Даниил Наевич Курсовский
Андрюша

Особенное лето

1

Дом, куда в самом начале июня переехали Кудрявцевы, был не просто дом, а часть «таунхауса». А пустырь за «таунхаусом», весь в холмиках, поросших густой облепихой, десятилетний Андрюшка Кудрявцев тут же окрестил «бушем», хотя до Америки отсюда было довольно далеко.

В буше Андрей и проводил целые дни напролет, но не один, и не со стайкой друзей, а с подружкой, соседской девочкой Верочкой, старше его на несколько месяцев.

Эта дружба ничуть не смущала Андрея, хотя еще совсем недавно он и представить себе не мог, что будет дружить с девочкой и самозабвенно играть с ней в разные игры.

Тем более — в такие особенные игры, которые стали у них с Верочкой самыми любимыми. То есть это для мальчика они могли быть особенными, а девочки в эти игры играют из поколения в поколения.

Верочка в каком-то смысле была тоже особенной девочкой. Ее родители, орнитологи, летали по всему миру, изучали редких птиц и писали про них статьи и книги. А Верочку они чуть ли не с рождения подкинули ее бабушке, которая тоже отнюдь не была старушкой в преклонных годах. Верочкина бабушка была финансовым директором в одной крупной компании, так что целые дни напролет Верочка была предоставлена самой себе.

И это Верочка, а не бабушка, заботилась о домашнем хозяйстве и о самой бабушке. Даже следила за тем, чтобы бабушка вовремя пообедала, и чтобы не перенапрягалась на своей работе.

Само собой, и в дружбе с Андреем Верочка незаметно для него взяла на себя ведущую роль.

До поры до времени Надежда Георгиевна Кудрявцева, мама Андрея, и не подозревала, чем именно занимаются в буше Андрюшка с Верой. Надежда Георгиевна тоже старалась воспитать в сыне самостоятельность и ответственность. Поэтому она доверяла сыну, не тряслась над ним по мелочам и считала, что он просто не способен на плохие дела.

И она была совершенно права. Ведь разве можно считать плохим делом, если мальчику нравится наряжаться в девчачьи платья и со своей лучшей подругой играть в куклы?..

Все началось с того, что Андрей как-то поинтересовался, как Вера вообще чувствует себя в платье. То есть Андрея интересовало в принципе, какие ощущения бывают у девочек, когда они носят платья. А Верочка безмятежно ответила ему, что он может и сам надеть платье, и тогда, мол, сразу узнает. Андрея это предложение ничуть не смутило, но он с сожалением сказал, что у него нет платьев. «А ты попроси маму, пусть она тебе купит!..» — предложила Вера. «Нет, маму я не буду просить. — со вздохом сказал Андрей. — А вдруг она не поймет?..» «Ладно, — сказала на это Вера. — Тогда ты можешь надеть одно из моих платьев!..»

Сказано — сделано. Вера тут же сбегала домой, но принесла не только платье, но и забавные трусики.

«Вот! — сказала Вера. — Смотри, какие хорошенькие!..»

На трусики Андрей посмотрел с сомнением.

Не дав ему возразить и слова, Вера быстро добавила:

«А как ты хотел?.. Если надевать платье, то и трусики тоже надо надевать девчачьи!.. Давай, раздевайся. Я тебя сама наряжу.»

«Ну вот еще!..» — смутился Андрей.

«Да ладно, чего там!.. — махнула рукой Вера. — Можно подумать, я голых мальчиков не видела!..»

«А что, видела?..» — с большим интересом спросил Андрей.

«Да! В прошлом году к нам в гости приезжала тетя с моим племянником Димочкой. И я его купала и одевала!..»

«Так он, наверное, совсем маленький был?..»

«Не такой уж и маленький. Четыре года все-таки!..»

«Мне же не четыре года…»

«Ну и что?.. Все равно у всех мальчиков все одинаковое. Как и у девочек.»

На это Андрей не нашел, что возразить.

Впрочем, раздевшись, он вдруг перестал стесняться. А когда Верочка надела на него мягкие трусики с розовыми цветочками, Андрей почувствовал себя очень даже неплохо. Совсем хорошо ему стало, когда Вера помогла ему надеть платье.

«Теперь ты будешь моя дочка, а я буду твоя мамочка!..» — с удовольствием глядя на Андрея, одетого как маленькая девочка, сказала Вера. — «Ну-ка, скажи мне — мамочка!..»

«Мамочка…» — пробормотал Андрей, смущенно затеребив подол платьица.

«Замечательно!.. Вот какая ты у меня хорошая девочка!.. Удобно тебе в платьице, малышка?..»

«Да. Очень…»

«Тогда иди сюда, садись на травку… Платьице поправь, вот так… Сейчас мамочка будет с тобой играть в куклы!..»

Вот так и начались замечательные игры Андрея и Веры. В «дочки-матери» они играли чаще всего, но Андрею очень нравилось быть и подружкой, и просто маленьким мальчиком, которому нравится носить платья.

Жаль только, что платьев у Веры было не так уж много. В гардеробе современных девочек преобладают штаны самого разного вида. А те платьица, из которых Вера уже выросла, Андрею тоже не подходили. Но ему все больше хотелось нарядиться в какое-нибудь новое платье, причем не Верино, а купленное специально для него…


2

Об этих играх Надежда Георгиевна, может быть, не узнала бы ничего. Ведь Вера наряжала Андрея в платье только в буше, а домой он возвращался в своей обычной одежде.

Но как-то раз в гости к Надежде Георгиевне на своей новой машине прикатила ее бывшая одноклассница Инга.

Собственно, Инга и приезжала для того, чтобы показать свою новую машину. Автоматически это означало, что у нее новый законный муж. Шестой или седьмой по счету. Инга признавала только законные браки. И каждый новый муж дарил Инге новую машину…

Похваставшись машиной и мужем, Инга, едва попив чаю, заторопилась дальше. Ей в этот день хотелось посетить как можно больше подруг!..

Уже открыв дверцу машины, она вдруг обернулась и спросила:

— Между прочим, Надя, а где твой муж?.. И где сын?..

— Миша на работе, вернется вечером. А Андрюшка, в облепихе, в кустах!.. — неопределенно махнула рукой Надежда Георгиевна. — Он их называет бушем.

— В кустах?.. Один?.. — удивилась Инга.

— Нет, не один. Он там с подружкой, с Верочкой.

— Ага!.. — многозначительно сказала Инга. — Муж на работе, а сын в кустах с Верочкой!.. Ой, Надя, ты сильно рискуешь!..

— Это почему еще?..

— Как почему?.. К примеру, ты знаешь, во что они там играют?..

— Ну во что… В разные детские игры…

— Да-да, в «доктора», в «папу-маму»!.. И так далее…

— Инга! Им же всего по десять лет!.. — воскликнула Надежда Георгиевна.

— Не имеет значения. Недавно в новостях рассказывали, одна девятилетняя девочка родила. Двойню!..

С этими словами Инга безнаказанно укатила на своем малиновом «Пежо».

И вовремя. Надежда Георгиевна готова была ее растерзать!.. Инга всегда была такой — сначала хвасталась, своими тряпками, вещами, ухажерами, а потом, под занавес, говорила гадости. Она называла это «реальным взглядом на жизнь».

Сначала Надежда Георгиевна решила не обращать на гадкие слова Инги внимания, но потом все же заволновалась и отправилась на разведку в буш.

При этом ей было стыдно. Никогда она не следила и не подглядывала за собственным сыном!..

По тропинке в буше она шла медленно, подумывая, звать ли ей Андрея, или идти и дальше молча.

Так, в раздумьях, она и дошла до некой точки, с которой ей открылся потрясающий вид.

Андрей стоял на лужайке среди кустиков совсем голый, а Верочка сидела перед ним на корточках!.. Надежда Георгиевна от неожиданности замерла, открыла рот, но поперхнулась своим криком.

К счастью, как оказалось. Потому что дети были заняты вовсе не тем, о чем с ужасом подумала Надежда Георгиевна. В руках у Верочки были миленькие девчачьи трусики, которые она тут же принялась надевать на Андрюшку.

— Левую ножку… Правую ножку… Вот как хорошо моей маленькой… — ворковала при этом Верочка. — Так, а теперь подыми ручки, оденем платьице!..

Андрей послушно поднял руки, и Верочка надела на него свободное короткое платье в яркий горошек.

Платье буквально преобразило Андрея. В нем он и в самом деле стал похож на маленькую девочку, роль которой сейчас играл.

— Ну вот, доченька, — ворковала Верочка дальше. — Теперь ты у меня одета, и мамочка будет сейчас с тобой играть!..

— А во что мы будем играть, мамочка?.. — нежным голоском спросил Андрей.

— В куклы, конечно!

И, взяв Андрея за руку, Верочка увлекла его к расстеленному на травке коврику, на котором были рассажены куклы.

Этот удивительный эпизод вызвал в душе Надежды Георгиевны прилив не столько даже удивления, сколько жгучей зависти и ревности. Это ведь она была настоящей мамочкой Андрею! И это ей вдруг страшно захотелось нарядить своего сынишку в платьице и поиграть с ним в куклы и другие прекрасные девчачьи игры, раз они ему так нравятся!..

Впрочем, Надежда Георгиевна все ж таки была мудрой женщиной. Без единого слова, как можно тише, она развернулась и отправилась домой. Но теперь она могла думать только о том, как прекрасно выглядел ее сын в нарядных трусиках, в платье, и как ему явно нравилось играть в маленькую девочку!..