Михаил Болтунов

АЛЬФА -смерть террору

О российских командос написано немало. Благо есть о чем писать. От штурма дворца Амина до освобождения заложников в `Норд-Осте` - таков славный путь наших спецназовцев. Полковник Михаил Болтунов правдиво и занимательно рассказывает в своей новой книге о деятельности самого знаменитого и заслуженного подразделения специального назначения - легендарной `Альфе`.

Книга написана эмоционально - автор не понаслышке знаком с `альфовцами`, их тяжелой службой и героическими делами. Возможно, именно поэтому она читается на одном дыхании.



АЛЬФА -СМЕРТЬ ТЕРРОРУ


К ЧИТАТЕЛЮ!

Это книга о страшной напасти человечества - терроризме.

Он не за далекими горами, синими лесами. Он на пороге вашего дома. Внимательно вглядитесь в его жуткое лицо.

Колокол терроризма звучит по каждому из нас.

Эта книга о последней силе, что противостоит террору. О лучших людях России, о донкихотах наших дней.

Эта книга не детектив, не развлекательное чтиво о фантастических похождениях российских Рэмбо. Она - о солдатах антитеррора. О горьком их хлебе. О пуле террора, пущенной в спину России.

Задумайтесь, если близок вам ваш дом, семья, дети. Спросите себя в эту непростую для Отечества минуту: если завтра не будет этих донкихотов, кто спасет нас?

Террор жесток и кровав. Но всегда на его пути встают ребята в черных беретах с буквой А.

«Альфа»… Легендарное, суперсекретное подразделение антитеррора. История ее удивительна.

Переворот в Кабуле и обмен Луиса Корвалана на диссидента Буковского, охрана афганского лидера Бабрака Кармаля и штурм мятежного сухумского изолятора, захваченного преступниками, гражданский подвиг у стен Белого дома и освобождение заложников в «Норд-Осте».

«Альфа»… Мощная, мобильная, высокопрофессиональная группа специального назначения. История ее необычна. Она пережила годы секретности и забвения, годы любви и ненависти. Ею гордились и ее боялись. Бойцов и командиров группы «А» называли «профессиональными убийцами» и «душителями свободы». А они просто были сыновьями Отечества.

Они гибли в борьбе с террором ради нас с вами. Ради жизни на Земле.

«Альфа» - наша гордость, наше национальное достояние.



«ФИЛОСОФИЯ БОМБЫ»

Досье «Альфы»

Терроризм - это ненависть. Человека к человеку. Человека к человечеству.

Терроризм назвали «чумой ХХ века». Есть все основания полагать, что этот диагноз, увы, не изменится и в нынешнем столетии.

Терроризм стар как мир. Еще в I веке нашей эры в Иудее действовала секта сикариев (сика - кинжал или короткий меч), уничтожавшая представителей еврейской знати, сотрудничавших с римлянами.

Еще Фома Аквинский и отцы христианской церкви допускали идею убийства правителя, враждебного, по их мнению, народу.

В Средние века представители мусульманской секты ассошафинов убивали префектов и калифов. В эти же времена политический террор практиковали некоторые тайные общества в Индии и Китае.

В 1848 году немецкий радикал Карл Гейнцен доказывал, что запрет убийства неприменим в политической борьбе и что физическая ликвидация сотен и тысяч людей может быть оправдана, исходя из «высших интересов человечества». Гейнцен явился в какой-то мере основоположником теории современного терроризма. В его работах можно найти немало идей, созвучных идеологическим воззрениям сегодняшних террористов.

Он считал, будто силе и дисциплине реакционных войск нужно противопоставить такое оружие, с помощью которого небольшая группа людей может создать максимальный хаос. И здесь Гейнцен надеялся на отравляющий газ, ракеты, а также требовал поиска новых средств уничтожения. Это и есть так называемая «философия бомбы», которая появилась в ХIХ веке, хотя ее корни уходят к оправданию тираноубийства в греческой истории.

Концепция «философии бомбы» получила дальнейшее развитие и углубление в «теории разрушения» Бакунина. В своих работах он отстаивал мысль о признании лишь одного действия - разрушения. В качестве средств борьбы предлагал яд, нож и веревку.

Революционеры, считал Бакунин, должны быть глухи к стенаниям обреченных и не идти ни на какие компромиссы, что русская почва должна быть очищена мечом и огнем.

Доктрина «пропаганды действием» была выдвинута анархистами в 70-е годы ХIХ века. Суть ее в том, что не слова, а только террористические действия могут побудить массы к давлению на правительство. Эта же мысль проходит позднее и у Кропоткина, когда он определяет анархизм как «постоянное возбуждение с помощью слова устного и письменного, ножа, винтовки и динамита».

К концу ХIХ века особая роль в пропаганде терроризма в Европе и США принадлежит Иоганну Мосту, который проповедовал «варварские средства борьбы с варварской системой».

Терроризм становится постоянным фактором общественной жизни со второй половины ХIХ века. Его представители - русские народники, радикальные националисты в Ирландии, Македонии, Сербии, анархисты во Франции 90-х годов, а также аналогичные движения в Италии, Испании, США.

До Первой мировой войны терроризм считался орудием левых. Но, по существу, к нему прибегали индивидуалисты без политических платформ, а также националисты не только нелевых, социалистических ориентаций.

С окончанием войны терроризм на свое вооружение взяли правые. Национал-сепаратисты и фашистские движения в Германии, Франции, Венгрии, «Железная гвардия» в Румынии. Крупнейшими терактами того времени были политические убийства Карла Либкнехта и Розы Люксембург в 1919 году, югославского короля Александра и французского премьер-министра Барту в 1934 году.

В основе этих движений лежат разные идеологические платформы, но фактически и те, и другие руководствуются положениями доктрин «философии бомбы» и «пропаганды действием».

Наступил век ХХ. Увы, ничего не изменилось в природе терроризма. Более того, терроризм теперь приобрел спектр самых разнообразных явлений, начиная от политических убийств и кончая массовой гибелью людей в пламени гражданской войны.

И если для русских народовольцев, первомартовцев, эсеров совершение терактов, безусловно, самопожертвование, самоуничтожение для блага общества, то для «красных бригад» - акт самоутверждения. «Красный терроризм» и «черный» фашистского, неонацистского толка недалеко отстоят друг от друга и мало что имеют общего с теми терактами, которые совершали, например, народовольцы. Ибо у этого терроризма одна вожделенная цель: захват власти. Ни о каком «благе общества» тут не может идти речь.

В ХХ веке произошел перенос терроризма на государственный уровень, чего человечество прежде не знало. Террористическое государство «давило» своих граждан беззаконием внутри страны, заставляло их постоянно ощущать свое бессилие и слабость. Оно не меняло поведения и за пределом своих границ, в мировом сообществе. Фашистская Германия на глазах у всех растоптала Польшу. Был дан урок всей Европе, да и миру. И - о чудо! - многие поспешили проявить лояльность к соседу бандиту! Что поделаешь, если бандит силен?

Сегодня бандитская традиция вошла в силу во многих уголках бывшего СССР. Попытка насилием добиться своих, даже самых благородных целей новый дикий росток на древе государственного терроризма. И самое страшное, что росток быстро набрал силу - в войны были втянуты Армения, Азербайджан, Осетия, Молдова, Грузия. До сих пор звучат взаимные претензии и угрозы на государственном и правительственном уровнях. Да, терроризм многолик.

Распад крупнейшей «атомной» державы - Советского Союза обострил проблему расползания ядерного оружия, а значит, возможность появления ядерного терроризма. Следует отдавать себе отчет, что нынешние террористы - это не любители, бросающие в толпу самодельную бомбу, а высокоподготовленные профессионалы. Они умело используют последние достижения военной науки и техники.

За примером далеко ходить не надо. Рядом с окоченевшими телами террористов у поселка Первомайский было найдено современнейшее стрелковое оружие и телефоны спутниковой связи. Таков ныне уровень научно-технического оснащения террористических банд даже в нашей весьма небогатой стране.

Что на очереди? Ядерное, биологическое, химическое вооружение? Трудно сказать. Но предельно ясно одно - террористы еще со времен западногерманских боевиков Мейнхоффа вынашивают мечту - либо украсть, либо изготовить атомную бомбу.

В США на основе заключения одного из подразделений по предупреждению ядерного терроризма еще несколько лет назад был сделан вывод: создание примитивного ядерного устройства (несмотря на всю трудность его изготовления) вполне по силам террористической группировке, которая сможет использовать в работе трех-четырех серьезных специалистов.