Изображение к книге Гарри Поттер и Лик Змеи



Виктор Телегин, Джоан К. Роулинг

ГАРРИ ПОТТЕР И ЛИК ЗМЕИ

Роман






Глава первая




-Мама, папа опять наблевал, - сообщил зеленоглазый мальчик и, громко хлопнув дверью, выскочил на улицу.

Рыжеволосая женщина вздохнула, потянулась за пультом, выключила телевизор.

Пару минут посидела в прострации, таращась в стену, затем направилась к лестнице.

Мужчина в одних трусах лежал на ковре лицом в собственной блевотине. Пустая бутылка из-под виски 'Маджико' валялась рядом с его бессильной рукой. Кругом витал кисло-спиртовой запах.

-Гарри, - строго и устало сказала Джинни. - Гарри Поттер.

Мужчина отозвался нечленораздельным мычанием.

-ГАРРИ!

-Ыыы. Какого?

-Сколько можно? Сколько можно пить?

Рот Джинни некрасиво искривился, в глазах сверкнули слезы.

-Сколько можно пить? Сколько можно торчать в баре этого Флетчера?

Гарри, похоже, не слышал жену, издавая звуки, подобные бормотанию обезьяны - гиббона.

-Я изнемогаю, Гарри. Ты слышишь? - истерический голос Джинни разносился по всему второму этажу. - Разве могла я подумать, что семейная жизнь с тобой превратится в этот ад? Гарри! Я разведусь с тобой. Ты слышишь, Гарри? Я разведусь.

Гарри не слышал. Мерзкая кислятина продрала ему горло и он снова блеванул.

-О, господи, - воскликнула Джинни.

Она подскочила к Гарри, перевернула его на спину.

Лицо Поттера было помятое, испачканное. На лбу горел шрам.

- Ыыыы.

Женщина сморщилась.

-Гарри.

Джинни отвесила мужу пощечину. Глаза Гарри распахнулись.

-Ты?

Поттер сел на полу. Икнул.

Джинни поспешила повторить все, что говорила бесчувственному телу. Гарри мрачно слушал.

-Я разведусь с тобой, - закончила она, словно вбив последний гвоздь в крышку гроба.

-Дай ...

-Что?

-Дай виски, говорю.

-Скотина!

Джинни метнулась к Гарри, ее кулачки замелькали в воздухе, осыпая физиономию мужа отчаянными ударами. Поттер до поры до времени терпел, затем схватил жену за руки, оттолкнул. Джинни упала на пол, тут же вскочила и в остервенении бросилась на мужа.

Они дрались минут пять, затем Джинни задышала протяженно, а руки Гарри очутились у нее под свитером.

Супруги занялись любовью на испачканном блевотиной ковре.

После оргазма Гарри опрокинулся на спину, торопливо застегнул ширинку. Джинни поднялась, оправила волосы, натянула юбку, одернула свитер.

-Гарри, - голос женщины звучал неизмеримо мягче, чем пару минут назад. - Что мы творим-то? Дети в любой момент могут сюда заскочить.

Поттер не ответил, потянулся за сигаретами. Закурил, пуская к потолку затейливые колечки.

-Пойду за шваброй, - сообщила Джинни.

И улыбнулась.

-Виски захвати, - кашлянув, попросил Гарри.

Джинни вернулась с бутылкой 'Маджико' и шваброй.

Пока она убирала блевотину, Гарри освежал мозги алкоголем. Мир мало-помалу очистился от пелены, и Поттеру стало страшно.

До чего он докатился.

Во что он превратился.

Алкоголик, драчун, безработный, отвратительный отец, муж, друг.

'Когда в последний раз я говорил с Роном?' - подумал Гарри и не смог вспомнить.

Бедная Джинни. Она замучалась. Она ничего не понимает. Она ничего не знает.

Ничего не знает о Лике Змеи.

Лик Змеи виноват во всем. Не видеть его. Не слышать в голове призывное змеиное шипение. Алкоголь, бар Флетчера, проститутки, наркотики. Все - лишь бы заглушить в голове змеиный шип.

Гарри отхлебнул виски, глядя на работающую Джинни. Она потолстела: ляжки стали широкие, как у Молли Уизли. А когда-то... Гарри вспомнил ночь в Хогвартсе, когда он и Джинни одновременно потеряли невинность. Все идет, все меняется.

На лестнице послышались шаги. Показался Альбус Северус. Ничего не сказав, прошмыгнул в свою комнату.

Кажется, Джеймс жаловался, что из-за Гарри детей на улице прозвали алкошатами.

Поттеру стало стыдно.

Он с семьей поселился здесь четыре года назад. Городок маленький, наполовину заселен маглами. До Лондона тридцать километров. Все население ежедневно на машинах и электричке ездят на работу. Утомительная, скучная жизнь. Развлечения - бар Флетчера и футбол.

-Убери ногу, Гарри.

Гарри подвинулся, пропуская Джинни со шваброй.

Каникулы у детей заканчиваются. Через неделю - в Хогвартс. Альбус и Джеймс - на третий курс, Лили - на первый.

Денег нет даже на тетрадки.

Гарри потряс головой.

Какие там тетрадки? Нужна мантия для Лили, палочка, для Альбуса и Джеймса - новые шмотки. Иначе его детей и в Хогвартсе будут дразнить алкошатами.

Где раздобыть денег?

-Джинни, - кашлянул Гарри.

-Да?

-Надо бы детям к школе прикупить чего...

-Вспомнил. Вспомнил наконец-то.

Руки Джинни бессильно опустились, она села на диван, закрыв лицо. Плечи ее затряслись от рыданий.

-Ну, Джинни, - робко пробормотал Гарри, кладя руку ей на колени.

-Ты все пропил, - всхлипнула женщина. - У нас нет денег даже на собачью еду. Дети ходят в обносках. Гарри, милый.

Она вдруг кинулась ему на шею.

-Гарри, пожалуйста, не пей. Возьмись за ум. Пусть все будет, как раньше.

Ее слова пытали его почище круциатуса. Он погладил непослушные волосы жены.

-Хорошо.

Она посмотрела на него.

-Правда, Гарри? Правда?

Счастливая улыбка появилась на лице Джинни Уизли.

-Правда.

Гарри было стыдно врать, но ему хотелось видеть блестящие глаза жены.

Шрам на лбу пульсировал острой болью.



-Джинни.

Женщина отправила в рот ложку с овсянкой.

-Да, Гарри?

-Я подумал над нашим утренним разговором.

Джинни Уизли выразительно посмотрела на Джеймса, Альбуса Северуса и Лили.

-Не уверена, что уместно при детях, - негромко произнесла она, отправляя в рот кружочек колбасы, поморщилась. - Одна соя, а не колбаса.

-Уместно, - твердо сказал Гарри. - Дети уже достаточно взрослые, чтобы хоть краем уха слышать о проблемах родителей... Я в их годы уже боролся с дементорами.

-Ага, конечно, - буркнул Джеймс.

Гарри Поттер строго взглянул на сына и снова повернулся к жене.

-Джинни, я понял, где мы возьмем деньги.

-Ты устроишься на работу?

-Ну ... да. Разумеется, - Гарри дотронулся до шрама на лбу. - Разумеется, я устроюсь на работу. Но сейчас нас волнует другой вопрос - где взять деньги здесь и сейчас. Не так ли?

-Так, - вздохнула Джинни.

-Директор Макгонагал сказала, у всех должны быть специальные мантии для квиддича, - сообщил Альбус Северус, блестя глазами.

-Что значит, специальные мантии? - вскинулся отец. - Они там совсем офанарели? Раньше мы играли в своих повседневных мантиях.

Альбус Северус пожал плечами с видом: 'слышали мы эти песни динозавров'.

-Так что ты надумал, Гарри, - осведомилась Джинни, утирая аккуратный ротик салфеткой.

-Я решил занять денег у Рона.

Джеймс Поттер издал звук, напоминающий всхлипывания эльфа-домовика Добби.

-Отличная идея, папа.

-Ты правда так думаешь, сынок? - улыбнулся Гарри.

-Да, правда, - злым голосом, к которому примешалась уже изрядная доля слез, заговорил Джеймс. - Нас и так обзывают в школе нищебродами. Причем больше других изгаляется этот ублюдок Скорпиус Малфой!

-Встань и выйди из-за стола, - деревянным голосом сказал Гарри.

-Гарри! Пусть ребенок спокойно поужинает!

-Встань и выйди, - повторил Гарри, глядя на собственное отражение в чайнике. Как же он был себе противен!

Джеймс пожал плечами и, поднявшись со стула, направился к лестнице. Уже на ступеньках он обернулся и сказал:

-Ну и ладно. Все равно меня тошнит от этой бомжовой еды.

-Паразит, - пробормотал Гарри сквозь зубы.

-Мама, папа обозвал Джеймса паразитом.

-Я слышала, Лили, - злым голосом отозвалась Джинни. - Отчасти он прав. Гарри, так ты и вправду решил пойти к брату?

-Да.

Гарри потянулся за тарелкой с колбасой, но увидел, что тарелка уже пуста и убрал руку.

-Сомневаюсь, что Рон поможет нам.

-Вот и посмотрим.

-Эта Грейнджер плохо на него влияет. Он стал скупым.

Гарри взглянул на жену, улыбнулся.

-Не преувеличивай, Джинни.

-А я не преувеличиваю. После того, как человек устроился в Министерство магической экономики и ездит на 'майбахе', он мог бы дарить своим племянникам на Рождество что-то более серьезное, чем шоколадные лягушки.

-Хочу шоколадных лягушек, - воскликнула Лили.

-Ага, - мечтательно вздохнул Альбус Северус.

-Как бы то ни было, я уверен: Рон займет мне тысячу-другую монет, - сказал Гарри и поднялся из-за стола. - Поеду завтра утром. Спокойной ночи.

Он подошел к Лили, поцеловал в макушку, затем - Альбуса Северуса. Подмигнул Джинни.

-Жду, дорогая.

Джинни слегка покраснела.

-Я скоро, дорогой. Только помою посуду.