- Николь.

Голос вызвал в ней дрожь. Не оглядывайся. Рывком, открыв дверь машины, девушка запрыгнула внутрь. Руки дрожали, когда она встаивла ключ в замок зажигания. Скорее.

Захлопнув дверцу с противоположной стороны, она развернула автомобиль и…

В свете фар показался мужчина, стоящий прямо посреди дороги.

Облаченный во все черное, он походил на дьявола. Почти. Мужчина являлся воплощением самого сладкого греха, который Николь когда-либо встречала.

И этот факт напугал ее. Ведь еще полгода назад она совсем не грешила. Теперь же, казалось, не могла остановиться, как бы ни старалась.

Он наклонил голову, и светлые волосы, слишком длинные густые, упали на его острые скулы. Лицо мужчины было идеальным. Лучше всех тех фотографий, что она ранее видела в журналах. Не красивый, а идеальный. Сильные, высокие скулы, мощная квадратная челюсть, и большие ярко-голубые глаза. Одного его взгляда, вероятно, было достаточно, чтобы соблазнить огромное количество женщин.

Хорошо, что Николь не числилась в их рядах.

- Убирайся с дороги! - предупредила она, снимая ногу с педали тормоза.

Губы мужчины изогнулись в кривой полуулыбке, от которой девушка покрылась холодным потом.

- Прочь!

Он подошел ближе.

Николь высунула руку в окно, которое разбила около недели назад. - Не вынуждай меня! - Мужчина уже признался, что является охотник, и она не собирается сидеть, сложа руки, позволяя вытащить себя наружу.

Может она и не желала себе такой жизни, но отнять ее у себя не собиралась позволить даже смерти.

Высокий и сексуальный, он продолжал идти к ней.

Не человек.Николь была на девяносто процентов уверена в этом. Она прибавила скорость, нажав на педаль газа.

Мужчина шел ей навстречу с улыбкой на лице.

Хорошо, уверена на восемьдесят процентов. Девушка сбавила скорость. Если она собьет его…

Семьдесят процентов?

Руки сильнее сжали руль.

Внезапно мужчина подпрыгнул в воздух. Николь вжала педаль газа до упора, и понеслась вперед, так быстро, как только могла.

Стопроцентная уверенность.

Она бросила взгляд в зеркало заднего вида. Охотник стоял позади машины, и, склонив голову, смотрел на Николь.

Благодаря новоприобретенным способностям вампира, девушка с легкостью могла видеть мужчину. А так же, мрачную улыбку, изгибавшую его губы, пока он смотрел ей вслед.

Светлые полосы зари прорезали небо. Николь взглянула на них, прищурив глаза. У нее почти не осталось времени.

- Детка, я переверну твой мир.

К счастью, она нашла пьяного мальчишку из братства, как раз вовремя. Спасибо Господу за весенние каникулы и парней, ищущих приключений.

Из клуба доносилась громкая музыка. Приближался рассвет. Но, судя по всему, для находившихся внутри людей, вечеринка только началась.

И для тех, кто снаружи...Николь провела пальцами вдоль горла мальчишки. Его пульс подскочил от прикосновения, вампир внутри почти чувствовал запах крови.

Больше она не допустит такого перерыва между кормлениями. Страх не позволит ей поступить так еще раз.

Парень поцеловал Николь в щеку влажно и грубо. Это заставило ее, шипя, выдохнуть и прижать мальчишку спиной к стене здания. Возросшая сила вампира, бесспорно, бывает полезной.

- Нам нельзя терять ни минуты, - сказала ему девушка. Глупо было думать, что охотник не найдет ее. Он не из тех, кто легко сдается.

Нужно было сбить его машиной.

Но Николь пыталась вести образ жизни «никого-не-убивай». Даже если дело касалось охотника, ну, они же, все равно, как сорняки. После него, наверное, появится еще больше дюжины.

- Детка, я только за «побыстрее», - пробормотал мальчик из братства, обняв ее руками. Вампирша, перехватив запястья, завела их ему за спину и прижала к стене.

Парень застонал:

- О, Боже, да, мне нравится грубость.

Ты ее получишь. Зажмурив глаза, Николь прижалась к нему, поднявшись на цыпочки, и приоткрыла рот напротив его шеи. Она старалась не причинять парню боль, держать себя под контролем. Острые края клыков прокололи кожу.

Едва слышный шум достиг ее ушей. Мягкий шелест одежды.

Нет.

Девушка, обернувшись, увидела свой ночной кошмар, выходящий из темноты.

- Отойди от нее,- приказал охотник. Николь почти чувствовала, как грохочет его, по-прежнему, мрачный голос.

Сообразив, что все еще удерживает мальчика, девушка опустила правую руку. Она ни в коем случае не толкнет невинного человека - ну, полу-невинного - в центр драки.

- Возвращайся внутрь.

Ее студенческая закуска удивленно уставилась на мужчину.

- Но мы… Несколько капель крови скатилось по его шее. - Я думал, что ты хочешь...

- Ты подумал неправильно. - Вампирша отошла от него, вновь взглянув на охотника. - Если не хочешь умереть, советую тебе тащить свой зад обратно в бар.

- У-умереть? – спросил парень квакающим голосом.

Охотник приближался. Николь глубоко вдохнула. Да, вампиры все еще дышали. Их сердца бились. Кровь по-прежнему бежала в венах. Они умирали во время обращения, однако, всего на пару мгновений. Все рассказы о холодных как лед вампирах были ложью.

- Слушай, - храбрился студент, - я не уйду…

Она взглянула через плечо, позволяя парню увидеть свои нечеловеческие глаза и острые клыки, готовые разорвать его горло.

- Черт побери!- Студент побежал и, дважды споткнувшись, заскочил обратно в бар.

Она качнула головой. Стиснула кулаки. И ждала.

Охотник медленно приближался к Николь, подкрадывался. На этот раз, девушка не собиралась бежать. Не тогда, когда у нее появился еще один шанс. Сейчас. Один на один. Ведь вампир, возможно, победит. Ну, она могла бы. Все зависело от того, кем являлся этот мужчина. Потому что, как обнаружила Николь за последние шесть месяцев, монстры, к несчастью, были реальностью. Демоны ходили по земле, вампиры охотились в ночи, а оборотни действительно выли под светом полной луны.

Розовые очки разбились в ту ночь, когда в Новом Орлеане на нее напал вампир. Николь проснулась в совершенно ином мире, с новыми страхами и пониманием - все, что было известно ей до этого, на самом деле ложь.

В реальном мире люди не находились на вершине пищевой цепочки. Они были добычей для иных. Для всех сверхъестественных, живущих в тени, которые, черт возьми, охотились, когда хотели.

Охота.

Мужчина остановился, менее чем в футе от нее, пристально рассматривая.

- Уже второй раз за ночь ты прогоняешь мою еду. - Она облизала губы. Действительно ли еда была настолько хороша, чтобы спрашивать об этом? - Догадайся, что это значит?

Охотник уставился на Николь. Небольшая морщинка залегла между его бровей.

- Твои глаза... они должны быть зелеными.

Глаза вампира меняли цвет во время секса и драки, по крайней мере, ей так сказали. Радужка становилась черной, как смоль.

- Мои глаза изменились, чтобы лучше тебя видеть, - прошептала девушка, улыбаясь. На самом деле они изменились, чтобы лучше сконцентрироваться на добыче, так что, частично, Николь говорила этому придурку правду.

Его пристальный взгляд опустился к ее рту. Мужчина напрягся.

- Твои зубы...

Она улыбнулась еще шире, зная, что ему прекрасно видны ее клыки.

- Они изменились... чтобы лучше укусить тебя. Николь - не Красная Шапочка. Она - волк. Кому, как не охотнику, знать это? - Пока он разглядывал ее, вампирша, воспользовавшись моментом, атаковала.

Девушка, прыгнув вперед, обвила руками его руки и потянулась губами к горлу Охотника.

- Ты лишил меня еды, и, именно поэтому, сам станешь моим обедом.

И Николь сделала единственное, что могла. Она укусила.

В конце концов, вампиры тоже хотели жить.

Глава 2

 Кинан вскинул руки, пытаясь отстраниться, когда Николь ринулась на него.

Девушка достигла бы своей цели в любом случае. Слишком быстрая для человека.Она запрыгнула на него. Прикоснулась… и не умерла.

Это сразило мужчину наповал.

На протяжении многих веков никто не выживал, коснувшись ангела.

Даже став падшим, Кинан думал, что все еще владеет Прикосновением Смерти. Судя по рассказам, которые слышал.

Клыки впились мужчине в шею. Острая, как бритва, боль обожгла кожу, а затем - сладкий огонь...

Настоящий рай.

Девушка прижалась к нему губами, он даже чувствовал нежное касание горячего языка.

Член Кинана напрягся от потребности и жажды, разгорающейся в нем. Они оказались так тесно прижаты друг к другу; ее соски были тверды, словно галька.

И девушка все еще оставалась жива.

Ну, в каком-то смысле.

Когда горячий язычок снова лизнул его кожу, мужчину пронзил огонь от шеи до возбужденного члена. Похоть.

Ангелы не…

Его желание усилилось. Кинан жаждал прикосновений. Ему не терпелось почувствовать под своими ладонями нежную кожу, запутаться пальцами в ее волосах. Но…