»Я не знаю, кто вы, черт возьми, такая».

Страх заставил ее сердце пуститься вскачь, потому что Николь тоже этого не знала.

Голодрвал ее на части. Еще один глоток, один...

Следовало скорее убежать от полицейского. Николь боялась, что если не сделает этого сию же секунду, то даже угроза получить пулю, не удержит ее от его горла.

Она никогда и никому в своей жизни не причиняла боли, до сегодняшнего вечера. Теперь один мужчина был мертв, горло другого - разорвано, а его кровь так и манила.

Николь вскочила на ноги.

- Не двигайтесь.- Пистолет немного дрожал. - Если не хотите пулю в грудь, просто... не... двигайтесь. - Он хрипло выдохнул. - Дьявол, вы сделали тоже самое этому несчастному ублюдку, не так ли? Заманили сюда, а потом вцепились в горло?

Нет. Он пришел за ней. Напал на нее, с темными глазами и клыками, как какой-нибудь плохой вампир из фильма ужасов или что-то в этом роде.

Вампир.

Ее тело застыло.

Клыки. Кровь. Жажда.

Нет. Нет!

«Я не знаю, кто вы, черт возьми, такая».

Эти проклятые удары заполнили уши. Призывая, убеждая сделать еще один глоток.

Бежать. Она не собиралась убивать полицейского или пить его кровь! Николь, развернувшись, побежала в сторону площади.

- Нет! Дьявол, стоять!

Она не могла остановиться. Ее зубы стали клыками, ногти превратились в когти, и это было совсем, совсем неправильно. Слезы потекли по щекам, когда она мчалась в безопасное место.

- Я сказал стоять!

Девушка побежала еще быстрее, направляясь к ближайшему кварталу. Затем плутала по улицам. Перед глазами все расплывалось, она бежала быстрее, еще быстрее...

И все это время, слова копа эхом звучали в ее голове.

«Я не знаю, кто ты, черт возьми, такая».

Она взглянула на когти - когти, в которые превратились ее короткие ногти.

Когти.

Клыки.

Жажда крови.

О, Боже. Коп может и не знал кто она такая, но Николь очень, очень боялась, что знала. И до ужаса боялась, что скоро станет точно такой же, как тот, напавший на нее, ублюдок.

Убийцей. Монстром.

Вампиром.

Глава 1

Шесть месяцев спустя...


Когда женщина с черными, как сама ночь, волосами и темно-красными губами забрела в бар, Кинан понял, что поиски, наконец, подошли к концу.

Он поднес бокал с текилой к губам, едва заметив, как жидкость обжигает горло. Спустя столько времени, он все же нашел ее.

Николь Сент-Джеймс.

Единственная подопечная, которая смогла сбежать от него. Женщина, изменившая его жизнь. Гнев распалил кровь Кинана, потому что такого не должно было случиться. Не с ним. Не с ней.

Он со стуком поставил стакан на барную стойку. Девушка даже не бросила взгляд в его сторону, продолжая идти к старым покореженным столам в задней части бара. Что она делает?

Николь Сент-Джеймс была учительницей. Женщиной, носившей длинные юбки и свободные тонкие топы. Она не относилась к тем, кто предпочитал рваные выцветшие джинсы, причем такие узкие, что те плотно обхватывали бедра и ягодицы; кто носил подобные топы - топы, едва прикрывающие грудь и обнажающие живот.

Слишком много плоти.

Кинан посмотрел поверх нее. Девушка даже не осознавала, сколько опасности ее окружает? И почему она в Мексике? Сейчас Николь должна быть дома, в Новом Орлеане, наслаждаться жизнью, которую он ей подарил.

Та, ради которой он стольким пожертвовал.

Но нет же, она склонилась над каким-то мужчиной и, проведя пальцами вниз по его загорелой коже, что-то нашептывала ему.

Обольщение.

Мужчина поднялся, и, довольно улыбаясь, отвернулся от своих друзей. Кто-то крикнул:

- Мамасита!- когда они вместе с Николь скрылись за маленькой дверью черного хода.

Встав со стула, Кинан расправил плечи. Хорошо, но он ожидал... большего. Женщина даже не посмотрела в его сторону. Ни разу. Она нашла своего жеребца, и, взяв за руку, повела прямо на улицу.

Прищурив глаза, Кинан последовал за ними. Этот мужчина может найти другую любовницу. У него самого были планы на Николь Сент-Джеймс.

Выходить тихо не имело смысла. Кинан хотел, чтобы они знали о его приближении. Хлопок ладонью по двери - дерево раскололось от прикосновения.

Он вышел на улицу. В нос тут же ударил запах ночного воздуха, плотный, влажный и мускусный аромат диких животных. Сделав еще один шаг, Кинан услышал мягкий шепот в воздухе.

Хриплый голос женщины.

Страстный шепот мужчины.

Жар внутри Кинана вспыхнул сильнее.

Завернув за угол, он увидел их, наполовину скрытых в тени. Целующимися. Руки Николь блуждали по телу мужчины. Она встала на носочки и, опустив голову, целовала его шею.

Кинан скрестил руки на груди, и, прочистив горло, сказал:

- Э-э... жаль прерывать вас. - Нет, совсем не жаль.

Девушка взглянула на него. Те же темно-зеленые глаза.Но во взгляде не читалось удивления. Значит, ей было известно, что он там стоял?

Но Ромео, вероятно, оказался слишком занят, чтобы услышать, поэтому с удивлением повернулся, прищурив свои глазки-бусинки. Парень загородил Николь плечами от взгляда Кинана. Парень прорычал:

- Vete a la chingada![2]

Хорошо. Да будет так. Но он точно не планировал совершить еще одну поездку в ад.

- Ты должен уйти.

Парень моргнул.

- Я хочу ее. - Голос Кинана звучал слишком громко, но кипевшая в нем ярость требовала выхода.

У него были проблемы с эмоциональным самоконтролем. Удар со всей дури по двери, на самом деле не являлся частью плана.

- Очень жаль, - отрезал парень, его английский был с мексиканским акцентом. - Сегодня ночью она занята.

Пальцы девушки сжались на плече предполагаемого любовника.

- Давай убираться отсюда.

Кинан покачал головой:

- Нет, Николь, ты никуда не пойдешь.

Молчание.

Не спеша, она отстранилась от мужчины. Сменив позицию, Николь сделала шаг вперед, и Кинан взглянул прямо в эти зеленые глаза, глаза, преследовавшие его в течение многих ночей.

- Откуда ты знаешь мое имя? - прошептала девушка.

Он улыбнулся.

- Ты будешь удивлена тому, сколько я о тебе знаю.

- Я позабочусь об этом cabron[3]! - пообещал Ромео.

Cabron. Ублюдок. Кинан вскинув брови, посмотрел на парня.

- Ты должен сейчас же уйти. - Николь даже не взглянула на Ромео. Она сосредоточенно разглядывала Кинана. - На самом деле, быстро. Уходи.

- Что? Нет, мы...

Она повернулась к мужчине.

- Уходи.

Его глаза вспыхнули. - Puta[4].

- Ага, здорово, называй меня, как хочешь, только уходи. - Девушка подняла руку и толкнула парня в грудь. Тот споткнулся, отлетев, примерно, на пять футов. - Иди.

- Как ты… - Глаза Ромео расширились, после чего он развернулся и побежал обратно в бар.

Николь перебросила волосы через плечо - ноги расставлены на ширине плеч, руки свободно опущены вдоль тела.

Интересно. Когда это маленькая учительница успела научиться таким приемам?

- Кто ты? - спросила она Кинана, на лице не было и намека на страх.

- Я тот, кто искал тебя. - Достаточно верно. - В течение очень долгого времени.

Девушка слегка пожала плечами.

- И вот она, твоя счастливая ночь. Похоже, ты нашел меня.

Нет, он нашел не ту женину, которую ожидал встретить.

- Ну, и что теперь собираешься делать? - пробормотала Николь, подходя к нему. Лунный свет упал на лицо девушки, освещая его. Кинан прищурил глаза. Ее личико осунулось. Скулы выделялись четче. Глаза все еще были большими и темными, но губы стали краснее и полнее, чем раньше. Без сомненья, женщина была все так же красива, но... тьма, казалось, окружала ее.

Тело выглядело таким же стройным, как он и помнил. Грудь по-прежнему округлой и высокой, а бедра – нет! Ему не следовало на этом зацикливаться. Ее тело не имело значения.

- Тебе нравится то, что ты видишь? - прошептала Николь, ее медленный хрипловатый голос звучал, как...

Искушение.

Кинан сделал шаг назад.

Одна ее черная бровь взметнулась вверх.

- Сейчас, конечно, ты не боишься меня.

- Я ничего не боюсь. - После того, что он видел и делал, страх просто не мог проникнуть в его сердце.

- Хорошо тебе, - пробормотала она, но былой сексуальности в ее словах не осталось. Голос теперь звучал более... раздраженно. Девушка вдруг моргнула, и маска вернулась на лицо. - Скажи мне, откуда тебе известно мое имя.

Николь была достаточна близко, чтобы коснуться ее прямо сейчас, но Кинан этого не хотел. Нет, он никогда и никого не трогал. Прикасаться было слишком опасно.

Не трогай, если не готов убить. А он не был готов... пока.

- Я знаю твое имя уже очень давно. - Нет смысла врать. Кроме того, ложь его виду давалась с трудом. - С тех пор как тебя поместили в мой список.

Кинан слышал, как Николь тяжело вздохнула.

- С-список? - Страх промелькнул в ее глазах. Голос ожесточился, когда она сказала: - Ты один из них.

- Кого? – Кинану стало любопытно.

- Охотников. - Произнося это слово, девушка скривила губы от отвращения.