 3,5 миллиона тонн продовольствия, 800 тысяч тонн чая, кофе, сахара, 600 тысяч тонн каучука, 30 тысяч тонн продукции из джута. Все колонии работали на войну.

Поражение Франции, падение Парижа повлекли серьезные последствия для Индокитая. Французская администрация шаг за шагом капитулировала перед японскими милитаристами. В июле 1940 года японцы в ультимативной форме потребовали от французов закрытия северных границ Индокитая, взяли под свой контроль все пути сообщения, которые вели в Китай.

После 1940 года на плечи Вьетнама легло двойное иго чужеземных захватчиков. Японские оккупанты объединились с вишистской французской администрацией для грабежа материальных ресурсов Индокитая и сохранения колониального режима.