Кира Стрельникова
НЕ ИГРАЙТЕ С НЕКРОМАНТОМ

Спасибо моей читательнице Иле за замечательные стихи в эпиграфы к главам


Изображение к книге Не играйте с некромантом

ПРОЛОГ

Не дышу, читая эти строки:
Здесь игра, интриги и пороки,
Маги Жизни, некроманты, договор
И судьбы неординарный приговор…
Черный бархат в золоченой канители,
Карты розданы, мгновенья полетели…
И как будто повернулось время вспять,
И событий повторение опять…

— Сыграй со мной, Полин.

Я смотрела на его гладкое, без возраста, лицо с хищными чертами, на котором гуляла предвкушающая улыбка, и понимала, что игры не избежать. Я не знала этого некроманта, а вот он меня — да. Откуда интересно?

— Вам известно мое имя? — Я выгнула бровь, прислонилась бедром к стулу и скрестила руки на груди, не торопясь принимать его предложение.

А он смотрел на меня неотрывно, пристально, и во взгляде черных, как анмарские чернила, глаз я видела хорошо знакомое мне оценивающее выражение. Некромант, которым вообще-то запрещено посещать бордели давним королевским указом, глядел на меня и улыбался с огоньком недвусмысленного интереса во взгляде. По спине пробежал холодок: очень, очень нехорошо. Меньше всего я желала, чтобы он смотрел на меня именно как на женщину, а не как на возможный якорь.

— Да, Полин, — спокойно ответил некромант, и то, как он произнес мое имя — с явным удовольствием, словно смакуя, — вызвало новую волну беспокойства.

Я не показала вида, продолжая улыбаться в ответ чуть насмешливо и иронично.

— Так сыграем? — повторил он свой вопрос, и его взгляд вновь прогулялся по мне сверху вниз.

На несколько мгновений мне стало неловко за свой откровенный наряд. Я оглянулась на мадам Жиан: она ответила беспомощной улыбкой и чуть развела руками. Значит, у некроманта нашлась веская причина, по которой Гвидо его пропустил в бордель, несмотря на запрет. Объяснить мадам ничего не успела, поскольку едва я появилась на лестнице и увидела странного гостя, Жиан как раз повернулась и заметила меня. Пришлось подойти, поздороваться, и вот тогда я увидела за его поясом кинжал с черным бриллиантом. И поняла, кого занесло в «Золотые колибри». Делать нечего, я отвела его за столик в углу общей залы заведения мадам Жиан. А кругом бурлила жизнь: девочки готовились к еще одному насыщенному вечеру и такой же ночи, клиенты уже начали прибывать. Не торопясь отвечать, я села, откинулась на спинку кресла. При этом, к моей досаде, рукав из дорогого полупрозрачного иллийского шелка сполз, обнажив плечо с золотистой татуировкой, и по тому, как вспыхнули глаза некроманта, я поняла, что, кажется, попала. Рисунок, оставленный на моей коже магией, могли видеть только такие, как я, маги Жизни, и такие, как он. Некроманты.

— Полин? — требовательно повторил он в третий раз и достал карты.

Как завороженная я смотрела на его длинные, бледные пальцы, ловко тасовавшие колоду, и… совершенно неожиданно для меня светлая сила внутри вдруг откликнулась, послала по крови горячую волну. Мое дыхание сорвалось, я непроизвольно облизнула губы, с досадой подумав, что некромант явился очень некстати. Я три дня отдыхала, и сейчас меня одолевали вполне определенные желания, да вот только не с этим мужчиной я хотела их осуществить. Нет, некромант ни этот, никакой другой, никогда не окажется в моей постели. Как же он не вовремя пришел! Но я с ним все же сыграю и выиграю, потому что становиться якорем категорически не хотела — ни тогда, пятнадцать лет назад, при встрече с другим представителем его же профессии, ни сейчас.

— Как вас пропустили, мессир? — спросила я, не торопясь отвечать.

Некромант склонил голову к плечу, положил карты на стол и достал из кармана тонкую овальную пластинку из перламутра с вырезанными на ней древними рунами. Довольная усмешка по-прежнему не сходила с его лица, весьма привлекательного, будь он обычным мужчиной. Но в моих глазах он оставался хранителем темной силы, а значит, не представлял никакого интереса. Пусть даже моя магия сейчас мягко плескалась в крови и приходилось тщательно следить за своими действиями и словами, чтобы невзначай не начать кокетничать с ним.

— Думаю, это снимает все вопросы, Полин.

Жетон от ясновидящих сонхау. Значит, он тут по предсказанию. Вот и причина, собственно, и очень даже веская. Мой взгляд упал на кисть незнакомца: рукав черной шелковой рубашки приподнялся, показывая рисунок. Вокруг запястья вился шипастый узор черной же татуировки, недвусмысленно намекавший на его род занятий.

— Итак? — Он снова взял карты. — Кош?

Игра, в которую мог играть далеко не каждый. Игра, в которую нельзя научиться играть. Игра, правила которой знают только некроманты и такие, как я. Маги Жизни. Полная противоположность тем, кто изучает темное искусство с рождения. Единственный раз я брала в руки карты для коша, и случилось это далеких пятнадцать лет назад, когда мне едва исполнилось двадцать, — по меркам обычных людей, еще ребенок в переводе на их возраст. Сейчас мне уже тридцать пять, что соответствовало бы двадцати пяти, будь я простой девушкой без светлой силы. Маги Жизни взрослеют гораздо медленнее обычных людей, разница составляет примерно десять лет. Тогда я выиграла, и некромант ушел ни с чем, а мама спрятала меня здесь, надеясь, что в борделе уж точно не найдут. Ошиблась… Теперь мне предстояло сыграть снова, и с каким исходом, не сумели бы предсказать даже сонхау, которые никогда не ошибались. Я могла полагаться только на свою уверенность, что выиграю. И я ответила, глядя ему в глаза и шалея от собственной смелости:

— Да.

Усмешка некроманта стала шире, а я поспешно добавила, не желая, чтобы кто-то видел, чем мы тут занимаемся:

— Думаю, нам стоит переместиться в более подходящее место. — Я поднялась и поправила рукав.

— Несомненно, — негромко ответил он и тоже встал.

В его словах послышался скрытый намек, и во мне проснулось глухое раздражение, за которым я спрятала беспокойство. Обернулась через плечо, смерила незнакомца взглядом и небрежно обронила:

— Мессир, мы только сыграем в кош.

От следующих его слов, а особенно от той уверенности, с какой он их сказал, мне стало еще больше не по себе.

— Не только, Полин. Веди.

Вообще, мне нравилось внимание мужчин, иначе я бы не осталась здесь, в борделе. Нравилось выбирать, с кем я проведу ночь, а возможно, и не одну, благо клиентов имелось в достатке и все как на подбор — абы кого сюда не впускали. Золотое правило «Золотых колибри»: девочки сами решали, с каким клиентом — или клиентами — проведут ночь. Поэтому попасть сюда среди знати считалось все равно что получить пропуск на небеса. Девочки у мадам Жиан были высшего сорта.

Я нахмурилась, но огрызаться или язвить не стала, хотя очень хотелось. Пусть думает себе что хочет, мы всего лишь выясним, что я не стану его якорем. Некромант отправится восвояси, а я вздохну с облегчением и найду клиента, чтобы успокоить светлую силу, бурлившую в крови щекочущими пузырьками. Мы направились наверх, в отдельные комнаты, где нам точно никто не помешает. Я выбрала апартаменты «Черный бархат». «По-моему, вполне подходящие такому клиенту, как некромант», мелькнула веселая мысль, и я не сдержала тихого смешка. Вот только заниматься мы там будем совсем не тем, для чего они предназначены и чего бы мне хотелось, но с любым другим мужчиной. Чертов темный, принесла же его нелегкая!

Взявшись за золоченую ручку, я открыла дверь, войдя первой. Покои полностью оправдывали свое название: в отделке использовался исключительно бархат и только глубокого черного цвета, лишь кое-где допускались вкрапления золота. Кисти на шторах, бахрома на ковре, тонкая вышивка на покрывале, толстый отделочный шнур на обивке мебели и позолота на деревянных частях. Я небрежно щелкнула пальцами, и свечи на каминной полке вспыхнули, немного разогнав густой сумрак. Вместе с магией Жизни мне досталось чуть-чуть способностей и к стихийной, что вообще-то редкость среди наделенных светлой силой.

— О, у тебя есть чувство юмора, Полин, — раздался позади насмешливый голос, и я услышала щелчок замка.

Обернулась, окинула некроманта непроницаемым взглядом, оценивая своего будущего противника. Конечно, цвет его одежды отлично гармонировал с общей гаммой комнаты, как же иначе. Штаны заправлены в высокие сапоги, рубашка небрежно распахнута на груди, на поясе — кинжал с крестообразной рукояткой и вделанным в навершие крупным черным бриллиантом. Ни меча, ни посоха при нем я не видела, но кинжала достаточно, чтобы понять род его занятий. Руки незнакомец скрестил на груди, и моему взору снова предстала татуировка вокруг запястья. Черные как вороново крыло волосы заплетены в аккуратную косу, довольно толстую, перекинутую через плечо. Да, хорош. И тут мой взгляд зацепился за маленькое несоответствие в общем привлекательном облике незнакомца: уши. Если присмотреться, они имели слегка заостренную форму, а черная радужка, вдруг поняла я, отливала в полумраке серебристым. Интересно… Полукровка? Впрочем, мне все равно. Я хочу поскорее закончить эту неприятную встречу и пойти вниз, к остальным девочкам.