Дэйвид Мамет
Эротические фантазии в Чикаго

комедия в одном действии

Sexual Perversity in Chicago by David Mamet

перевод с английского Виктора Денисова

Действующие лица:

ДЭН ШАПИРО, ему около тридцати, уроженец Чикаго

БЕРНАРД ЛИТКО, друг и коллега ДЭНА

ДЕБРА СОЛОМЭН, ей около тридцати

ДЖОАН УЭББЕР, подруга и соседка по комнате ДЕБРЫ


Декорация:

Различные места в северной части Чикаго, большого города на озере.


Время:

Примерно девять недель одного лета.


Бар для холостяков, там сидят ДЭН ШАПИРО и БЕРНАРД ЛИТКО.

ДЭН. Ну и как ты вчера с ней?

БЕРНАРД. Кончай.

ДЭН. А?

БЕРНАРД. Кончай, блин. прикалываться.

ДЭН. И все же?

БЕРНАРД. Да отвали ты.

ДЭН. Итак?

БЕРНАРД. Сиськи во — отсюда дотуда.

ДЭН. Правда?

БЕРНАРД. А лет двадцатник, может, чуть старше.

ДЭН. Врешь.

БЕРНАРД. Ни хрена.

ДЭН. Вот черт.

БЕРНАРД. Думаешь, потертая?

ДЭН. В каком смысле?

БЕРНАРД. Ну, видала виды.

ДЭН. Как она может быть потертая?

БЕРНАРД. Ты что, блин, издеваешься?

ДЭН. В каком смысле?

БЕРНАРД. Такие знают что к чему.

ДЭН. Да ты охренел, ей же в районе двадцати или меньше, так?

БЕРНАРД. Какая разница — девятнадцать — двадцать.

ДЭН. Женский же пол.

БЕРНАРД. Угу. блин.

ДЭН. А говорил, что меньше.

БЕРНАРД. Нет, не меньше восемнадцати.

ДЭН. Уверен?

БЕРНАРД. Бля буду.

ДЭН. Тогда порядок.

БЕРНАРД. Выглядит на восемнадцать. Запросто.

ДЭН. Ну ладно.

БЕРНАРД. А по правде двадцать-то есть. Может, даже двадцать пять.

ДЭН. Тогда у тебя проблем нет.

БЕРНАРД. Знаю, что нет.

ДЭН. Давай рассказывай.

БЕРНАРД. Хорошо. Так где я был?

ДЭН. Когда?

БЕРНАРД. Прошлой ночью. В половине третьего.

ДЭН. В половине третьего скорее всего где-нибудь в «Як-Зис».

БЕРНАРД. Не-а, я ушел оттуда в час.

ДЭН. Значит, в «Гранте».

БЕРНАРД. Он работает только до двух.

ДЭН. Значит, в «Коммонвэлсе».

БЕРНАРД. Угу, а потом оттуда ушел и пошел в кабак, где дают блины. Вкусно же — с изюмом и орехами.

ДЭН. Конечно, вкусно.

БЕРНАРД. Читаю я газету. Читаю и пью свою обычную порцию. Слышишь?

ДЭН. Слышу.

БЕРНАРД. Смотрю, кто это там у стойки? И вижу эту девушку.

ДЭН. Угу.

БЕРНАРД. Которой девятнадцать-двадцать.

ДЭН. О ней и речь.

БЕРНАРД. И просит она пачку «Вайсройз».

ДЭН. Представляю.

БЕРНАРД. Затягивается, а потом делает финт. Говорит, что кошелек забыла у себя в номере.

ДЭН. Наверху?

БЕРНАРД. Угу.

ДЭН. Значит, путана.

БЕРНАРД. В таком возрасте?

ДЭН. Угу.

БЕРНАРД. В таких ситуациях не определишь. Но так или иначе, а подхожу я и спрашиваю: «Могу я заплатить за ваше курево?» Сначала, блин. говорит «не надо», а потом, блин, говорит «хорошо, заплатите». И еще: «Не хотите ли попить со мной кофе?»

ДЭН. Она просит…

БЕРНАРД. Угу.

ДЭН. Попить вместе кофе?

БЕРНАРД. А что?

ДЭН. И ей девятнадцать?

БЕРНАРД. Девятнадцать или двадцать. Итак, садимся мы и начинаем ля-ля-тополя, а потом она мне: «Поднимайся-ка в номер, там и расплатимся.»

ДЭН. Да ну?

БЕРНАРД. В натуре.

ДЭН. Не пизди.

БЕРНАРД. Я тебе точно говорю.

ДЭН. И она не путана?

БЕРНАРД. Еще раз говорю: в таких ситуациях не определишь — путана или не путана. А может, серединка наполовинку. Вон Бетти Худ, ну, помнишь, из университета молоденькая телка, она с кем угодно. А эта… Короче, поднимаемся мы наверх, пол между кроватями прегрязнющий, а она мне: «Садись. Хочешь выпить?» «А что есть?» «Бурбон». «Блестяще». И я уже чувствую, что за эти сигареты, она мне сейчас как минимум наркоту скормит.

ДЭН. Угу.

БЕРНАРД. Точно.

ДЭН. Это упрощает дело.

БЕРНАРД. До некоторой степени. Но зачем она все это придумала?

ДЭН. А вдруг ты напомнил ей ее бывшего?

БЕРНАРД. Нет.

ДЭН. А раньше она такого не делала?

БЕРНАРД. Не похоже.

ДЭН. Просто таскалась по городу и все? Но ты же знаешь, как такие девицы делают бабки.

БЕРНАРД. Нет.

ДЭН. Не знаешь — что говорить. Итак, что за финт она проделала?

БЕРНАРД. Финт состоял из двух частей. Во-первых, она говорит: «По-моему, мне надо принять душ.»

ДЭН. Да брось.

БЕРНАРД. Точно. А во-вторых, еще: «А потом будем трахаться.»

ДЭН. Серьезно?

БЕРНАРД. Да, а к чему я, по-твоему, веду?

ДЭН. Нет, действительно так и сказала?

БЕРНАРД. Ну вот, наконец-то понял.

ДЭН. Девятнадцатилетняя?

БЕРНАРД. Девятнадцать или двадцать.

ДЭН. И она не путана?

БЕРНАРД. Опять двадцать пять: в таких ситуациях не определишь. Я ответил, что, если она не против, душ примем вместе.

ДЭН. Конечно.

БЕРНАРД. И вот залезаем мы под душ. И какое, думаешь, у этой телки тело?

ДЭН. Какое?

БЕРНАРД. Отвечай.

ДЭН. Так скажи.

БЕРНАРД. Сиськи…

ДЭН. Какие?

БЕРНАРД. Ножки…

ДЭН. А жопа?

БЕРНАРД. Что ж ты, блин, какой непонятливый? Жопа у этой телки…

ДЭН. Молодая жопа, а?

БЕРНАРД. Конечно. Телка молодая — жопа тоже.

ДЭН. Точно.

БЕРНАРД. Я ее намыливаю…

ДЭН. Ммм…

БЕРНАРД. А мыло вдруг роняю… Раз, два — и все, вылезаем. Без полотенец, во всем нашем великолепии. А когда мы их сбрасывали, дернул я за краешек, так игриво, и случайно ущипнул ее за жопу — даже синяк остался. Здоровое красное пятно.

ДЭН. Да что ты?

БЕРНАРД. Я. конечно, стал извиняться и так далее. Но телка завизжала — видно от наслаждения — так радостно, так громко — чуть стены, блин, не порушились.

ДЭН. А ты что?

БЕРНАРД. А что я — я без предрассудков.

ДЭН. Она начала — ей и карты в руки.

БЕРНАРД. Точно. Итак, иду я к постели, оглядываюсь — идет она за мной или нет — и вдруг вижу этот «Дженерал электрик», ну, заводное радио. Хватаю я эту штуковину — и в нее, попал по лопатке, здоровая шишка вскочила. Шишка вскочила.

ДЭН. И кровь пошла?

БЕРНАРД. Нет, без крови. А она, знаешь, что делает? Говорит «подожди-ка минутку» и лезет под кровать. И достает оттуда чемодан, а из него — штурманский костюм времен Второй мировой.

ДЭН. Такой еще достать надо.

БЕРНАРД. Расстегивает молнию, в него влезает, и мы бухаемся в постель.

ДЭН. Да? И что там делаете?

БЕРНАРД. Чего-чего — трахаемся.

ДЭН. И она в штурманском костюме?

БЕРНАРД. Ну да.

ДЭН. И как ты в нее проник?

БЕРНАРД. Думаешь как? Молнию на этом месте она не застегнула.

ДЭН. Я так и подумал.

БЕРНАРД. А финт заключался в том, что, пока мы трахались, она хотела, чтобы я примерно каждые полминуты орал «ой-ой-ой» что есть мочи.

ДЭН. На нее орал?

БЕРНАРД. Да нет же, вообще. Итак, стали мы прыгать и дрыгать и мять этот старый штурманский костюм, и время от времени я ору «ой-ой-ой», и она снова приходит в движение. «Переверни меня», — говорит, что я и делаю. Она на животе, а я на ней.

ДЭН. А сзади, там тоже есть дырка? В этом штурманском костюме.

БЕРНАРД. Начал я ее сзади, ну и поехали. Но вдруг, в самый разгар полета, отползает она на край кровати, берет трубку и говорит: «Соедините с пятьсот одиннадцатым».

ДЭН. Интересно.

БЕРНАРД. «Кому звонишь?» — спрашиваю. — «Подруге». — отвечает. Вот так. Та походит. «Патришия, — говорит. — это я. Я здесь наверну с одним другом и мне нужна твоя помощь. Можешь помочь?»

ДЭН. Круто.

БЕРНАРД. Да подожди ты, ведь я еще не усек, в чем суть. И вдруг слышу, как в трубке раздается «та-та, та-та, та-та, та-та, бах! Та-та, та-та, бах!» Вот так. Я продолжаю, а телка на другом конце провода издает такие звуки, как пропеллер. И когда я снова ору «ой-ой-ой», моя телка на кровати начинает заводиться: орет, стонет, а потом вдруг как закричит: «Ласточка, ласточка, я — канарейка, прием.» А затем «Минутку!». Изгибается, лезет под кровать и достает оттуда пятигаллонную канистру.

ДЭН. Круто.

БЕРНАРД. Открывает ее — а она полна бензина. Итак, разбрызгивает она бензин по стенам, достает, блин, из штурманского костюма зажигалку, и фьють — вся комната в огне, даже своих яиц не вижу. А по телефону все идет долбежка — «та-та, та-та, та-та, та-та». И телка моя снова сигает в постель и кричит: «А теперь, Христом Богом прошу, давай еще!» (Пауза). Итак, гляжу я на нее… и думаю, да пошла ты… Хватаю одежду, вынимаю из бумажника червонец и, пока бегу к двери, бросаю ей. «На такси» — кричу. А она ничего не слышит. Раз, два — и я в холле. Влезаю в шорты, бегу к лифту. А холл уже тоже в дыму, а из номера слышно, как там, в огне, моя телка поет: «Следить буду строго, мне сверху видно все, ты так и знай.» Наконец лифт пришел, а в холле уже полным-полно пожарных. (Пауза). Эти пожарные, блин, на гангстеров похожи.


Пауза.


ДЭН. Ну, знаешь, сейчас обычными способами этим никто не занимается.

БЕРНАРД. Потому что молодая. Молодые сами не знают, какого хрена хотят.

ДЭН. И ты думаешь, она не путана?

БЕРНАРД. Путана, Дэн…

ДЭН. Да.

БЕРНАРД. Или нет — смотря с какой стороны взглянуть. Ты меня понял?

ДЭН. Угу.

БЕРНАРД. Ну и ладно. Отвечу тебе так: все блядские позы она знает.


* * *

ДЖОАН и ДЕБ в квартире, которую они снимают. ДЖОАН готовится к отъезду.

ДЖОАН. Мужчины…

ДЕБ. Да…

ДЖОАН. Все хотят только одного.

ДЕБ. Я знаю.


Пауза.


ДЖОАН. Но никогда одного и того же.


* * *

ДЖОАН в баре для холостяков. Ее замечает БЕРНАРД и подходит.