Изображение к книге Амма




АММА



Повесть о жизни Эми Кармайкл


НЭНСИ РОББИНЗ













Христианское просвещение
Одесса
1994














Originally published in English under the title of «GOD’S MADCAP» Copyright © 1962 Nancy E. Robbins

Нэнси Роббинз AMMA

Переведено на русский язык и подготовлено к печати издательством «Христианское просвещение» Украина, 270117, Одесса, а/я 21.

Тел. (0482) 54-50-02

Зав. редакцией И. И. Пашковский Редактор С. Н. Кириченко Художник-дизайнер С. И. Споденюк Корректор В. А. Буглова © русского издания:

издательство «Христианское просвещение» 1994

Издано при содействии миссии

«THE ROUNDWOOD TRUST»

Kingsbrook House 42 Kingsbrook Rd.

Bedford MK42 OBH Tel: (0234) 267175

This translation is published by arrangement with The Lutterworths Press


















АММА

С верой и энтузиазмом Эми Кармайкл помогала своим сверстницам в Белфасте. Позже она работала как миссионер в Японии, а затем в Южной Индии, где основала знаменитое Дохнавурское братство. Эту интересную и занимательную повесть написала доктор Ненси Роббинз, которая работала в Дохнавуре.





















Изображение к книге Амма












ДЕТСКИЕ ГОДЫ


Под вечер 16 декабря 1950 года толпы людей, большие и маленькие, стекались к окруженной деревьями поляне, возле городской башни города Дохнавур, расположенного на Юге Индии; взрослые соответственно возрасту шли степенно, дети же то и дело переходили на бег. Все что-то возбужденно говорили, не слушая друг друга.

На траве, на выложенных кругами темно-зеленых листьях подорожника, были разложены аппетитного вида деликатесы индийской кухни: воздушные белоснежные рисовые пирожные, тонкие кусочки обжаренного мяса со сладкой приправой, хрустящие хлебцы и большие желтые бананы; возле каждого листа стояла медная чашка для горячего сладкого кофе.

Каждый выбрал себе место рядом с одной из «тарелок». Послеобеденное солнце мягко освещало голубые и красные, желтые и розово-лиловые одеяния людей, придавая этой сцене особую прелесть. Все стояли в ожидании. Тем временем многие малыши, не дожидаясь официального начала пиршества, склонились над своими листьями, с любопытством изучая привлекательные лакомства. От нетерпения они украдкой трогали пальчиками еду и с удовольствием облизывали их, как бы выставляя тем самым положительную оценку кулинарам. Угощение превзошло все ожидания. Наконец раздался свисток, прозвучала благодарственная молитва, все сели и приступили к великолепной трапезе.

Что же здесь происходило?

Если бы кто-либо задал такой невежественный вопрос любому из присутствовавших мальчишек, то в ответ его бы смерили удивленным взглядом. «Как, вы не знаете? Сегодня день рождения нашей Аммы[1]», — прозвучало бы в ответ.

Эми Кармайкл, матери семейства численностью почти девятьсот человек, собравшегося на пир в честь ее дня рождения, не было с ними на этой залитой солнцем лужайке. Она лежала больная в своей комнате, недалеко отсюда. Эми была уже стара и слаба, но от мысли, что ее дети сейчас веселятся, она чувствовала себя счастливой. Как отчетливо она представляла себе их всех! Ее комната была завалена цветами, а столик возле кровати едва вмещал горы поздравительных открыток, писем, небольших подарков — все эти знаки внимания свидетельствовали о том, что ее семья любит и помнит о ней в этот торжественный день. Стоило ей повернуть немного голову, как взгляд натыкался на висевшую на стене отполированную дощечку со словами: «Добродетельность. Доброжелательность. Безупречность». Да, все действительно так. Божья воля на каждом отрезке ее долгого жизненного пути была именно такова, и конец его озарен теми же словами.

Наверное, в этот день она мысленно перенеслась назад, к самому началу своей жизни. Вспомнила ли она то давнее чаепитие?..


* * *

Был ненастный день. Сильный порывистый ветер дул на улицах Белфаста, и никакая теплая одежда не могла защитить от его холодного проникновения. Дождь мрачно хлестал по крышам домов и лужам, вздымая фонтанчики брызг вокруг ног смельчаков, решившихся выйти из дому. Проезжающие кареты забрызгивали тротуары грязью. Казалось, что солнце никогда больше не появится на свинцовом небе.

Но юная Эми Кармайкл не замечала эту ненастную погоду. Девочка предвкушала большое удовольствие. Мама привела ее в кафе, чтобы угостить пирожными и чаем. Эми еще никогда не видела такого количества изумительных пирожных и других лакомств. Сделать выбор здесь было не так-то просто.

Глубоко погрузившись в это приятнейшее занятие, она внезапно заметила, как с улицы, прижавшись к витрине, ее пристально разглядывало маленькое существо. Эми почувствовала себя неловко. Ей не понравилось, что на нее так пристально смотрят, и это немного испортило ей удовольствие от вкусного чая с пирожным.

Когда пришло время уходить, мама расплатилась с официанткой, и они вышли на улицу. Здесь Эми удалось наконец разглядеть владелицу голодных глаз, которые разглядывали ее все то время, пока на пила чай в кондитерской. Это была маленькая бедная девочка. В этот холодный день на ней не было теплой одежды, рваное и мокрое платьице, облепившее ее тело, не могло служить надежной защитой от ветра. Она не отрывала вожделенного взгляда от соблазнительных сладостей, выставленных в витрине. Девочка отличалась страшной худобой, и было совершенно очевидно, что она не только не пила в этот день чая с пирожными, но и вообще вряд ли что-нибудь ела.

Всю дорогу домой Эми была очень молчалива. Как приятно в такую погоду войти в дом, где тепло и сухо! Эми сидела у большого камина, протянув ноги к огню, и о чем-то думала. Затем она поднялась, нашла карандаш и старательно большими буквами записала в старый альбом свое тайное решение:

«Когда я вырасту и заработаю деньги, я знаю, что с ними сделаю.

Я построю большой прекрасный дом для маленьких бедных девочек».

Прошло время, и она позабыла о своем решении, но как оказалось, не навсегда.


* * *


Дома в Милисле, в Северной Ирландии, у девочки было немало интересных занятий. Серый каменный дом стоял посреди ухоженного сада, в котором Эми, ее братья и сестры играли в различные игры или делали вылазки на берег моря, где, подзадоривая друг друга, они подбирались к самой воде так, что их накрывали волны, или стояли на скользкой дамбе во время морского прилива. А дома их ждал красавец-кот и верный пес колли — участник их шальных проделок. А еще у Эми был резвый пони по кличке Фани, чей веселый нрав был под стать хозяйке. Отец Эми научил ее ездить верхом. Он учил ее быть терпеливой по отношению к лошадке и никогда не раздражаться. Девочка быстро овладела умением управлять лошадью, почти не прибегая к помощи поводьев. Отцу не приходилось подбадривать ее: Эми была совершенно бесстрашным ребенком, и самым любимым ее занятием стала скачка во всю прыть вдоль берега моря.

Еще она любила возиться с малышами, особенно ей нравилось, когда их маленькие розовые ручки сжимали в кулачках ее пальцы.

Когда Эми сама была маленькой, ей подарили красивый домик, обставленный мебелью, который предназначался для модно одетых кукол. Ей показалось, что играть с куклами будет скучно, и она убрала мебель из кукольного домика. Затем она с любовью приготовила жилище для более интересных жильцов. Она устлала комнаты мягким зеленым мхом и разноцветными камушками и поселила там живых жуков и уховерток. К сожалению, взрослые не разделяли ее любви к насекомым, и ее любимые жуки были выпущены в сад. В другой раз она спасла маленького мышонка, который тонул в ведре с водой. Вытащив и начав обсушивать его, она вдруг услышала звук колокольчика, созывавший семью на молитву. Опаздывать было нельзя, и она поспешила в комнату, спрятав мышонка под передником. Эми надеялась, что зверек останется незамеченным, ведь взрослые иногда так странно ведут себя при виде маленькой симпатичной мышки! Отец начал читать отрывок из Библии тихим, низким голосом. И в самый неподходящий момент рядом с Эми кто-то громко завизжал!

По воскресеньям мистер и миссис Кармайкл всегда брали детей с собой в церковь. Перед отъездом из дому дети обычно собирали небольшие букетики цветов, чтобы во время проповеди, как правило, довольно длинной, развлекаться ими. В церкви не разрешалось листать книжки с картинками, и единственным развлечением были мятные лепешки, которые позволялось сосать. Для Эми церковь была настоящим испытанием, даже ее богатое воображение не помогало скоротать то время, которое она должна была высидеть тихо и смирно на лавочке. И все же уже в раннем возрасте она заметила, что молитвы ее мамы не остаются безрезультатными. Бог слышал и отвечал на них, в этом не было никаких сомнений.