Дэн Браун. Ангелы и Демоны

Angels & DemonsАНГЕЛЫ И ДЕМОНЫ
by Dan BrownДэн Браун
For Blythe...Блайз посвящается...
FactФакты
The world's largest scientific research facility-Switzerland's Conseil Europ?en pour la Recherche Nucl?aire (CERN)-recently succeeded in producing the first particles of antimatter.Крупнейшему международному научно-исследовательскому учреждению -Европейскому центру ядерных исследований (ЦЕРН) - недавно удалось получить первые образцы антивещества.
Antimatter is identical to physical matter except that it is composed of particles whose electric charges are opposite to those found in normal matter.Антивещество идентично обычному веществу, за исключением того, что его частицы имеют электрические заряды, противоположные зарядам знакомой нам материи.
Antimatter is the most powerful energy source known to man.Антивещество представляет собой самый мощный из известных человечеству источников энергии.
It releases energy with 100 percent efficiency (nuclear fission is 1.5 percent efficient).Оно высвобождает ее со 100-процентной эффективностью (коэффициент полезного действия ядерной цепной реакции составляет 1,5 процента).
Antimatter creates no pollution or radiation, and a droplet could power New York City for a full day.При этом не происходит ни загрязнения окружающей среды, ни заражения ее радиоактивным излучением. Крошечная капля антивещества могла бы в течение целого дня обеспечивать энергией такой город, как Нью-Йорк.
There is, however, one catch...Здесь есть, однако, одно обстоятельство...
Antimatter is highly unstable.Антивещество крайне нестабильно.
It ignites when it comes in contact with absolutely anything... even air.Оно высвобождает энергию при любом малейшем контакте... даже с воздухом.
A single gram of antimatter contains the energy of a 20 kiloton nuclear bomb-the size of the bomb dropped on Hiroshima.Один грамм антивещества заключает в себе энергию 20-килотонной атомной бомбы - такой, какая была сброшена на Хиросиму.
Until recently antimatter has been created only in very small amounts (a few atoms at a time).До недавнего времени антивещество получали лишь в мизерных количествах (несколько атомов за один раз).
But CERN has now broken ground on its new Antiproton Decelerator-an advanced antimatter production facility that promises to create antimatter in much larger quantities.Однако сейчас ЦЕРН запустил свой новый замедлитель антипротонов - усоршенствованное устройство для производства антивещества, которое позволит значительно увеличить получаемые объемы.
One question looms: Will this highly volatile substance save the world, or will it be used to create the most deadly weapon ever made?Остается один вопрос. Спасет ли эта крайне неустойчивая и капризная, но взрывоопасная субстанция мир или она будет использована для создания самого смертоносного оружия, которое когда-либо попадало в руки человека?
Author's NoteОт автора
References to all works of art, tombs, tunnels, and architecture in Rome are entirely factual (as are their exact locations).В книге упоминаются реальные гробницы, склепы, подземные ходы, произведения искусства и архитектурные памятники Рима, местоположение которых точно соответствует действительному.
They can still be seen today.Их и сегодня можно видеть в этом древнем городе.
The brotherhood of the Illuminati is also factual.Братство "Иллюминати" также существует по сию пору.
PrologueПролог
Physicist Leonardo Vetra smelled burning flesh, and he knew it was his own.Физик Леонардо Ветра почувствовал смрадный запах горелого мяса и понял, что это прижигают его собственную плоть.
He stared up in terror at the dark figure looming over him.Он в ужасе вскинул глаза на нависшую над ним темную фигуру.
"What do you want!"- Что вам от меня нужно?
"La chiave," the raspy voice replied.- La chiave, - проскрипел в ответ резкий злой голос.
"The password."- Пароль.
"But... I don't-"- Но... Я не...
The intruder pressed down again, grinding the white hot object deeper into Vetra's chest.Мучитель склонился ниже, раскаленное добела железо еще глубже проникло в грудь Леонардо Ветра.
There was the hiss of broiling flesh.Зашипела лопающаяся от жара кожа.
Vetra cried out in agony. "There is no password!" He felt himself drifting toward unconsciousness.- Нет никакого пароля! - вскрикнул от нестерпимой боли ученый, чувствуя, что начинает проваливаться в беспамятство.
The figure glared. "Ne avevo paura.- Ne avero paura, - проскрежетал его истязатель.
I was afraid of that."- Этого я и боялся.
Vetra fought to keep his senses, but the darkness was closing in.Леонардо Ветра изо всех сил старался не потерять сознание, но непроглядный мрак стремительно надвигался на него со всех сторон.
His only solace was in knowing his attacker would never obtain what he had come for.Единственным утешением ему служила мысль, что безжалостному палачу никогда не получить того, чего он так добивался.
A moment later, however, the figure produced a blade and brought it to Vetra's face.Однако через мгновение в руке у того появился кинжал, и остро отточенный металл блеснул у самого лица Ветра.
The blade hovered. Carefully. Surgically.Лезвие опускалось медленно и неотвратимо, с хирургической точностью и расчетливостью.
"For the love of God!" Vetra screamed.- О Господи! - взмолился Ветра. - Ради всего святого...
But it was too late.Слишком поздно.
1Глава 1
High atop the steps of the Pyramid of Giza a young woman laughed and called down to him.Молодая женщина на самом верху лестницы, ведущей к пирамидам Г изы звонко расхохоталась.
"Robert, hurry up! I knew I should have married a younger man!" Her smile was magic.- Пошевеливайся, Роберт! - крикнула она с кокетливой улыбкой. - Так и знала, что мне следовало искать мужа помоложе!
He struggled to keep up, but his legs felt like stone.Он заторопился, но его ноги будто налились свинцом.
"Wait," he begged.- Подожди меня, - окликнул он ее.
"Please..."- Прошу, пожалуйста...
As he climbed, his vision began to blur. There was a thundering in his ears.Он из последних сил одолевал ступеньку за ступенькой, перед глазами у него плыли кровавые круги, а в ушах звучал заунывный звон.
I must reach her!"Я должен до нее добраться!"
But when he looked up again, the woman had disappeared.Однако когда он вновь поднял глаза, женщина уже исчезла.
In her place stood an old man with rotting teeth. The man stared down, curling his lips into a lonely grimace.На ее месте стоял старик, смотревший на него сверху вниз с кривой ухмылкой, обнажавшей редкие гнилые зубы.
Then he let out a scream of anguish that resounded across the desert.Из груди потерявшего жену страдальца вырвался вопль муки и отчаяния, эхом прокатившийся по бескрайней пустыне.
Robert Langdon awoke with a start from his nightmare.Роберт Лэнгдон вздрогнул и вынырнул из ночного кошмара.
The phone beside his bed was ringing.У его кровати пронзительно звонил телефон.
Dazed, he picked up the receiver.Еще не стряхнув остатки сна, он поднял трубку.
"Hello?"- Алло!
"I'm looking for Robert Langdon," a man's voice said.- Мне нужен Роберт Лэнгдон, - ответил мужской голос.
Langdon sat up in his empty bed and tried to clear his mind. "This... is Robert Langdon." He squinted at his digital clock.Лэнгдон, пытаясь привести в порядок разбегающиеся мысли, спустил ноги с кровати и скосил глаза на дисплей электронных часов.
It was 5:18 A.M.5:18 утра.
"I must see you immediately."- Слушаю. - Я должен немедленно с вами встретиться.
"Who is this?"- Кто говорит?
"My name is Maximilian Kohler. I'm a discrete particle physicist."- Максимилиан Колер - физик, изучающий элементарные частицы.
"A what?" Langdon could barely focus.- Кто? - изумился Лэнгдон.
"Are you sure you've got the right Langdon?"- А вы уверены, что вам нужен именно я?
"You're a professor of religious iconology at Harvard University.- Уверен. Вы профессор Гарвардского университета, специализируетесь в области религиозной символики.
You've written three books on symbology and-"Написали три книги и...
"Do you know what time it is?"- А вы знаете, который час? - возмущенно перебил его Лэнгдон.
"I apologize.- Прошу меня извинить.
I have something you need to see.Мне необходимо вам кое-что показать.
I can't discuss it on the phone."По телефону объяснить не могу.
A knowing groan escaped Langdon's lips.Из груди Лэнгдона вырвался стон.
This had happened before.Еще один... Такое уже бывало не раз.
One of the perils of writing books about religious symbology was the calls from religious zealots who wanted him to confirm their latest sign from God.Неизбежное зло - звонки от свихнувшихся фанатиков, требующих, чтобы он толковал знамения, которые явил им сам Господь.
Last month a stripper from Oklahoma had promised Langdon the best sex of his life if he would fly down and verify the authenticity of a cruciform that had magically appeared on her bed sheets.Только в прошлом месяце какая-то стриптизерша из Оклахомы обещала Лэнгдону секс, которого он в жизни еще не имел, за то, чтобы он прилетел к ней в гости и подтвердил подлинность отпечатка креста, чудесным образом появившегося на ее простынях.
The Shroud of Tulsa, Langdon had called it.Плащаница из Талсы, посмеялся тогда Лэнгдон.
"How did you get my number?"- Как вы узнали номер моего телефона?
Langdon tried to be polite, despite the hour.- Несмотря на ранний час, Лэнгдон пытался говорить вежливо.
"On the Worldwide Web.- Во Всемирной паутине.
The site for your book."На сайте о ваших книгах.
Langdon frowned.Лэнгдон недоуменно сдвинул брови.
He was damn sure his book's site did not include his home phone number.Он был абсолютно уверен, что на этом сайте не указан номер его домашнего телефона.
The man was obviously lying.Его собеседник явно лжет.
"I need to see you," the caller insisted.- Мне необходимо вас видеть, - настаивал тот.
"I'll pay you well."- Я вам хорошо заплачу.
Now Langdon was getting mad.Вот теперь Лэнгдон разозлился по-настоящему.
"I'm sorry, but I really-"- Простите, однако я действительно...
"If you leave immediately, you can be here by-"- Если не станете тратить время на пререкания, то сможете быть у меня к...
"I'm not going anywhere!- И с места не тронусь!
It's five o'clock in the morning!"Пять часов утра!
Langdon hung up and collapsed back in bed. He closed his eyes and tried to fall back asleep.- Лэнгдон бросил трубку и, рухнув в постель, закрыл глаза и попытался заснуть.
It was no use.Бесполезно.
The dream was emblazoned in his mind.Память все подсовывала увиденную в кошмарном сне картину.
Reluctantly, he put on his robe and went downstairs.Поворочавшись на сбитых простынях, он нехотя влез в халат и спустился вниз.
Robert Langdon wandered barefoot through his deserted Massachusetts Victorian home and nursed his ritual insomnia remedy-a mug of steaming Nestl?'s Quik.Роберт Лэнгдон босиком бродил по своему пустому викторианскому дому в Массачусетсе, бережно сжимая в ладонях дымящуюся кружку с неизменным снадобьем от бессонницы -волшебным напитком "Нестле".
The April moon filtered through the bay windows and played on the oriental carpets.Апрельская луна лила через окна призрачный свет, который затейливыми пятнами играл на восточных коврах.
Langdon's colleagues often joked that his place looked more like an anthropology museum than a home.Коллеги Лэнгдона постоянно подтрунивали над тем, что его жилище больше смахивает на антропологический музей, нежели на домашний очаг.
His shelves were packed with religious artifacts from around the world-an ekuaba from Ghana, a gold cross from Spain, a cycladic idol from the Aegean, and even a rare woven boccus from Borneo, a young warrior's symbol of perpetual youth.Полки в комнатах заставлены занятными вещицами со всего мира. Жутковатая маска из Ганы, золотой крест из Испании, фигурка облаченного в тунику божества из Эгеи, символ неувядаемой силы юного воина с Борнео.
As Langdon sat on his brass Maharishi's chest and savored the warmth of the chocolate, the bay window caught his reflection.Лэнгдон, присев на окованный медью сундук из Бомбея, наслаждался живительным теплом ароматного шоколада. Боковым зрением он видел в оконном стекле свое отражение.
The image was distorted and pale... like a ghost.Искореженное, бледное... настоящее привидение.
An aging ghost, he thought, cruelly reminded that his youthful spirit was living in a mortal shell.К тому же стареющее привидение, подумал он, -беспощадное напоминание о том, что его по-прежнему молодая душа заключена в бренную оболочку.
Although not overly handsome in a classical sense, the forty five year old Langdon had what his female colleagues referred to as an "erudite" appeal-wisps of gray in his thick brown hair, probing blue eyes, an arrestingly deep voice, and the strong, carefree smile of a collegiate athlete.Хотя сорокапятилетний Лэнгдон и не был красив в классическом понимании этого слова, у него, как выражались его сотрудницы, была внешность "эрудита": седые пряди в густых каштановых волосах, пытливые проницательные голубые глаза, обворожительно сочный низкий голос, уверенная беззаботная улыбка спортсмена из университетской команды.
A varsity diver in prep school and college, Langdon still had the body of a swimmer, a toned, six foot physique that he vigilantly maintained with fifty laps a day in the university pool.Занимавшийся прыжками в воду в школе и колледже, Лэнгдон сохранил телосложение пловца - шесть футов тренированных мышц. Он тщательно поддерживал физическую форму, ежедневно по пятьдесят раз покрывая дорожку в университетском бассейне.
Langdon's friends had always viewed him as a bit of an enigma-a man caught between centuries.Друзья Лэнгдона всегда считали его некой загадкой, человеком, заблудившимся где-то между столетиями.
On weekends he could be seen lounging on the quad in blue jeans, discussing computer graphics or religious history with students; other times he could be spotted in his Harris tweed and paisley vest, photographed in the pages of upscale art magazines at museum openings where he had been asked to lecture.В выходные его можно было увидеть в окружении студентов, когда он, примостившись в вытертых джинсах прямо на каком-нибудь камне, обсуждал с ними головоломные вопросы компьютерной графики или не менее сложные проблемы истории религии. Однако он выглядел столь же естественно, когда в твидовом пиджаке от Харриса читал лекцию на открытии какой-нибудь музейной выставки, где его весьма охотно фотографировали для элитарных иллюстрированных журналов.
Although a tough teacher and strict disciplinarian, Langdon was the first to embrace what he hailed as the "lost art of good clean fun."Хотя как преподаватель Лэнгдон и был приверженцем строгих правил и жесткой дисциплины, он первым среди профессуры ввел в практику то, что сам называл "забытым искусством доброй невинной забавы".
He relished recreation with an infectious fanaticism that had earned him a fraternal acceptance among his students.Он с заразительным фанатизмом исповедовал и проповедовал внедрение в учебный процесс необходимых для восстановления способности к умственной деятельности развлечений, чем заслужил братское отношение со стороны студентов.
His campus nickname-"The Dolphin"-was a reference both to his affable nature and his legendary ability to dive into a pool and outmaneuver the entire opposing squad in a water polo match.Они прозвали его Дельфином, имея в виду и его легкий дружелюбный характер, и легендарную способность во время игры в водное поло внезапно глубоко нырнуть и с помощью хитрых маневров чуть ли не у самого дна бассейна оставить в дураках всю команду противника.
As Langdon sat alone, absently gazing into the darkness, the silence of his home was shattered again, this time by the ring of his fax machine.Лэнгдон одиноко сидел в пустом доме, уставившись в темноту невидящим взглядом. Вдруг тишину вновь разорвал звонок, на этот раз факса.
Too exhausted to be annoyed, Langdon forced a tired chuckle.Разозлиться как следует сил у него не хватило, и он лишь хохотнул, устало и совсем не весело.
God's people, he thought."Ох уж эти мне Божьи твари! - подумал он.
Two thousand years of waiting for their Messiah, and they're still persistent as hell.- Вот уже две тысячи лет ждут своего мессию и все никак не уймутся".
Wearily, he returned his empty mug to the kitchen and walked slowly to his oak paneled study.Он отнес пустую кружку на кухню и неторопливо прошлепал босыми ступнями в обшитый дубовыми панелями кабинет.
The incoming fax lay in the tray.На поддоне факса лежал лист бумаги.
Sighing, he scooped up the paper and looked at it. Instantly, a wave of nausea hit him.С горестным вздохом он взял его в руки, и в тот же миг на него стремительно накатил приступ тошноты.
The image on the page was that of a human corpse.Ученый не мог оторвать взгляда от изображения трупа.
The body had been stripped naked, and its head had been twisted, facing completely backward.Шея у совершенно обнаженного человека была свернута так, что виден был только затылок.
On the victim's chest was a terrible burn.На груди чернел страшный ожог.
The man had been branded... imprinted with a single word.Кто-то заклеймил свою жертву... выжег одно-единственное слово.
It was a word Langdon knew well.Слово, которое Лэнгдон знал.
Very well.Знал наизусть.
He stared at the ornate lettering in disbelief.Не веря своим глазам, он всматривался в витиеватую вязь букв.
"Illuminati," he stammered, his heart pounding.- Иллюминати... - запинаясь произнес он вслух, чувствуя, как сердце гулко забилось о ребра.
It can't be...Не может быть...
In slow motion, afraid of what he was about to witness, Langdon rotated the fax 180 degrees.Медленным-медленным движением, уже заранее зная, что он увидит, Лэнгдон перевернул текст факса вверх ногами.
He looked at the word upside down. Instantly, the breath went out of him. It was like he had been hit by a truck.И, беззвучно шевеля губами, прочитал напечатанное там слово.
Barely able to believe his eyes, he rotated the fax again, reading the brand right side up and then upside down.Противясь очевидному, не веря своим глазам, он вновь и вновь вертел в руках лист бумаги...
"Illuminati," he whispered.- Иллюминати, - почему-то прошептал он наконец.
Stunned, Langdon collapsed in a chair.Совершенно ошеломленный, Лэнгдон упал в кресло.
He sat a moment in utter bewilderment.Посидел некоторое время, приходя в себя и пытаясь собраться с мыслями.
Gradually, his eyes were drawn to the blinking red light on his fax machine.И только потом заметил мигающий красный индикатор факса.
Whoever had sent this fax was still on the line... waiting to talk.Тот, кто отправил ему факс, все еще оставался на линии... хотел, видимо, с ним поговорить.
Langdon gazed at the blinking light a long time.Лэнгдон в нерешительности долго смотрел на дразняще подмигивающий огонек.
Then, trembling, he picked up the receiver.Затем, дрожа словно в ознобе, поднял трубку.
2Глава 2
"Do I have your attention now?" the man's voice said when Langdon finally answered the line.- Надеюсь, теперь вы уделите мне немного внимания? - услышал он мужской голос.
"Yes, sir, you damn well do.- Да, сэр, не сомневайтесь.
You want to explain yourself?"Может быть, вы все же объясните, что происходит?
"I tried to tell you before."- Я уже пытался это сделать.
The voice was rigid, mechanical.- Г олос звучал механически, без всяких интонаций.
"I'm a physicist. I run a research facility.- Я физик, руковожу исследовательским центром.
We've had a murder.У нас произошло убийство.
You saw the body."Труп вы видели сами.
"How did you find me?" Langdon could barely focus. His mind was racing from the image on the fax.- Как вы меня нашли? - Перед глазами у Лэнгдона стояла полученная по факсу фотография, он никак не мог сосредоточиться и задал первый пришедший в голову вопрос.
"I already told you.- Я уже говорил.
The Worldwide Web.Через Всемирную паутину.
The site for your book, The Art of the Illuminati."На сайте о вашей книге "Искусство иллюминатов".
Langdon tried to gather his thoughts.Лэнгдон попытался привести мысли в порядок.
His book was virtually unknown in mainstream literary circles, but it had developed quite a following on line.Его книга была абсолютно неизвестна в широких литературных кругах, однако получила множество откликов в Интернете.
Nonetheless, the caller's claim still made no sense.Тем не менее заявление его собеседника звучало совершенно неправдоподобно.
"That page has no contact information," Langdon challenged.- На той странице не указаны мои контактные телефоны, - твердо сказал он.
"I'm certain of it."- Я в этом совершенно уверен.
"I have people here at the lab very adept at extracting user information from the Web."- У меня в лаборатории есть умельцы, которые способны получить любую информацию о пользователях Интернета.
Langdon was skeptical. "Sounds like your lab knows a lot about the Web."- Похоже, ваша лаборатория неплохо ориентируется в Сети, - все еще недоверчиво протянул Лэнгдон.
"We should," the man fired back. "We invented it."- А как же иначе, ведь это мы ее изобрели!
Something in the man's voice told Langdon he was not joking.Что-то в голосе собеседника убедило Лэнгдона в том, что он не шутит.
"I must see you," the caller insisted.- Мне необходимо с вами встретиться, -настойчиво продолжал тот.
"This is not a matter we can discuss on the phone.- По телефону такие вещи не обсуждают.
My lab is only an hour's flight from Boston."Из Бостона до моей лаборатории всего час лёта.
Langdon stood in the dim light of his study and analyzed the fax in his hand.Лэнгдон стоял в густом полумраке кабинета, рассматривая факс, который он все еще судорожно сжимал подрагивающими пальцами.
The image was overpowering, possibly representing the epigraphical find of the century, a decade of his research confirmed in a single symbol.Он не мог отвести взгляд от изображения, возможно, представлявшего собой эпиграфическую находку века, один-единственный символ, вобравший в себя десять лет кропотливого труда.
"It's urgent," the voice pressured.- Дело не терпит отлагательства, - настаивал его собеседник.
Langdon's eyes were locked on the brand.Лэнгдон впился глазами в надпись.
Illuminati, he read over and over."Иллюминати", - читал и перечитывал он.
His work had always been based on the symbolic equivalent of fossils-ancient documents and historical hearsay-but this image before him was today.Его работа была связана с древними документами и преданиями, своего рода эквивалентами ископаемых останков, но эта символика относилась и к сегодняшнему дню.
Present tense.К настоящему времени.
He felt like a paleontologist coming face to face with a living dinosaur.Он чувствовал себя палеонтологом, который нос к ногу столкнулся с живым динозавром.
"I've taken the liberty of sending a plane for you," the voice said.- Я взял на себя смелость послать за вами самолет,- сообщил ему собеседник.
"It will be in Boston in twenty minutes."- Он будет в Бостоне через двадцать минут.
Langdon felt his mouth go dry.В горле у Лэнгдона пересохло.
An hour's flight...Всего час лёта...
"Please forgive my presumption," the voice said. "I need you here."- Простите мне самонадеянность, но вы мне крайне нужны здесь, - произнес голос.
Langdon looked again at the fax-an ancient myth confirmed in black and white.Лэнгдон вновь взглянул на факс, на отпечатанное на нем подтверждение древнего мифа.
The implications were frightening.Его пугали возможные последствия произошедшего.
He gazed absently through the bay window.Он рассеянно посмотрел в окно.
The first hint of dawn was sifting through the birch trees in his backyard, but the view looked somehow different this morning.Сквозь кроны берез на заднем дворе робко пробивались первые лучи солнца, но этим утром давно ставшая привычной картина выглядела как-то по-другому.
As an odd combination of fear and exhilaration settled over him, Langdon knew he had no choice.Лэнгдона охватило странное смешанное чувство безоглядного восторга и гнетущего ужаса, и он понял, что выбора у него нет.
"You win," he said.- Ваша взяла, - сдался он.
"Tell me where to meet the plane."- Объясните, как мне найти ваш самолет.
3Глава 3
Thousands of miles away, two men were meeting.В двух тысячах миль от дома Лэнгдона происходила другая беседа.
The chamber was dark. Medieval. Stone.Г оворившие сидели в полутемной каморе с каменными стенами и потолком, как в мрачное Средневековье.
"Benvenuto," the man in charge said. He was seated in the shadows, out of sight. "Were you successful?"- Тебе все удалось, Бенвенуто? - властным тоном поинтересовался один из собеседников, почти невидимый в густой тени.
"Si," the dark figure replied. "Perfectamente." His words were as hard as the rock walls.- Si, perfettamente , - отозвался другой.
"And there will be no doubt who is responsible?"- И ни у кого не возникнет сомнений в том, кто именно несет ответственность за происшедшее?
"None."- Никаких.
"Superb.- Превосходно.
Do you have what I asked for?"Ты принес то, что я просил?
The killer's eyes glistened, black like oil.Темные, как мазут, глаза убийцы сверкнули.
He produced a heavy electronic device and set it on the table.Он поставил на стол тяжелый электронный прибор.
The man in the shadows seemed pleased. "You have done well."- Молодец, - довольным голосом произнес первый.
"Serving the brotherhood is an honor," the killer said.- Служить братству для меня высокая честь, -ответил убийца.
"Phase two begins shortly.- Скоро начнется второй этап.
Get some rest.Тебе нужно немного отдохнуть.
Tonight we change the world."Сегодня вечером мы изменим этот мир.
4Глава 4
Robert Langdon's Saab 900S tore out of the Callahan Tunnel and emerged on the east side of Boston Harbor near the entrance to Logan Airport."Сааб" Роберта Лэнгдона вырвался из тоннеля Каллахэн и оказался в восточной части Бостонского порта неподалеку от въезда в аэропорт Логана.
Checking his directions Langdon found Aviation Road and turned left past the old Eastern Airlines Building.Следуя полученным указаниям, Лэнгдон отыскал Авиэйшн-роуд и за старым зданием компании "Истерн эйрлайнс" свернул налево.
Three hundred yards down the access road a hangar loomed in the darkness. A large number 4 was painted on it.В трехстах ярдах от дороги он разглядел едва заметные в темноте очертания ангара, на стене которого была выведена гигантская цифра "4".
He pulled into the parking lot and got out of his car.Лэнгдон зарулил на стоянку и выбрался из автомобиля.
A round faced man in a blue flight suit emerged from behind the building.Из-за ангара появился круглолицый субъект в голубом комбинезоне.
"Robert Langdon?" he called. The man's voice was friendly. He had an accent Langdon couldn't place.- Роберт Лэнгдон? - приветливо окликнул он его с незнакомым акцентом.
"That's me," Langdon said, locking his car.- Он самый, - отозвался Лэнгдон, запирая машину.
"Perfect timing," the man said.- А вы чертовски пунктуальны.
"I've just landed.Я только что приземлился.
Follow me, please."Прошу за мной, пожалуйста.
As they circled the building, Langdon felt tense.Идя вокруг ангара, Лэнгдон вдруг ощутил, как напряжены его нервы.
He was not accustomed to cryptic phone calls and secret rendezvous with strangers.Ученый не привык к таинственным телефонным звонкам и секретным встречам с незнакомцами.
Not knowing what to expect he had donned his usual classroom attire-a pair of chinos, a turtleneck, and a Harris tweed suit jacket.Не зная, что его ждет, он выбрал одежду, которую обычно надевал на занятия, - прочные хлопчатобумажные брюки, свитер и пиджак из мягкого твида.
As they walked, he thought about the fax in his jacket pocket, still unable to believe the image it depicted.Лэнгдон вспомнил о лежащем во внутреннем кармане пиджака факсе. Он все еще не мог заставить себя до конца поверить в реальность того, что на нем было изображено.
The pilot seemed to sense Langdon's anxiety.Пилот, похоже, уловил владевшее Лэнгдоном напряженное беспокойство и спросил:
"Flying's not a problem for you, is it, sir?"- А как вы переносите перелеты, сэр? Без проблем, надеюсь?
"Not at all," Langdon replied.- Нормально, - ответил он и подумал:
Branded corpses are a problem for me. Flying I can handle."Перелет я как-нибудь переживу, а вот клейменые трупы для меня действительно проблема".
The man led Langdon the length of the hangar. They rounded the corner onto the runway.Они прошли вдоль длиннющей стены ангара и очутились на взлетной полосе.
Langdon stopped dead in his tracks and gaped at the aircraft parked on the tarmac.Лэнгдон застыл как вкопанный, уставившись на приникший к бетону самолет.
"We're riding in that?"- Мы что, полетим вот на этой штуке?
The man grinned. "Like it?"- Нравится? - расплылся в широкой улыбке пилот.
Langdon stared a long moment. "Like it? What the hell is it?"- А что это вообще такое?
The craft before them was enormous. It was vaguely reminiscent of the space shuttle except that the top had been shaved off, leaving it perfectly flat.Перед ними громоздился самолет гигантских, чудовищных размеров, отдаленно напоминавший космический "челнок", за исключением того, что верхняя часть его фюзеляжа была абсолютно плоской.
Parked there on the runway, it resembled a colossal wedge.Создавалось впечатление, что сверху она срезана. Более всего летательный аппарат походил на клин колоссальных размеров.
Langdon's first impression was that he must be dreaming.Лэнгдону на мгновение даже показалось, что он видит сон.
The vehicle looked as airworthy as a Buick.С виду диковинная машина была столь же пригодна для полетов, как гусеничный трактор.
The wings were practically nonexistent-just two stubby fins on the rear of the fuselage.Крылья практически отсутствовали. Вместо них из задней части фюзеляжа торчали какие-то коротенькие обрубки.
A pair of dorsal guiders rose out of the aft section.Над обрубками возвышались два киля.
The rest of the plane was hull-about 200 feet from front to back-no windows, nothing but hull.Все остальное - сплошной фюзеляж. Длиной около 200 футов и без единого иллюминатора.
"Two hundred fifty thousand kilos fully fueled," the pilot offered, like a father bragging about his newborn.- Двести пятьдесят тысяч килограммов с полной заправкой! - хвастливо проинформировал Лэнгдона пилот - так молодой папаша горделиво сообщает данные о весе своего первенца.
"Runs on slush hydrogen.- Работает на жидком водороде.
The shell's a titanium matrix with silicon carbide fibers.Корпус из титана, армированного кремниево-карбидным волокном.
She packs a 20:1 thrust/weight ratio; most jets run at 7:1.Соотношение тяги к весу - двадцать к одному, а у большинства реактивных самолетов оно не превышает семи к одному.
The director must be in one helluva a hurry to see you.Нашему директору, видно, и вправду не терпится с вами повидаться.
He doesn't usually send the big boy."Обычно он этого великана за своими гостями не высылает.
"This thing flies?" Langdon said.- И эта... этот... оно летает? - не без сарказма вскинул брови Лэнгдон.
The pilot smiled. "Oh yeah." He led Langdon across the tarmac toward the plane.- Еще как! - снисходительно усмехнулся пилот.
"Looks kind of startling, I know, but you better get used to it.- Выглядит, конечно, немного необычно, может, даже страшновато, но советую привыкать.
In five years, all you'll see are these babies-HSCT's-High Speed Civil Transports.Уже через пять лет в воздухе ничего, кроме этих милашек, не останется. Высокоскоростное гражданское средство передвижения.
Our lab's one of the first to own one."Наша лаборатория одна из первых приобрела такой самолет.
Must be one hell of a lab, Langdon thought."Да, ничего себе лаборатория, не из бедных", -мелькнуло в голове у Лэнгдона.
"This one's a prototype of the Boeing X 33," the pilot continued, "but there are dozens of others-the National Aero Space Plane, the Russians have Scramjet, the Brits have HOTOL.- Перед вами прототип "Боинга Х-33", -продолжал пилот. - Однако уже сегодня существуют десятки других моделей. У американцев, русских, британцев.
The future's here, it's just taking some time to get to the public sector.Будущее за ними, нужно только некоторое время, чтобы внедрить их в сферу общественного транспорта.
You can kiss conventional jets good bye."Так что можете прощаться с обычными реактивными самолетами.
Langdon looked up warily at the craft. "I think I'd prefer a conventional jet."- Лично я предпочел бы обычный, - искренне признался Лэнгдон, с опаской поглядывая на титанового монстра.
The pilot motioned up the gangplank.Пилот подвел его к трапу.
"This way, please, Mr. Langdon.- Сюда, пожалуйста, мистер Лэнгдон.
Watch your step."Смотрите не споткнитесь.
Minutes later, Langdon was seated inside the empty cabin.Через несколько минут Лэнгдон уже сидел в пустом салоне.
The pilot buckled him into the front row and disappeared toward the front of the aircraft.Пилот усадил его в первом ряду, заботливо застегнул на нем ремень безопасности и скрылся в носовой части самолета.
The cabin itself looked surprisingly like a wide body commercial airliner.К его удивлению, салон напоминал те, к которым уже привыкли пассажиры широкофюзеляжных лайнеров.
The only exception was that it had no windows, which made Langdon uneasy.Единственное отличие состояло в том, что здесь не было ни одного иллюминатора. Лэнгдону это обстоятельство пришлось не по душе.
He had been haunted his whole life by a mild case of claustrophobia-the vestige of a childhood incident he had never quite overcome.Всю жизнь его преследовала умеренной тяжести клаустрофобия - следствие одного инцидента в раннем детстве, избавиться от которой до конца он так и не сумел.
Langdon's aversion to closed spaces was by no means debilitating, but it had always frustrated him.Эта боязнь замкнутого пространства никоим образом не сказывалась на здоровье Лэнгдона, но причиняла ему массу неудобств и потому всегда его раздражала.
It manifested itself in subtle ways.Проявляла она себя в скрытой форме.
He avoided enclosed sports like racquetball or squash, and he had gladly paid a small fortune for his airy, high ceilinged Victorian home even though economical faculty housing was readily available.Он, например, избегал спортивных игр в закрытых помещениях, таких как ракетбол и сквош. Он охотно, даже с радостью выложил круглую сумму за свой просторный викторианский дом с высоченными потолками, хотя университет был готов предоставить ему куда более дешевое жилье.
Langdon had often suspected his attraction to the art world as a young boy sprang from his love of museums' wide open spaces.Лэнгдона частенько навещали подозрения, что вспыхнувшая в нем в юности тяга к миру искусства была порождена любовью к огромным музейным залам.
The engines roared to life beneath him, sending a deep shudder through the hull.Где-то под ногами ожили двигатели, корпус самолета отозвался мелкой дрожью.
Langdon swallowed hard and waited.Лэнгдон судорожно сглотнул и замер в ожидании.
He felt the plane start taxiing.Он почувствовал, как самолет вырулил на взлетную полосу.
Piped in country music began playing quietly overhead.Над его головой негромко зазвучала музыка "кантри".
A phone on the wall beside him beeped twice.Дважды пискнул висящий на стене телефон.
Langdon lifted the receiver.Лэнгдон снял трубку.
"Hello?"- Алло!
"Comfortable, Mr. Langdon?"- Как самочувствие, мистер Лэнгдон?
"Not at all."- Не очень.
"Just relax.- Расслабьтесь.
We'll be there in an hour."Через час будем на месте.
"And where exactly is there?"- Где именно, нельзя ли поточнее?
Langdon asked, realizing he had no idea where he was headed.- Только сейчас до него дошло, что он так и не знает, куда они направляются.
"Geneva," the pilot replied, revving the engines.- В Женеве, - ответил пилот, и двигатели взревели.
"The lab's in Geneva."- Наша лаборатория находится в Женеве.
"Geneva," Langdon repeated, feeling a little better.- Ага, значит, Женева, - повторил Лэнгдон.
"Upstate New York.- На севере штата Нью-Йорк.
I've actually got family near Seneca Lake.Кстати, моя семья живет там, неподалеку от озера Сенека.
I wasn't aware Geneva had a physics lab."А я и не знал, что в Женеве есть физическая лаборатория.
The pilot laughed. "Not Geneva, New York, Mr. Langdon.- Не та Женева, что в штате Нью-Йорк, мистер Лэнгдон, - рассмеялся пилот.
Geneva, Switzerland."- А та, что в Швейцарии!
The word took a long moment to register.Потребовалось некоторое время, чтобы до Лэнгдона дошел весь смысл услышанного.
"Switzerland?"- Ах вот как? В Швейцарии?
Langdon felt his pulse surge.- Пульс у Лэнгдона лихорадочно зачастил.
"I thought you said the lab was only an hour away!"- Но мне показалось, вы говорили, что нам лететь не больше часа...
"It is, Mr. Langdon." The pilot chuckled.- Так оно и есть, мистер Лэнгдон! - коротко хохотнул пилот.
"This plane goes Mach fifteen."- Эта малышка развивает скорость 15 M .
5Глава 5
On a busy European street, the killer serpentined through a crowd.Убийца ловко лавировал в толпе, заполнившей шумную улицу большого европейского города.
He was a powerful man. Dark and potent. Deceptively agile. His muscles still felt hard from the thrill of his meeting.Смуглый, подвижный, могучего телосложения и все еще взбудораженный после недавней встречи.
It went well, he told himself.Все прошло хорошо, убеждал он себя.
Although his employer had never revealed his face, the killer felt honored to be in his presence.Хотя его работодатель никогда не показывал ему своего лица, само общение с ним было большой честью.
Had it really been only fifteen days since his employer had first made contact?Неужели после их первого контакта прошло всего лишь пятнадцать дней?
The killer still remembered every word of that call...Убийца помнил каждое слово из того телефонного разговора.
"My name is Janus," the caller had said.- Меня зовут Янус, - представился его собеседник.
"We are kinsmen of a sort.- Нас с вами связывают почти кровные узы.
We share an enemy.У нас общий враг.
I hear your skills are for hire."Говорят, вы предлагаете желающим свои услуги?
"It depends whom you represent," the killer replied.- Все зависит от того, кого вы представляете, -уклончиво ответил убийца.
The caller told him.Собеседник сказал ему и это.
"Is this your idea of a joke?"- Вы шутите?
"You have heard our name, I see," the caller replied.- Так, значит, вы о нас слышали?
"Of course.- Конечно.
The brotherhood is legendary."О братстве ходят легенды.
"And yet you find yourself doubting I am genuine."- Ну вот, а вы сомневаетесь.
"Everyone knows the brothers have faded to dust."- Так ведь все знают, что братья давно превратились в прах.
"A devious ploy.- Всего лишь блестящая тактическая уловка с нашей стороны.
The most dangerous enemy is that which no one fears."Согласитесь, самый опасный противник тот, кого все перестали опасаться.
The killer was skeptical. "The brotherhood endures?"- Значит, если я вас правильно понял, братство выжило? - по-прежнему недоверчиво произнес убийца.
"Deeper underground than ever before.- Именно так, только оно ушло в еще более глубокое подполье.
Our roots infiltrate everything you see... even the sacred fortress of our most sworn enemy."Мы проникаем повсюду... даже в святая святых нашего самого заклятого врага.
"Impossible.- Но это же невозможно.
They are invulnerable."Эти враги неприступны и неуязвимы.
"Our reach is far."- У нас очень длинные руки.
"No one's reach is that far."- Но не настолько же!
"Very soon, you will believe.- Очень скоро вы в этом сами убедитесь.
An irrefutable demonstration of the brotherhood's power has already transpired.Уже получено неопровержимое доказательство всемогущества братства.
A single act of treachery and proof."Один-единственный акт измены - и...
"What have you done?"- И как вы поступили?
The caller told him.Собеседник посвятил его в подробности.
The killer's eyes went wide.- Невероятно.
"An impossible task."Просто немыслимо! - воскликнул убийца.
The next day, newspapers around the globe carried the same headline.На следующий день газеты разнесли эту сенсацию по всему миру.
The killer became a believer.Убийца обрел веру.
Now, fifteen days later, the killer's faith had solidified beyond the shadow of a doubt.И вот сейчас, пятнадцать дней спустя, он уже настолько укрепился в этой своей вере, что не испытывал более ни тени сомнений.
The brotherhood endures, he thought.Братство живет, ликовал он.
Tonight they will surface to reveal their power.Сегодня они явятся белому свету, чтобы показать всем свою неодолимую силу.
As he made his way through the streets, his black eyes gleamed with foreboding.Убийца пробирался хитросплетениями улиц, его темные глаза зловеще и в то же время радостно мерцали от предвкушения предстоящих событий.
One of the most covert and feared fraternities ever to walk the earth had called on him for service.Его призвало служить себе одно из самых тайных и самых страшных сообществ среди тех, которые когда-либо существовали на этой земле.
They have chosen wisely, he thought.Они сделали правильный выбор, подумал он.
His reputation for secrecy was exceeded only by that of his deadliness.Его умение хранить секреты уступало только его умению убивать.
So far, he had served them nobly.Он служил братству верой и правдой.
He had made his kill and delivered the item to Janus as requested.Расправился с указанной жертвой и доставил требуемый Янусу предмет.
Now, it was up to Janus to use his power to ensure the item's placement.Теперь Янусу предстоит применить все свои силы и влияние, чтобы переправить предмет в намеченное место.
The placement... The killer wondered how Janus could possibly handle such a staggering task.Интересно, размышлял убийца, как Янусу удастся справиться с подобной, практически невыполнимой задачей?
The man obviously had connections on the inside.У него туда явно внедрены свои люди.
The brotherhood's dominion seemed limitless.Власть братства, похоже, действительно безгранична.
Janus, the killer thought. A code name, obviously.Янус, Янус... Несомненно, псевдоним, подпольная кличка, решил убийца.
Was it a reference, he wondered, to the Roman two faced god... or to the moon of Saturn?Только вот что здесь имеется в виду - двуликое божество Древнего Рима... или спутник Сатурна?
Not that it made any difference.Хотя какая разница!
Janus wielded unfathomable power.Янус обладает непостижимой и неизмеримой властью.
He had proven that beyond a doubt.Он доказал это наглядно и убедительно.
As the killer walked, he imagined his ancestors smiling down on him.Убийца представил себе, как одобрительно улыбнулись бы ему его предки.
Today he was fighting their battle, he was fighting the same enemy they had fought for ages, as far back as the eleventh century... when the enemy's crusading armies had first pillaged his land, raping and killing his people, declaring them unclean, defiling their temples and gods.Сегодня он продолжает их благородное дело, бьется с тем же врагом, против которого они сражались столетиями, с одиннадцатого века... с того черного дня, когда полчища крестоносцев впервые хлынули на его землю, оскверняя священные для нее реликвии и храмы, грабя, насилуя и убивая его сородичей, которых объявляли нечестивцами.
His ancestors had formed a small but deadly army to defend themselves. The army became famous across the land as protectors-skilled executioners who wandered the countryside slaughtering any of the enemy they could find.Для отпора захватчикам его предки собрали небольшую, но грозную армию, и очень скоро ее бойцы получили славное имя "защитников". Эти искусные и бесстрашные воины скрытно передвигались по всей стране и беспощадно уничтожали любого попавшегося на глаза врага.
They were renowned not only for their brutal killings, but also for celebrating their slayings by plunging themselves into drug induced stupors.Они завоевали известность не только благодаря жестоким казням, но и тому, что каждую победу отмечали обильным приемом наркотиков.
Their drug of choice was a potent intoxicant they called hashish.Излюбленным у них стало весьма сильнодействующее средство, которое они называли гашишем.
As their notoriety spread, these lethal men became known by a single word-Hassassin-literally "the followers of hashish."По мере того как росла их слава, за этими сеющими вокруг себя смерть мстителями закрепилось прозвище "гашишин", что в буквальном переводе означает "приверженный гашишу".
The name Hassassin became synonymous with death in almost every language on earth.Почти в каждый язык мира это слово вошло синонимом смерти.
The word was still used today, even in modern English... but like the craft of killing, the word had evolved.Оно употребляется и в современном английском... однако, подобно самому искусству убивать, претерпело некоторые изменения.
It was now pronounced assassin.Теперь оно произносится "ассасин" .
6Глава 6
Sixty four minutes had passed when an incredulous and slightly air sick Robert Langdon stepped down the gangplank onto the sun drenched runway.Через шестьдесят четыре минуты Роберт Лэнгдон, которого все-таки слегка укачало во время полета, сошел с трапа самолета на залитую солнцем посадочную полосу, недоверчиво и подозрительно глядя по сторонам.
A crisp breeze rustled the lapels of his tweed jacket.Прохладный ветерок шаловливо играл лацканами его пиджака.
The open space felt wonderful.От представшего перед его глазами зрелища на душе у Лэнгдона сразу полегчало.
He squinted out at the lush green valley rising to snowcapped peaks all around them.Прищурившись, он с наслаждением рассматривал покрытые роскошной зеленью склоны долины, взмывающие к увенчанным белоснежными шапками вершинам.
I'm dreaming, he told himself.Чудесный сон, подумал он про себя.
Any minute now I'll be waking up.Жаль будет просыпаться.
"Welcome to Switzerland," the pilot said, yelling over the roar of the X 33's misted fuel HEDM engines winding down behind them.- Добро пожаловать в Швейцарию! - улыбнулся ему пилот, стараясь перекричать рев все еще работающих двигателей "Х-33".
Langdon checked his watch.Лэнгдон взглянул на часы.
It read 7:07 A.M.Семь минут восьмого утра.
"You just crossed six time zones," the pilot offered.- Вы пересекли шесть часовых поясов, - сообщил ему пилот.
"It's a little past 1 P.M. here."- Здесь уже начало второго.
Langdon reset his watch.Лэнгдон перевел часы.
"How do you feel?"- Как самочувствие?
He rubbed his stomach.Лэнгдон, поморщившись, потер живот.
"Like I've been eating Styrofoam."- Как будто пенопласта наелся.
The pilot nodded. "Altitude sickness.- Высотная болезнь, - понимающе кивнул пилот.
We were at sixty thousand feet.- Шестьдесят тысяч футов как-никак.
You're thirty percent lighter up there.На такой высоте вы весите на треть меньше.
Lucky we only did a puddle jump.Вам еще повезло с коротким подскоком.
If we'd gone to Tokyo I'd have taken her all the way up-a hundred miles.Вот если бы мы летели в Токио, мне пришлось бы поднять мою детку куда выше - на сотни и сотни миль.
Now that'll get your insides rolling."Ну уж тогда бы у вас кишки и поплясали!
Langdon gave a wan nod and counted himself lucky.Лэнгдон кивнул и вымучено улыбнулся, согласившись считать себя счастливчиком.
All things considered, the flight had been remarkably ordinary.Вообще говоря, с учетом всех обстоятельств полет оказался вполне заурядным.
Aside from a bone crushing acceleration during take off, the plane's motion had been fairly typical-occasional minor turbulence, a few pressure changes as they'd climbed, but nothing at all to suggest they had been hurtling through space at the mind numbing speed of 11,000 miles per hour.Если не считать зубодробительного эффекта от ускорения во время взлета, остальные ощущения были весьма обычными: время от времени незначительная болтанка, изменение давления по мере набора высоты... И больше ничего, что позволило бы предположить, что они несутся в пространстве с не поддающейся воображению скоростью 11 тысяч миль в час.
A handful of technicians scurried onto the runway to tend to the X 33."Х-33" со всех сторон облепили техники наземного обслуживания.
The pilot escorted Langdon to a black Peugeot sedan in a parking area beside the control tower.Пилот повел Лэнгдона к черному "пежо" на стоянке возле диспетчерской вышки.
Moments later they were speeding down a paved road that stretched out across the valley floor.Через несколько секунд они уже мчались по гладкому асфальту дороги, тянущейся по дну долины.
A faint cluster of buildings rose in the distance. Outside, the grassy plains tore by in a blur.В отдалении, прямо у них на глазах, вырастала кучка прилепившихся друг к другу зданий.
Langdon watched in disbelief as the pilot pushed the speedometer up around 170 kilometers an hour-over 100 miles per hour.Лэнгдон в смятении заметил, как стрелка спидометра метнулась к отметке 170 километров в час. Это же больше 100 миль, вдруг осознал он.
What is it with this guy and speed? he wondered.Господи, да этот парень просто помешан на скорости, мелькнуло у него в голове.
"Five kilometers to the lab," the pilot said.- До лаборатории пять километров, - обронил пилот.
"I'll have you there in two minutes."- Доедем за две минуты.
Langdon searched in vain for a seat belt. Why not make it three and get us there alive? The car raced on."Давай доедем за три, но живыми", - мысленно взмолился Лэнгдон, тщетно пытаясь нащупать ремень безопасности.
"Do you like Reba?" the pilot asked, jamming a cassette into the tape deck.- Любите Рибу? - спросил пилот, придерживая руль одним пальцем левой руки, а правой вставляя кассету в магнитолу.
A woman started singing. It's just the fear of being alone..."Как страшно остаться одной..." - печально запел женский голос.
No fear here, Langdon thought absently.Да чего там страшного, рассеянно возразил про себя Лэнгдон.
His female colleagues often ribbed him that his collection of museum quality artifacts was nothing more than a transparent attempt to fill an empty home, a home they insisted would benefit greatly from the presence of a woman.Его сотрудницы частенько упрекали его в том, что собранная им коллекция диковинных вещей, достойная любого музея, есть не что иное, как откровенная попытка заполнить унылую пустоту, царящую в его доме. В доме, который только выиграет от присутствия женщины.
Langdon always laughed it off, reminding them he already had three loves in his life-symbology, water polo, and bachelorhood-the latter being a freedom that enabled him to travel the world, sleep as late as he wanted, and enjoy quiet nights at home with a brandy and a good book.Лэнгдон же всегда отшучивался, напоминая им, что в его жизни уже есть три предмета самозабвенной любви - наука о символах, водное поло и холостяцкое существование. Последнее означало свободу, которая позволяла по утрам валяться в постели, сколько душа пожелает, а вечера проводить в блаженном уюте за бокалом бренди и умной книгой.
"We're like a small city," the pilot said, pulling Langdon from his daydream. "Not just labs.- Вообще-то у нас не просто лаборатория, - отвлек пилот Лэнгдона от его размышлений, - а целый городок.
We've got supermarkets, a hospital, even a cinema."Есть супермаркет, больница и даже своя собственная киношка.
Langdon nodded blankly and looked out at the sprawling expanse of buildings rising before them.Лэнгдон безучастно кивнул и посмотрел на стремительно надвигающиеся на них здания.
"In fact," the pilot added, "we possess the largest machine on earth."- К тому же у нас самая большая в мире Машина, -добавил пилот.
"Really?"- Вот как?
Langdon scanned the countryside.- Лэнгдон осмотрел окрестности.
"You won't see it out there, sir." The pilot smiled.- Так вам ее не увидеть, сэр, - усмехнулся пилот.
"It's buried six stories below the earth."- Она спрятана под землей на глубине шести этажей.
Langdon didn't have time to ask.Времени на то, чтобы выяснить подробности, у Лэнгдона не оказалось.
Without warning the pilot jammed on the brakes. The car skidded to a stop outside a reinforced sentry booth.Без всяких предупреждений пилот ударил по тормозам, и автомобиль под протестующий визг покрышек замер у будки контрольно-пропускного пункта.
Langdon read the sign before them. Securite. Arretez He suddenly felt a wave of panic, realizing where he was.Лэнгдон в панике принялся шарить по карманам.
"My God!- О Господи!
I didn't bring my passport!"Я же не взял паспорт!
"Passports are unnecessary," the driver assured.- А на кой он вам? - небрежно бросил пилот.
"We have a standing arrangement with the Swiss government."- У нас есть постоянная договоренность с правительством Швейцарии.
Langdon watched dumbfounded as his driver gave the guard an ID.Ошеломленный Лэнгдон в полном недоумении наблюдал, как пилот протянул охраннику свое удостоверение личности.
The sentry ran it through an electronic authentication device. The machine flashed green.Тот вставил пластиковую карточку в щель электронного идентификатора, и тут же мигнул зеленый огонек.
"Passenger name?"- Имя вашего пассажира?
"Robert Langdon," the driver replied.- Роберт Лэнгдон, - ответил пилот.
"Guest of?"- К кому?
"The director."- К директору.
The sentry arched his eyebrows.Охранник приподнял брови.
He turned and checked a computer printout, verifying it against the data on his computer screen.Отвернулся к компьютеру, несколько секунд вглядывался в экран монитора.
Then he returned to the window.Затем вновь высунулся в окошко.
"Enjoy your stay, Mr. Langdon."- Желаю вам всего наилучшего, мистер Лэнгдон, -почти ласково проговорил он.
The car shot off again, accelerating another 200 yards around a sweeping rotary that led to the facility's main entrance.Машина вновь рванулась вперед, набирая сумасшедшую скорость на 200-ярдовой дорожке, круто сворачивающей к главному входу лаборатории.
Looming before them was a rectangular, ultramodern structure of glass and steel.Перед ними возвышалось прямоугольное ультрасовременное сооружение из стекла и стали.
Langdon was amazed by the building's striking transparent design.Дизайн, придававший такой громаде поразительную легкость и прозрачность, привел Лэнгдона в восхищение.
He had always had a fond love of architecture.Он всегда питал слабость к архитектуре.
"The Glass Cathedral," the escort offered.- Стеклянный собор, - пояснил пилот.
"A church?"- Церковь? - решил уточнить Лэнгдон.
"Hell, no.- Отнюдь.
A church is the one thing we don't have.Вот как раз церкви у нас нет.
Physics is the religion around here.Единственная религия здесь - это физика.
Use the Lord's name in vain all you like," he laughed, "just don't slander any quarks or mesons."Так что можете сколько угодно поминать имя Божье всуе, но если вы обидите какой-нибудь кварк или мезон - тогда вам уж точно несдобровать.
Langdon sat bewildered as the driver swung the car around and brought it to a stop in front of the glass building.Лэнгдон в полном смятении заерзал на пассажирском сиденье, когда автомобиль, завершив, как ему показалось, вираж на двух колесах, остановился перед стеклянным зданием.
Quarks and mesons?Кварки и мезоны?
No border control?Никакого пограничного контроля?
Mach 15 jets?Самолет, развивающий скорость 15 М?
Who the hell are these guys?Да кто же они такие, черт побери, эти ребята?
The engraved granite slab in front of the building bore the answer:Полированная гранитная плита, установленная у входа, дала ему ответ на этот вопрос.
CERN Conseil Europ?en pour la Recherche Nucl?aireConseil Europeen pour la Recherche Nucleaire
"Nuclear Research?" Langdon asked, fairly certain his translation was correct.- Ядерных исследований? - на всякий случай переспросил Лэнгдон, абсолютно уверенный в правильности своего перевода названия с французского.
The driver did not answer. He was leaning forward, busily adjusting the car's cassette player.Водитель не ответил: склонившись чуть ли не до пола, он увлеченно крутил ручки автомагнитолы.
"This is your stop.- Вот мы и приехали, - покряхтывая, распрямил он спину.
The director will meet you at this entrance."- Здесь вас должен встречать директор.
Langdon noted a man in a wheelchair exiting the building.Лэнгдон увидел, как из дверей здания выкатывается инвалидное кресло-коляска.
He looked to be in his early sixties.Сидящему в ней человеку на вид можно было дать лет шестьдесят.
Gaunt and totally bald with a sternly set jaw, he wore a white lab coat and dress shoes propped firmly on the wheelchair's footrest.Костлявый, ни единого волоска на поблескивающем черепе, вызывающе выпяченный подбородок. Человек был одет в белый халат, а на подножке кресла неподвижно покоились ноги в сверкающих лаком вечерних туфлях.
Even at a distance his eyes looked lifeless-like two gray stones.Даже на расстоянии его глаза казались совершенно безжизненными - точь-в-точь два тускло-серых камешка.
"Is that him?" Langdon asked.- Это он? - спросил Лэнгдон.
The driver looked up.Пилот вскинул голову.
"Well, I'll be."- Ох, чтоб тебя...
He turned and gave Langdon an ominous smile.- Он с мрачной ухмылкой обернулся к Лэнгдону.
"Speak of the devil."- Легок на помине!
Uncertain what to expect, Langdon stepped from the vehicle.Не имея никакого представления о том, что его ждет, Лэнгдон нерешительно вылез из автомобиля.
The man in the wheelchair accelerated toward Langdon and offered a clammy hand.Приблизившись, человек в кресле-коляске протянул ему холодную влажную ладонь.
"Mr. Langdon?- Мистер Лэнгдон?
We spoke on the phone.Мы с вами говорили по телефону.
My name is Maximilian Kohler."Я - Максимилиан Колер.
7Глава 7
Maximilian Kohler, director general of CERN, was known behind his back as K?nig-King.Генерального директора ЦЕРНа Максимилиана Колера за глаза называли кайзером.
It was a title more of fear than reverence for the figure who ruled over his dominion from a wheelchair throne.Титул этот ему присвоили больше из благоговейного ужаса, который он внушал, нежели из почтения к владыке, правившему своей вотчиной с трона на колесиках.
Although few knew him personally, the horrific story of how he had been crippled was lore at CERN, and there were few there who blamed him for his bitterness... nor for his sworn dedication to pure science.Хотя мало кто в центре знал его лично, там рассказывали множество ужасных историй о том, как он стал калекой. Некоторые недолюбливали его за черствость и язвительность, однако не признавать его безграничную преданность чистой науке не мог никто.
Langdon had only been in Kohler's presence a few moments and already sensed the director was a man who kept his distance.Пробыв в компании Колера всего несколько минут, Лэнгдон успел ощутить, что директор -человек, застегнутый на все пуговицы и никого близко к себе не подпускающий.
Langdon found himself practically jogging to keep up with Kohler's electric wheelchair as it sped silently toward the main entrance.Чтобы успеть за инвалидным креслом с электромотором, быстро катившимся к главному входу, ему приходилось то и дело переходить на трусцу.
The wheelchair was like none Langdon had ever seen-equipped with a bank of electronics including a multiline phone, a paging system, computer screen, even a small, detachable video camera.Такого кресла Лэнгдон еще никогда в жизни не видел - оно было буквально напичкано электронными устройствами, включая многоканальный телефон, пейджинговую систему, компьютер и даже миниатюрную съемную видеокамеру.
King Kohler's mobile command center.Этакий мобильный командный пункт кайзера Колера.
Langdon followed through a mechanical door into CERN's voluminous main lobby.Вслед за креслом Лэнгдон через автоматически открывающиеся двери вошел в просторный вестибюль центра.
The Glass Cathedral, Langdon mused, gazing upward toward heaven.Стеклянный собор, хмыкнул про себя американец, поднимая глаза к потолку и увидев вместо него небо.
Overhead, the bluish glass roof shimmered in the afternoon sun, casting rays of geometric patterns in the air and giving the room a sense of grandeur. Angular shadows fell like veins across the white tiled walls and down to the marble floors.Над его головой голубовато отсвечивала стеклянная крыша, сквозь которую послеполуденное солнце щедро лило свои лучи, разбрасывая по облицованным белой плиткой стенам и мраморному полу геометрически правильные узоры и придавая интерьеру вестибюля вид пышного великолепия.
The air smelled clean, sterile.Воздух здесь был настолько чист, что у Лэнгдона с непривычки даже защекотало в носу.
A handful of scientists moved briskly about, their footsteps echoing in the resonant space.Гулкое эхо разносило звук шагов редких ученых, с озабоченным видом направлявшихся через вестибюль по своим делам.
"This way, please, Mr. Langdon."- Сюда, пожалуйста, мистер Лэнгдон.
His voice sounded almost computerized.Г олос Колера звучал механически, словно прошел обработку в компьютере.
His accent was rigid and precise, like his stern features.Дикция точная и жесткая, под стать резким чертам его лица.
Kohler coughed and wiped his mouth on a white handkerchief as he fixed his dead gray eyes on Langdon.Колер закашлялся, вытер губы белоснежным платком и бросил на Лэнгдона пронзительный взгляд своих мертвенно-серых глаз.
"Please hurry."- Вас не затруднит поторопиться?
His wheelchair seemed to leap across the tiled floor.Кресло рванулось по мраморному полу.
Langdon followed past what seemed to be countless hallways branching off the main atrium. Every hallway was alive with activity.Лэнгдон поспешил за ним мимо бесчисленных коридоров, в каждом из которых кипела бурная деятельность.
The scientists who saw Kohler seemed to stare in surprise, eyeing Langdon as if wondering who he must be to command such company.При их появлении ученые с изумлением и бесцеремонным любопытством разглядывали Лэнгдона, стараясь угадать, кто он такой, чтобы заслужить честь находиться в обществе их директора.
"I'm embarrassed to admit," Langdon ventured, trying to make conversation, "that I've never heard of CERN."- К своему стыду, должен признаться, что никогда не слышал о вашем центре, - предпринял Лэнгдон попытку завязать беседу.
"Not surprising," Kohler replied, his clipped response sounding harshly efficient.- Ничего удивительного, - с нескрываемой холодностью ответил Колер.
"Most Americans do not see Europe as the world leader in scientific research.- Большинство американцев отказываются признавать мировое лидерство Европы в научных исследованиях и считают ее большой лавкой...
They see us as nothing but a quaint shopping district-an odd perception if you consider the nationalities of men like Einstein, Galileo, and Newton."Весьма странное суждение, если вспомнить национальную принадлежность таких личностей, как Эйнштейн, Галилей и Ньютон.
Langdon was unsure how to respond.Лэнгдон растерялся, не зная, как ему реагировать.
He pulled the fax from his pocket.Он вытащил из кармана пиджака факс.
"This man in the photograph, can you-"- А этот человек на фотографии, не могли бы вы...
Kohler cut him off with a wave of his hand. "Please. Not here. I am taking you to him now." He held out his hand.- Не здесь, пожалуйста! - гневным взмахом руки остановил его Колер.
"Perhaps I should take that."- Дайте-ка это мне.
Langdon handed over the fax and fell silently into step.Лэнгдон безропотно протянул ему факс и молча пошел рядом с креслом-коляской.
Kohler took a sharp left and entered a wide hallway adorned with awards and commendations.Колер свернул влево, и они оказались в широком коридоре, стены которого были увешаны почетными грамотами и дипломами.
A particularly large plaque dominated the entry. Langdon slowed to read the engraved bronze as they passed.Среди них сразу бросалась в глаза бронзовая доска необычайно больших размеров. Лэнгдон замедлил шаг и прочитал выгравированную на металле надпись:
ARS ELECTRONICA AWARDПРЕМИЯ АРС ЭЛЕКТРОНИКИ
For Cultural Innovation in the Digital Age Awarded to Tim Berners Lee and CERN for the invention of the WORLDWIDE WEB"За инновации в сфере культуры в эру цифровой техники" присуждена Тиму Бернерсу-Ли и Европейскому центру ядерных исследований за изобретение Всемирной паутины
Well I'll be damned, Langdon thought, reading the text. This guy wasn't kidding."Черт побери, - подумал Лэнгдон, - а ведь этот парень меня не обманывал".
Langdon had always thought of the Web as an American invention.Сам он был убежден, что Паутину изобрели американцы.
Then again, his knowledge was limited to the site for his own book and the occasional on line exploration of the Louvre or El Prado on his old Macintosh.С другой стороны, его познания в данной области ограничивались нечастыми интернет-сеансами за видавшим виды "Макинтошем", когда он заходил на сайт собственной книги либо осматривал экспозиции Лувра или музея Прадо.
"The Web," Kohler said, coughing again and wiping his mouth, "began here as a network of in house computer sites.- Всемирная паутина родилась здесь как локальная сеть... - Колер вновь закашлялся и приложил к губам платок.
It enabled scientists from different departments to share daily findings with one another.- Она давала возможность ученым из разных отделов обмениваться друг с другом результатами своей повседневной работы.
Of course, the entire world is under the impression the Web is U.S. technology."Ну а весь мир, как водится, воспринимает Интернет как очередное величайшее изобретение Соединенных Штатов.
Langdon followed down the hall. "Why not set the record straight?"- Так почему же вы не восстановите справедливость? - поинтересовался Лэнгдон.
Kohler shrugged, apparently disinterested. "A petty misconception over a petty technology. CERN is far greater than a global connection of computers.- Стоит ли беспокоиться из-за пустячного заблуждения по столь мелкому поводу? -равнодушно пожал плечами Колер. - ЦЕРН - это куда больше, нежели какая-то глобальная компьютерная сеть.
Our scientists produce miracles almost daily."Наши ученые чуть ли не каждый день творят здесь настоящие чудеса.
Langdon gave Kohler a questioning look. "Miracles?"- Чудеса? - Лэнгдон с сомнением взглянул на Колера.
The word "miracle" was certainly not part of the vocabulary around Harvard's Fairchild Science Building.Слово "чудо" определенно не входило в словарный запас ученых Гарварда.
Miracles were left for the School of Divinity.Чудеса они оставляли ребятам с факультета богословия.
"You sound skeptical," Kohler said.- Вижу, вы настроены весьма скептически, -заметил Колер.
"I thought you were a religious symbologist.- Я полагал, что вы занимаетесь религиозной символикой.
Do you not believe in miracles?"И вы не верите в чудеса?
"I'm undecided on miracles," Langdon said.- У меня пока нет сложившегося мнения по поводу чудес, - ответил Лэнгдон.
Particularly those that take place in science labs.- Особенно по поводу тех, что происходят в научных лабораториях.
"Perhaps miracle is the wrong word.- Возможно, я употребил не совсем подходящее слово.
I was simply trying to speak your language."Просто старался говорить на понятном вам языке.
"My language?"- Ах вот как!
Langdon was suddenly uncomfortable.- Лэнгдон вдруг почувствовал себя уязвленным.
"Not to disappoint you, sir, but I study religious symbology-I'm an academic, not a priest."- Боюсь разочаровать вас, сэр, однако я исследую религиозную символику, так что я, к вашему сведению, ученый, а не священник.
Kohler slowed suddenly and turned, his gaze softening a bit. "Of course.- Разумеется. Как же я не подумал! - Колер резко притормозил, взгляд его несколько смягчился.
How simple of me. One does not need to have cancer to analyze its symptoms."- Действительно, ведь чтобы изучать симптомы рака, совсем не обязательно самому им болеть.
Langdon had never heard it put quite that way.Лэнгдону в своей научной практике еще не доводилось сталкиваться с подобным тезисом.
As they moved down the hallway, Kohler gave an accepting nod.Колер одобрительно кивнул.
"I suspect you and I will understand each other perfectly, Mr. Langdon."- Подозреваю, что мы с вами прекрасно поймем друг друга, - с удовлетворением в голосе констатировал он.
Somehow Langdon doubted it.Лэнгдон же в этом почему-то сильно сомневался.
As the pair hurried on, Langdon began to sense a deep rumbling up ahead.По мере того как они продвигались по коридору все дальше, Лэнгдон начал скорее ощущать, чем слышать непонятный низкий гул.
The noise got more and more pronounced with every step, reverberating through the walls.Однако с каждым шагом он становился все сильнее и сильнее, создавалось впечатление, что вибрируют даже стены.
It seemed to be coming from the end of the hallway in front of them.Гул, похоже, доносился из того конца коридора, куда они направлялись.
"What's that?" Langdon finally asked, having to yell.- Что это за шум? - не выдержал наконец Лэнгдон, вынужденный повысить голос чуть ли не до крика.
He felt like they were approaching an active volcano.Ему казалось, что они приближаются к действующему вулкану.
"Free Fall Tube," Kohler replied, his hollow voice cutting the air effortlessly. He offered no other explanation.- Ствол свободного падения, - не вдаваясь ни в какие подробности, коротко ответил Колер; его сухой безжизненный голос каким-то невероятным образом перекрыл басовитое гудение.
Langdon didn't ask.Лэнгдон же ничего уточнять не стал.
He was exhausted, and Maximilian Kohler seemed disinterested in winning any hospitality awards.Его одолевала усталость, а Максимилиан Колер, судя по всему, на призы, премии и награды за радушие и гостеприимство не рассчитывал.
Langdon reminded himself why he was here.Лэнгдон приказал себе держаться, напомнив, с какой целью он сюда прибыл.
Illuminati."Иллюминати".
He assumed somewhere in this colossal facility was a body... a body branded with a symbol he had just flown 3,000 miles to see.Где-то в этом гигантском здании находился труп... труп с выжженным на груди клеймом, и чтобы увидеть этот символ собственными глазами, Лэнгдон только что пролетел три тысячи миль.
As they approached the end of the hall, the rumble became almost deafening, vibrating up through Langdon's soles.В конце коридора гул превратился в громоподобный рев. Лэнгдон в буквальном смысле ощутил, как вибрация через подошвы пронизывает все его тело и раздирает барабанные перепонки.
They rounded the bend, and a viewing gallery appeared on the right.Они завернули за угол, и перед ними открылась смотровая площадка.
Four thick paned portals were embedded in a curved wall, like windows in a submarine.В округлой стене были четыре окна в толстых массивных рамах, что придавало им неуместное здесь сходство с иллюминаторами подводной лодки.
Langdon stopped and looked through one of the holes.Лэнгдон остановился и заглянул в одно из них.
Professor Robert Langdon had seen some strange things in his life, but this was the strangest.Профессор Лэнгдон много чего повидал на своем веку, но столь странное зрелище наблюдал впервые в жизни.
He blinked a few times, wondering if he was hallucinating.Он даже поморгал, на миг испугавшись, что его преследуют галлюцинации.
He was staring into an enormous circular chamber.Он смотрел в колоссальных размеров круглую шахту.
Inside the chamber, floating as though weightless, were people.Там, словно в невесомости, парили в воздухе люди.
Three of them.Трое.
One waved and did a somersault in midair.Один из них помахал ему рукой и продемонстрировал безукоризненно изящное сальто.
My God, he thought. I'm in the land of Oz."О Господи, - промелькнула мысль у Лэнгдона, - я попал в страну Оз".
The floor of the room was a mesh grid, like a giant sheet of chicken wire.Дно шахты было затянуто металлической сеткой, весьма напоминающей ту, что используют в курятниках.
Visible beneath the grid was the metallic blur of a huge propeller.Сквозь ее ячейки виднелся бешено вращающийся гигантский пропеллер.
"Free fall tube," Kohler said, stopping to wait for him.- Ствол свободного падения, - нетерпеливо повторил Колер.
"Indoor skydiving.- Парашютный спорт в зале.
For stress relief.Для снятия стресса.
It's a vertical wind tunnel."Простая аэродинамическая труба, только вертикальная.
Langdon looked on in amazement.Лэнгдон, вне себя от изумления, не мог оторвать глаз от парившей в воздухе троицы.
One of the free fallers, an obese woman, maneuvered toward the window.Одна из летунов, тучная до неприличия дама, судорожно подергивая пухлыми конечностями, приблизилась к окошку.
She was being buffeted by the air currents but grinned and flashed Langdon the thumbs up sign.Мощный воздушный поток ощутимо потряхивал ее, однако дама блаженно улыбалась и даже показала Лэнгдону поднятые большие пальцы, сильно смахивающие на сардельки.
Langdon smiled weakly and returned the gesture, wondering if she knew it was the ancient phallic symbol for masculine virility.Лэнгдон натянуто улыбнулся в ответ и повторил ее жест, подумав про себя, знает ли дама о том, что в древности он употреблялся как фаллический символ неисчерпаемой мужской силы.
The heavyset woman, Langdon noticed, was the only one wearing what appeared to be a miniature parachute.Только сейчас Лэнгдон заметил, что толстушка была единственной, кто пользовался своего рода миниатюрным парашютом.
The swathe of fabric billowed over her like a toy.Трепетавший над ее грузными формами лоскуток ткани казался просто игрушечным.
"What's her little chute for?" Langdon asked Kohler.- А для чего ей эта штука? - не утерпел Лэнгдон.
"It can't be more than a yard in diameter."- Она же в диаметре не больше ярда.
"Friction," Kohler said.- Сопротивление.
"Decreases her aerodynamics so the fan can lift her." He started down the the corridor again.Ухудшает ее аэродинамические качества, иначе бы воздушному потоку эту даму не поднять, -объяснил Колер и вновь привел свое кресло-коляску в движение.
"One square yard of drag will slow a falling body almost twenty percent."- Один квадратный ярд поверхности создает такое лобовое сопротивление, что падение тела замедляется на двадцать процентов.
Langdon nodded blankly.Лэнгдон рассеянно кивнул.
He never suspected that later that night, in a country hundreds of miles away, the information would save his life.Он еще не знал, что в тот же вечер эта информация спасет ему жизнь в находящейся за сотни миль от Швейцарии стране.
8Глава 8
When Kohler and Langdon emerged from the rear of CERN's main complex into the stark Swiss sunlight, Langdon felt as if he'd been transported home.Когда Колер и Лэнгдон, покинув главное здание ЦЕРНа, оказались под яркими лучами щедрого швейцарского солнца, Лэнгдона охватило ощущение, что он перенесся на родную землю.
The scene before him looked like an Ivy League campus.Во всяком случае, окрестности ничем не отличались от университетского городка где-нибудь в Новой Англии.
A grassy slope cascaded downward onto an expansive lowlands where clusters of sugar maples dotted quadrangles bordered by brick dormitories and footpaths.Поросший пышной травой склон сбегал к просторной равнине, где среди кленов располагались правильные кирпичные прямоугольники студенческих общежитий.
Scholarly looking individuals with stacks of books hustled in and out of buildings.По мощеным дорожкам сновали ученого вида индивиды, прижимающие к груди стопки книг.
As if to accentuate the collegiate atmosphere, two longhaired hippies hurled a Frisbee back and forth while enjoying Mahler's Fourth Symphony blaring from a dorm window.И словно для того, чтобы подчеркнуть привычность атмосферы, двое заросших грязными волосами хиппи под льющиеся из открытого окна общежития звуки Четвертой симфонии Малера азартно перебрасывали друг другу пластиковое кольцо.
"These are our residential dorms," Kohler explained as he accelerated his wheelchair down the path toward the buildings.- Это наш жилой блок, - сообщил Колер, направляя кресло-коляску к зданиям.
"We have over three thousand physicists here. CERN single handedly employs more than half of the world's particle physicists-the brightest minds on earth-Germans, Japanese, Italians, Dutch, you name it.- Здесь у нас работают свыше трех тысяч физиков. ЦЕРН собрал более половины специалистов по элементарным частицам со всего мира - лучшие умы планеты. Немцы, японцы, итальянцы, голландцы - всех не перечислить.
Our physicists represent over five hundred universities and sixty nationalities."Наши физики представляют пятьсот университетов и шестьдесят национальностей.
Langdon was amazed. "How do they all communicate?"- Как же они общаются друг с другом? -потрясенно спросил Лэнгдон.
"English, of course.- На английском, естественно.
The universal language of science."Универсальный язык науки.
Langdon had always heard math was the universal language of science, but he was too tired to argue.Лэнгдон всегда полагал, что универсальным средством общения в науке служит язык математики, однако затевать диспут на эту тему у него уже не было сил.
He dutifully followed Kohler down the path.Он молча плелся вслед за Колером по дорожке.
Halfway to the bottom, a young man jogged by.Где-то на полпути им навстречу трусцой пробежал озабоченного вида юноша.
His T shirt proclaimed the message: NO GUT, NO GLORY!На груди его футболки красовалась надпись "ВСУНТЕ - ВОТ ПУТЬ К ПОБЕДЕ!".
Langdon looked after him, mystified. "Gut?"- Всуньте? - со всем сарказмом, на который был способен, хмыкнул Лэнгдон.
"General Unified Theory." Kohler quipped.- Решили, что он малограмотный озорник? - вроде бы даже оживился Колер. - ВСУНТЕ расшифровывается как всеобщая унифицированная теория.
"The theory of everything."Теория всего.
"I see," Langdon said, not seeing at all.- Понятно, - смутился Лэнгдон, абсолютно ничего не понимая.
"Are you familiar with particle physics, Mr. Langdon?"- Вы вообще-то знакомы с физикой элементарных частиц, мистер Лэнгдон? - поинтересовался Колер.
Langdon shrugged. "I'm familiar with general physics-falling bodies, that sort of thing."- Я знаком с общей физикой... падение тел и все такое...
His years of high diving experience had given him a profound respect for the awesome power of gravitational acceleration.- Занятия прыжками в воду внушили Лэнгдону глубочайшее уважение к могучей силе гравитационного ускорения.
"Particle physics is the study of atoms, isn't it?"- Физика элементарных частиц изучает атомы, если не ошибаюсь...
Kohler shook his head.- Ошибаетесь, - сокрушенно покачал головой Колер и снова закашлялся, а лицо его болезненно сморщилось.
"Atoms look like planets compared to what we deal with.- По сравнению с тем, чем мы занимаемся, атомы выглядят настоящими планетами.
Our interests lie with an atom's nucleus-a mere ten thousandth the size of the whole."Нас интересует ядро атома, которое в десять тысяч раз меньше его самого.
He coughed again, sounding sick. "The men and women of CERN are here to find answers to the same questions man has been asking since the beginning of time.Сотрудники ЦЕРНа собрались здесь, чтобы найти ответы на извечные вопросы, которыми задается человечество с самых первых своих дней.
Where did we come from?Откуда мы появились?
What are we made of?"Из чего созданы?
"And these answers are in a physics lab?"- И ответы на них вы ищете в научных лабораториях?
"You sound surprised."- Вы, кажется, удивлены?
"I am.- Удивлен.
The questions seem spiritual."Эти вопросы, по-моему, относятся к духовной, даже религиозной, а не материальной сфере.
"Mr. Langdon, all questions were once spiritual.- Мистер Лэнгдон, все вопросы когда-то относились к духовной, или, как вы выражаетесь, религиозной сфере.
Since the beginning of time, spirituality and religion have been called on to fill in the gaps that science did not understand.С самого начала религия призывалась на выручку в тех случаях, когда наука оказывалась неспособной объяснить те или иные явления.
The rising and setting of the sun was once attributed to Helios and a flaming chariot.Восход и заход солнца некогда приписывали передвижениям Г елиоса и его пылающей колесницы.
Earthquakes and tidal waves were the wrath of Poseidon.Землетрясения и приливные волны считали проявлениями гнева Посейдона.
Science has now proven those gods to be false idols.Наука доказала, что эти божества были ложными идолами.
Soon all Gods will be proven to be false idols.И скоро докажет, что таковыми являются все боги.
Science has now provided answers to almost every question man can ask.Сейчас наука дала ответы почти на все вопросы, которые могут прийти человеку в голову.
There are only a few questions left, and they are the esoteric ones.Осталось, правда, несколько самых сложных...
Where do we come from?Откуда мы появились?
What are we doing here?С какой целью?
What is the meaning of life and the universe?"В чем смысл жизни? Что есть вселенная?
Langdon was amazed. "And these are questions CERN is trying to answer?"- И на такие вопросы ЦЕРН пытается искать ответы? - недоверчиво взглянул на него Лэнгдон.
"Correction.- Вынужден вас поправить.
These are questions we are answering."Мы отвечаем на такие вопросы.
Langdon fell silent as the two men wound through the residential quadrangles.Лэнгдон вновь замолчал в некотором смятении.
As they walked, a Frisbee sailed overhead and skidded to a stop directly in front of them.Над их головами пролетело пластиковое кольцо и, попрыгав по дорожке, замерло прямо перед ними.
Kohler ignored it and kept going.Колер, будто не заметив этого, продолжал катить дальше.
A voice called out from across the quad. "S'il vous plaоt!"- S'il vous plait! - раздался у них за спиной голос.
Langdon looked over.Лэнгдон оглянулся.
An elderly white haired man in a College Paris sweatshirt waved to him.Седовласый старичок в свитере с надписью "ПАРИЖСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ" призывно махал руками.
Langdon picked up the Frisbee and expertly threw it back.Лэнгдон подобрал кольцо и искусно метнул его обратно.
The old man caught it on one finger and bounced it a few times before whipping it over his shoulder to his partner.Старичок поймал снаряд на палец, крутнул несколько раз и, не глядя, столь же ловко перебросил его через плечо своему партнеру.
"Merci!" he called to Langdon.- Merci! - крикнул он Лэнгдону.
"Congratulations," Kohler said when Langdon finally caught up.- Поздравляю, - усмехнулся Колер, когда Лэнгдон вприпрыжку нагнал его.
"You just played toss with a Noble prize winner, Georges Charpak, inventor of the multiwire proportional chamber."- Вот и поиграли с нобелевским лауреатом Жоржем Шарпаком - знаменитым изобретателем.
Langdon nodded.Лэнгдон согласно кивнул.
My lucky day.Действительно, вот счастье-то привалило.
It took Langdon and Kohler three more minutes to reach their destination-a large, well kept dormitory sitting in a grove of aspens.Через три минуты Лэнгдон и Колер достигли цели. Это было просторное ухоженное жилое здание, уютно расположенное в осиновой роще.
Compared to the other dorms, this structure seemed luxurious.По сравнению с общежитиями выглядело оно просто роскошно.
The carved stone sign in front read Building C.На установленной перед фасадом каменной плите было высечено весьма прозаическое название -"Корпус Си".
Imaginative title, Langdon thought.Какой полет фантазии, издевательски ухмыльнулся про себя Лэнгдон.
But despite its sterile name, Building C appealed to Langdon's sense of architectural style-conservative and solid.Тем не менее архитектурное решение корпуса "Си" полностью соответствовало утонченному вкусу Лэнгдона - оно несло на себе печать консервативности, солидной прочности и надежности.
It had a red brick facade, an ornate balustrade, and sat framed by sculpted symmetrical hedges.Фасад из красного кирпича, нарядная балюстрада, состоящая из симметрично расположенных изваяний.
As the two men ascended the stone path toward the entry, they passed under a gateway formed by a pair of marble columns.Направляясь по дорожке ко входу, они прошли через ворота, образованные двумя мраморными колоннами.
Someone had put a sticky note on one of them. This column is IonicОдну из них кто-то украсил жирной надписью "ДА ЗДРАВСТВУЮТ ИОНИКИ!".
Physicist graffiti?Граффити в Центре ядерных исследований?
Langdon mused, eyeing the column and chuckling to himself.Лэнгдон оглядел колонну и не смог сдержать иронического смешка.
"I'm relieved to see that even brilliant physicists make mistakes."- Вижу, даже самые блестящие физики иногда ошибаются, - не без удовольствия констатировал он.
Kohler looked over. "What do you mean?"- Что вы имеете в виду? - вскинул голову Колер.
"Whoever wrote that note made a mistake.- Автор этой здравицы допустил ошибку.
That column isn't Ionic.Данная колонна к ионической архитектуре не имеет никакого отношения .
Ionic columns are uniform in width.Диаметр ионических колонн одинаков по всей длине.
That one's tapered.Эта же кверху сужается.
It's Doric-the Greek counterpart.Это дорический ордер , вот что я вам скажу.
A common mistake."Впрочем, подобное заблуждение весьма типично, к сожалению.
Kohler did not smile. "The author meant it as a joke, Mr. Langdon.- Автор не хотел демонстрировать свои познания в архитектуре, мистер Лэнгдон, - с сожалением посмотрел на него Колер.
Ionic means containing ions-electrically charged particles.- Он подразумевал ионы, электрически заряженные частицы, к которым, как видите, он испытывает самые нежные чувства.
Most objects contain them."Ионы обнаруживаются в подавляющем большинстве предметов.
Langdon looked back at the column and groaned.Лэнгдон еще раз обвел взглядом колонну, и с его губ непроизвольно сорвался тягостный стон.
Langdon was still feeling stupid when he stepped from the elevator on the top floor of Building C. He followed Kohler down a well appointed corridor.Все еще досадуя на себя за глупый промах, Лэнгдон вышел из лифта на верхнем этаже корпуса "Си" и двинулся вслед за Колером по тщательно прибранному коридору.
The decor was unexpected-traditional colonial French-a cherry divan, porcelain floor vase, and scrolled woodwork.К его удивлению, интерьер был выдержан в традиционном французском колониальном стиле: диван красного дерева, фарфоровая напольная ваза, стены обшиты украшенными искусной резьбой деревянными панелями.
"We like to keep our tenured scientists comfortable," Kohler explained.- Мы стараемся сделать пребывание наших ученых в центре максимально комфортабельным,- заметил Колер.
Evidently, Langdon thought.Оно и видно, подумал Лэнгдон.
"So the man in the fax lived up here?- Так, значит, тот человек с фотографии как раз здесь и жил?
One of your upper level employees?"Один из ваших высокопоставленных сотрудников?
"Quite," Kohler said.- Совершенно верно, - ответил Колер.
"He missed a meeting with me this morning and did not answer his page.- Сегодня утром он не явился ко мне на совещание, на вызовы по пейджеру не отвечал.
I came up here to locate him and found him dead in his living room."Я отправился к нему сам и обнаружил его мертвым в гостиной.
Langdon felt a sudden chill realizing that he was about to see a dead body.Лэнгдон поежился от внезапно охватившего его озноба, только в эту минуту осознав, что сейчас увидит покойника.
His stomach had never been particularly stalwart.Он не отличался крепким желудком, каковую слабость открыл в себе еще студентом на лекциях по искусствоведению.
It was a weakness he'd discovered as an art student when the teacher informed the class that Leonardo da Vinci had gained his expertise in the human form by exhuming corpses and dissecting their musculature.Это обнаружилось, когда профессор рассказал им, что Леонардо да Винчи достиг совершенства в изображении человеческого тела, выкапывая трупы из могил и препарируя их мускулы.
Kohler led the way to the far end of the hallway.Колер покатил в дальний конец коридора.
There was a single door.Там оказалась единственная дверь.
"The Penthouse, as you would say," Kohler announced, dabbing a bead of perspiration from his forehead.- Пентхаус, как говорят у вас в Америке. - Он промокнул платком покрытый капельками пота лоб.
Langdon eyed the lone oak door before them. The name plate read: Leonardo Vetra "Leonardo Vetra," Kohler said, "would have been fifty eight next week.Табличка на дубовой створке гласила: "Леонардо Ветра". - Леонардо Ветра, - прочитал вслух Колер. - На следующей неделе ему бы исполнилось пятьдесят восемь.
He was one of the most brilliant scientists of our time.Один из талантливейших ученых нашего времени.
His death is a profound loss for science."Его смерть стала тяжелой утратой для науки.
For an instant Langdon thought he sensed emotion in Kohler's hardened face. But as quickly as it had come, it was gone.На какое-то мгновение Лэнгдону почудилось, что на жесткое лицо Колера легла тень присущих нормальным людям эмоций, однако она исчезла столь же молниеносно, как и появилась.
Kohler reached in his pocket and began sifting through a large key ring.Колер достал из кармана внушительную связку ключей и принялся перебирать их в поисках нужного.
An odd thought suddenly occurred to Langdon.В голову Лэнгдону пришла неожиданная мысль.
The building seemed deserted.Здание казалось абсолютно безлюдным.
"Where is everyone?" he asked. The lack of activity was hardly what he expected considering they were about to enter a murder scene.Это обстоятельство представлялось тем более странным, что через какую-то секунду они окажутся на месте убийства. - А где же все? -спросил он.
"The residents are in their labs," Kohler replied, finding the key.- В лабораториях, конечно, - объяснил Колер.
"I mean the police," Langdon clarified.- Да нет, а полиция где?
"Have they left already?"Они что, уже здесь закончили?
Kohler paused, his key halfway into the lock. "Police?" Langdon's eyes met the director's.- Полиция? - Протянутая к замочной скважине рука Колера с зажатым в ней ключом повисла в воздухе, их взгляды встретились.
"Police.- Да, полиция.
You sent me a fax of a homicide.Вы сообщили мне по факсу, что у вас произошло убийство.
You must have called the police."Вы, безусловно, обязаны были вызвать полицию!
"I most certainly have not."- Отнюдь.
"What?"- Что?
Kohler's gray eyes sharpened. "The situation is complex, Mr. Langdon."- Мы оказались в крайне сложной и запутанной ситуации, мистер Лэнгдон. - Взгляд безжизненных серых глаз Колера ожесточился.
Langdon felt a wave of apprehension. "But... certainly someone else knows about this!"- Но... ведь наверняка об этом уже еще кто-нибудь знает! - Лэнгдона охватила безотчетная тревога.
"Yes.- Да, вы правы.
Leonardo's adopted daughter.Приемная дочь Леонардо.
She is also a physicist here at CERN.Она тоже физик, работает у нас в центре.
She and her father share a lab.В одной лаборатории с отцом.
They are partners.Они, если можно так сказать, компаньоны.
Ms. Vetra has been away this week doing field research.Всю эту неделю мисс Ветра отсутствовала по своим служебным делам.
I have notified her of her father's death, and she is returning as we speak."Я уведомил ее о гибели отца, и в данный момент, думаю, она спешит в Женеву.
"But a man has been murd-"- Но ведь совершено убий...
"A formal investigation," Kohler said, his voice firm, "will take place.- Формальное расследование, несомненно, будет проведено, - резко перебил его Колер.
However, it will most certainly involve a search of Vetra's lab, a space he and his daughter hold most private.- Однако в ходе его придется проводить обыск в лаборатории мистера Ветра, а они с дочерью посторонних туда не допускали.
Therefore, it will wait until Ms. Vetra has arrived.Поэтому с расследованием придется подождать до возвращения мисс Ветра.
I feel I owe her at least that modicum of discretion."Я убежден, что она заслуживает хотя бы такого ничтожного проявления уважения к их привычкам.
Kohler turned the key.Колер повернул ключ в замке.
As the door swung open, a blast of icy air hissed into the hall and hit Langdon in the face.Дверь распахнулась, лицо Лэнгдона обжег поток ледяного воздуха, стремительно рванувшегося из нее в коридор.
He fell back in bewilderment.Он испуганно отпрянул.
He was gazing across the threshold of an alien world.За порогом его ждал чужой неведомый мир.
The flat before him was immersed in a thick, white fog.Комната была окутана густым белым туманом.
The mist swirled in smoky vortexes around the furniture and shrouded the room in opaque haze.Его тугие завитки носились среди мебели, застилая гостиную плотной тусклой пеленой.
"What the...?" Langdon stammered.- Что... это? - запинаясь спросил Лэнгдон.
"Freon cooling system," Kohler replied.- Фреон, - ответил Колер.
"I chilled the flat to preserve the body."- Я включил систему охлаждения, чтобы сохранить тело.
Langdon buttoned his tweed jacket against the cold.Лэнгдон машинально поднял воротник пиджака.
I'm in Oz, he thought."Я попал в страну Оз, - вновь подумал он.
And I forgot my magic slippers.- И как назло забыл свои волшебные шлепанцы".
9Глава 9
The corpse on the floor before Langdon was hideous.Лежащий перед Лэнгдоном на полу труп являл собой отталкивающее зрелище.
The late Leonardo Vetra lay on his back, stripped naked, his skin bluish gray.Покойный Леонардо Ветра, совершенно обнаженный, распростерся на спине, а его кожа приобрела синевато-серый оттенок.
His neck bones were jutting out where they had been broken, and his head was twisted completely backward, pointing the wrong way.Шейные позвонки в месте перелома торчали наружу, а голова была свернута затылком вперед.
His face was out of view, pressed against the floor.Прижатого к полу лица не было видно.
The man lay in a frozen puddle of his own urine, the hair around his shriveled genitals spidered with frost.Убитый лежал в замерзшей луже собственной мочи, жесткие завитки волос вокруг съежившихся гениталий были покрыты инеем.
Fighting a wave of nausea, Langdon let his eyes fall to the victim's chest.Изо всех сил борясь с приступом тошноты, Лэнгдон перевел взгляд на грудь мертвеца.
Although Langdon had stared at the symmetrical wound a dozen times on the fax, the burn was infinitely more commanding in real life.И хотя он уже десятки раз рассматривал симметричную рану на присланной ему по факсу фотографии, в действительности ожог производил куда более сильное впечатление.
The raised, broiled flesh was perfectly delineated... the symbol flawlessly formed.Вспухшая, прожженная чуть ли не до костей кожа безукоризненно точно воспроизводила причудливые очертания букв, складывающихся в страшный символ.
Langdon wondered if the intense chill now raking through his body was the air conditioning or his utter amazement with the significance of what he was now staring at.Лэнгдон не мог разобраться, колотит ли его крупная дрожь от стоящей в гостиной лютой стужи или от осознания всей важности того, что он видит собственными глазами.
His heart pounded as he circled the body, reading the word upside down, reaffirming the genius of the symmetry.С бешено бьющимся сердцем Лэнгдон обошел вокруг трупа, чтобы убедиться в симметричности клейма.
The symbol seemed even less conceivable now that he was staring at it.Сейчас, когда он видел его так близко и отчетливо, сам этот факт казался еще более непостижимым... невероятным.
"Mr. Langdon?"- Мистер Лэнгдон, - окликнул его Колер.
Langdon did not hear.Лэнгдон его не слышал.
He was in another world... his world, his element, a world where history, myth, and fact collided, flooding his senses.Он пребывал в другом мире... в своем собственном мире, в своей стихии, в мире, где сталкивались история, мифы и факты.
The gears turned.Все его чувства обострились, и мысль заработала.
"Mr. Langdon?" Kohler's eyes probed expectantly.- Мистер Лэнгдон! - не унимался Колер.
Langdon did not look up. His disposition now intensified, his focus total.Лэнгдон не отрывал глаз от клейма - его мышцы напряглись, а нервы натянулись, как перед ответственным стартом.
"How much do you already know?"- Что вы уже успели узнать? - отрывисто спросил он у Колера.
"Only what I had time to read on your website.- Лишь то, что смог прочитать на вашем сайте.
The word Illuminati means 'the enlightened ones.'"Иллюминати" значит "Просвещенные".
It is the name of some sort of ancient brotherhood." Langdon nodded.Какое-то древнее братство.
"Had you heard the name before?"- Раньше это название вам встречалось?
"Not until I saw it branded on Mr. Vetra."- Никогда. До той минуты, пока не увидел клеймо на груди мистера Ветра.
"So you ran a web search for it?"- Тогда вы занялись поисками в Паутине?
"Yes."- Да
"And the word returned hundreds of references, no doubt."- И обнаружили сотни упоминаний.
"Thousands," Kohler said.- Тысячи, - поправил его Колер.
"Yours, however, contained references to Harvard, Oxford, a reputable publisher, as well as a list of related publications.- Ваши материалы содержат ссылки на Гарвард, Оксфорд, на серьезных издателей, а также список публикаций по этой теме.
As a scientist I have come to learn that information is only as valuable as its source.Видите ли, как ученый я пришел к убеждению, что ценность информации определяется ее источником.
Your credentials seemed authentic."А ваша репутация показалась мне достойной доверия.
Langdon's eyes were still riveted on the body.Лэнгдон все еще не мог оторвать глаз от изуродованного трупа.
Kohler said nothing more.Колер смолк.
He simply stared, apparently waiting for Langdon to shed some light on the scene before them.Он просто смотрел на Лэнгдона в ожидании, когда тот прольет свет на возникшую перед ними загадку.
Langdon looked up, glancing around the frozen flat.Лэнгдон вскинул голову и спросил, оглядывая заиндевевшую гостиную:
"Perhaps we should discuss this in a warmer place?"- А не могли бы мы перейти в более теплое помещение?
"This room is fine." Kohler seemed oblivious to the cold.- А чем вам тут плохо? - возразил Колер, который, похоже, лютого холода даже не замечал.
"We'll talk here."- Останемся здесь.
Langdon frowned.Лэнгдон поморщился.
The Illuminati history was by no means a simple one.История братства "Иллюминати" была не из простых.
I'll freeze to death trying to explain it."Я окоченею до смерти, не рассказав и половины", - подумал ученый.
He gazed again at the brand, feeling a renewed sense of awe.Он вновь посмотрел на клеймо и опять испытал прилив почти благоговейного трепета... и страха.
Although accounts of the Illuminati emblem were legendary in modern symbology, no academic had ever actually seen it.Хотя в современной науке о символах имеется множество упоминаний об эмблеме "Иллюминати", ни один ученый еще никогда не видел ее собственными глазами.
Ancient documents described the symbol as an ambigram-ambi meaning "both"-signifying it was legible both ways.В старинных документах этот символ называют амбиграммой - от латинского ambi, что означает "кругом", "вокруг", "оба". Подразумевается, что амбиграммы читаются одинаково, даже если их повернуть вверх ногами.
And although ambigrams were common in symbology-swastikas, yin yang, Jewish stars, simple crosses-the idea that a word could be crafted into an ambigram seemed utterly impossible.Симметричные знаки достаточно широко распространены в символике - свастика , инь и ян , иудейская звезда , первые кресты у христиан. Тем не менее идея превратить в амбиграмму слово представлялась немыслимой.
Modern symbologists had tried for years to forge the wordСовременные ученые потратили многие годы, пытаясь придать слову
"Illuminati" into a perfectly symmetrical style, but they had failed miserably."Иллюминати" абсолютно симметричное написание, однако все их усилия оказались тщетными.
Most academics had now decided the symbol's existence was a myth.В итоге большинство исследователей пришли к выводу, что символ этот представляет собой очередной миф.
"So who are the Illuminati?" Kohler demanded.- Так кто же они такие, эти ваши иллюминаты? -требовательно спросил Колер.
Yes, Langdon thought, who indeed?"А действительно, кто?" - задумался Лэнгдон.
He began his tale.И приступил к повествованию.
"Since the beginning of history," Langdon explained, "a deep rift has existed between science and religion.- С незапамятных времен наука и религия враждовали друг с другом, - начал Лэнгдон.
Outspoken scientists like Copernicus-"- Подлинных ученых, не скрывавших своих воззрений, таких как Коперник...
"Were murdered," Kohler interjected.- Убивали, - перебил его Колер.
"Murdered by the church for revealing scientific truths.- За обнародование научных открытий их убивала церковь.
Religion has always persecuted science."Религия всегда преследовала и притесняла науку.
"Yes.- Совершенно верно.
But in the 1500s, a group of men in Rome fought back against the church.Однако примерно в 1500-е годы группа жителей Рима восстала против церкви.
Some of Italy's most enlightened men-physicists, mathematicians, astronomers-began meeting secretly to share their concerns about the church's inaccurate teachings.Некоторые из самых просвещенных людей Италии - физики, математики, астрономы - стали собираться на тайные встречи, чтобы поделиться друг с другом беспокойством по поводу ошибочных, как они считали, учений церкви.
They feared that the church's monopoly on 'truth' threatened academic enlightenment around the world.Они опасались, что монополия церкви на "истину" подорвет благородное дело научного просвещения по всему миру.
They founded the world's first scientific think tank, calling themselves 'the enlightened ones.' "Эти ученые мужи образовали первый на земле банк научной мысли и назвали себя "Просвещенные".
"The Illuminati."- Иллюминаты!
"Yes," Langdon said.- Да, - подтвердил Лэнгдон.
"Europe's most learned minds... dedicated to the quest for scientific truth."- Самые пытливые и великие умы Европы... искренне преданные поиску научных истин.
Kohler fell silent.Колер погрузился в задумчивое молчание.
"Of course, the Illuminati were hunted ruthlessly by the Catholic Church.- Католическая церковь, конечно, подвергла орден "Иллюминати" беспощадным гонениям.
Only through rites of extreme secrecy did the scientists remain safe.И лишь соблюдение строжайшей секретности могло обеспечить ученым безопасность.
Word spread through the academic underground, and the Illuminati brotherhood grew to include academics from all over Europe.Тем не менее, слухи об иллюминатах распространялись в академических кругах, и в братство стали вступать лучшие ученые со всех концов Европы.
The scientists met regularly in Rome at an ultrasecret lair they called the Church of Illumination."Они регулярно встречались в Риме в тайном убежище, которое называлось "Храм Света".
Kohler coughed and shifted in his chair.Колер шевельнулся в кресле и зашелся в новом приступе кашля.
"Many of the Illuminati," Langdon continued, "wanted to combat the church's tyranny with acts of violence, but their most revered member persuaded them against it.- Многие иллюминаты предлагали бороться с тиранией церкви насильственными методами, однако наиболее уважаемый и авторитетный из них выступал против такой тактики.
He was a pacifist, as well as one of history's most famous scientists."Он был пацифистом и одним из самых знаменитых ученых в истории человечества.
Langdon was certain Kohler would recognize the name.Лэнгдон был уверен, что Колер догадается, о ком идет речь.
Even nonscientists were familiar with the ill fated astronomer who had been arrested and almost executed by the church for proclaiming that the sun, and not the earth, was the center of the solar system.Даже далекие от науки люди прекрасно знают, какая печальная участь постигла астронома, который дерзнул объявить, что центром Солнечной системы является вовсе не Земля, а Солнце.
Although his data were incontrovertible, the astronomer was severely punished for implying that God had placed mankind somewhere other than at the center of His universe.Инквизиторы схватили его и едва не подвергли казни... Несмотря на то, что его доказательства были неопровержимы, церковь самым жестоким образом наказала астронома, посмевшего утверждать, что Бог поместил человечество далеко от центра своей вселенной.
"His name was Galileo Galilei," Langdon said.- Этого астронома звали Галилео Галилей.
Kohler looked up. "Galileo?"- Неужели и Галилей... - вскинул брови Колер.
"Yes. Galileo was an Illuminatus.- Да, Галилей был иллюминатом.
And he was also a devout Catholic.И одновременно истовым католиком.
He tried to soften the church's position on science by proclaiming that science did not undermine the existence of God, but rather reinforced it.Он пытался смягчить отношение церкви к науке, заявляя, что последняя не только не подрывает, а даже, напротив, укрепляет веру в существование Бога.
He wrote once that when he looked through his telescope at the spinning planets, he could hear God's voice in the music of the spheres.Он как-то писал, что, наблюдая в телескоп движение планет, слышит в музыке сфер голос Бога.
He held that science and religion were not enemies, but rather allies-two different languages telling the same story, a story of symmetry and balance... heaven and hell, night and day, hot and cold, God and Satan.Галилей настаивал на том, что наука и религия отнюдь не враги, но союзники, говорящие на двух разных языках об одном и том же - о симметрии и равновесии... аде и рае, ночи и дне, жаре и холоде, Боге и сатане.
Both science and religion rejoiced in God's symmetry... the endless contest of light and dark."Наука и религия также есть часть мудро поддерживаемой Богом симметрии... никогда не прекращающегося состязания между светом и тьмой...
Langdon paused, stamping his feet to stay warm.- Лэнгдон запнулся и принялся энергично приплясывать на месте, чтобы хоть как-то согреть окоченевшие ноги.
Kohler simply sat in his wheelchair and stared.Колер безучастно наблюдал за его упражнениями, ожидая продолжения.
"Unfortunately," Langdon added, "the unification of science and religion was not what the church wanted."- К несчастью, - возобновил свой рассказ Лэнгдон,- церковь вовсе не стремилась к объединению с наукой...
"Of course not," Kohler interrupted.- Еще бы! - вновь перебил его Колер.
"The union would have nullified the church's claim as the sole vessel through which man could understand God.- Подобный союз свел бы на нет притязания церкви на то, что только она способна помочь человеку понять Божьи заповеди.
So the church tried Galileo as a heretic, found him guilty, and put him under permanent house arrest.Церковники устроили над Галилеем судилище, признали его виновным в ереси и приговорили к пожизненному домашнему аресту.
I am quite aware of scientific history, Mr. Langdon.Я неплохо знаю историю науки, мистер Лэнгдон.
But this was all centuries ago.Однако все эти события происходили многие столетия назад.
What does it have to do with Leonardo Vetra?"Какое отношение могут они иметь к Леонардо Ветра?
The million dollar question.Вопрос на миллион долларов.
Langdon cut to the chase.Лэнгдон решил перейти ближе к делу:
"Galileo's arrest threw the Illuminati into upheaval.- Арест Галилея всколыхнул сообщество "Иллюминати".
Mistakes were made, and the church discovered the identities of four members, whom they captured and interrogated.Братство допустило ряд ошибок, и церкви удалось установить личности четырех его членов. Их схватили и подвергли допросу.
But the four scientists revealed nothing... even under torture."Однако ученые своим мучителям ничего не открыли... даже под пытками.
"Torture?"- Их пытали?
Langdon nodded.- Каленым железом.
"They were branded alive.Заживо.
On the chest.Выжгли на груди клеймо.
With the symbol of a cross."Крест.
Kohler's eyes widened, and he shot an uneasy glance at Vetra's body.Зрачки Колера расширились, и он непроизвольно перевел взгляд на безжизненное тело коллеги.
"Then the scientists were brutally murdered, their dead bodies dropped in the streets of Rome as a warning to others thinking of joining the Illuminati.- Ученых казнили с изощренной жестокостью, а их трупы бросили на улицах Рима как предупреждение всем, кто захочет присоединиться к ордену.
With the church closing in, the remaining Illuminati fled Italy."Церковь подбиралась к братству "Иллюминати" все ближе, и его члены были вынуждены бежать из Италии.
Langdon paused to make his point. He looked directly into Kohler's dead eyes.- Лэнгдон сделал паузу, чтобы подчеркнуть важность этих слов.
"The Illuminati went deep underground, where they began mixing with other refugee groups fleeing the Catholic purges-mystics, alchemists, occultists, Muslims, Jews.- Они ушли в глубокое подполье. Там неизбежно происходило их смешение с другими изгоями, спасавшимися от католических чисток, -мистиками, алхимиками, оккультистами, мусульманами, евреями.
Over the years, the Illuminati began absorbing new members.С течением времени ряды иллюминатов начали пополняться новыми членами.
A new Illuminati emerged. A darker Illuminati.Стали появляться "просвещенные", лелеющие куда более темные замыслы и цели.
A deeply anti Christian Illuminati.Это были яростные противники христианства.
They grew very powerful, employing mysterious rites, deadly secrecy, vowing someday to rise again and take revenge on the Catholic Church.Постепенно они набрали огромную силу, выработали тайные обряды и поклялись когда-нибудь отомстить, католической церкви.
Their power grew to the point where the church considered them the single most dangerous anti Christian force on earth.Их могущество достигло такой степени, что церковники стали считать их единственной в мире по-настоящему опасной антихристианской силой.
The Vatican denounced the brotherhood as Shaitan."Ватикан назвал братство "Шайтаном".
"Shaitan?"- "Шайтаном"?
"It's Islamic.- Это из исламской мифологии.
It means 'adversary'... God's adversary.Означает "злой дух" или "враг"... враг Бога.
The church chose Islam for the name because it was a language they considered dirty."Церковь выбрала ислам по той причине, что считала язык его последователей грязным.
Langdon hesitated. "Shaitan is the root of an English word...Satan."От арабского "шайтан" произошло и наше английское слово... сатана.
An uneasiness crossed Kohler's face.Теперь лицо Колера выражало нескрываемую тревогу.
Langdon's voice was grim. "Mr. Kohler, I do not know how this marking appeared on this man's chest... or why... but you are looking at the long lost symbol of the world's oldest and most powerful satanic cult."- Мистер Колер, - мрачно обратился к нему Лэнгдон, - я не знаю, как это клеймо появилось на груди вашего сотрудника... и почему... но перед вашими глазами давно утраченная эмблема старейшего и самого могущественного в мире общества поклонников сатаны.
10Глава 10
The alley was narrow and deserted.Переулок был узким и безлюдным.
The Hassassin strode quickly now, his black eyes filling with anticipation.Ассасин шел быстрым размашистым шагом, его темные глаза горели предвкушением.
As he approached his destination, Janus's parting words echoed in his mind.Приближаясь к своей цели, он вспомнил прощальные слова Януса:
Phase two begins shortly."Скоро начнется второй этап.
Get some rest.Тебе нужно немного отдохнуть".
The Hassassin smirked.Ассасин презрительно фыркнул.
He had been awake all night, but sleep was the last thing on his mind.Он не спал всю ночь, однако об отдыхе не помышлял.
Sleep was for the weak.Сон - для слабых телом и духом.
He was a warrior like his ancestors before him, and his people never slept once a battle had begun.Он же, как и его предки, воин, а воины с началом сражения глаз не смыкают.
This battle had most definitely begun, and he had been given the honor of spilling first blood.Его битва началась, ему была предоставлена высокая честь пролить первую кровь.
Now he had two hours to celebrate his glory before going back to work.И сейчас у него есть два часа, чтобы, перед тем как вернуться к работе, отпраздновать свою победу.
Sleep?Спать?
There are far better ways to relax...Есть куда лучшие способы отдохнуть...
An appetite for hedonistic pleasure was something bred into him by his ancestors.Страсть к земным утехам он унаследовал от своих предков.
His ascendants had indulged in hashish, but he preferred a different kind of gratification.Они, правда, увлекались гашишем, однако он предпочитает другие пути к наслаждению.
He took pride in his body-a well tuned, lethal machine, which, despite his heritage, he refused to pollute with narcotics.Он гордился свои телом, безукоризненно отлаженным, не дающим сбоев смертоносным механизмом. И вопреки обычаям и традициям своих прародителей отказывался травить его наркотиками.
He had developed a more nourishing addiction than drugs... a far more healthy and satisfying reward.Он нашел гораздо более эффективное средство, нежели дурман...
Feeling a familiar anticipation swelling within him, the Hassassin moved faster down the alley.Чувствуя, как в нем растет знакомое предвкушение, он заторопился к неприметной двери в конце переулка.
He arrived at the nondescript door and rang the bell.Позвонил.
A view slit in the door opened, and two soft brown eyes studied him appraisingly.Сквозь приоткрывшуюся в створке щель его пытливо оглядели два карих глаза.
Then the door swung open.Потом дверь гостеприимно распахнулась.
"Welcome," the well dressed woman said.- Добро пожаловать, - с радушной улыбкой приветствовала его со вкусом одетая дама.
She ushered him into an impeccably furnished sitting room where the lights were low.Она провела его в изысканно обставленную гостиную, неярко освещенную слабо горящими светильниками.
The air was laced with expensive perfume and musk.Воздух здесь был пропитан ароматом драгоценных духов и пряным запахом мускуса.
"Whenever you are ready." She handed him a book of photographs. "Ring me when you have made your choice." Then she disappeared.- Позовите меня, как только сделаете свой выбор.- Дама протянула ему альбом с фотографиями и удалилась.
The Hassassin smiled.Ассасин расплылся в довольной улыбке.
As he sat on the plush divan and positioned the photo album on his lap, he felt a carnal hunger stir.Удобно устроившись на обтянутом плюшем мягком диване, он уложил альбом на коленях и ощутил, как его охватывает похотливое нетерпение.
Although his people did not celebrate Christmas, he imagined that this is what it must feel like to be a Christian child, sitting before a stack of Christmas presents, about to discover the miracles inside.Хотя его соплеменники не праздновали Рождество, он подумал, что подобные чувства должен испытывать христианский мальчик, собирающийся заглянуть в чулок с рождественскими подарками.
He opened the album and examined the photos.Ассасин открыл альбом и принялся рассматривать фотографии.
A lifetime of sexual fantasies stared back at him.Эти снимки могли пробудить самые немыслимые сексуальные фантазии.
Marisa.Марта.
An Italian goddess.Итальянская богиня.
Fiery.Вулкан страсти.
A young Sophia Loren.Вылитая Софи Лорен в молодости.
Sachiko.Сашико.
A Japanese geisha.Японская гейша.
Lithe.Гибкая и податливая.
No doubt skilled.Несомненно, весьма опытная и умелая.
Kanara.Канара.
A stunning black vision.Сногсшибательная чернокожая мечта.
Muscular.С развитой мускулатурой.
Exotic.Сплошная экзотика.
He examined the entire album twice and made his choice. He pressed a button on the table beside him.Дважды изучив альбом от корки до корки, он наконец сделал выбор и нажал кнопку звонка, встроенную в журнальный столик.
A minute later the woman who had greeted him reappeared.Через минуту появилась встречавшая его дама.
He indicated his selection.Он показал ей фотографию.
She smiled.Дама цепко глянула на него и понимающе улыбнулась:
"Follow me."- Пойдемте.
After handling the financial arrangements, the woman made a hushed phone call. She waited a few minutes and then led him up a winding marble staircase to a luxurious hallway.Покончив с финансовыми расчетами, хозяйка заведения позвонила по телефону и, выждав несколько минут, пригласила его подняться по винтовой лестнице в роскошный холл.
"It's the gold door on the end," she said. "You have expensive taste."- Золотая дверь в самом конце, - сказала она и добавила: - У вас прекрасный вкус.
I should, he thought. I am a connoisseur."Еще бы, - мысленно согласился он с ней, - я ведь большой знаток".
The Hassassin padded the length of the hallway like a panther anticipating a long overdue meal.Ассасин крался к двери, как пантера, предвкушающая вкус крови долгожданной добычи.
When he reached the doorway he smiled to himself. It was already ajar... welcoming him in.Подойдя к ней, он расплылся в торжествующей ухмылке: створка уже приоткрыта... его ждут с нетерпением.
He pushed, and the door swung noiselessly open.Вошел.
When he saw his selection, he knew he had chosen well.Увидел свою избранницу и понял, что не ошибся.
She was exactly as he had requested... nude, lying on her back, her arms tied to the bedposts with thick velvet cords.В точности как он хотел... Обнаженная, она лежит на спине, руки привязаны к спинке кровати толстыми бархатными шнурами.
He crossed the room and ran a dark finger across her ivory abdomen.В два шага он пересек комнату и провел пальцами по атласно-гладкой и нежной впадине ее живота, и его жесткая ладонь показалась особенно смуглой на фоне как будто светящейся изнутри кожи цвета слоновой кости.
I killed last night, he thought. You are my reward."Вчера я убил врага, - подумал он, - и ты мой трофей".
11Глава 11
"Satanic?"- Что вы сказали?
Kohler wiped his mouth and shifted uncomfortably.- Колер приложил к губам платок, борясь с приступом кашля.
"This is the symbol of a satanic cult?"- Это эмблема сатанистского культа?
Langdon paced the frozen room to keep warm.Лэнгдон забегал по гостиной, чтобы согреться.
"The Illuminati were satanic.- Иллюминаты были сатанистами.
But not in the modern sense."Правда, не в нынешнем смысле этого слова.
Langdon quickly explained how most people pictured satanic cults as devil worshiping fiends, and yet Satanists historically were educated men who stood as adversaries to the church.Лэнгдон кратко пояснил, что, хотя большинство обывателей считают последователей сатанистских культов злодеями, сатанисты исторически были весьма образованными людьми, выступающими против церкви.
Shaitan."Шайтанами".
The rumors of satanic black magic animal sacrifices and the pentagram ritual were nothing but lies spread by the church as a smear campaign against their adversaries.Байки о приношениях в жертву животных и пентаграммах, о черной магии и кошмарных ритуалах сатанистов есть не что иное, как ложь, старательно распространяемая церковниками, чтобы очернить своих врагов.
Over time, opponents of the church, wanting to emulate the Illuminati, began believing the lies and acting them out.С течением времени противники церкви, соперничавшие с братством и стремившиеся не просто подражать ему, но превзойти и вытеснить его, начали верить в эти выдумки и воспроизводить их на практике.
Thus, modern Satanism was born.Так родился современный сатанизм.
Kohler grunted abruptly. "This is all ancient history.- Все это быльем поросло! - неожиданно резко воскликнул Колер.
I want to know how this symbol got here."- Мне нужно выяснить, как этот символ появился здесь и сейчас!
Langdon took a deep breath.Лэнгдон, успокаивая себя, сделал глубокий вдох.
"The symbol itself was created by an anonymous sixteenth century Illuminati artist as a tribute to Galileo's love of symmetry-a kind of sacred Illuminati logo.- Сам этот символ был создан неизвестным художником из числа иллюминатов в шестнадцатом веке. Как дань приверженности Галилея симметрии. Он стал своего рода священной эмблемой братства.
The brotherhood kept the design secret, allegedly planning to reveal it only when they had amassed enough power to resurface and carry out their final goal."Оно хранило его в тайне, намереваясь, как утверждают, открыть людским взорам лишь после того, как обретет достаточную силу и власть для достижения своей конечной цели.
Kohler looked unsettled. "So this symbol means the Illuminati brotherhood is resurfacing?"- Следовательно, наш случай означает, что братство выходит из подполья?
Langdon frowned.Лэнгдон задумался.
"That would be impossible.- Это невозможно, - ответил он наконец.
There is one chapter of Illuminati history that I have not yet explained."- В истории братства "Иллюминати" есть глава, о которой я еще не упомянул.
Kohler's voice intensified. "Enlighten me."- Ну так просветите меня! - повысив голос, потребовал Колер.
Langdon rubbed his palms together, mentally sorting through the hundreds of documents he'd read or written on the Illuminati.Лэнгдон неторопливо потер руки, мысленно перебирая сотни документов и статей, которые он прочитал или написал сам.
"The Illuminati were survivors," he explained.- Видите ли, иллюминаты боролись за выживание,- объяснил он.
"When they fled Rome, they traveled across Europe looking for a safe place to regroup.- После бегства из Рима они прошли всю Европу в поисках безопасного места для восстановления своих рядов.
They were taken in by another secret society... a brotherhood of wealthy Bavarian stone craftsmen called the Freemasons."Их приютило другое тайное общество... братство состоятельных баварских каменщиков, которые называли себя масонами.
Kohler looked startled. "The Masons?"- Масонами, говорите? - вздрогнул Колер. - Не хотите ли вы сказать, что масоны принадлежат к сатанистам?
Langdon nodded, not at all surprised that Kohler had heard of the group.Лэнгдон совсем не удивился тому, что Колер слышал об этой организации.
The brotherhood of the Masons currently had over five million members worldwide, half of them residing in the United States, and over one million of them in Europe. "Certainly the Masons are not satanic," Kohler declared, sounding suddenly skeptical.На сегодняшний день масонское общество насчитывает свыше пяти миллионов членов по всему миру, половина из них проживают в Соединенных Штатах, а более миллиона обосновались в Европе.
"Absolutely not.- Конечно, нет.
The Masons fell victim of their own benevolence.Масоны пали жертвой собственной благожелательности и добросердечия.
After harboring the fleeing scientists in the 1700s, the Masons unknowingly became a front for the Illuminati.Предоставляя убежище беглым ученым в восемнадцатом веке, они, сами того не подозревая, стали ширмой для братства "Иллюминати".
The Illuminati grew within their ranks, gradually taking over positions of power within the lodges.Члены последнего набирались сил, постепенно прибирая к рукам власть в масонских ложах.
They quietly reestablished their scientific brotherhood deep within the Masons-a kind of secret society within a secret society.Они негласно восстановили свое братство - так появилось тайное общество внутри тайного общества.
Then the Illuminati used the worldwide connection of Masonic lodges to spread their influence."А затем иллюминаты стали использовать хорошо налаженные и весьма широкие связи масонов для распространения своего влияния по всему миру.
Langdon drew a cold breath before racing on.- Лэнгдон перевел дух, набрав полные легкие ледяного тумана.
"Obliteration of Catholicism was the Illuminati's central covenant.- Основной идеей братства "Иллюминати" была ликвидация католицизма.
The brotherhood held that the superstitious dogma spewed forth by the church was mankind's greatest enemy.Братство утверждало, что церковь с навязываемыми ею суевериями и предрассудками является злейшим врагом человечества.
They feared that if religion continued to promote pious myth as absolute fact, scientific progress would halt, and mankind would be doomed to an ignorant future of senseless holy wars."Иллюминаты опасались, что если религии позволить и дальше распространять ложные мифы в качестве непреложных фактов, то научный прогресс прекратится и человечество, став заложником невежества, будет обречено на бессмысленные и кровавые священные войны.
"Much like we see today."- Что мы и имеем сегодня, - ворчливо вставил Колер.
Langdon frowned. Kohler was right.Он прав, подумал Лэнгдон.
Holy wars were still making headlines.Священные войны все еще не сходят с первых страниц газет.
My God is better than your God.Мой Бог лучше твоего.
It seemed there was always close correlation between true believers and high body counts.И сдается, ряды таких правоверных все ширятся, что ведет к колоссальным человеческим жертвам.
"Go on," Kohler said.- Продолжайте, - попросил Колер.
Langdon gathered his thoughts and continued.Лэнгдон помолчал, собираясь с мыслями.
"The Illuminati grew more powerful in Europe and set their sights on America, a fledgling government many of whose leaders were Masons-George Washington, Ben Franklin-honest, God fearing men who were unaware of the Illuminati stronghold on the Masons.- Братство "Иллюминати", окрепнув в Европе, обратило свои взоры на Америку, где многие лидеры были масонами - Джордж Вашингтон, например, или Бенджамин Франклин... Честные и богобоязненные люди, они даже не подозревали, что братство держит масонов за горло мертвой хваткой.
The Illuminati took advantage of the infiltration and helped found banks, universities, and industry to finance their ultimate quest."Иллюминаты же проникали повсюду и участвовали в учреждении банков, основании университетов, развитии промышленности, чтобы добывать средства на финансирование своего последнего похода...
Langdon paused.- Лэнгдон вновь сделал паузу.
"The creation of a single unified world state-a kind of secular New World Order."- А его целью было образование единого мирового порядка - создание своего рода светского всемирного государства.
Kohler did not move.Колер замер в своем кресле, внимая каждому слову Лэнгдона.
"A New World Order," Langdon repeated, "based on scientific enlightenment.- Да, в их планы входило установить новый мировой порядок, основанный на научном просвещении, - повторил тот.
They called it their Luciferian Doctrine.- Сами они называли эту концепцию "доктриной Люцифера".
The church claimed Lucifer was a reference to the devil, but the brotherhood insisted Lucifer was intended in its literal Latin meaning-bringer of light.Церковники ухватились за этот факт и обвинили иллюминатов в связях с сатаной, однако братство настаивало на том, что имеет в виду Люцифера в его подлинной ипостаси светоча .
Or Illuminator."Или "Иллюминатора".
Kohler sighed, and his voice grew suddenly solemn. "Mr. Langdon, please sit down."- Присядьте, пожалуйста, мистер Лэнгдон, -внезапно предложил Колер.
Langdon sat tentatively on a frost covered chair.Лэнгдон не без страха примостился на краешке заиндевевшего кресла.
Kohler moved his wheelchair closer.Колер подкатил кресло-коляску чуть ли не вплотную к его коленям.
"I am not sure I understand everything you have just told me, but I do understand this.- Не уверен, что понял все из того, что вы мне только что рассказали.
Leonardo Vetra was one of CERN's greatest assets.Но одно у меня не вызывает сомнений: Леонардо Ветра был одним из наших ценнейших сотрудников.
He was also a friend.И моим другом.
I need you to help me locate the Illuminati."Я прошу вас помочь мне найти братство "Иллюминати".
Langdon didn't know how to respond.Лэнгдон растерялся. А он, оказывается, шутник!
"Locate the Illuminati?"- Найти братство
He's kidding, right?"Иллюминати"? - переспросил он.
"I'm afraid, sir, that will be utterly impossible."- Боюсь, сэр, это совершенно невозможно.
Kohler's brow creased. "What do you mean?- Это почему же?
You won't-"Вы что...
"Mr. Kohler." Langdon leaned toward his host, uncertain how to make him understand what he was about to say.- Мистер Колер! - остановил его Лэнгдон, не зная, как заставить этого человека понять то, что он собирался сказать.
"I did not finish my story.- Я еще не закончил.
Despite appearances, it is extremely unlikely that this brand was put here by the Illuminati.Абсолютно невероятно, чтобы этот знак был оставлен здесь одним из иллюминатов.
There has been no evidence of their existence for over half a century, and most scholars agree the Illuminati have been defunct for many years."За последние полвека не появлялось никаких свидетельств их существования, и большинство исследователей сходятся во мнении, что орден давным-давно почил в бозе.
The words hit silence.Воцарилось тягостное молчание.
Kohler stared through the fog with a look somewhere between stupefaction and anger.Колер, словно в оцепенении, отрешенно смотрел прямо перед собой в белесый туман.
"How the hell can you tell me this group is extinct when their name is seared into this man!"- Какого черта вы мне рассказываете, что братство исчезло когда их эмблема выжжена на груди лежащего перед вами человека! - вдруг очнувшись, вспылил он.
Langdon had been asking himself that question all morning.Лэнгдон и сам ломал голову над этой загадкой все утро.
The appearance of the Illuminati ambigram was astonishing.Появление амбиграммы сообщества "Иллюминати" было фактом поразительным и необъяснимым.
Symbologists worldwide would be dazzled.Исследователи символов по всему миру будут ошеломлены и озадачены.
And yet, the academic in Langdon understood that the brand's reemergence proved absolutely nothing about the Illuminati.И все же ученый в Лэнгдоне был твердо уверен, что это событие никоим образом не может служить доказательством возрождения братства.
"Symbols," Langdon said, "in no way confirm the presence of their original creators."- Символы не есть подтверждение жизнедеятельности их первоначальных авторов, -с непреклонной уверенностью произнес он.
"What is that supposed to mean?"- Что вы хотите этим сказать?
"It means that when organized philosophies like the Illuminati go out of existence, their symbols remain... available for adoption by other groups.- Только то, что, когда высокоорганизованные идеологические системы, такие как братство "Иллюминати", прекращают существование, их символы... продолжают использовать другие группировки.
It's called transference. It's very common in symbology.Такое встречается сплошь и рядом.
The Nazis took the swastika from the Hindus, the Christians adopted the cruciform from the Egyptians, the-"Нацисты заимствовали свастику у индусов, крест христианам достался от египтян...
"This morning," Kohler challenged, "when I typed the word- Когда сегодня утром я ввел в компьютер слово
'Illuminati' into the computer, it returned thousands of current references."Иллюминати", - бесцеремонно оборвал тираду ученого Колер, - он выдал мне тысячи ссылок, относящихся к нашему времени.
Apparently a lot of people think this group is still active."Совершенно очевидно, что множество людей считают братство активно действующим и по сей день.
"Conspiracy buffs," Langdon replied.- Пропагандистский вздор! - резко возразил Лэнгдон.
He had always been annoyed by the plethora of conspiracy theories that circulated in modern pop culture.Его всегда раздражали всевозможные теории заговоров, в изобилии распространяемые современной массовой культурой.
The media craved apocalyptic headlines, and self proclaimed "cult specialists" were still cashing in on millennium hype with fabricated stories that the Illuminati were alive and well and organizing their New World Order.Средства массовой информации наперегонки пророчат близкий конец света, самозваные "эксперты" наживаются на искусственно раздуваемой шумихе вокруг наступления 2000 года, выступая с измышлениями о том, что братство "Иллюминати" не только здравствует и процветает, но исподволь ведет работу по установлению нового мирового порядка.
Recently the New York Times had reported the eerie Masonic ties of countless famous men-Sir Arthur Conan Doyle, the Duke of Kent, Peter Sellers, Irving Berlin, Prince Philip, Louis Armstrong, as well as a pantheon of well known modern day industrialists and banking magnates.Не так давно газета "Нью-Йорк таймс" сообщила о зловещих масонских связях огромного числа известнейших личностей - сэра Артура Конан Дойла, герцога Кента, Питера Селлерса , Ирвинга Берлина , принца Филиппа , Луи Армстронга, а также целого сонма нынешних промышленных и финансовых магнатов.
Kohler pointed angrily at Vetra's body. "Considering the evidence, I would say perhaps the conspiracy buffs are correct."- А это вам не доказательство? - Колер возмущенным жестом указал на труп Ветра. -Тоже пропагандистский вздор, скажете?
"I realize how it appears," Langdon said as diplomatically as he could.- Я осознаю, как это может восприниматься на первый взгляд, - призывая на помощь все свои дипломатические способности, осторожно ответил Лэнгдон.
"And yet a far more plausible explanation is that some other organization has taken control of the Illuminati brand and is using it for their own purposes."- Однако на деле мне представляется куда более правдоподобным то объяснение, что какая-то иная организация завладела эмблемой иллюминатов и использует ее в своих собственных целях.
"What purposes?- В каких там еще целях!
What does this murder prove?"Чего они добились этим убийством?
Good question, Langdon thought.Еще один хороший вопрос, хмыкнул про себя Лэнгдон.
He also was having trouble imagining where anyone could have turned up the Illuminati brand after 400 years.Он, сколько ни напрягал свое недюжинное воображение, не мог себе представить, где после четырехсот лет небытия могла отыскаться амбиграмма "Иллюминати".
"All I can tell you is that even if the Illuminati were still active today, which I am virtually positive they are not, they would never be involved in Leonardo Vetra's death."- Скажу только одно, - решительно тряхнул головой Лэнгдон. - Даже если допустить факт возрождения "Иллюминати", каковую возможность я отвергаю напрочь, братство все равно не могло быть причастно к смерти Леонардо Ветра.
"No?"- Неужели?
"No.- Никоим образом.
The Illuminati may have believed in the abolition of Christianity, but they wielded their power through political and financial means, not through terrorists acts.Иллюминаты могли ставить своей целью искоренение христианства, однако для ее достижения они бы использовали свои политические и финансовые ресурсы и никогда не стали бы прибегать к террористическим актам.
Furthermore, the Illuminati had a strict code of morality regarding who they saw as enemies.Более того, у братства существовал строгий моральный кодекс, четко обозначавший круг их врагов.
They held men of science in the highest regard.К ученым они относились с необыкновенным пиететом.
There is no way they would have murdered a fellow scientist like Leonardo Vetra."Убийство коллеги, в данном случае Леонардо Ветра, для них было бы просто немыслимо.
Kohler's eyes turned to ice.- Возможно, вы так уверены потому, что не знаете одного важного обстоятельства, - поднял на него холодный взгляд Колер.
"Perhaps I failed to mention that Leonardo Vetra was anything but an ordinary scientist."- Леонардо Ветра был отнюдь не обычным ученым.
Langdon exhaled patiently. "Mr. Kohler, I'm sure Leonardo Vetra was brilliant in many ways, but the fact remains-"- Мистер Колер, - досадливо поморщился Лэнгдон, - у меня нет сомнений в том, что Леонардо Ветра был разносторонне талантливым человеком, но факт остается фактом...
Without warning, Kohler spun in his wheelchair and accelerated out of the living room, leaving a wake of swirling mist as he disappeared down a hallway.Колер вдруг развернул свое кресло-коляску и помчался прочь из гостиной, оставляя за собой взвихрившиеся клубы студеного тумана.
For the love of God, Langdon groaned."Господи, да что же он вытворяет?" - мысленно простонал Лэнгдон.
He followed. Kohler was waiting for him in a small alcove at the end of the hallway.Он последовал за сумасбродным директором и увидел, что Колер поджидает его у небольшой ниши в дальнем конце коридора.
"This is Leonardo's study," Kohler said, motioning to the sliding door.- Это кабинет Леонардо... - Колер указал на дверь.
"Perhaps when you see it you'll understand things differently."- Думаю, после его осмотра вы несколько измените свое мнение.
With an awkward grunt, Kohler heaved, and the door slid open.Он неловко изогнулся в кресле и, покряхтывая, принялся возиться с дверной ручкой. Наконец створка плавно скользнула в сторону.
Langdon peered into the study and immediately felt his skin crawl.Лэнгдон с любопытством заглянул в кабинет, и в ту же секунду по коже у него побежали мурашки.
Holy mother of Jesus, he said to himself."Боже, спаси и помилуй!.." - сами собой беззвучно прошептали его губы.
12Глава 12
In another country, a young guard sat patiently before an expansive bank of video monitors.Совсем в другой стране молодой охранник сидел перед множеством видеомониторов.
He watched as images flashed before him-live feeds from hundreds of wireless video cameras that surveyed the sprawling complex. The images went by in an endless procession.Он внимательно наблюдал за беспрерывной чередой сменяющих друг друга изображений, передаваемых в реальном времени сотнями беспроводных видеокамер, установленных по всему гигантскому комплексу.
An ornate hallway.Нарядный вестибюль.
A private office.Кабинет.
An industrial size kitchen.Кухня огромных размеров.
As the pictures went by, the guard fought off a daydream.Картинки следовали одна за другой, охранник изо всех сил боролся с одолевавшей его дремотой.
He was nearing the end of his shift, and yet he was still vigilant.Смена подходила к концу, однако бдительности он не терял.
Service was an honor. Someday he would be granted his ultimate reward.Служба его почетна, и в свое время он будет за нее достойно вознагражден.
As his thoughts drifted, an image before him registered alarm.Внезапно на одном из мониторов появился сигнал тревоги.
Suddenly, with a reflexive jerk that startled even himself, his hand shot out and hit a button on the control panel. The picture before him froze.Охранник инстинктивно нажал кнопку на панели управления, Изображение застыло.
His nerves tingling, he leaned toward the screen for a closer look.Он приник к экрану, всматриваясь в незнакомую картинку.
The reading on the monitor told him the image was being transmitted from camera #86-a camera that was supposed to be overlooking a hallway.Титры внизу экрана сообщали, что она передается камерой №86, ведущей наблюдение за вестибюлем.
But the image before him was most definitely not a hallway.Однако на мониторе он видел отнюдь не вестибюль.
13Глава 13
Langdon stared in bewilderment at the study before him.Лэнгдон, словно завороженный, в смятении разглядывал обстановку кабинета.
"What is this place?"- Что это? - не в силах сдержаться, воскликнул он.
Despite the welcome blast of warm air on his face, he stepped through the door with trepidation.Даже не обрадовавшись уютному теплу, ласково повеявшему из открытой двери, он не без страха перешагнул порог.
Kohler said nothing as he followed Langdon inside.Колер оставил его вопрос без ответа.
Langdon scanned the room, not having the slightest idea what to make of it.Лэнгдон же, не зная, что и подумать, переводил изумленный взгляд с одного предмета на другой.
It contained the most peculiar mix of artifacts he had ever seen.В кабинете была собрана самая странная коллекция вещей, какую он мог себе представить.
On the far wall, dominating the decor, was an enormous wooden crucifix, which Langdon placed as fourteenth century Spanish.На дальней стене висело огромных размеров деревянное распятие. Испания, четырнадцатый век, тут же определил Лэнгдон.
Above the cruciform, suspended from the ceiling, was a metallic mobile of the orbiting planets.Над распятием к потолку была подвешена металлическая модель вращающихся на своих орбитах планет.
To the left was an oil painting of the Virgin Mary, and beside that was a laminated periodic table of elements.Слева находились написанная маслом Дева Мария и закатанная в пластик Периодическая таблица химических элементов.
On the side wall, two additional brass cruciforms flanked a poster of Albert Einstein, his famous quote reading:Справа, между двумя бронзовыми распятиями, был помещен плакат со знаменитым высказыванием Альберта Эйнштейна:
God Does Not Play Dice With the Universe"БОГ НЕ ИГРАЕТ В КОСТИ СО ВСЕЛЕННОЙ".
Langdon moved into the room, looking around in astonishment. A leather bound Bible sat on Vetra's desk beside a plastic Bohr model of an atom and a miniature replica of Michelangelo's Moses.На рабочем столе Ветра он заметил Библию в кожаном переплете, созданную Бором пластиковую модель атома и миниатюрную копию статуи Моисея работы Микеланджело.
Talk about eclectic, Langdon thought.Ну и мешанина! Классический образчик эклектики, мелькнуло в голове у Лэнгдона.
The warmth felt good, but something about the decor sent a new set of chills through his body.Несмотря на то что в тепле кабинета он должен был вроде бы согреться, его била неудержимая дрожь.
He felt like he was witnessing the clash of two philosophical titans... an unsettling blur of opposing forces.Ученый чувствовал себя так, будто стал очевидцем битвы двух титанов философии... сокрушительного столкновения противостоящих сил.
He scanned the titles on the bookshelf:Лэнгдон обежал взглядом названия стоящих на полках томов.
The God Particle"Частица Бога".
The Tao of Physics"Дао физики".
God: The Evidence"Бог: только факты".
One of the bookends was etched with a quote:На корешок одного из фолиантов была наклеена полоска бумаги с рукописной цитатой:
True science discovers God waiting behind every door. Pope Pius XII"Подлинная наука обнаруживает Бога за каждой открытой ею дверью", - папа Пий XII.
"Leonardo was a Catholic priest," Kohler said.- Леонардо был католическим священником, -где-то за спиной Лэнгдона глухо произнес Колер.
Langdon turned. "A priest?- Священником? - удивленно обернулся к нему Лэнгдон.
I thought you said he was a physicist."- Мне казалось, будто вы говорили, что он физик.
"He was both.- Он был и тем, и другим.
Men of science and religion are not unprecedented in history.История знает такие примеры, когда люди умели совместить в своем сознании науку и религию.
Leonardo was one of them.Одним из них был Леонардо.
He considered physicsОн считал физику
'God's natural law.'"Божьим законом всего сущего".
He claimed God's handwriting was visible in the natural order all around us.Утверждал, что повсюду в устройстве окружающей нас природы видна рука Бога.
Through science he hoped to prove God's existence to the doubting masses.И через науку надеялся доказать всем сомневающимся существование Бога.
He considered himself a theo physicist."Он называл себя теофизиком .
Theo physicist?- Теофизиком? - не веря своим ушам, переспросил Лэнгдон.
Langdon thought it sounded impossibly oxymoronic.Для него подобное словосочетание казалось парадоксальным.
"The field of particle physics," Kohler said, "has made some shocking discoveries lately-discoveries quite spiritual in implication.- Физика элементарных частиц в последнее время сделала ряд шокирующих, не укладывающихся в голове открытий... Открытий по своей сути спиритуалистических, или, если вам угодно, духовных.
Leonardo was responsible for many of them."Многие из них принадлежали Леонардо.
Langdon studied CERN's director, still trying to process the bizarre surroundings.Лэнгдон недоверчиво посмотрел на директора центра.
"Spirituality and physics?"- Духовность и физика?
Langdon had spent his career studying religious history, and if there was one recurring theme, it was that science and religion had been oil and water since day one... archenemies... unmixable.Лэнгдон посвятил свою карьеру изучению истории религии, и если в этой сфере и существовала неопровержимая аксиома, так это та, что наука и религия - это вода и пламя... заклятые и непримиримые враги.
"Vetra was on the cutting edge of particle physics," Kohler said.- Ветра работал в пограничной области физики элементарных частиц, - объяснил Колер.
"He was starting to fuse science and religion... showing that they complement each other in most unanticipated ways.- Это он начал соединять науку и религию... демонстрируя, что они дополняют друг друга самым неожиданным образом.
He called the field New Physics."Область своих исследований он назвал "новой физикой".
Kohler pulled a book from the shelf and handed it to Langdon.Колер достал с полки книгу и протянул ее Лэнгдону.
Langdon studied the cover.Тот прочитал на обложке:
God, Miracles, and the New Physics-by Leonardo Vetra."Леонардо Ветра. Бог, чудеса и новая физика".
"The field is small," Kohler said, "but it's bringing fresh answers to some old questions-questions about the origin of the universe and the forces that bind us all.- Эта весьма узкая область, - добавил Колер. -Однако она находит новые ответы на старые вопросы - о происхождении Вселенной, о силах, которые соединяют и связывают всех нас.
Leonardo believed his research had the potential to convert millions to a more spiritual life.Леонардо верил, что его исследования способны обратить миллионы людей к более духовной жизни.
Last year he categorically proved the existence of an energy force that unites us all.В прошлом году он привел неопровержимые доказательства существования некой энергии, которая объединяет всех нас.
He actually demonstrated that we are all physically connected... that the molecules in your body are intertwined with the molecules in mine... that there is a single force moving within all of us."Он продемонстрировал, что в физическом смысле все мы взаимосвязаны... что молекулы вашего тела переплетены с молекулами моего... что внутри каждого из нас действует одна и та же сила.
Langdon felt disconcerted.Лэнгдон был абсолютно обескуражен.
And the power of God shall unite us all."И власть Бога нас всех объединит".
"Mr. Vetra actually found a way to demonstrate that particles are connected?"- Неужели мистер Ветра и вправду нашел способ продемонстрировать взаимосвязь частиц? -изумился он.
"Conclusive evidence.- Самым наглядным и неопровержимым образом.
A recent Scientific American article hailed New Physics as a surer path to God than religion itself." The comment hit home.Недавно журнал "Сайентифик америкэн" поместил восторженную статью, в которой подчеркивается, что "новая физика" есть куда более верный и прямой путь к Богу, нежели сама религия.
Langdon suddenly found himself thinking of the antireligious Illuminati.Лэнгдона наконец осенило. Он вспомнил об антирелигиозной направленности братства
Reluctantly, he forced himself to permit a momentary intellectual foray into the impossible."Иллюминати" и заставил себя на миг подумать о немыслимом.
If the Illuminati were indeed still active, would they have killed Leonardo to stop him from bringing his religious message to the masses?Если допустить, что братство существует и действует, то оно, возможно, приговорило Леонардо к смерти, чтобы предотвратить массовое распространение его религиозных воззрений.
Langdon shook off the thought. Absurd!Абсурд, вздор полнейший!
The Illuminati are ancient history!"Иллюминати" давным-давно кануло в прошлое!
All academics know that!Это известно каждому ученому!
"Vetra had plenty of enemies in the scientific world," Kohler went on.- В научных кругах у Ветра было множество врагов, - продолжал Колер.
"Many scientific purists despised him. Even here at CERN.- Даже в нашем центре. Его ненавидели ревнители чистоты науки.
They felt that using analytical physics to support religious principles was a treason against science."Они утверждали, что использование аналитической физики для утверждения религиозных принципов есть вероломное предательство науки.
"But aren't scientists today a bit less defensive about the church?"- Но разве ученые сегодня не смягчили свое отношение к церкви?
Kohler grunted in disgust. "Why should we be?- С чего бы это? - с презрительным высокомерием хмыкнул Колер.
The church may not be burning scientists at the stake anymore, but if you think they've released their reign over science, ask yourself why half the schools in your country are not allowed to teach evolution.- Церковь, может быть, и не сжигает больше ученых на кострах, однако если вы думаете, что она перестала душить науку, то задайте себе вопрос: почему в половине школ в вашей стране запрещено преподавать теорию эволюции?
Ask yourself why the U.S. Christian Coalition is the most influential lobby against scientific progress in the world.Спросите себя, почему Американский совет христианских церквей выступает самым ярым противником научного прогресса...
The battle between science and religion is still raging, Mr. Langdon.Ожесточенная битва между наукой и религией продолжается, мистер Лэнгдон.
It has moved from the battlefields to the boardrooms, but it is still raging."Она всего лишь перенеслась с полей сражений в залы заседаний, но отнюдь не прекратилась.
Langdon realized Kohler was right.Колер прав, признался сам себе Лэнгдон.
Just last week the Harvard School of Divinity had marched on the Biology Building, protesting the genetic engineering taking place in the graduate program.Только на прошлой неделе в Гарварде студенты факультета богословия провели демонстрацию у здания биологического факультета, протестуя против включения в учебную программу курса генной инженерии.
The chairman of the Bio Department, famed ornithologist Richard Aaronian, defended his curriculum by hanging a huge banner from his office window. The banner depicted the Christian "fish" modified with four little feet-a tribute, Aaronian claimed, to the African lungfishes' evolution onto dry land.В защиту своего учебного плана декан биофака, известнейший орнитолог Ричард Аарониэн, вывесил из окна собственного кабинета огромный плакат с изображением христианского символа -рыбы, но с пририсованными четырьмя лапками в качестве свидетельства эволюции выходящей на сушу африканской дышащей рыбы.
Beneath the fish, instead of the wordПод ней вместо слова
"Jesus," was the proclamation "Darwin!""Иисус" красовалась крупная подпись "ДАРВИН!".
A sharp beeping sound cut the air, and Langdon looked up.Внезапно раздались резкие гудки, Лэнгдон вздрогнул.
Kohler reached down into the array of electronics on his wheelchair. He slipped a beeper out of its holder and read the incoming message.Колер достал пейджер и взглянул на дисплей.
"Good.- Отлично!
That is Leonardo's daughter. Ms. Vetra is arriving at the helipad right now.Дочь Леонардо с минуты на минуту прибудет на вертолетную площадку.
We will meet her there.Там мы ее и встретим.
I think it best she not come up here and see her father this way."Ей, по-моему, совсем ни к чему видеть эту кошмарную картину.
Langdon agreed.Лэнгдон не мог с ним не согласиться.
It would be a shock no child deserved.Подвергать детей столь жестокому удару, конечно, нельзя.
"I will ask Ms. Vetra to explain the project she and her father have been working on... perhaps shedding light on why he was murdered."- Я собираюсь просить мисс Ветра рассказать нам о проекте, над которым они работали вместе с отцом... Возможно, это прольет некоторый свет на мотивы его убийства.
"You think Vetra's work is why he was killed?"- Вы полагаете, что причиной гибели стала его работа?
"Quite possibly.- Вполне вероятно.
Leonardo told me he was working on something groundbreaking. That is all he said.Леонардо говорил мне, что стоит на пороге грандиозного научного прорыва, но ни слова больше.
He had become very secretive about the project.Подробности проекта он держал в строжайшей тайне.
He had a private lab and demanded seclusion, which I gladly afforded him on account of his brilliance.У него была собственная лаборатория, и он потребовал обеспечить ему там полнейшее уединение, что я, с учетом его таланта и важности проводимых исследований, охотно сделал.
His work had been consuming huge amounts of electric power lately, but I refrained from questioning him."В последнее время его эксперименты привели к резкому увеличению потребления электроэнергии, однако никаких вопросов по этому поводу я ему предпочел не задавать...
Kohler rotated toward the study door.- Колер направил кресло-коляску к двери, но вдруг притормозил.
"There is, however, one more thing you need to know before we leave this flat."- Есть еще одна вещь, о которой я должен вам сообщить прежде, чем мы покинем этот кабинет.
Langdon was not sure he wanted to hear it.Лэнгдон поежился от неприятного предчувствия.
"An item was stolen from Vetra by his murderer."- Убийца кое-что у Ветра похитил.
"An item?"- Что именно?
"Follow me."- Пожалуйте за мной.
The director propelled his wheelchair back into the fog filled living room.- Колер двинулся в глубь окутанной мглистой пеленой гостиной.
Langdon followed, not knowing what to expect.Лэнгдон, теряясь в догадках, пошел следом.
Kohler maneuvered to within inches of Vetra's body and stopped. He ushered Langdon to join him.Колер остановил кресло в нескольких дюймах от тела Ветра и жестом поманил Лэнгдона.
Reluctantly, Langdon came close, bile rising in his throat at the smell of the victim's frozen urine.Тот нехотя подошел, чувствуя, как к горлу вновь соленым комом подкатывает приступ тошноты.
"Look at his face," Kohler said.- Посмотрите на его лицо.
Look at his face? Langdon frowned."И зачем мне смотреть на его лицо? - мысленно возмутился Лэнгдон.
I thought you said something was stolen.- Мы же здесь потому, что у него что-то украли..."
Hesitantly, Langdon knelt down.Поколебавшись, Лэнгдон все-таки опустился на колени.
He tried to see Vetra's face, but the head was twisted 180 degrees backward, his face pressed into the carpet.Увидеть тем не менее он ничего не смог, поскольку голова жертвы была повернута на 180 градусов.
Struggling against his handicap Kohler reached down and carefully twisted Vetra's frozen head.Колер, кряхтя и задыхаясь, все же как-то ухитрился, оставаясь в кресле, склониться и осторожно повернуть прижатую к ковру голову Ветра.
Cracking loudly, the corpse's face rotated into view, contorted in agony. Kohler held it there a moment.Раздался громкий хруст, показалось искаженное гримасой муки лицо убитого.
"Sweet Jesus!"- Боже милостивый!
Langdon cried, stumbling back in horror.- Лэнгдон отпрянул и чуть не упал.
Vetra's face was covered in blood.Лицо Ветра было залито кровью.
A single hazel eye stared lifelessly back at him.С него на Колера и Лэнгдона невидяще уставился единственный уцелевший глаз.
The other socket was tattered and empty.Вторая изуродованная глазница была пуста.
"They stole his eye?"- Они украли его глаз?!
14Глава 14
Langdon stepped out of Building C into the open air, grateful to be outside Vetra's flat.Лэнгдон, немало радуясь тому, что покинул наконец квартиру Ветра, с удовольствием шагнул из корпуса "Си" на свежий воздух.
The sun helped dissolve the image of the empty eye socket emblazoned into his mind.Приветливое солнце помогло хоть как-то сгладить жуткое впечатление от оставшейся в памяти картины: пустая глазница на обезображенном лице, покрытом замерзшими потеками крови.
"This way, please," Kohler said, veering up a steep path. The electric wheelchair seemed to accelerate effortlessly.- Сюда, пожалуйста, - окликнул его Колер, въезжая на довольно крутой подъем, который его электрифицированное кресло-коляска преодолело безо всяких усилий.
"Ms. Vetra will be arriving any moment."- Мисс Ветра прибудет с минуты на минуту.
Langdon hurried to keep up.Лэнгдон поспешил вслед за ним.
"So," Kohler asked.- Итак, вы все еще сомневаетесь, что это дело рук ордена
"Do you still doubt the Illuminati's involvement?""Иллюминати"? - спросил его Колер.
Langdon had no idea what to think anymore.Лэнгдон уже и сам не знал, что ему думать.
Vetra's religious affiliations were definitely troubling, and yet Langdon could not bring himself to abandon every shred of academic evidence he had ever researched.Тяга Ветра к религии, безусловно, его насторожила, однако не настолько, чтобы он смог заставить себя тут же отвергнуть все научно подтвержденные сведения, которые собрал за годы исследований.
Besides, there was the eye...Еще к тому же и похищенный глаз...
"I still maintain," Langdon said, more forcefully than he intended. "that the Illuminati are not responsible for this murder.- Я по-прежнему утверждаю, что иллюминаты не причастны к этому убийству, - заявил он более резким тоном, нежели намеревался.
The missing eye is proof."- И пропавший глаз тому доказательство.
"What?"- Что?
"Random mutilation," Langdon explained, "is very... un-Illuminati.- Подобная бессмысленная жестокость совершенно... не в духе братства, - объяснил Лэнгдон.
Cult specialists see desultory defacement from inexperienced fringe sects-zealots who commit random acts of terrorism-but the Illuminati have always been more deliberate."- Специалисты по культам считают, что нанесение увечий характерно для маргинальных сект -экстремистов-фанатиков и изуверов, которые склонны к стихийным террористическим актам. Что касается иллюминатов, то они всегда отличались продуманностью и подготовленностью своих действий.
"Deliberate? Surgically removing someone's eyeball is not deliberate?"- А хирургическое удаление глаза вы к таковым не относите?
"It sends no clear message.- Но какой в этом смысл?
It serves no higher purpose."Обезображивание жертвы не преследует никакой цели.
Kohler's wheelchair stopped short at the top of the hill. He turned.Колер остановил кресло на вершине холма и обернулся к Лэнгдону.
"Mr. Langdon, believe me, that missing eye does indeed serve a higher purpose... a much higher purpose."- Ошибаетесь, мистер Лэнгдон, похищение глаза Ветра преследует иную, весьма серьезную цель.
As the two men crossed the grassy rise, the beating of helicopter blades became audible to the west.С неба до них донесся стрекот вертолета.
A chopper appeared, arching across the open valley toward them. It banked sharply, then slowed to a hover over a helipad painted on the grass.Через секунду появился и он сам, заложил крутой вираж и завис над отмеченным на траве белой краской посадочным кругом.
Langdon watched, detached, his mind churning circles like the blades, wondering if a full night's sleep would make his current disorientation any clearer.Лэнгдон отстранено наблюдал за этими маневрами, раздумывая, поможет ли крепкий сон привести наутро в порядок его разбегающиеся мысли.
Somehow, he doubted it.Он почему-то в этом сомневался.
As the skids touched down, a pilot jumped out and started unloading gear. There was a lot of it-duffels, vinyl wet bags, scuba tanks, and crates of what appeared to be high tech diving equipment.Посадив вертолет, пилот спрыгнул на землю и без промедления принялся его разгружать, аккуратно складывая в ряд рюкзаки, непромокаемые пластиковые мешки, баллоны со сжатым воздухом и ящики с высококлассным оборудованием для подводного плавания.
Langdon was confused. "Is that Ms. Vetra's gear?" he yelled to Kohler over the roar of the engines.- Это все снаряжение мисс Ветра? - недоуменно выкрикнул Лэнгдон, стараясь перекричать рев двигателей.
Kohler nodded and yelled back,Колер кивнул.
"She was doing biological research in the Balearic Sea."- Она проводила биологические исследования у Балеарских островов! - также напрягая голос, ответил он.
"I thought you said she was a physicist!"- Но вы же говорили, что она физик!
"She is.- Так и есть.
She's a Bio Entanglement Physicist.Точнее, биофизик.
She studies the interconnectivity of life systems.Изучает взаимосвязь различных биологических систем.
Her work ties closely with her father's work in particle physics.Ее работа тесно соприкасается с исследованиями отца в области физики элементарных частиц.
Recently she disproved one of Einstein's fundamental theories by using atomically synchronized cameras to observe a school of tuna fish."Недавно, наблюдая за косяком тунцов с помощью синхронизированных на уровне атомов камер, она опровергла одну из фундаментальных теорий Эйнштейна.
Langdon searched his host's face for any glint of humor.Лэнгдон впился взглядом в лицо собеседника, пытаясь понять, не стал ли он жертвой розыгрыша.
Einstein and tuna fish?Эйнштейн и тунцы?
He was starting to wonder if the X 33 space plane had mistakenly dropped him off on the wrong planet.А может, "Х-33" по ошибке забросил его не на ту планету?
A moment later, Vittoria Vetra emerged from the fuselage.Через минуту из кабины выбралась Виттория Ветра.
Robert Langdon realized today was going to be a day of endless surprises.Взглянув на нее, Роберт Лэнгдон понял, что сегодня для него выдался день нескончаемых сюрпризов.
Descending from the chopper in her khaki shorts and white sleeveless top, Vittoria Vetra looked nothing like the bookish physicist he had expected.Виттория Ветра, в шортах цвета хаки и в белом топике, вопреки его предположениям книжным червем отнюдь не выглядела.
Lithe and graceful, she was tall with chestnut skin and long black hair that swirled in the backwind of the rotors.Высокого роста, стройная и грациозная, с красивым глубоким загаром и длинными черными волосами.
Her face was unmistakably Italian-not overly beautiful, but possessing full, earthy features that even at twenty yards seemed to exude a raw sensuality.Черты лица безошибочно выдавали в ней итальянку. Девушка не поражала зрителя божественной красотой, но даже с расстояния двадцати ярдов была заметна переполнявшая ее вполне земная плотская чувственность.
As the air currents buffeted her body, her clothes clung, accentuating her slender torso and small breasts.Потоки воздуха от работающего винта вертолета разметали ее смоляные локоны, легкая одежда облепила тело, подчеркивая тонкую талию и маленькие крепкие груди.
"Ms. Vetra is a woman of tremendous personal strength," Kohler said, seeming to sense Langdon's captivation.- Мисс Ветра очень сильная личность, - заметил Колер, от которого, похоже, не укрылось то, с какой почти бесцеремонной жадностью разглядывал ее Лэнгдон.
"She spends months at a time working in dangerous ecological systems.- Она по нескольку месяцев подряд работает в крайне опасных экологических условиях.
She is a strict vegetarian and CERN's resident guru of Hatha yoga."Девица убежденная вегетарианка и, кроме того, является местным гуру во всем, что касается хатха-йоги.
Hatha yoga? Langdon mused.Хатха-йога - это забавно, мысленно усмехнулся Лэнгдон.
The ancient Buddhist art of meditative stretching seemed an odd proficiency for the physicist daughter of a Catholic priest.Древнее буддийское искусство медитации для расслабления мышц - более чем странная специализация для физика и дочери католического священника.
Langdon watched Vittoria approach. She had obviously been crying, her deep sable eyes filled with emotions Langdon could not place.Виттория торопливо шла к ним, и Лэнгдон заметил, что она недавно плакала, вот только определить выражение ее темных глаз под соболиными бровями он так и не смог.
Still, she moved toward them with fire and command.Походка у нее тем не менее была энергичной и уверенной.
Her limbs were strong and toned, radiating the healthy luminescence of Mediterranean flesh that had enjoyed long hours in the sun.Длинные сильные загорелые ноги, да и все тело уроженки Средиземноморья, привыкшей долгие часы проводить на солнце, говорили о крепком здоровье их обладательницы.
"Vittoria," Kohler said as she approached. "My deepest condolences.- Виттория, - обратился к ней Колер, - примите мои глубочайшие соболезнования.
It's a terrible loss for science... for all of us here at CERN."Это страшная потеря для науки... для всех нас.
Vittoria nodded gratefully.Виттория вежливо кивнула.
When she spoke, her voice was smooth-a throaty, accented English. "Do you know who is responsible yet?"- Уже известно, кто это сделал? - сразу спросила она. Приятный глубокий голос, отметил про себя Лэнгдон, по-английски говорит с едва уловимым акцентом.
"We're still working on it."- Пока нет. Работаем.
She turned to Langdon, holding out a slender hand.Она повернулась к Лэнгдону, протягивая ему изящную тонкую руку.
"My name is Vittoria Vetra.- Виттория Ветра.
You're from Interpol, I assume?"А вы, наверное, из Интерпола?
Langdon took her hand, momentarily spellbound by the depth of her watery gaze.Лэнгдон осторожно пожал узкую теплую ладонь, нырнув на миг в бездонную глубину ее наполненных слезами глаз.
"Robert Langdon." He was unsure what else to say.- Роберт Лэнгдон, - представился он, не зная, что еще добавить.
"Mr. Langdon is not with the authorities," Kohler explained.- К официальным властям мистер Лэнгдон не имеет никакого отношения, - вмешался Колер.
"He is a specialist from the U.S.- Он крупный специалист из Соединенных Штатов.
He's here to help us locate who is responsible for this situation."Прибыл сюда, чтобы помочь нам найти тех, кто несет ответственность за это преступление.
Vittoria looked uncertain. "And the police?"- Разве это не работа полиции? - нерешительно возразила она.
Kohler exhaled but said nothing.Колер шумно выдохнул, демонстрируя свое отношение к блюстителям порядка, однако отвечать не стал.
"Where is his body?" she demanded.- Где его тело? - поинтересовалась Виттория.
"Being attended to."- Не волнуйтесь, мы обо всем позаботились, -слишком поспешно ответил Колер.
The white lie surprised Langdon.Эта явная ложь удивила Лэнгдона.
"I want to see him," Vittoria said.- Я хочу его видеть, - решительно заявила она.
"Vittoria," Kohler urged, "your father was brutally murdered.- Виттория, прошу вас... Вашего отца убили, убили изуверски.
You would be better to remember him as he was."- Колер решительно посмотрел ей в глаза. - Вам лучше запомнить его таким, каким он был при жизни.
Vittoria began to speak but was interrupted.Она собиралась что-то сказать, но в этот момент неподалеку от них раздались громкие голоса:
"Hey, Vittoria!" voices called from the distance.- Виттория, ау, Виттория!
"Welcome home!"С приездом! С возвращением домой!
She turned.Она обернулась.
A group of scientists passing near the helipad waved happily.Небольшая компания проходящих мимо вертолетной площадки ученых дружно махала ей руками.
"Disprove any more of Einstein's theories?" one shouted.- Ну как, опять обидела старика Эйнштейна? -выкрикнул один из них, и все разразились хохотом.
Another added, "Your dad must be proud!"- Отец должен тобой гордиться! - добавил другой.
Vittoria gave the men an awkward wave as they passed. Then she turned to Kohler, her face now clouded with confusion. "Nobody knows yet?"- Они что, еще ничего не знают? - бросила она на Колера недоумевающий взгляд.
"I decided discretion was paramount."- Я счел крайне важным сохранить это трагическое событие в тайне.
"You haven't told the staff my father was murdered?"- Вы утаили от сотрудников, что мой отец убит?
Her mystified tone was now laced with anger.- Недоумение в ее голосе уступило место гневу.
Kohler's tone hardened instantly.Лицо Колера окаменело.
"Perhaps you forget, Ms. Vetra, as soon as I report your father's murder, there will be an investigation of CERN.- Мисс Ветра, вы, вероятно, забываете, что, как только я сообщу об убийстве вашего отца, начнется официальное расследование.
Including a thorough examination of his lab.И оно неизбежно повлечет за собой тщательный обыск в его лаборатории.
I have always tried to respect your father's privacy.Я всегда старался уважать стремление вашего отца к уединению.
Your father has told me only two things about your current project.О том, чем вы занимаетесь в настоящее время, мне от него известно лишь следующее.
One, that it has the potential to bring CERN millions of francs in licensing contracts in the next decade.Во-первых, то, что ваш проект может в течение следующего десятилетия обеспечить центру лицензионные контракты на миллионы франков.
And two, that it is not ready for public disclosure because it is still hazardous technology.И во-вторых, что к обнародованию он еще не готов, поскольку технология несовершенна и может представлять угрозу для здоровья и жизни человека.
Considering these two facts, I would prefer strangers not poke around inside his lab and either steal his work or kill themselves in the process and hold CERN liable.С учетом этих двух фактов я бы не хотел, чтобы посторонние шарили у него в лаборатории и либо выкрали ваши работы, либо пострадали в ходе обыска и в связи с этим привлекли ЦЕРН к судебной ответственности.
Do I make myself clear?"Я достаточно ясно излагаю?
Vittoria stared, saying nothing.Виттория молча смотрела на него.
Langdon sensed in her a reluctant respect and acceptance of Kohler's logic.Лэнгдон почувствовал, что она вынуждена была признать доводы Колера разумными и логичными.
"Before we report anything to the authorities," Kohler said, "I need to know what you two were working on.- Прежде чем информировать власти, - заключил Колер, - мне необходимо знать, над чем именно вы работали.
I need you to take us to your lab."Я хочу, чтобы вы провели нас в вашу лабораторию.
"The lab is irrelevant," Vittoria said.- Да при чем тут лаборатория?
"Nobody knew what my father and I were doing.Никто не знал, чем мы с отцом там занимались, -ответила Виттория.
The experiment could not possibly have anything to do with my father's murder."- Убийство никоим образом не может быть связано с нашим экспериментом.
Kohler exhaled a raspy, ailing breath. "Evidence suggests otherwise."- Некоторые данные свидетельствуют об обратном... - Колер болезненно сморщился и приложил к губам платок.
"Evidence? What evidence?"- Какие еще данные?
Langdon was wondering the same thing.Лэнгдону тоже очень хотелось услышать ответ на этот вопрос.
Kohler was dabbing his mouth again. "You'll just have to trust me."- Вам придется поверить мне на слово! - отрезал Колер.
It was clear, from Vittoria's smoldering gaze, that she did not.Виттория обожгла его испепеляющим взглядом, и Лэнгдон понял, что как раз этого она делать и не намерена.
15Глава 15
Langdon strode silently behind Vittoria and Kohler as they moved back into the main atrium where Langdon's bizarre visit had begun.Лэнгдон молча шел за Витторией и Колером к главному зданию, откуда начался его полный неожиданностей визит в Швейцарию.
Vittoria's legs drove in fluid efficiency-like an Olympic diver-a potency, Langdon figured, no doubt born from the flexibility and control of yoga.Походка девушки поражала легкостью, плавностью и уверенностью. Виттория двигалась, как бегунья олимпийского класса. Вне всяких сомнений, заключил Лэнгдон, дают о себе знать регулярные занятия йогой.
He could hear her breathing slowly and deliberately, as if somehow trying to filter her grief.Он слышал ее медленное размеренное дыхание, и у него сложилось впечатление, что, считая про себя вдохи и выдохи, она пытается справиться с обрушившимся на нее горем.
Langdon wanted to say something to her, offer his sympathy.Лэнгдону очень хотелось сказать ей какие-то слова утешения, выразить свое сочувствие.
He too had once felt the abrupt hollowness of unexpectedly losing a parent.Он тоже пережил момент внезапно возникшей пустоты, когда скоропостижно умер его отец.
He remembered the funeral mostly, rainy and gray.Больше всего ему запомнились похороны и стоявшая тогда ненастная погода.
Two days after his twelfth birthday.И это случилось спустя всего лишь два дня после того, как ему исполнилось двенадцать.
The house was filled with gray suited men from the office, men who squeezed his hand too hard when they shook it.В доме толпились одетые в серые костюмы сослуживцы отца, слишком крепко пожимавшие в знак соболезнования его детскую ладошку.
They were all mumbling words like cardiac and stress.Все они мямлили какие-то непонятные ему слова вроде "стресс", "инфаркт", "миокард"...
His mother joked through teary eyes that she'd always been able to follow the stock market simply by holding her husband's hand... his pulse her own private ticker tape.Его мать пыталась шутить сквозь слезы, что она всегда могла безошибочно определить состояние дел на бирже, просто пощупав у отца пульс.
Once, when his father was alive, Langdon had heard his mom begging his father to "stop and smell the roses."Однажды, когда отец еще был жив, Лэнгдон подслушал, как мать умоляла его "хотя бы на миг забыть о делах и позволить себе понюхать розу".
That year, Langdon bought his father a tiny blown glass rose for Christmas.И он в тот год подарил отцу на Рождество стеклянную розочку.
It was the most beautiful thing Langdon had ever seen... the way the sun caught it, throwing a rainbow of colors on the wall.Это была самая красивая вещица, какую Лэнгдон видел в своей жизни... Когда на нее падал солнечный луч, она расцветала целой радугой красок.
"It's lovely," his father had said when he opened it, kissing Robert on the forehead.- Какая прелесть! - сказал отец, развернув подарок и целуя сына в лоб.
"Let's find a safe spot for it."- Надо подыскать ей подходящее место.
Then his father had carefully placed the rose on a high dusty shelf in the darkest corner of the living room.После чего он поставил розочку на поросшую пылью полку в самом темном углу гостиной.
A few days later, Langdon got a stool, retrieved the rose, and took it back to the store.Через несколько дней Лэнгдон подтащил табуретку, достал с полки стеклянное сокровище и отнес его обратно в лавку, где купил.
His father never noticed it was gone.Отец пропажи так и не заметил.
The ping of an elevator pulled Langdon back to the present.Негромкий мелодичный звон, возвестивший о прибытии лифта, вернул Лэнгдона из прошлого в настоящее.
Vittoria and Kohler were in front of him, boarding the lift. Langdon hesitated outside the open doors.Виттория и Колер вошли в кабину, Лэнгдон в нерешительности топтался у открытых дверей.
"Is something wrong?" Kohler asked, sounding more impatient than concerned.- В чем дело? - спросил Колер, проявляя не столько интерес, сколько нетерпение.
"Not at all," Langdon said, forcing himself toward the cramped carriage.- Нет, ничего, - тряхнул головой Лэнгдон, принуждая себя войти в тесноватую кабину.
He only used elevators when absolutely necessary.Лифтами он пользовался лишь в случае крайней необходимости, когда избежать этого было невозможно.
He preferred the more open spaces of stairwells.Обычно же он предпочитал им куда более просторные лестничные пролеты.
"Dr. Vetra's lab is subterranean," Kohler said.- Лаборатория мистера Ветра находится под землей, - сообщил Колер.
Wonderful, Langdon thought as he stepped across the cleft, feeling an icy wind churn up from the depths of the shaft.Замечательно, просто чудесно, мелькнуло в голове у Лэнгдона, и он заставил себя шагнуть в лифт, ощутив, как из глубины шахты потянуло ледяным сквозняком.
The doors closed, and the car began to descend.Двери закрылись, и кабина скользнула вниз.
"Six stories," Kohler said blankly, like an analytical engine.- Шесть этажей, - ни к кому конкретно не обращаясь, произнес Колер.
Langdon pictured the darkness of the empty shaft below them.Перед глазами у Лэнгдона моментально возникла картина непроглядно черной бездны под ногами.
He tried to block it out by staring at the numbered display of changing floors.Он пытался отогнать видение, обратив все внимание на панель управления лифтом.
Oddly, the elevator showed only two stops. Ground Level and LHC.К его изумлению, на ней было всего две кнопки: "ПЕРВЫЙ ЭТАЖ" и "БАК".
"What's LHC stand for?" Langdon asked, trying not to sound nervous.- А что у вас означает "бак"? - осторожно поинтересовался Лэнгдон, помня, как уже не раз попадал впросак со своими предположениями.
"Large Hadron Collider," Kohler said.- Большой адроновый коллайдер, - небрежно бросил Колер.
"A particle accelerator."- Ускоритель частиц на встречных пучках.
Particle accelerator?Ускоритель частиц?
Langdon was vaguely familiar with the term.Лэнгдону этот термин был знаком.
He had first heard it over dinner with some colleagues at Dunster House in Cambridge.Впервые он услышал его на званом обеде в Кембридже.
A physicist friend of theirs, Bob Brownell, had arrived for dinner one night in a rage.Один из его приятелей, физик Боб Браунелл, в тот вечер был вне себя от ярости.
"The bastards canceled it!"- Эти мерзавцы его провалили!
Brownell cursed.- Физик без всякого стеснения разразился грубой бранью.
"Canceled what?" they all asked.- Кого? - чуть ли не в один голос воскликнули все сидевшие за столом.
"The SSC!"- Да не кого, а ССК!
"The what?" "The Superconducting Super Collider!"Закрыли строительство сверхпроводящего суперколлайдера!
Someone shrugged. "I didn't know Harvard was building one."- А я и не знал, что в Гарварде такой строят, -удивился кто-то из присутствующих.
"Not Harvard!" he exclaimed.- Да при чем тут Гарвард?
"The U.S.!Речь идет о Соединенных Штатах! - вспылил Браунелл.
It was going to be the world's most powerful particle accelerator!- Там хотели создать самый мощный в мире ускоритель.
One of the most important scientific projects of the century!Один из важнейших научных проектов века!
Two billion dollars into it and the Senate sacks the project!Собирались вложить два миллиарда долларов. А сенат отказал.
Damn Bible Belt lobbyists!"Черт бы побрал всех этих лоббистов в сутанах!
When Brownell finally calmed down, he explained that a particle accelerator was a large, circular tube through which subatomic particles were accelerated.Когда Браунелл наконец несколько утихомирился, то объяснил, что ускоритель представляет собой подобие гигантской трубы, в которой разгоняют частицы атомов.
Magnets in the tube turned on and off in rapid succession to "push" particles around and around until they reached tremendous velocities.Она оснащена магнитами, которые, включаясь и выключаясь с не поддающейся воображению быстротой, заставляют частицы двигаться по кругу, пока те не наберут совершенно немыслимую скорость.
Fully accelerated particles circled the tube at over 180,000 miles per second.У полностью разогнанных частиц она достигает 180 000 миль в секунду.
"But that's almost the speed of light," one of the professors exclaimed.- Но это же почти скорость света! - запротестовал один из профессоров.
"Damn right," Brownell said.- Именно! - ликующе подтвердил Браунелл.
He went on to say that by accelerating two particles in opposite directions around the tube and then colliding them, scientists could shatter the particles into their constituent parts and get a glimpse of nature's most fundamental components.Далее он рассказал, что, разогнав по трубе две частицы в противоположных направлениях и столкнув их затем друг с другом, ученым удается разбить их на составные элементы и "увидеть" основные, фундаментальные ингредиенты вселенной.
"Particle accelerators," Brownell declared, "are critical to the future of science. Colliding particles is the key to understanding the building blocks of the universe."Иными словами, в столкновении частиц обнаруживается ключ к пониманию строения мира.
Harvard's Poet in Residence, a quiet man named Charles Pratt, did not look impressed.Некто по имени Чарльз Пратт, местная знаменитость, олицетворяющая в Гарварде духовное поэтическое начало, не преминул выразить свое весьма скептическое отношение к этому методу.
"It sounds to me," he said, "like a rather Neanderthal approach to science... akin to smashing clocks together to discern their internal workings."- А по-моему, это какой-то неандертальский подход к научным исследованиям, - язвительно заметил он. - Все равно что взять пару карманных часов и колотить их друг о друга, чтобы разобраться, как они устроены.
Brownell dropped his fork and stormed out of the room.Браунелл швырнул в него вилкой и пулей вылетел из-за стола.
So CERN has a particle accelerator?Значит, у центра есть ускоритель частиц?
Langdon thought, as the elevator dropped. A circular tube for smashing particles.Замкнутая в кольцо труба, где они сталкиваются друг с другом?
He wondered why they had buried it underground.Но почему же они запрятали ее под землю?
When the elevator thumped to a stop, Langdon was relieved to feel terra firma beneath his feet.Лэнгдон задумался, ожидая, когда лифт доставит их к цели. Кабина остановилась, и он страшно обрадовался тому, что сейчас вновь почувствует под ногами твердую землю.
But when the doors slid open, his relief evaporated.Двери открылись, и испытываемое им чувство облегчения сменилось унынием.
Robert Langdon found himself standing once again in a totally alien world.Он вновь очутился в совершенно чуждом и враждебном мире.
The passageway stretched out indefinitely in both directions, left and right.В обе стороны, насколько видел глаз, уходил бесконечный коридор.
It was a smooth cement tunnel, wide enough to allow passage of an eighteen wheeler.По существу, это был тускло отсвечивающий голыми бетонными стенами тоннель, достаточно просторный, чтобы по нему мог проехать многотонный грузовик.
Brightly lit where they stood, the corridor turned pitch black farther down. A damp wind rustled out of the darkness-an unsettling reminder that they were now deep in the earth.Ярко освещенный там, где они стояли, тоннель по правую и левую руку исчезал в непроницаемой тьме - неуютное напоминание о том, что они находятся глубоко под землей.
Langdon could almost sense the weight of the dirt and stone now hanging above his head.Лэнгдон почти физически ощущал невыносимую тяжесть нависшей над их головами породы.
For an instant he was nine years old... the darkness forcing him back... back to the five hours of crushing blackness that haunted him still.На мгновение он снова стал девятилетним мальчишкой... тьма неодолимо засасывает его обратно... обратно в жуткий черный мрак, страх перед которым преследует его до сих пор...
Clenching his fists, he fought it off.Сжав кулаки, Лэнгдон изо всех сил старался взять себя в руки.
Vittoria remained hushed as she exited the elevator and strode off without hesitation into the darkness without them.Притихшая Виттория вышла из лифта и без колебаний устремилась в темный конец тоннеля, оставив мужчин далеко позади.
Overhead the flourescents flickered on to light her path.По мере продвижения над ее головой, неприятно дребезжа и помаргивая, автоматически зажигались лампы дневного света, освещавшие ей дальнейший путь.
The effect was unsettling, Langdon thought, as if the tunnel were alive... anticipating her every move.Лэнгдону стало не по себе, тоннель представлялся ему живым существом... караулившим и предвосхищавшим каждый шаг Виттории.
Langdon and Kohler followed, trailing a distance behind.Они следовали за ней, сохраняя дистанцию.
The lights extinguished automatically behind them.Светильники, пропустив людей, гасли за их спинами словно по команде.
"This particle accelerator," Langdon said quietly. "It's down this tunnel someplace?"- А ваш ускоритель находится где-то здесь, в тоннеле? - вполголоса поинтересовался Лэнгдон.
"That's it there."- Да вот он, у вас перед глазами...
Kohler motioned to his left where a polished, chrome tube ran along the tunnel's inner wall.- Колер кивнул на стену слева от них, по которой тянулась сверкающая полированным хромом труба.
Langdon eyed the tube, confused. "That's the accelerator?"- Вот это? - в изумлении рассматривая ее, переспросил Лэнгдон.
The device looked nothing like he had imagined.Ускоритель он представлял себе совсем другим.
It was perfectly straight, about three feet in diameter, and extended horizontally the visible length of the tunnel before disappearing into the darkness.Эта же труба диаметром около трех футов казалась совершенно прямой и шла по всей видимой длине тоннеля.
Looks more like a high tech sewer, Langdon thought.Больше похоже на дорогостоящую канализацию, подумал Лэнгдон.
"I thought particle accelerators were circular."- А я-то думал, что ускорители должны иметь форму кольца, - вслух заметил он.
"This accelerator is a circle," Kohler said.- Правильно думали, - согласился Колер.
"It appears straight, but that is an optical illusion.- Он только кажется прямым. Оптический обман.
The circumference of this tunnel is so large that the curve is imperceptible-like that of the earth."Длина окружности этого тоннеля столь велика, что глазу изгиб незаметен - ну вроде поверхности земного шара...
Langdon was flabbergasted. This is a circle?- И вот это - кольцо?!
"But... it must be enormous!"Но тогда... каких же оно тогда размеров? -ошеломленно пролепетал Лэнгдон.
"The LHC is the largest machine in the world."- Наш ускоритель самый большой в мире, - с гордостью пояснил Колер.
Langdon did a double take. He remembered the CERN driver saying something about a huge machine buried in the earth.Тут Лэнгдон вспомнил, что доставивший его в Женеву пилот упомянул о какой-то спрятанной под землей гигантской машине.
But- "It is over eight kilometers in diameter... and twenty seven kilometers long."- Его диаметр превышает восемь километров, а длина составляет двадцать семь, - невозмутимо продолжал Колер.
Langdon's head whipped around.Голова у Лэнгдона шла кругом.
"Twenty seven kilometers?"- Двадцать семь километров?
He stared at the director and then turned and looked into the darkened tunnel before him.- Он недоверчиво посмотрел на директора, потом перевел взгляд на дальний конец тоннеля.
"This tunnel is twenty seven kilometers long? That's... that's over sixteen miles!"- Но это же... это же более шестнадцати миль!
Kohler nodded.Колер кивнул:
"Bored in a perfect circle. It extends all the way into France before curving back here to this spot.- Да частично туннель проходит под территорией Франции Прорыт он в форме правильного, я бы даже сказал, идеального круга.
Fully accelerated particles will circle the tube more than ten thousand times in a single second before they collide."Прежде чем столкнуться друг с другом, полностью ускоренные частицы должны за секунду пронестись по нему десять тысяч раз.
Langdon's legs felt rubbery as he stared down the gaping tunnel. "You're telling me that CERN dug out millions of tons of earth just to smash tiny particles?"- Хотите сказать, что вы перелопатили миллионы тонн земли только для того, чтобы столкнуть между собой какие-то крошечные частички? -чувствуя, что едва держится на ставших ватными ногах, медленно проговорил Лэнгдон.
Kohler shrugged.Колер пожал плечами:
"Sometimes to find truth, one must move mountains."- Иногда, чтобы докопаться до истины, приходится передвигать горы.
16Глава 16
Hundreds of miles from CERN, a voice crackled through a walkie talkie.В сотнях миль от Женевы из потрескивающей портативной рации раздался хриплый голос:
"Okay, I'm in the hallway."- Я в вестибюле.
The technician monitoring the video screens pressed the button on his transmitter.Сидящий перед видеомониторами охранник нажал кнопку и переключил рацию на передачу.
"You're looking for camera #86.- Тебе нужна камера номер 86.
It's supposed to be at the far end."Она находится в самом конце.
There was a long silence on the radio.Воцарилось долгое молчание.
The waiting technician broke a light sweat.От напряжения по лицу охранника потекли струйки пота.
Finally his radio clicked.Наконец рация вновь ожила.
"The camera isn't here," the voice said.- Ее здесь нет.
"I can see where it was mounted, though. Somebody must have removed it."Кронштейн, на котором она была установлена, вижу, а саму камеру кто-то снял.
The technician exhaled heavily. "Thanks.- Так, понятно... - Охранник с трудом перевел дыхание.
Hold on a second, will you?"- Не уходи пока, подожди там минутку, ладно?
Sighing, he redirected his attention to the bank of video screens in front of him.Он перевел взгляд на экраны мониторов.
Huge portions of the complex were open to the public, and wireless cameras had gone missing before, usually stolen by visiting pranksters looking for souvenirs.Большая часть комплекса была открыта для публики, так что беспроводные видеокамеры пропадали у них и раньше. Как правило, их крали наглые и бесстрашные любители сувениров.
But as soon as a camera left the facility and was out of range, the signal was lost, and the screen went blank.Правда, когда камеру уносили на расстояние, превышающее дальность ее действия, сигнал пропадал и экран начинал рябить серыми полосами.
Perplexed, the technician gazed up at the monitor.Озадаченный охранник с надеждой взглянул на монитор.
A crystal clear image was still coming from camera #86.Нет, камера №86 по-прежнему передавала на редкость четкое изображение.
If the camera was stolen, he wondered, why are we still getting a signal?Если камера украдена, рассуждал про себя охранник, почему мы все же получаем от нее сигнал?
He knew, of course, there was only one explanation.Он, конечно, знал, что этому есть только одно объяснение.
The camera was still inside the complex, and someone had simply moved it.Камера осталась внутри комплекса, просто ее кто-то снял и перенес в другое место.
But who?Но кто?
And why?И зачем?
He studied the monitor a long moment.Охранник в тяжком раздумье уставился на экран, будто надеясь найти там ответы на эти вопросы.
Finally he picked up his walkie talkie.Помолчав некоторое время, он поднес рацию ко рту и произнес:
"Are there any closets in that stairwell?- Слушай, рядом с тобой есть лестничный проем.
Any cupboards or dark alcoves?"Посмотри, нет ли там каких шкафов, ниш или кладовок?
The voice replying sounded confused. "No. Why?" The technician frowned.- Нет тут ни хрена, - ответил через некоторое время сердитый голос. - А что такое?
"Never mind.- Ладно, не бери в голову.
Thanks for your help."Спасибо за помощь.
He turned off his walkie talkie and pursed his lips.- Охранник выключил рацию и нахмурился.
Considering the small size of the video camera and the fact that it was wireless, the technician knew that camera #86 could be transmitting from just about anywhere within the heavily guarded compound-a densely packed collection of thirty two separate buildings covering a half mile radius.Он знал, что крошечная беспроводная видеокамера может вести передачу практически из любой точки тщательно охраняемого комплекса, состоящего из тридцати двух отдельных зданий, тесно лепящихся друг к другу в радиусе полумили.
The only clue was that the camera seemed to have been placed somewhere dark.Единственной зацепкой служило то, что камера находилась в каком-то темном помещении.
Of course, that wasn't much help.Хотя легче от этого не было.
The complex contained endless dark locations-maintenance closets, heating ducts, gardening sheds, bedroom wardrobes, even a labyrinth of underground tunnels.Таких мест в комплексе уйма: подсобки, воздуховоды, сараи садовников, да те же гардеробные при спальнях... не говоря уже о лабиринте подземных тоннелей.
Camera #86 could take weeks to locate.Так что камеру №86 можно искать и искать неделями.
But that's the least of my problems, he thought.Но это еще не самое страшное, мелькнуло у него в голове.
Despite the dilemma posed by the camera's relocation, there was another far more unsettling matter at hand.Его беспокоила даже не столько проблема, возникшая в связи с непонятным перемещением видеокамеры.
The technician gazed up at the image the lost camera was transmitting.Охранник вновь уставился на изображение, которое она передавала.
It was a stationary object. A modern looking device like nothing the technician had ever seen.Незнакомое и с виду весьма сложное электронное устройство, какого ему, несмотря на серьезную техническую подготовку, встречать еще не приходилось.
He studied the blinking electronic display at its base.Особое беспокойство вызывали индикаторы, подмигивающие с лицевой панели прибора.
Although the guard had undergone rigorous training preparing him for tense situations, he still sensed his pulse rising.Хотя охранник прошел специальный курс поведения в чрезвычайных ситуациях, сейчас он растерялся. Его пульс участился, а ладони вспотели.
He told himself not to panic.Он приказал себе не паниковать.
There had to be an explanation.Должно же быть какое-то объяснение.
The object appeared too small to be of significant danger.Подозрительный предмет был слишком мал, чтобы представлять серьезную опасность.
Then again, its presence inside the complex was troubling.И все же его появление в комплексе вызывало тревогу.
Very troubling, indeed.А если начистоту, то и страх.
Today of all days, he thought.И надо же было этому случиться именно сегодня, с досадой подумал охранник.
Security was always a top priority for his employer, but today, more than any other day in the past twelve years, security was of the utmost importance.Его работодатель всегда уделял повышенное внимание вопросам безопасности, однако именно сегодня им придавалось особое значение. Такого не было уже двенадцать лет.
The technician stared at the object for a long time and sensed the rumblings of a distant gathering storm.Охранник пристально посмотрел на экран и вздрогнул, услышав далекие раскаты надвигающейся грозы.
Then, sweating, he dialed his superior.Обливаясь потом, он набрал номер своего непосредственного начальника.
17Глава 17
Not many children could say they remembered the day they met their father, but Vittoria Vetra could.Мало кто из детей может похвастать тем, что точно помнит день, когда впервые увидел своего отца.
She was eight years old, living where she always had, Orfanotrofio di Siena, a Catholic orphanage near Florence, deserted by parents she never knew.Виттория Ветра была именно таким исключением из общего правила. Ей было восемь лет. Брошенная родителями, которых она не знала, девчушка жила в "Орфанотрофио ди Сьена" -католическом сиротском приюте близ Флоренции.
It was raining that day.В тот день шел дождь.
The nuns had called for her twice to come to dinner, but as always she pretended not to hear.Монахини уже дважды приглашали ее обедать, но девочка притворялась, что не слышит.
She lay outside in the courtyard, staring up at the raindrops... feeling them hit her body... trying to guess where one would land next.Она лежала во дворе, наблюдая, как падают дождевые капли, ощущая, как они небольно ударяются о ее тело, и пыталась угадать, куда упадет следующая.
The nuns called again, threatening that pneumonia might make an insufferably headstrong child a lot less curious about nature.Монахини опять принялись ее звать, пугая тем, что воспаление легких быстро отучит строптивую девчонку от чрезмерного пристрастия к наблюдению за природой.
I can't hear you, Vittoria thought."Да не слышу я вас!" - мысленно огрызнулась Виттория.
She was soaked to the bone when the young priest came out to get her.Она уже промокла до нитки, когда из дома вышел молодой священник.
She didn't know him. He was new there.Она его не знала, в приюте он был новеньким.
Vittoria waited for him to grab her and drag her back inside.Виттория съежилась в ожидании, что он схватит ее за шиворот и потащит под крышу.
But he didn't.Однако священник, к ее изумлению, не сделал ничего подобного.
Instead, to her wonder, he lay down beside her, soaking his robes in a puddle.Вместо этого он растянулся рядом с ней прямо в большущей луже.
"They say you ask a lot of questions," the young man said.- Говорят, ты всех замучила своими вопросами, -обратился к ней священник.
Vittoria scowled. "Are questions bad?"- А что в этом плохого? - тут же спросила Виттория.
He laughed. "Guess they were right."- Выходит, это правда, - рассмеялся он.
"What are you doing out here?"- А чего вы сюда пришли? - грубовато поинтересовалась дерзкая девчонка.
"Same thing you're doing... wondering why raindrops fall."- Так ведь не одной тебе интересно, почему с неба падают капли.
"I'm not wondering why they fall!- Мне-то как раз неинтересно, почему они падают.
I already know!"Это я уже знаю!
The priest gave her an astonished look.- Да что ты говоришь! - удивленно взглянул на нее священник.
"You do?"- Конечно!
"Sister Francisca says raindrops are angels' tears coming down to wash away our sins."Сестра Франциска рассказывала, что дождевые капли - это слезы ангелов, которые они льют с небес, чтобы смыть с нас наши грехи.
"Wow!" he said, sounding amazed.- Ого!
"So that explains it."Теперь все понятно! - восхитился он.
"No it doesn't!" the girl fired back.- А вот и нет! - возразила юная естествоиспытательница.
"Raindrops fall because everything falls!- Они падают потому, что все падает.
Everything falls!Падает все!
Not just rain!"Не одни только дождевые капли.
The priest scratched his head, looking perplexed. "You know, young lady, you're right.- Знаешь, а ведь ты права, - озадаченно почесал в затылке священник.
Everything does fall.- Действительно, все падает.
It must be gravity."Должно быть, гравитация действует.
"It must be what?"- Чего-чего?
He gave her an astonished look. "You haven't heard of gravity?"- Ты что, не слышала о гравитации? - недоверчиво посмотрел на нее священник.
"No."- Нет, - смутилась Виттория.
The priest shrugged sadly. "Too bad.- Плохо дело, - сокрушенно покачал головой он.
Gravity answers a lot of questions."- Гравитация может дать ответы на множество вопросов.
Vittoria sat up.- Так что за штука эта ваша гравитация?
"What's gravity?" she demanded. "Tell me!"- Сгорая от любопытства, Виттория даже приподнялась на локте и решительно потребовала: - Рассказывайте!
The priest gave her a wink. "What do you say I tell you over dinner."- Не возражаешь, если мы обсудим это за обедом?- хитро подмигнул ей священник.
The young priest was Leonardo Vetra.Молодым священником был Леонардо Ветра.
Although he had been an award winning physics student while in university, he'd heard another call and gone into the seminary.Хотя в университете его неоднократно отмечали за успехи в изучении физики, он подчинился зову сердца и поступил в духовную семинарию.
Leonardo and Vittoria became unlikely best friends in the lonely world of nuns and regulations.Леонардо и Виттория стали неразлучными друзьями в пронизанном одиночеством мире монахинь и жестких правил.
Vittoria made Leonardo laugh, and he took her under his wing, teaching her that beautiful things like rainbows and the rivers had many explanations.Виттория частенько смешила Леонардо, помогая ему разогнать тоску, и он взял ее под свое крыло. Он рассказал ей о таких восхитительных явлениях природы, как радуга и реки.
He told her about light, planets, stars, and all of nature through the eyes of both God and science.От него она узнала о световом излучении, планетах, звездах... обо всем окружающем мире, каким его видят Бог и наука.
Vittoria's innate intellect and curiosity made her a captivating student.Обладавшая врожденным интеллектом и неуемной любознательностью, Виттория оказалась на редкость способной ученицей.
Leonardo protected her like a daughter.Леонардо опекал ее как родную дочь.
Vittoria was happy too.Девочка же была просто счастлива.
She had never known the joy of having a father.Ей было неведомо тепло отцовской заботы.
When every other adult answered her questions with a slap on the wrist, Leonardo spent hours showing her books.В то время как другие взрослые шлепком, порой весьма увесистым, обрывали ее приставания с вопросами, Леонардо часами терпеливо растолковывал Виттории всякие премудрости, знакомил ее с интереснейшими, умнейшими книгами.
He even asked what her ideas were.Более того, он даже искренне интересовался, что она сама думает по тому или иному поводу.
Vittoria prayed Leonardo would stay with her forever.Виттория молила Бога, чтобы Леонардо оставался рядом с ней вечно.
Then one day, her worst nightmare came true.Однако настал день, когда мучившие ее кошмарные предчувствия оправдались.
Father Leonardo told her he was leaving the orphanage.Отец Леонардо сообщил, что покидает приют.
"I'm moving to Switzerland," Leonardo said.- Уезжаю в Швейцарию, - сообщил он ей.
"I have a grant to study physics at the University of Geneva."- Мне предоставили стипендию для изучения физики в Женевском университете.
"Physics?" Vittoria cried.- Физики? - не поверила своим ушам Виттория.
"I thought you loved God!"- Я думала, вы отдали свое сердце Богу!
"I do, very much.- Бога я люблю всей душой, - подтвердил Леонардо.
Which is why I want to study his divine rules.- Именно поэтому и решил изучать его Божественные заповеди.
The laws of physics are the canvas God laid down on which to paint his masterpiece."А законы физики - это холсты, на которых Бог творит свои шедевры.
Vittoria was devastated.Виттория была сражена.
But Father Leonardo had some other news.Но у него была для нее еще одна новость.
He told Vittoria he had spoken to his superiors, and they said it was okay if Father Leonardo adopted her.Оказывается, он переговорил с вышестоящими инстанциями, и там дали согласие на то, чтобы отец Леонардо удочерил сироту Витторию.
"Would you like me to adopt you?" Leonardo asked.- А ты сама хочешь, чтобы я тебя удочерил? - с замирающим сердцем спросил Леонардо.
"What's adopt mean?" Vittoria said.- А как это? - не поняла Виттория.
Father Leonardo told her. Vittoria hugged him for five minutes, crying tears of joy.Когда он ей все объяснил, она бросилась ему на шею и минут пять заливала сутану слезами радости.
"Oh yes!- Да! Хочу!
Yes!"Да! Да! Хочу! - всхлипывая, вскрикивала она, вне себя от нежданного счастья.
Leonardo told her he had to leave for a while and get their new home settled in Switzerland, but he promised to send for her in six months.Леонардо предупредил, что они будут вынуждены ненадолго расстаться, пока он не устроится в Швейцарии, однако пообещал, что разлука продлится не более полугода.
It was the longest wait of Vittoria's life, but Leonardo kept his word.Для Виттории это были самые долгие в жизни шесть месяцев, но слово свое Леонардо сдержал.
Five days before her ninth birthday, Vittoria moved to Geneva.За пять дней до того, как ей исполнилось девять лет, Виттория переехала в Женеву.
She attended Geneva International School during the day and learned from her father at night.Днем она ходила в Женевскую международную школу, а по вечерам ее образованием занимался приемный отец.
Three years later Leonardo Vetra was hired by CERN.Спустя три года Леонардо Ветра пригласили на работу в ЦЕРН.
Vittoria and Leonardo relocated to a wonderland the likes of which the young Vittoria had never imagined.Отец и дочь попали в страну чудес, какой Виттория не могла вообразить даже в самых дерзких мечтах.
Vittoria Vetra's body felt numb as she strode down the LHC tunnel.Виттория Ветра, словно в оцепенении, шагала по туннелю.
She saw her muted reflection in the LHC and sensed her father's absence.Поглядывая на свое искаженное отражение в хромированной поверхности трубы ускорителя, она остро ощущала отсутствие отца.
Normally she existed in a state of deep calm, in harmony with the world around her.Обычно Виттория пребывала в состоянии незыблемого мира с самой собой и полной гармонии со всем, что ее окружало.
But now, very suddenly, nothing made sense.Однако сейчас все внезапно потеряло смысл.
The last three hours had been a blur.В последние три часа она просто не осознавала, что происходит с ней и вокруг нее.
It had been 10 A.M. in the Balearic Islands when Kohler's call came through.Звонок Колера раздался, когда на Балеарах было десять часов утра.
Your father has been murdered."Твой отец убит.
Come home immediately.Возвращайся домой немедленно!"
Despite the sweltering heat on the deck of the dive boat, the words had chilled her to the bone, Kohler's emotionless tone hurting as much as the news.Несмотря на то что на раскаленной палубе катера было удушающе жарко, ледяной озноб пробрал ее до самых костей. Бездушный механический тон, которым Колер произнес эти страшные слова, был еще больнее, нежели сам их смысл.
Now she had returned home.И вот она дома.
But home to what? CERN, her world since she was twelve, seemed suddenly foreign.Да какой же теперь это дом? ЦЕРН, ее единственный мир с того дня, как ей исполнилось двенадцать лет, стал вдруг чужим.
Her father, the man who had made it magical, was gone.Ее отца, который превращал центр в страну чудес, больше нет.
Deep breaths, she told herself, but she couldn't calm her mind. The questions circled faster and faster.Дыши ровнее и глубже, приказала себе Виттория, но это не помогло привести в порядок мечущиеся в голове мысли.
Who killed her father?Кто убил отца?
And why?За что?
Who was this American "specialist"?Откуда взялся этот американский "специалист"?
Why was Kohler insisting on seeing the lab?Почему Колер так рвется к ним в лабораторию?
Kohler had said there was evidence that her father's murder was related to the current project.Вопросы один за другим все быстрее вспыхивали у нее в мозгу. Колер говорил о возможной связи убийства с их нынешним проектом.
What evidence?Какая может быть здесь связь?
Nobody knew what we were working on!Никто не знал, над чем они работают!
And even if someone found out, why would they kill him?Но даже если кому-то и удалось что-то разнюхать, зачем убивать отца?
As she moved down the LHC tunnel toward her father's lab, Vittoria realized she was about to unveil her father's greatest achievement without him there.Приближаясь к лаборатории, Виттория вдруг подумала, что сейчас обнародует величайшее достижение его жизни, а отец при этом присутствовать не будет.
She had pictured this moment much differently.Этот торжественный момент виделся ей совсем по-другому.
She had imagined her father calling CERN's top scientists to his lab, showing them his discovery, watching their awestruck faces.Она представляла себе, что отец соберет в своей лаборатории ведущих ученых центра и продемонстрирует им свое открытие, с потаенным ликованием глядя на их ошеломленные, растерянные, потрясенные лица.
Then he would beam with fatherly pride as he explained to them how it had been one of Vittoria's ideas that had helped him make the project a reality... that his daughter had been integral in his breakthrough.Затем, сияя отцовской гордостью, объяснит присутствующим, что, если бы не одна из идей Виттории, осуществить этот проект он бы не смог... что его дочь прямо и непосредственно участвовала в осуществлении такого выдающегося научного прорыва.
Vittoria felt a lump in her throat.Виттория почувствовала, как к горлу подкатил горький комок.
My father and I were supposed to share this moment together.В этот момент триумфа они с отцом должны были быть вместе.
But here she was alone.Но она осталась одна.
No colleagues.Вокруг нее не толпятся взбудораженные коллеги.
No happy faces.Не видно восторженных лиц.
Just an American stranger and Maximilian Kohler.Рядом только какой-то незнакомец из Америки и Максимилиан Колер.
Maximilian Kohler.Максимилиан Колер.
Der K?nig.Der Konig. Кайзер.
Even as a child, Vittoria had disliked the man.Еще с самого детства Виттория испытывала к этому человеку глубокую неприязнь.
Although she eventually came to respect his potent intellect, his icy demeanor always seemed inhuman, the exact antithesis of her father's warmth. Kohler pursued science for its immaculate logic... her father for its spiritual wonder.Нет, с течением времени она стала уважать могучий интеллект директора, однако его ледяную холодность и неприступность по-прежнему считала бесчеловечными... Этот человек являл собой прямую противоположность ее отцу, который был воплощением сердечного тепла и доброты.
And yet oddly there had always seemed to be an unspoken respect between the two men.И все же в глубине души эти двое относились друг к другу с молчаливым, но величайшим уважением.
Genius, someone had once explained to her, accepts genius unconditionally.Г ений, сказал ей однажды кто-то, всегда признает другого гения без всяких оговорок.
Genius, she thought."Гений, - тоскливо подумала она, - отец...
My father... Dad.Папа, папочка.
Dead.Убит..."
The entry to Leonardo Vetra's lab was a long sterile hallway paved entirely in white tile.В лабораторию Леонардо Ветра вел длинный, стерильной чистоты коридор, от пола до потолка облицованный белым кафелем.
Langdon felt like he was entering some kind of underground insane asylum.У Лэнгдона почему-то появилось ощущение, что он попал в подземную психушку.
Lining the corridor were dozens of framed, black and white images.По стенам коридора тянулись дюжины непонятно что запечатлевших черно-белых фотографий в рамках.
Although Langdon had made a career of studying images, these were entirely alien to him.И хотя Лэнгдон посвятил свою карьеру изучению символов, эти изображения не говорили ему ничего.
They looked like chaotic negatives of random streaks and spirals.Они выглядели как беспорядочная коллекция негативов, вкривь и вкось исчерченных какими-то хаотическими полосами и спиралями.
Modern art? he mused.Современная живопись?
Jackson Pollock on amphetamines?Накушавшийся амфетамина Джексон Поллок ? Лэнгдон терялся в догадках.
"Scatter plots," Vittoria said, apparently noting Langdon's interest.- Разброс осколков.
"Computer representations of particle collisions.Зафиксированный компьютером момент столкновения частиц, - заметив, видимо, его недоумение, пояснила Виттория и указала на едва видимый на снимке след.
That's the Z particle," she said, pointing to a faint track that was almost invisible in the confusion.- В данном случае наблюдаются Z-частицы.
"My father discovered it five years ago.Отец открыл их пять лет назад.
Pure energy-no mass at all.Одна энергия - никакой массы.
It may well be the smallest building block in nature.Возможно, это и есть самый мелкий, если можно так выразиться, строительный элемент природы.
Matter is nothing but trapped energy."Ведь материя есть не что иное, как пойманная в ловушку энергия.
Matter is energy?Неужели? Материя есть энергия?
Langdon cocked his head.Лэнгдон насторожился.
Sounds pretty Zen.Это уже скорее смахивает на дзен .
He gazed at the tiny streak in the photograph and wondered what his buddies in the Harvard physics department would say when he told them he'd spent the weekend hanging out in a Large Hadron Collider admiring Z particles.Он еще раз посмотрел на тонюсенькие черточки на фотографии. Интересно, что скажут его приятели с физфака в Г арварде, когда он признается им, что провел выходные в большом адроновом коллайдере , наслаждаясь видом Z-частиц?
"Vittoria," Kohler said, as they approached the lab's imposing steel door, "I should mention that I came down here this morning looking for your father."- Виттория, - сказал Колер, когда они подошли к стальным дверям весьма внушительного вида, -должен признаться, что сегодня утром я уже спускался вниз в поисках вашего отца.
Vittoria flushed slightly. "You did?"- Неужели? - слегка покраснев, произнесла девушка.
"Yes.- Именно.
And imagine my surprise when I discovered he had replaced CERN's standard keypad security with something else."И представьте мое изумление, когда вместо нашего стандартного цифрового замка я обнаружил нечто совершенно иное...
Kohler motioned to an intricate electronic device mounted beside the door.- С этими словами Колер показал на сложный электронный прибор, вмонтированный в стену рядом с дверью.
"I apologize," she said.- Прошу прощения, - сказала Виттория.
"You know how he was about privacy.- Вы же знаете, насколько серьезно он относился к вопросам секретности.
He didn't want anyone but the two of us to have access."Отец хотел, чтобы в лабораторию имели доступ лишь он и я.
Kohler said, "Fine.- Понимаю, - ответил Колер.
Open the door."- А теперь откройте дверь.
Vittoria stood a long moment. Then, pulling a deep breath, she walked to the mechanism on the wall.Виттория не сразу отреагировала на слова шефа, но затем, глубоко вздохнув, все же направилась к прибору в стене.
Langdon was in no way prepared for what happened next.К тому, что произошло после, Лэнгдон оказался совершенно не готов.
Vittoria stepped up to the device and carefully aligned her right eye with a protruding lens that looked like a telescope.Виттория подошла к аппарату и, склонившись, приблизила правый глаз к выпуклой, чем-то похожей на окуляр телескопа линзе.
Then she pressed a button.После этого она надавила на кнопку.
Inside the machine, something clicked.В недрах машины раздался щелчок, и из линзы вырвался лучик света.
A shaft of light oscillated back and forth, scanning her eyeball like a copy machine.Лучик двигался, сканируя глазное яблоко так, как сканирует лист бумаги копировальная машина.
"It's a retina scan," she said.- Это - сканер сетчатки, - пояснила она.
"Infallible security.- Безупречный механизм.
Authorized for two retina patterns only. Mine and my father's."Распознает строение лишь двух сетчаток - моей и моего отца.
Robert Langdon stood in horrified revelation.Роберт Лэнгдон замер.
The image of Leonardo Vetra came back in grisly detail-the bloody face, the solitary hazel eye staring back, and the empty eye socket.Перед его мысленным взором во всех ужасающих деталях предстал мертвый Леонардо Ветра. Лэнгдон снова увидел окровавленное лицо, одинокий, смотрящий в пространство карий глаз и пустую, залитую кровью глазницу.
He tried to reject the obvious truth, but then he saw it... beneath the scanner on the white tile floor... faint droplets of crimson.Он попытался не думать об ужасающем открытии... но спрятаться от правды было невозможно. На белом полу прямо под сканером виднелись коричневатые точки.
Dried blood.Капли запекшейся крови.
Vittoria, thankfully, did not notice.Виттория, к счастью, их не заметила.
The steel door slid open and she walked through.Стальные двери заскользили в пазах, и девушка вошла в помещение.
Kohler fixed Langdon with an adamant stare.Колер мрачно посмотрел на Лэнгдона, и тот без труда понял значение этого взгляда:
His message was clear: As I told you... the missing eye serves a higher purpose."Я же говорил вам, что похищение глаза преследует иную... гораздо более важную цель".
18Глава 18
The woman's hands were tied, her wrists now purple and swollen from chafing.Руки женщины были связаны. Перетянутые шнуром кисти опухли и покраснели.
The mahogany skinned Hassassin lay beside her, spent, admiring his naked prize.Совершенно опустошенный, ассасин лежал с ней рядом, любуясь своим обнаженным трофеем.
He wondered if her current slumber was just a deception, a pathetic attempt to avoid further service to him.Смуглого убийцу занимал вопрос, не было ли ее временное забытье лишь попыткой обмануть его, чтобы избежать дальнейшей работы.
He did not care. He had reaped sufficient reward.Впрочем, на самом деле это его не очень волновало, так как он получил более чем достаточное вознаграждение.
Sated, he sat up in bed.Испытывая некоторое пресыщение, ассасин отвернулся от своей добычи и сел на кровати.
In his country women were possessions.На его родине женщины являются собственностью.
Weak.Слабыми созданиями.
Tools of pleasure.Инструментом наслаждения.
Chattel to be traded like livestock.Товаром, который обменивают на скот.
And they understood their place.И там они знают свое место.
But here, in Europe, women feigned a strength and independence that both amused and excited him.Здесь же, в Европе, женщины прикидываются сильными и независимыми. Эти их жалкие потуги одновременно смешили его и возбуждали.
Forcing them into physical submission was a gratification he always enjoyed.Убийца получал особое наслаждение в те моменты, когда гордячки оказывались в полной физической зависимости от него.
Now, despite the contentment in his loins, the Hassassin sensed another appetite growing within him.Несмотря на ощущение полного физического удовлетворения, ассасин начал испытывать другое желание.
He had killed last night, killed and mutilated, and for him killing was like heroin... each encounter satisfying only temporarily before increasing his longing for more.Прошлой ночью он убил человека. Не только убил, но и изуродовал труп. Убийство действовало на него так, как на других действует героин... Каждая новая порция приносит лишь временное облегчение, порождая тягу к очередной, все увеличивающейся дозе.
The exhilaration had worn off. The craving had returned.Чувство приятного удовлетворения исчезло, и на смену ему снова пришло желание.
He studied the sleeping woman beside him.Он внимательно посмотрел на спящую рядом с ним женщину и провел ладонью по светлой шее.
Running his palm across her neck, he felt aroused with the knowledge that he could end her life in an instant.Сознание того, что он в один миг может лишить ее жизни, приводило его в состояние возбуждения.
What would it matter?Кому нужна жизнь этого ничтожного существа?
She was subhuman, a vehicle only of pleasure and service.Кто она такая? Недочеловек. Инструмент наслаждения.
His strong fingers encircled her throat, savoring her delicate pulse.Мощные пальцы убийцы сжали нежное горло, и он уловил биение ее пульса.
Then, fighting desire, he removed his hand.Однако тут же, подавив желание, убрал руку.
There was work to do.Дело прежде всего.
Service to a higher cause than his own desire.Личные желания должны уступать место служению более высоким целям.
As he got out of bed, he reveled in the honor of the job before him.Встав с постели, ассасин еще раз восхитился величием того дела, которое ему предстояло свершить.
He still could not fathom the influence of this man named Janus and the ancient brotherhood he commanded.Он все еще не мог до конца осознать степень влияния человека, скрывающегося под именем Янус, и могущества древнего братства, которое тот возглавлял.
Wondrously, the brotherhood had chosen him. Somehow they had learned of his loathing... and of his skills.Каким-то непостижимым образом им удалось узнать о его ненависти и... его непревзойденном искусстве.
How, he would never know.Как именно это стало им известно, для него навсегда останется тайной.
Their roots reach wide.Их корни проросли через весь земной шар.
Now they had bestowed on him the ultimate honor.И вот теперь они удостоили его высшей чести.
He would be their hands and their voice.Он станет их руками и их голосом.
Their assassin and their messenger. The one his people knew as Malak al haq-the Angel of Truth.Их мстителем и их посланником - тем, кого его соплеменники именуют Малик-аль-Хак. Ангел Истины.
19Глава 19
Vetra's lab was wildly futuristic.Войдя в лабораторию Ветра, Лэнгдон перенесся из нашего времени в далекое будущее.
Stark white and bounded on all sides by computers and specialized electronic equipment, it looked like some sort of operating room.Абсолютно белое внутри помещение, заставленное компьютерами и специальным электронным оборудованием, походило на операционную какого-нибудь футуристического госпиталя.
Langdon wondered what secrets this place could possibly hold to justify cutting out someone's eye to gain entrance.Интересно, какие тайны хранила эта лаборатория, думал американец, если для их сохранности пришлось создавать запоры, открыть которые можно лишь с помощью глаза?..
Kohler looked uneasy as they entered, his eyes seeming to dart about for signs of an intruder. But the lab was deserted.Колер первым делом внимательно оглядел помещение, но в нем, естественно, никого не оказалось.
Vittoria moved slowly too... as if the lab felt unknown without her father there.Что касалось Виттории, то та двигалась как-то неуверенно... Так, словно лаборатория в отсутствие отца стала для нее чужой.
Langdon's gaze landed immediately in the center of the room, where a series of short pillars rose from the floor.Лэнгдон сразу обратил внимание на невысокие массивные колонны, чем-то напоминающие Стонхендж в миниатюре.
Like a miniature Stonehenge, a dozen or so columns of polished steel stood in a circle in the middle of the room.Этих колонн из полированной стали было около десятка, и они образовывали в центре комнаты небольшой круг.
The pillars were about three feet tall, reminding Langdon of museum displays for valuable gems.Но еще больше эти трехфутовые сооружения напоминали постаменты, на которых в музеях выкладывают драгоценные камни.
These pillars, however, were clearly not for precious stones.Однако сейчас на них лежали отнюдь не драгоценности.
Each supported a thick, transparent canister about the size of a tennis ball can.На каждой из колонн покоился толстостенный прозрачный сосуд, формой и размером напоминающий теннисный мяч.
They appeared empty.Судя по их виду, сосуды были пусты.
Kohler eyed the canisters, looking puzzled. He apparently decided to ignore them for the time being. He turned to Vittoria.Колер с удивлением посмотрел на них и, видимо, решив поговорить об этом потом, сказал, обращаясь к Виттории:
"Has anything been stolen?"- Взгляните хорошенько. Ничего не украдено?
"Stolen?- Украдено?
How?" she argued.Каким образом?
"The retina scan only allows entry to us."Сканер сетчатки может впустить только нас.
"Just look around."- Все-таки посмотрите.
Vittoria sighed and surveyed the room for a few moments.Виттория вздохнула и некоторое время разглядывала комнату.
She shrugged.Затем пожала плечами и сказала:
"Everything looks as my father always leaves it.- Лаборатория в том состоянии, в котором ее обычно оставляет отец.
Ordered chaos."В состоянии упорядоченного хаоса.
Langdon sensed Kohler weighing his options, as if wondering how far to push Vittoria... how much to tell her.Лэнгдон понимал, что Колер взвешивает все возможные варианты своего дальнейшего поведения, размышляя о том, в какой степени можно оказывать давление на Витторию и... как много следует ей сказать.
Apparently he decided to leave it for the moment. Moving his wheelchair toward the center of the room, he surveyed the mysterious cluster of seemingly empty canisters.Видимо, решив оставить девушку на время в покое, он выехал в центр комнаты, обозрел скопление таинственных пустых сосудов и после продолжительной паузы произнес:
"Secrets," Kohler finally said, "are a luxury we can no longer afford."- Секреты... это та роскошь, которую мы себе больше позволить не можем.
Vittoria nodded in acquiescence, looking suddenly emotional, as if being here brought with it a torrent of memories.Виттория неохотно кивнула, выражая свое согласие, и на ее лице отразилась та буря эмоций, которые она испытывала. Эмоций и воспоминаний.
Give her a minute, Langdon thought."Дай ей хотя бы минуту!.." - подумал Лэнгдон.
As though preparing for what she was about to reveal, Vittoria closed her eyes and breathed.Как бы набираясь сил для того, чтобы открыть страшную тайну, Виттория опустила ресницы и вздохнула полной грудью.
Then she breathed again. And again.Затем, не открывая глаз, она сделала еще один глубокий вздох.
And again...И еще...
Langdon watched her, suddenly concerned.Лэнгдона охватило беспокойство.
Is she okay?С ней все в порядке?
He glanced at Kohler, who appeared unfazed, apparently having seen this ritual before.Он покосился на Колера. Тот сидел совершенно спокойно, поскольку ему, очевидно, не раз приходилось бывать свидетелем этого ритуала.
Ten seconds passed before Vittoria opened her eyes.Прежде чем Виттория открыла глаза, прошло не менее десяти секунд.
Langdon could not believe the metamorphosis.С ней произошла такая метаморфоза, что Лэнгдон просто не поверил своим глазам.
Vittoria Vetra had been transformed.Виттория Ветра совершенно преобразилась.
Her full lips were lax, her shoulders down, and her eyes soft and assenting.Уголки ее пухлых губ опустились, плечи обвисли, взгляд стал мягким.
It was as though she had realigned every muscle in her body to accept the situation.Казалось, девушка настроила свой организм на то, чтобы смириться со сложившимся положением.
The resentful fire and personal anguish had been quelled somehow beneath a deeper, watery cool.Страдания и личную боль ей каким-то образом удалось спрятать в глубине сердца.
"Where to begin..." she said, her accent unruffled.- С чего начать? - спросила она совершенно спокойно.
"At the beginning," Kohler said.- Начните с самого начала, - сказал Колер.
"Tell us about your father's experiment."- Расскажите нам об эксперименте своего отца.
"Rectifying science with religion has been my father's life dream," Vittoria said.- Отец всю свою жизнь мечтал о том, чтобы примирить науку и религию, - начала Виттория.
"He hoped to prove that science and religion are two totally compatible fields-two different approaches to finding the same truth."- Он хотел доказать, что наука и религия вполне совместимы и являют собой всего лишь два различных пути познания единой истины...
She paused as if unable to believe what she was about to say. "And recently... he conceived of a way to do that."- Девушка замолчала, как бы не веря тому, что собиралась сказать в следующий момент: - И вот недавно... он нашел способ это сделать.
Kohler said nothing.Колер молчал.
"He devised an experiment, one he hoped would settle one of the most bitter conflicts in the history of science and religion."- Отец задумал провести эксперимент, который, как он надеялся, сможет разрешить одно из самых острых противоречий между наукой и религией.
Langdon wondered which conflict she could mean.Интересно, какое противоречие она имеет в виду, подумал Лэнгдон.
There were so many.Истории известно огромное их множество.
"Creationism," Vittoria declared. "The battle over how the universe came to be."- Отец имел в виду проблему креационизма -проблему вечного спора о том, как возникла наша Вселенная.
Oh, Langdon thought.Вот это да, подумал Лэнгдон.
The debate.Значит, речь идет ни много ни мало о том самом споре!
"The Bible, of course, states that God created the universe," she explained.- В Библии, естественно, сказано, что наш мир был сотворен Богом, - продолжала Виттория. -
"God said,"И сказал Бог: да будет свет.
'Let there be light,' and everything we see appeared out of a vast emptiness.И стал свет". Итак, все, что мы видим перед собой, возникло из бесконечной пустоты и тьмы.
Unfortunately, one of the fundamental laws of physics states that matter cannot be created out of nothing."Но к сожалению, один из фундаментальных законов физики гласит, что материя не может быть создана из ничего.
Langdon had read about this stalemate.Лэнгдону доводилось читать об этом тупике.
The idea that God allegedly created "something from nothing" was totally contrary to accepted laws of modern physics and therefore, scientists claimed, Genesis was scientifically absurd.Идея о том, что Бог смог создать "нечто из ничего", полностью противоречила общепризнанным законам современной физики и потому отвергалась ученым миром. Акт Творения с точки зрения науки представлялся полнейшим абсурдом.
"Mr. Langdon," Vittoria said, turning, "I assume you are familiar with the Big Bang Theory?"- Мистер Лэнгдон, - сказала Виттория, повернувшись к американцу, - полагаю, что вы знакомы с теорией Большого взрыва?
Langdon shrugged. "More or less."- Более или менее, - пожал плечами Лэнгдон.
The Big Bang, he knew, was the scientifically accepted model for the creation of the universe.Так называемый Большой взрыв, насколько ему было известно, являлся признанной наукой моделью возникновения Вселенной.
He didn't really understand it, but according to the theory, a single point of intensely focused energy erupted in a cataclysmic explosion, expanding outward to form the universe.До конца он этого не понимал, но знал, что, согласно теории, находившееся в сверхплотном состоянии и сконцентрированное в одной точке вещество в результате гигантского взрыва начало расширяться, формируя Вселенную.
Or something like that.Или что-то в этом роде.
Vittoria continued. "When the Catholic Church first proposed the Big Bang Theory in 1927, the-"- Когда в 1927 году католическая церковь впервые предложила теорию Большого взрыва...
"I'm sorry?" Langdon interrupted, before he could stop himself. "You say the Big Bang was a Catholic idea?"- Простите, - прервал ее Лэнгдон, - неужели вы хотите сказать, что идея Большого взрыва первоначально принадлежала церкви?
Vittoria looked surprised by his questionВитторию его вопрос, казалось, несказанно изумил.
"Of course.- Ну конечно, - ответила она.
Proposed by a Catholic monk, Georges Lemaоtre in 1927."- Ее в 1927 году выдвинул католический монах по имени Жорж Лемэтр.
"But, I thought..." he hesitated. "Wasn't the Big Bang proposed by Harvard astronomer Edwin Hubble?"- Но я всегда считал, - неуверенно произнес Лэнгдон, - что эту теорию разработал гарвардский астроном Эдвин Хаббл ...
Kohler glowered. "Again, American scientific arrogance.- Еще один пример американского научного высокомерия, - бросив на Лэнгдона суровый взгляд, вмешался Колер.
Hubble published in 1929, two years after Lemaоtre."- Хаббл опубликовал свои рассуждения в 1929 году, то есть на два года позже Лемэтра.
Langdon scowled. It's called the Hubble Telescope, sir-I've never heard of any Lemaоtre Telescope!"Я читал о телескопе Хаббла, сэр, а о телескопе Лемэтра почему-то никто не пишет", - подумал Лэнгдон, но вслух этого не сказал.
"Mr. Kohler is right," Vittoria said, "the idea belonged to Lemaоtre.- Мистер Колер прав, - продолжала Виттория. -Первоначально идея принадлежала Лемэтру.
Hubble only confirmed it by gathering the hard evidence that proved the Big Bang was scientifically probable."Хаббл всего лишь подтвердил ее, собрав доказательства того, что Большой взрыв теоретически возможен.
"Oh," Langdon said, wondering if the Hubble fanatics in the Harvard Astronomy Department ever mentioned Lemaоtre in their lectures.Интересно, упоминают ли этого Лемэтра фанатичные поклонники Хаббла с факультета астрономии Гарвардского университета, когда читают лекции своим студентам, подумал Лэнгдон. Вслух он этот вопрос, правда, задавать не стал, ограничившись неопределенным: -О...
"When Lemaоtre first proposed the Big Bang Theory," Vittoria continued, "scientists claimed it was utterly ridiculous.- Когда Лемэтр впервые предложил свою теорию,- продолжала Виттория, - ученые мужи объявили ее полной нелепицей.
Matter, science said, could not be created out of nothing.Материя, сказали они, не может возникнуть из ничего.
So, when Hubble shocked the world by scientifically proving the Big Bang was accurate, the church claimed victory, heralding this as proof that the Bible was scientifically accurate. The divine truth."Поэтому, когда Хаббл потряс мир, научно доказав возможность Большого взрыва, церковь возвестила о своей победе и о том, что это является свидетельством истинности Священного Писания.
Langdon nodded, focusing intently now.Лэнгдон кивнул. Теперь он очень внимательно слушал рассуждения девушки.
"Of course scientists did not appreciate having their discoveries used by the church to promote religion, so they immediately mathematicized the Big Bang Theory, removed all religious overtones, and claimed it as their own.- Ученым, естественно, пришлось не по вкусу то, что церковь использовала их открытия для пропаганды религии, и они тут же облекли теорию Большого взрыва в математическую форму, устранив из нее тем самым все религиозное звучание. Это позволило объявить им Большой взрыв своей собственностью.
Unfortunately for science, however, their equations, even today, have one serious deficiency that the church likes to point out."Но к несчастью для науки, все их уравнения даже в наше время страдают одним пороком, на который не устает указывать церковь.
Kohler grunted. "The singularity."- Так называемая сингулярность, - проворчал Колер.
He spoke the word as if it were the bane of his existence.Он произнес это слово так, словно оно отравляло все его существование.
"Yes, the singularity," Vittoria said.- Вот именно - сингулярность! - подхватила Виттория.
"The exact moment of creation.- Точный момент творения.
Time zero."Нулевое время.
She looked at Langdon.Даже сейчас... - Виттория взглянула на Лэнгдона.
"Even today, science cannot grasp the initial moment of creation.- Даже сейчас наука не способна сказать что-либо внятное в связи с первым моментом возникновения Вселенной.
Our equations explain the early universe quite effectively, but as we move back in time, approaching time zero, suddenly our mathematics disintegrates, and everything becomes meaningless."Наши уравнения весьма убедительно объясняют ранние фазы ее развития, но по мере удаления во времени и приближения к "нулевой точке" математические построения вдруг рассыпаются и теряют всякий смысл.
"Correct," Kohler said, his voice edgy, "and the church holds up this deficiency as proof of God's miraculous involvement.- Верно, - раздраженно произнес Колер. - И церковь • использует эти недостатки как аргумент в пользу чудесного Божественного вмешательства.
Come to your point."Впрочем, мы несколько отошли от темы.
Vittoria's expression became distant.Продолжайте...
"My point is that my father had always believed in God's involvement in the Big Bang.- Я хочу сказать, - с отрешенным выражением лица произнесла Виттория, - что отец всегда верил в Божественную природу Большого взрыва.
Even though science was unable to comprehend the divine moment of creation, he believed someday it would."Несмотря на то что наука пока не способна определить точный момент Божественного акта, отец был убежден, что когда-нибудь она его установит.
She motioned sadly to a laser printed memo tacked over her father's work area. "My dad used to wave that in my face every time I had doubts."- Печально показав на напечатанные на лазерном принтере слова, висевшие над рабочим столом Леонардо Ветра, девушка добавила: - Когда я начинала сомневаться, папа всегда тыкал меня носом в это высказывание.
Langdon read the message:Лэнгдон прочитал текст:
Science and religion are not at odds. Science is simply too young to understand.НАУКА И РЕЛИГИЯ НИКОГДА НЕ ПРОТИВОСТОЯЛИ ДРУГ ДРУГУ. ПРОСТО НАУКА ОЧЕНЬ МОЛОДА, ЧТОБЫ ПОНЯТЬ ЭТО
"My dad wanted to bring science to a higher level," Vittoria said, "where science supported the concept of God."- Папа хотел поднять науку на более высокий уровень, - сказала Виттория. - На тот уровень, когда научные знания подтверждали бы существование Бога.
She ran a hand through her long hair, looking melancholy. "He set out to do something no scientist had ever thought to do.- Она меланхолично пригладила ладонью свои длинные волосы и добавила: - Отец затеял то, до чего пока не додумался ни один ученый.
Something that no one has ever had the technology to do."Он решил сделать нечто такое, для чего до настоящего времени даже не существовало технических решений.
She paused, as though uncertain how to speak the next words.- Виттория замолчала, видимо, не зная, как произнести следующие слова.
"He designed an experiment to prove Genesis was possible."Наконец, после продолжительной паузы, девушка сказала: - Папа задумал эксперимент, призванный доказать возможность акта Творения.
Prove Genesis? Langdon wondered.Доказать акт Творения?
Let there be light?Да будет свет?
Matter from nothing?Материя из ничего? Лэнгдон не мог представить себе ничего подобного.
Kohler's dead gaze bore across the room. "I beg your pardon?"- Прости, но я тебя не понял, - произнес Колер, сверля девушку взглядом.
"My father created a universe... from nothing at all."- Отец создал Вселенную... буквально из ничего.
Kohler snapped his head around. "What!"- Что?! - вскинул голову Колер.
"Better said, he recreated the Big Bang."- Пожалуй, правильнее будет сказать - он воссоздал Большой взрыв.
Kohler looked ready to jump to his feet.Колер едва не вскочил на ноги из своего инвалидного кресла.
Langdon was officially lost.А Лэнгдон запутался окончательно.
Creating a universe?Создал Вселенную?
Recreating the Big Bang?Воссоздал Большой взрыв?
"It was done on a much smaller scale, of course," Vittoria said, talking faster now.- Все это, естественно, сделано не в столь грандиозном масштабе, - сказала Виттория (теперь она говорила гораздо быстрее).
"The process was remarkably simple.- Процесс оказался на удивление простым.
He accelerated two ultrathin particle beams in opposite directions around the accelerator tube.Папа разогнал в ускорителе два тончайших луча частиц. Разгон осуществлялся в противоположных направлениях.
The two beams collided head on at enormous speeds, driving into one another and compressing all their energy into a single pinpoint.Когда два луча с невообразимой скоростью столкнулись, произошло их взаимопроникновение, и вся энергия сконцентрировалась в одной точке.
He achieved extreme energy densities."Папе удалось получить чрезвычайно высокие показатели плотности энергии.
She started rattling off a stream of units, and the director's eyes grew wider.Девушка начала рассказывать о физическом характере потоков, и с каждым ее словом глаза директора округлялись все больше и больше.
Langdon tried to keep up.Лэнгдон изо всех сил пытался не потерять нить рассказа.
So Leonardo Vetra was simulating the compressed point of energy from which the universe supposedly sprang.Итак, думал он, Леонардо Ветра смог создать модель энергетической точки, которая дала начало нашей Вселенной.
"The result," Vittoria said, "was nothing short of wondrous.- Результат эксперимента без преувеличения можно назвать чудом, - продолжала Виттория.
When it is published, it will shake the very foundation of modern physics."- Его опубликование буквально потрясет основы основ современной физической науки...
She spoke slowly now, as though savoring the immensity of her news.- Теперь она говорила медленно, словно желая подчеркнуть грандиозное значение открытия.
"Without warning, inside the accelerator tube, at this point of highly focused energy, particles of matter began appearing out of nowhere."- И в этой энергетической точке внутри ускорителя буквально из ничего начали возникать частицы материи.
Kohler made no reaction.Колер никак не отреагировал на это сообщение.
He simply stared.Он просто молча смотрел на девушку.
"Matter," Vittoria repeated.- Материи, - повторила Виттория.
"Blossoming out of nothing.- Вещества, родившегося из ниоткуда.
An incredible display of subatomic fireworks.Мы стали свидетелями невероятного фейерверка на субатомном уровне.
A miniature universe springing to life.На наших глазах рождалась миниатюрная Вселенная.
He proved not only that matter can be created from nothing, but that the Big Bang and Genesis can be explained simply by accepting the presence of an enormous source of energy."Папа доказал, что материя может быть создана из ничего. Но это не все! Его эксперимент продемонстрировал, что Большой взрыв и акт Творения объясняются присутствием колоссального источника энергии.
"You mean God?" Kohler demanded.- Или, иными словами, Бога?
"God, Buddha, The Force, Yahweh, the singularity, the unicity point-call it whatever you like-the result is the same.- Бога, Будды, Силы, Иеговы, сингулярности, единичной точки... Называйте это как угодно, но результат останется тем же.
Science and religion support the same truth-pure energy is the father of creation."Наука и религия утверждают одну и ту же истину: источником творения является чистая энергия.
When Kohler finally spoke, his voice was somber.Колер наконец заговорил, и голос его звучал печально:
"Vittoria, you have me at a loss.- Виттория, твой рассказ оставил меня в полной растерянности.
It sounds like you're telling me your father created matter... out of nothing?"Неужели ты и вправду хочешь сказать, что Леонардо смог создать вещество... из ничего?
"Yes."- Да
Vittoria motioned to the canisters. "And there is the proof.И вот доказательство, - ответила Виттория, указывая на пустые сосуды.
In those canisters are specimens of the matter he created."- В каждом из этих шаров находится образчик сотворенной им материи.
Kohler coughed and moved toward the canisters like a wary animal circling something he instinctively sensed was wrong.Колер откашлялся и покатился к сосудам. Он двигался осторожно, так, как двигаются инстинктивно ощущающие опасность дикие животные.
"I've obviously missed something," he said.- Видимо, я что-то недопонял, - сказал директор.
"How do you expect anyone to believe these canisters contain particles of matter your father actually created?- Почему я должен верить тому, что сосуды содержат частицы материи, созданные твоим отцом?
They could be particles from anywhere at all."Это вещество могло быть взято откуда угодно.
"Actually," Vittoria said, sounding confident, "they couldn't.- Нет, - уверенно ответила Виттория. - Откуда угодно взять это вещество невозможно.
These particles are unique.Данные частицы уникальны.
They are a type of matter that does not exist anywhere on earth... hence they had to be created."Подобного вида материи на Земле не существует... Отсюда следует вывод, что она была создана искусственно.
Kohler's expression darkened. "Vittoria, what do you mean a certain type of matter?- Как прикажешь понимать твои слова? - с суровым видом произнес Колер.
There is only one type of matter, and it-" Kohler stopped short.- Во Вселенной существует лишь один вид материи... - начал было руководитель ЦЕРНа, но тут же остановился.
Vittoria's expression was triumphant.- А вот и нет! - с победоносным видом объявила Виттория.
"You've lectured on it yourself, director. The universe contains two kinds of matter.- Вы же сами на своих лекциях говорили нам, что существует два вида материи.
Scientific fact."И это - научный факт.
Vittoria turned to Langdon. "Mr. Langdon, what does the Bible say about the Creation?Мистер Лэнгдон, - произнесла девушка, - что говорит Библия об акте Творения?
What did God create?"Что создал Бог?
Langdon felt awkward, not sure what this had to do with anything.Лэнгдон не понимал, какое отношение этот вопрос имеет к происходящему, но все же, ощущая некоторую неловкость, ответил:
"Um, God created... light and dark, heaven and hell-"- Хм... Бог создал свет и тьму... небо и землю... рай и ад...
"Exactly," Vittoria said.- Именно, - прервала его Виттория.
"He created everything in opposites.- Он создал противоположности.
Symmetry.Полную симметрию.
Perfect balance."Абсолютное равновесие.
She turned back to Kohler. "Director, science claims the same thing as religion, that the Big Bang created everything in the universe with an opposite."- Вновь повернувшись к Колеру, девушка сказала:- Директор, наука утверждает то же, что и религия: все, что создал Большой взрыв, он создавал в виде двух противоположностей. И я хочу подчеркнуть слово "все".
"Including matter itself," Kohler whispered, as if to himself.- Все, включая саму материю, - прошептал, словно самому себе, Колер.
Vittoria nodded.- Именно, - кивнула Виттория.
"And when my father ran his experiment, sure enough, two kinds of matter appeared."- И в ходе эксперимента моего отца возникли два вида материи.
Langdon wondered what this meant.Лэнгдон вообще перестал понимать то, о чем говорили Колер и Виттория.
Leonardo Vetra created matter's opposite?Неужели, думал он, Леонардо Ветра изобрел нечто противоположное материи?
Kohler looked angry. "The substance you're referring to only exists elsewhere in the universe.- Субстанция, о которой ты говоришь, существует лишь в иных областях Вселенной, - сердито сказал директор.
Certainly not on earth.- На Земле ее определенно нет.
And possibly not even in our galaxy!"Возможно, ее нет и во всей нашей галактике!
"Exactly," Vittoria replied, "which is proof that the particles in these canisters had to be created."- Верно, - согласилась Виттория. - И это доказывает, что находящиеся в сосудах частицы были созданы в ходе эксперимента.
Kohler's face hardened. "Vittoria, surely you can't be saying those canisters contain actual specimens?"- Не хочешь ли ты сказать, что эти шары содержат в себе образцы антивещества? - спросил Колер, и лицо его стало похоже на каменную маску.
"I am."- Да
She gazed proudly at the canisters.Я хочу сказать именно это, - ответила Виттория, бросив торжествующий взгляд на пустые с виду сосуды.
"Director, you are looking at the world's first specimens of antimatter."- Директор, перед вами первые в мире образцы антиматерии. Или антивещества, если хотите.
20Глава 20
Phase two, the Hassassin thought, striding into the darkened tunnel.Второй этап, думал ассасин, шагая по темному тоннелю.
The torch in his hand was overkill.Убийца понимал, что факел в его руке - вещь в принципе излишняя.
He knew that. But it was for effect.Он был нужен лишь для того, чтобы произвести впечатление.
Effect was everything.Во всем нужен эффект.
Fear, he had learned, was his ally.Страх, как хорошо знал ассасин, был его союзником.
Fear cripples faster than any implement of war.Страх калечит сильнее, чем любое оружие.
There was no mirror in the passage to admire his disguise, but he could sense from the shadow of his billowing robe that he was perfect.В тоннеле не было зеркала, чтобы полюбоваться собой. Но судя по сгорбленной тени, которую отбрасывала его скрытая широким одеянием фигура, мимикрия была полной.
Blending in was part of the plan... part of the depravity of the plot.Маскировка являлась важнейшей частью плана... Кроме того, она еще раз подчеркивала всю безнравственность заговора.
In his wildest dreams he had never imagined playing this part.Даже в самых дерзких своих мечтах он не представлял, что сыграет в нем столь важную роль.
Two weeks ago, he would have considered the task awaiting him at the far end of this tunnel impossible.Еще две недели назад он посчитал бы, что выполнить ожидающую его в конце пути задачу невозможно.
A suicide mission.Она показалась бы ему самоубийственной.
Walking naked into a lion's lair.Это было почти то же самое, что войти обнаженным в клетку со львом.
But Janus had changed the definition of impossible.Но Янус сумел лишить смысла само понятие невозможного.
The secrets Janus had shared with the Hassassin in the last two weeks had been numerous... this very tunnel being one of them.За последние две недели Янус посвятил его во множество тайн...
Ancient, and yet still perfectly passable.Тоннель, кстати, был одной из них - древний, но вполне пригодный для прохода подземный коридор.
As he drew closer to his enemy, the Hassassin wondered if what awaited him inside would be as easy as Janus had promised.С каждым шагом приближаясь к врагам, ассасин не переставал думать о том, насколько трудной может оказаться его задача.
Janus had assured him someone on the inside would make the necessary arrangements.Янус обещал, что сделать все будет проще простого, поскольку некто, находящийся в здании, проведет всю подготовительную работу.
Someone on the inside.Некто, находящийся в здании.
Incredible.Невероятно!
The more he considered it, the more he realized it was child's play.Чем больше он думал о своей миссии, тем сильнее становилась его вера в то, что она окажется простой, как детская забава.
Wahad... tintain... thalatha... arbaa, he said to himself in Arabic as he neared the end.Wahad... tintain... thalatha... arbaa, думал он и мысленно произносил эти слова по-арабски, приближаясь к концу тоннеля.
One... two... three... four...Один... два... три... четыре.
21Глава 21
"I sense you've heard of antimatter, Mr. Langdon?"- Думаю, вы слышали об антивеществе, мистер Лэнгдон? - спросила Виттория.
Vittoria was studying him, her dark skin in stark contrast to the white lab.Ее смуглая кожа резко контрастировала с белизной лаборатории.
Langdon looked up.Лэнгдон поднял на нее глаза.
He felt suddenly dumb.Он вдруг ощутил себя полным тупицей.
"Yes.- Да--
Well... sort of."В некотором роде.
A faint smile crossed her lips. "You watch Star Trek."- Вы, видимо, смотрите по телевизору сериал "Звездный путь", - с едва заметной усмешкой сказала девушка.
Langdon flushed. "Well, my students enjoy..." He frowned. "Isn't antimatter what fuels the U.S.S.- Моим студентами он очень нравится... - начал он, покраснев, однако тут же взял себя в руки и серьезно продолжил: - Антивещество служит главным топливом для двигателей звездного крейсера
Enterprise?""Энтерпрайз". Не так ли?
She nodded. "Good science fiction has its roots in good science."- Хорошая научная фантастика уходит корнями в настоящую науку, - утвердительно кивнув, ответила Виттория.
"So antimatter is real?"- Значит, антивещество действительно существует?!
"A fact of nature.- Да, как природное явление.
Everything has an opposite.Все имеет свою противоположность.
Protons have electrons. Up quarks have down quarks.Протоны и электроны, кварки и антикварки.
There is a cosmic symmetry at the subatomic level.На субатомном уровне существует своего рода космическая симметрия.
Antimatter is yin to matter's yang.Антивещество по отношению к веществу то же самое, что инь и ян в китайской философии. Женское и мужское начало.
It balances the physical equation."Они поддерживают состояние физического равновесия, и это можно выразить математическим уравнением.
Langdon thought of Galileo's belief of duality.Лэнгдон сразу вспомнил о дуализме Галилея.
"Scientists have known since 1918," Vittoria said, "that two kinds of matter were created in the Big Bang.- Ученым еще с 1918 года известно, что Большой взрыв породил два вида вещества, - сказала Виттория.
One matter is the kind we see here on earth, making up rocks, trees, people.- Один - тот, который мы имеем здесь, на Земле. Из него состоят скалы, деревья, люди.
The other is its inverse-identical to matter in all respects except that the charges of its particles are reversed."Другой вид вещества находится где-то в иных частях Вселенной. Это вещество полностью идентично нашему, за исключением того, что все частицы в нем имеют противоположный заряд.
Kohler spoke as though emerging from a fog.- Но хранить частицы антивещества невозможно, -сказал, возникнув словно из тумана, Колер.
His voice sounded suddenly precarious.Теперь в его голосе звучало сомнение.
"But there are enormous technological barriers to actually storing antimatter.- Технологий для этого не существует.
What about neutralization?"Как насчет нейтрализации?
"My father built a reverse polarity vacuum to pull the antimatter positrons out of the accelerator before they could decay."- Отцу удалось создать вакуум с обратной поляризацией, что, в свою очередь, позволило извлечь частицы вещества из ускорителя до того, как они успели исчезнуть.
Kohler scowled. "But a vacuum would pull out the matter also.- Но вакуум одновременно с антивеществом извлечет и обычную материю.
There would be no way to separate the particles."Я лично не вижу способа разделить частицы, - с недовольным видом возразил Колер.
"He applied a magnetic field.- Для этой цели папа использовал сильное магнитное поле.
Matter arced right, and antimatter arced left.Частицы вещества ушли по дуге вправо, а антивещества - влево.
They are polar opposites."У них, как известно, противоположная полярность.
At that instant, Kohler's wall of doubt seemed to crack.И в этот момент стена скептицизма, которой окружил себя Колер, похоже, дала первую трещину.
He looked up at Vittoria in clear astonishment and then without warning was overcome by a fit of coughing.Он с изумлением посмотрел на Витторию и зашелся в приступе кашля.
"Incred... ible..." he said, wiping his mouth, "and yet..." It seemed his logic was still resisting.- Неверо... ятно, - выдавил он, вытирая губы.
"Yet even if the vacuum worked, these canisters are made of matter.- Но пусть даже... - у Лэнгдона сложилось впечатление, что разум директора продолжал сопротивляться, - ...вакуум и магниты возымели действие, все равно эти сферические сосуды изготовлены из вещества.
Antimatter cannot be stored inside canisters made out of matter.А ведь антивещество невозможно хранить в сосудах из нашей обычной материи.
The antimatter would instantly react with-"Вещество и антивещество мгновенно вступят в реакцию...
"The specimen is not touching the canister," Vittoria said, apparently expecting the question.- Образцы антиматерии не касаются стенок сосудов, - ответила, явно ожидавшая этого вопроса Виттория.
"The antimatter is suspended.- Они находятся в подвешенном состоянии.
The canisters are called 'antimatter traps' because they literally trap the antimatter in the center of the canister, suspending it at a safe distance from the sides and bottom."Эти сосуды называются "ловушками антивещества", поскольку они буквально затягивают его в центр сферы и удерживают на безопасном расстоянии от стенок.
"Suspended?- В подвешенном состоянии?
But... how?"Но... каким образом?
"Between two intersecting magnetic fields.- В точке пересечения двух магнитных полей.
Here, have a look."Можете взглянуть.
Vittoria walked across the room and retrieved a large electronic apparatus.Виттория прошла через всю комнату и взяла какой-то большой электронный прибор.
The contraption reminded Langdon of some sort of cartoon ray gun-a wide cannonlike barrel with a sighting scope on top and a tangle of electronics dangling below.Эта хитроумная штуковина больше всего походила на лучевое ружье из детских комиксов. Широкий, похожий на пушечный ствол, лазерный прицел сверху и масса электронных приспособлений в нижней части.
Vittoria aligned the scope with one of the canisters, peered into the eyepiece, and calibrated some knobs.Девушка соединила прицел с одним из сосудов, взглянула в окуляр и произвела тонкую калибровку.
Then she stepped away, offering Kohler a look.Затем отступила в сторону и жестом пригласила Колера приблизиться.
Kohler looked nonplussed.Директор, казалось, пребывал в полном замешательстве.
"You collected visible amounts?"- Неужели вам удалось добыть видимое количество?
"Five thousand nanograms," Vittoria said.- Пятьсот нанограммов .
"A liquid plasma containing millions of positrons."В виде жидкой плазмы, состоящей из миллионов позитронов.
"Millions?- Миллионов?!
But a few particles is all anyone has ever detected... anywhere."Но до сих пор во всех лабораториях мира удалось выделить лишь несколько частиц антивещества...
"Xenon," Vittoria said flatly.- Ксенон, - быстро ответила Виттория.
"He accelerated the particle beam through a jet of xenon, stripping away the electrons.- Папа пропустил луч через поток ксенона, который отнял у частиц все электроны.
He insisted on keeping the exact procedure a secret, but it involved simultaneously injecting raw electrons into the accelerator."Детали эксперимента он держал в тайне, но мне известно, что отец одновременно впрыскивал в ускоритель струю чистых электронов.
Langdon felt lost, wondering if their conversation was still in English.Лэнгдон уже и не пытался что-либо понять. "Неужели они говорят по-английски?" - думал он.
Kohler paused, the lines in his brow deepening.Колер замолчал, сдвинув брови.
Suddenly he drew a short breath. He slumped like he'd been hit with a bullet.Затем он судорожно вздохнул и откинулся на спинку кресла - так, словно его сразила пуля.
"Technically that would leave..."- Но это означает, что технически мы...
Vittoria nodded.- Именно.
"Yes. Lots of it."Мы имеем возможность получить большое количество антивещества.
Kohler returned his gaze to the canister before him. With a look of uncertainty, he hoisted himself in his chair and placed his eye to the viewer, peering inside.Колер посмотрел на металлические стержни, поддерживающие сферические сосуды, неуверенно подкатил к тому, на котором был закреплен зрительный прибор, и приложил глаз к окуляру.
He stared a long time without saying anything.Он долго смотрел, не говоря ни слова.
When he finally sat down, his forehead was covered with sweat.Затем оторвался от визира, обессилено откинулся на спинку кресла и вытер покрытый потом лоб.
The lines on his face had disappeared.Морщины на его лице разгладились.
His voice was a whisper. "My God... you really did it."- Боже мой... вы действительно это сделали, -прошептал он.
Vittoria nodded. "My father did it."- Это сделал мой отец, - уточнила Виттория.
"I... I don't know what to say."- У меня просто нет слов...
Vittoria turned to Langdon. "Would you like a look?"- А вы не хотите взглянуть? - спросила девушка, обращаясь к Лэнгдону.
She motioned to the viewing device. Uncertain what to expect, Langdon moved forward.Совершенно не представляя, что он может увидеть, Лэнгдон подошел к стержням.
From two feet away, the canister appeared empty.С расстояния в один фут сосуд по-прежнему казался пустым.
Whatever was inside was infinitesimal.То, что находилось внутри, имело, по-видимому, бесконечно крошечные размеры.
Langdon placed his eye to the viewer. It took a moment for the image before him to come into focus.Американец посмотрел в окуляр, но для того, чтобы сфокусировать взгляд на содержимом прозрачной сферы, ему потребовалось некоторое время.
Then he saw it.И наконец он увидел это.
The object was not on the bottom of the container as he expected, but rather it was floating in the center-suspended in midair-a shimmering globule of mercurylike liquid.Объект находился не на дне сосуда, как можно было ожидать, а плавал в самом центре сферы. Это был мерцающий, чем-то похожий на капельку ртути шарик.
Hovering as if by magic, the liquid tumbled in space.Поддерживаемый неведомыми магическими силами, шарик висел в пространстве.
Metallic wavelets rippled across the droplet's surface.По его поверхности пробегал муар отливающих металлом волн.
The suspended fluid reminded Langdon of a video he had once seen of a water droplet in zero G.Шарик антивещества напомнил Лэнгдону о научно-популярном фильме, в котором демонстрировалось поведение в невесомости капли воды.
Although he knew the globule was microscopic, he could see every changing gorge and undulation as the ball of plasma rolled slowly in suspension.Несмотря на то что шарик был микроскопическим, Лэнгдон видел все углубления и выпуклости, возникающие на поверхности витающей в замкнутом пространстве плазмы.
"It's... floating," he said.- Оно... плавает, - произнес специалист по религиозной символике.
"It had better be," Vittoria replied.- И слава Богу, - ответила Виттория.
"Antimatter is highly unstable.- Антивещество отличается крайней нестабильностью.
Energetically speaking, antimatter is the mirror image of matter, so the two instantly cancel each other out if they come in contact.По своей энергетической сущности оно является полной противоположностью обычного вещества, и при соприкосновении субстанций происходит их взаимное уничтожение.
Keeping antimatter isolated from matter is a challenge, of course, because everything on earth is made of matter.Удерживать антивещество от контакта с веществом очень сложно, потому что все -буквально все! - что имеется на Земле, состоит из обычного вещества.
The samples have to be stored without ever touching anything at all-even air."Образцы при хранении не должны ничего касаться - даже воздуха.
Langdon was amazed.Лэнгдон был потрясен.
Talk about working in a vacuum.Неужели можно работать в полном вакууме?
"These antimatter traps?" Kohler interrupted, looking amazed as he ran a pallid finger around one's base. "They are your father's design?"- Скажи, - вмешался Колер, - а эти, как их там... "ловушки антивещества" тоже изобрел твой отец?
"Actually," she said, "they are mine."- Вообще-то их придумала я, - несколько смущенно ответила она.
Kohler looked up.Колер поднял на нее вопросительный взгляд, ожидая продолжения.
Vittoria's voice was unassuming. "My father produced the first particles of antimatter but was stymied by how to store them.- Когда папа получил первые частицы антивещества, он никак не мог их сохранить, -скромно потупившись, сказала Виттория.
I suggested these.- Я предложила ему эту схему.
Airtight nanocomposite shells with opposing electromagnets at each end."Воздухонепроницаемая оболочка из композитных материалов и разнополюсные магниты с двух сторон.
"It seems your father's genius has rubbed off."- Похоже, что гениальность твоего отца оказалась заразительной.
"Not really.- Боюсь, что нет.
I borrowed the idea from nature.Я просто позаимствовала идею у природы.
Portuguese man o' wars trap fish between their tentacles using nematocystic charges.Аргонавты удерживают рыбу в своих щупальцах при помощи электрических зарядов.
Same principle here.Тот же принцип использован и здесь.
Each canister has two electromagnets, one at each end.К каждой сфере прикреплена пара электромагнитов.
Their opposing magnetic fields intersect in the center of the canister and hold the antimatter there, suspended in midvacuum."Противоположные магнитные поля пересекаются в центре сосуда и удерживают антивещество в удалении от стен. Все это происходит в абсолютном вакууме.
Langdon looked again at the canister.Лэнгдон с уважением посмотрел на шарообразный сосуд.
Antimatter floating in a vacuum, not touching anything at all.Антивещество, свободно подвешенное в вакууме.
Kohler was right.Колер был прав.
It was genius.Этого мог добиться лишь гений.
"Where's the power source for the magnets?" Kohler asked.- Где размещены источники питания электромагнитов? - поинтересовался Колер.
Vittoria pointed. "In the pillar beneath the trap.- В стержне под ловушкой.
The canisters are screwed into a docking port that continuously recharges them so the magnets never fail."Основания сфер имеют контакт с источником питания, и подзарядка идет постоянно.
"And if the field fails?"- А что произойдет, если поле вдруг исчезнет?
"The obvious. The antimatter falls out of suspension, hits the bottom of the trap, and we see an annihilation."- В этом случае антивещество, лишившись поддержки, опустится на дно сосуда, и тогда произойдет его аннигиляция, или уничтожение, если хотите.
Langdon's ears pricked up. "Annihilation?"- Уничтожение? - навострил уши Лэнгдон.
He didn't like the sound of it.Последнее слово ему явно не понравилось.
Vittoria looked unconcerned. "Yes.- Да, - спокойно ответила Виттория.
If antimatter and matter make contact, both are destroyed instantly.- Вещество и антивещество при соприкосновении мгновенно уничтожаются.
Physicists call the process 'annihilation.' "Физики называют этот процесс аннигиляцией.
Langdon nodded. "Oh."- Понятно, - кивнул Лэнгдон.
"It is nature's simplest reaction.- Реакция с физической точки зрения очень проста.
A particle of matter and a particle of antimatter combine to release two new particles-called photons.Частицы материи и антиматерии, объединившись, дают жизнь двум новым частицам, именуемым фотонами.
A photon is effectively a tiny puff of light."А фотон - не что иное, как микроскопическая вспышка света.
Langdon had read about photons-light particles-the purest form of energy.О световых частицах - фотонах Лэнгдон где-то читал. В той статье их называли самой чистой формой энергии.
He decided to refrain from asking about Captain Kirk's use of photon torpedoes against the Klingons.Немного поразмыслив, он решил не спрашивать о фотонных ракетах, которые капитан Кёрк использовал против злобных клинганов.
"So if the antimatter falls, we see a tiny puff of light?"- Итак, если электромагниты откажут, произойдет крошечная вспышка света? - решил уточнить он.
Vittoria shrugged. "Depends what you call tiny.- Все зависит от того, что считать крошечным, -пожала плечами Виттория.
Here, let me demonstrate."- Сейчас я вам это продемонстрирую.
She reached for the canister and started to unscrew it from its charging podium.Она подошла к одному из стержней и принялась отвинчивать сосуд.
Without warning, Kohler let out a cry of terror and lunged forward, knocking her hands away.Колер неожиданно издал вопль ужаса и, подкатившись к Виттории, оттолкнул ее руки от прозрачной сферы.
"Vittoria! Are you insane?"- Виттория, ты сошла с ума!
22Глава 22
Kohler, incredibly, was standing for a moment, teetering on two withered legs. His face was white with fear.Это было невероятно. Колер вдруг поднялся с кресла и несколько секунд стоял на своих давно усохших ногах.
"Vittoria!- Виттория!
You can't remove that trap!"Не смей снимать ловушку!
Langdon watched, bewildered by the director's sudden panic.Лэнгдон, которого внезапная паника директора повергла в изумление, молча взирал на разыгрывающуюся перед ним сцену.
"Five hundred nanograms!" Kohler said.- Пятьсот нанограммов!
"If you break the magnetic field-"Если ты разрушишь магнитное поле...
"Director," Vittoria assured, "it's perfectly safe.- Директор, - невозмутимо произнесла девушка, -операция не представляет никакой опасности.
Every trap has a failsafe-a back up battery in case it is removed from its recharger.Каждая ловушка снабжена предохранителем в виде аккумуляторной батареи.
The specimen remains suspended even if I remove the canister."Специально для того, чтобы ее можно было снять с подставки.
Kohler looked uncertain. Then, hesitantly, he settled back into his chair.Колер, судя по его неуверенному виду, не до конца поверил словам Виттории, но тем не менее уселся в свое кресло.
"The batteries activate automatically," Vittoria said, "when the trap is moved from the recharger.- Аккумуляторы включаются автоматически, как только ловушка лишается питания, - продолжала девушка.
They work for twenty four hours.- И работают двадцать четыре часа.
Like a reserve tank of gas."Если провести сравнение с автомобилем, то аккумуляторы функционируют, как резервный бак с горючим.
She turned to Langdon, as if sensing his discomfort. "Antimatter has some astonishing characteristics, Mr. Langdon, which make it quite dangerous.- Словно почувствовав беспокойство Лэнгдона, она повернулась к нему и сказала: - Антивещество обладает некоторыми необычными свойствами, мистер Лэнгдон, которые делают его весьма опасным.
A ten milligram sample-the volume of a grain of sand-is hypothesized to hold as much energy as about two hundred metric tons of conventional rocket fuel."В частице антиматерии массой десять миллиграммов - а это размер песчинки -гипотетически содержится столько же энергии, сколько в двухстах тоннах обычного ракетного топлива.
Langdon's head was spinning again.Голова Лэнгдона снова пошла кругом.
"It is the energy source of tomorrow.- Это энергия будущего, - сказала Виттория.
A thousand times more powerful than nuclear energy. One hundred percent efficient.- Энергия в тысячу раз более мощная, чем ядерная, и с коэффициентом полезного действия сто процентов.
No byproducts.Никаких отходов.
No radiation.Никакой радиации.
No pollution.Никакого ущерба окружающей среде.
A few grams could power a major city for a week."Нескольких граммов антивещества достаточно, чтобы в течение недели снабжать энергией крупный город.
Grams?- Граммов?
Langdon stepped uneasily back from the podium.Лэнгдон на всякий случай отступил подальше от сосудов с антивеществом.
"Don't worry," Vittoria said. "These samples are minuscule fractions of a gram-millionths. Relatively harmless."- Не волнуйтесь, - успокоила его Виттория, - в этих сферах содержатся всего лишь миллионные доли грамма, а такое количество относительно безопасно.
She reached for the canister again and twisted it from its docking platform.Она подошла к одному из стержней и сняла сферический сосуд с платформы.
Kohler twitched but did not interfere.Колер слегка поежился, но вмешиваться на этот раз не стал.
As the trap came free, there was a sharp beep, and a small LED display activated near the base of the trap.Как только ловушка освободилась, раздался резкий звуковой сигнал, и в нижней части сферы загорелся крошечный экран.
The red digits blinked, counting down from twenty four hours.На экране тут же замигали красные цифры. Начался обратный отсчет времени.
24:00:00...24:00:00...
23:59:59...23:59:59...
23:59:58...23:59:58...
Langdon studied the descending counter and decided it looked unsettlingly like a time bomb.Лэнгдон проследил за меняющимися цифрами и пришел к выводу, что это устройство очень смахивает на бомбу замедленного действия.
"The battery," Vittoria explained, "will run for the full twenty four hours before dying.- Аккумулятор будет действовать ровно двадцать четыре часа.
It can be recharged by placing the trap back on the podium.Его можно подзарядить, вернув ловушку на место.
It's designed as a safety measure, but it's also convenient for transport."Аккумулятор создан в качестве меры предосторожности и для удобства транспортировки.
"Transport?" Kohler looked thunderstruck.- Транспортировки?! - прогремел Колер.
"You take this stuff out of the lab?"- Ты хочешь сказать, что выносила образцы из лаборатории?
"Of course not," Vittoria said.- Нет, не выносила, - ответила Виттория.
"But the mobility allows us to study it."- Но мобильность образцов позволит лучше изучить их поведение.
Vittoria led Langdon and Kohler to the far end of the room.Девушка пригласила Лэнгдона и Колера проследовать за ней в дальнюю часть лаборатории.
She pulled a curtain aside to reveal a window, beyond which was a large room.Когда она отдернула штору, перед ними открылось большое окно в соседнее помещение.
The walls, floors, and ceiling were entirely plated in steel.Стены, полы и потолки обширной комнаты были обшиты стальными листами.
The room reminded Langdon of the holding tank of an oil freighter he had once taken to Papua New Guinea to study Hanta body graffiti.Больше всего комната была похожа на цистерну нефтяного танкера, на котором Лэнгдон однажды плавал в Папуа - Новую Гвинею, чтобы изучить татуировки аборигенов.
"It's an annihilation tank," Vittoria declared.- Это помещение мы называем аннигиляционной камерой, - пояснила Виттория.
Kohler looked up. "You actually observe annihilations?"- И вы действительно наблюдали аннигиляцию? -посмотрел на нее Колер.
"My father was fascinated with the physics of the Big Bang-large amounts of energy from minuscule kernels of matter."- Отец просто восторгался этим физическим явлением, - ответила Виттория. - Огромное количество энергии из крошечного образца антивещества.
Vittoria pulled open a steel drawer beneath the window. She placed the trap inside the drawer and closed it.Девушка выдвинула из стены под окном стальной с загнутыми краями и потому похожий на противень лист, положила на него сосуд с антивеществом и задвинула этот необычный поднос обратно.
Then she pulled a lever beside the drawer.Затем она потянула за находящийся рядом рычаг.
A moment later, the trap appeared on the other side of the glass, rolling smoothly in a wide arc across the metal floor until it came to a stop near the center of the room.Не прошло и секунды, как за стеклом они увидели ловушку. Сфера покатилась по широкой дуге и остановилась на металлическом полу почти в самом центре помещения.
Vittoria gave a tight smile. "You're about to witness your first antimatter matter annihilation.- Сейчас вы впервые в жизни сможете наблюдать процесс аннигиляции вещества и антивещества, -с легкой улыбкой объявила девушка.
A few millionths of a gram.- В процессе участвуют миллионные доли грамма антиматерии.
A relatively minuscule specimen."Мы имеем дело с относительно небольшим образцом.
Langdon looked out at the antimatter trap sitting alone on the floor of the enormous tank.Лэнгдон взглянул на одиноко стоящую на полу огромного бака ловушку антивещества.
Kohler also turned toward the window, looking uncertain.Колер же просто прильнул к окну. Вид у директора, надо сказать, был довольно растерянный.
"Normally," Vittoria explained, "we'd have to wait the full twenty four hours until the batteries died, but this chamber contains magnets beneath the floor that can override the trap, pulling the antimatter out of suspension.- В обычных условиях аккумулятор прекращает действовать через сутки. Однако в этом помещении в пол вмонтированы сильные магниты, способные нейтрализовать магнитное поле ловушки.
And when the matter and antimatter touch..."В тот момент, когда вещество и антивещество соприкоснутся, произойдет...
"Annihilation," Kohler whispered.- Аннигиляция, - прошептал Колер.
"One more thing," Vittoria said.- Да, и еще кое-что, - сказала Виттория.
"Antimatter releases pure energy.- Антивещество порождает чистую энергию.
A one hundred percent conversion of mass to photons.Вся его масса полностью превращается в фотоны.
So don't look directly at the sample.Поэтому не смотрите на образец.
Shield your eyes."Прикройте чем-нибудь глаза.
Langdon was wary, but he now sensed Vittoria was being overly dramatic.Лэнгдон немного волновался, но ему казалось, что девица переигрывает, чересчур драматизируя ситуацию.
Don't look directly at the canister?Не смотреть на этот сосуд?
The device was more than thirty yards away, behind an ultrathick wall of tinted Plexiglas.Похожая на прозрачный теннисный мяч ловушка находилась от него в добрых тридцати ярдах. Зрителей от нее защищало толстенное и вдобавок затемненное органическое стекло.
Moreover, the speck in the canister was invisible, microscopic.А образец в ловушке был просто микроскопическим.
Shield my eyes? Langdon thought.Прикрыть глаза?
How much energy could that speck possibly-Сколько энергии способна выделить подобная... Но додумать до конца Лэнгдон не успел.
Vittoria pressed the button. Instantly, Langdon was blinded.Девушка нажалакнопку, и он мгновенно ослеп.
A brilliant point of light shone in the canister and then exploded outward in a shock wave of light that radiated in all directions, erupting against the window before him with thunderous force.В сосуде возникла сияющая точка, которая вдруг взорвалась ослепительной вспышкой, и волна света, по аналогии с воздушной волной от обычного взрыва, со страшной силой ударила в затененное стекло прямо перед ним.
He stumbled back as the detonation rocked the vault.Лэнгдон непроизвольно отступил назад.
The light burned bright for a moment, searing, and then, after an instant, it rushed back inward, absorbing in on itself, and collapsing into a tiny speck that disappeared to nothing.Стены помещения завибрировали, а свет, вначале заполнивший всю стальную комнату, снова стал стягиваться в одну точку, чтобы через мгновение превратиться в ничто.
Langdon blinked in pain, slowly recovering his eyesight. He squinted into the smoldering chamber.Лэнгдон беспомощно моргал. Глаза у него болели, и зрение возвращаться не спешило.
The canister on the floor had entirely disappeared.Когда оно все же вернулось, американец увидел, что шарообразный сосуд исчез без следа.
Vaporized. Not a trace.Испарился.
He stared in wonder. "G... God."- Б... Боже мой! - прошептал изумленный Лэнгдон.
Vittoria nodded sadly. "That's precisely what my father said."- Именно это и сказал мой папа, - печально произнесла Виттория.
23Глава 23
Kohler was staring into the annihilation chamber with a look of utter amazement at the spectacle he had just seen.Колер молча смотрел через затененное стекло в аннигиляционную камеру. То, что он увидел, его потрясло.
Robert Langdon was beside him, looking even more dazed.Рядом с ним стоял Роберт Лэнгдон, которого этот спектакль поразил еще больше.
"I want to see my father," Vittoria demanded.- Я хочу видеть отца, - потребовала Виттория.
"I showed you the lab. Now I want to see my father."- Я показала вам лабораторию, а теперь желаю взглянуть на папу.
Kohler turned slowly, apparently not hearing her.Колер медленно отвернулся от окна. Слов девушки директор, судя по всему, просто не слышал.
"Why did you wait so long, Vittoria?- Почему вы с отцом так долго ждали, Виттория?
You and your father should have told me about this discovery immediately."Об этом открытии вам следовало немедленно сообщить мне.
Vittoria stared at him. How many reasons do you want?На это имеются десятки причин, подумала девушка, а вслух произнесла:
"Director, we can argue about this later.- Если не возражаете, директор, мы все это обсудим позже.
Right now, I want to see my father."А сейчас я хочу увидеть папу.
"Do you know what this technology implies?"- Ты представляешь, к каким последствиям может привести это открытие?
"Sure," Vittoria shot back.- Естественно! - резко бросила Виттория.
"Revenue for CERN. A lot of it.- К росту доходов ЦЕРНа! Значительному росту.
Now I want-"А сейчас я настаиваю...
"Is that why you kept it secret?" Kohler demanded, clearly baiting her.- Теперь я понимаю, почему вы все держали в тайне, - гнул свое Колер, явно стараясь уязвить собеседницу.
"Because you feared the board and I would vote to license it out?"- Ты и твой отец опасались, что совет директоров потребует запатентовать вашу технологию.
"It should be licensed," Vittoria fired back, feeling herself dragged into the argument.- Она должна быть запатентована, - сердито ответила Виттория, понимая, что директору все же удалось втянуть ее в спор.
"Antimatter is important technology. But it's also dangerous.- Технология производства антивещества - дело слишком серьезное и весьма опасное.
My father and I wanted time to refine the procedures and make it safe."Мы с отцом не спешили с сообщением, чтобы усовершенствовать процесс и сделать его более безопасным.
"In other words, you didn't trust the board of directors to place prudent science before financial greed."- Иными словами, вы не доверяли совету, опасаясь, что он пожертвует наукой во имя своей алчности?
Vittoria was surprised with the indifference in Kohler's tone.Виттория была поражена тем, с каким равнодушием директор произнес эти слова.
"There were other issues as well," she said.- Имелись и другие мотивы, - сказала она.
"My father wanted time to present antimatter in the appropriate light."- Папа не торопился, желая представить свое открытие в самом лучшем свете.
"Meaning?"- И что же это должно означать?
What do you think I mean?"Ты еще спрашиваешь, что это должно означать?" - подумала она, а вслух сказала:
"Matter from energy? Something from nothing?- Вещество из энергии, нечто из ничего...
It's practically proof that Genesis is a scientific possibility."Но ведь это, по существу, научно доказывает возможность акта Творения. Разве не так?
"So he didn't want the religious implications of his discovery lost in an onslaught of commercialism?"- Значит, он не хотел, чтобы религиозные последствия его открытия погибли под натиском коммерциализации?
"In a manner of speaking."- В некотором роде - да.
"And you?"- А ты?
Vittoria's concerns, ironically, were somewhat the opposite.Виттория, как ни странно, придерживалась диаметрально противоположных взглядов.
Commercialism was critical for the success of any new energy source.Коммерческая сторона вопроса имела решающее значение для успешного внедрения любого нового источника энергии.
Although antimatter technology had staggering potential as an efficient and nonpolluting energy source-if unveiled prematurely, antimatter ran the risk of being vilified by the politics and PR fiascoes that had killed nuclear and solar power.Хотя антивещество, как источник чистой энергии, обладало неограниченным потенциалом, преждевременное разглашение тайны грозило тем, что новый вид экологически чистой энергии пострадает от политики и враждебного пиара так, как до него ядерная и солнечная энергия.
Nuclear had proliferated before it was safe, and there were accidents.Ядерная энергия получила распространение до того, как стала безопасной, и в результате произошло несколько катастроф.
Solar had proliferated before it was efficient, and people lost money.Солнечная энергия начала использоваться, еще не став экономически выгодной, и инвесторы потеряли большие деньги.
Both technologies got bad reputations and withered on the vine.В результате оба вида энергии имели скверную репутацию, и перспективы их применения были туманны.
"My interests," Vittoria said, "were a bit less lofty than uniting science and religion."- Мои задачи не столь грандиозны. Я вовсе не стремилась примирить науку и религию.
"The environment," Kohler ventured assuredly.- Тобой больше двигала забота об окружающей среде? - высказал предположение Колер.
"Limitless energy.- Неисчерпаемый источник энергии.
No strip mining.Никаких открытых выработок.
No pollution. No radiation.Полное отсутствие радиации и иных видов загрязнения.
Antimatter technology could save the planet."Использование энергии антивещества могло бы спасти нашу планету...
"Or destroy it," Kohler quipped.- Или уничтожить, - саркастически фыркнул Колер.
"Depending on who uses it for what."- Все зависит о того, кто станет ее использовать и с какой целью.
Vittoria felt a chill emanating from Kohler's crippled form. "Who else knew about this?" he asked.Кто еще знает о вашем открытии? - спросил директор. От его слов, как и от всей его сгорбленной фигуры, вдруг повеяло леденящим холодом.
"No one," Vittoria said.- Никто, - ответила Виттория.
"I told you that."- Я вам это уже говорила.
"Then why do you think your father was killed?"- В таком случае... почему ты полагаешь, что твой отец убит?
Vittoria's muscles tightened. "I have no idea.- Понятия не имею, - сказала девушка, напрягшись всем телом.
He had enemies here at CERN, you know that, but it couldn't have had anything to do with antimatter.- У него были враги здесь, в ЦЕРНе, и вы об этом знаете. Но это никак не было связано с антивеществом.
We swore to each other to keep it between us for another few months, until we were ready."Мы поклялись друг другу хранить открытие в тайне еще несколько месяцев. До тех пор, пока не будем готовы.
"And you're certain your father kept his vow of silence?"- И ты уверена, что твой отец хранил молчание?
Now Vittoria was getting mad.Этот вопрос вывел Витторию из себя.
"My father has kept tougher vows than that!"- Папа всегда хранил даже более суровые обеты, чем этот!
"And you told no one?"- А ты сама никому не проговорилась?
"Of course not!"- Конечно, нет!
Kohler exhaled. He paused, as though choosing his next words carefully.Колер вздохнул и замолчал, словно для того, чтобы хорошенько продумать то, что собирался сказать.
"Suppose someone did find out.- Допустим, что кто-то каким-то образом смог об этом узнать, - после довольно продолжительной паузы произнес он.
And suppose someone gained access to this lab.- Допустим также, что этот неизвестный получил доступ в лабораторию.
What do you imagine they would be after?За чем, по твоему мнению, этот гипотетический взломщик мог охотиться?
Did your father have notes down here? Documentation of his processes?"Не хранил ли твой отец здесь свои рабочие тетради или иные документы?
"Director, I've been patient. I need some answers now.- Директор, я терпеливо отвечала на ваши вопросы и теперь хочу получить ответ на свои.
You keep talking about a break in, but you saw the retina scan.Вы продолжаете твердить о возможном взломе, хотя сами видели наш сканер глазного дна.
My father has been vigilant about secrecy and security."Мой отец чрезвычайно серьезно относился к вопросам безопасности и проявлял исключительную бдительность.
"Humor me," Kohler snapped, startling her.- Умоляю тебя, успокой мое сердце, - умоляющим голосом произнес Колер, ввергнув девушку в замешательство.
"What would be missing?"- Что здесь могло пропасть?
"I have no idea." Vittoria angrily scanned the lab.- Представления не имею, - сердито ответила она, оглядывая лабораторию.
All the antimatter specimens were accounted for.Все образцы антивещества находились на своих местах.
Her father's work area looked in order.Рабочее место ее отца тоже не претерпело никаких изменений.
"Nobody came in here," she declared.- Сюда никто не входил, - наконец объявила Виттория.
"Everything up here looks fine."- Здесь, наверху, все находится в полном порядке.
Kohler looked surprised. "Up here?"- Наверху? - удивленно переспросил Колер.
Vittoria had said it instinctively. "Yes, here in the upper lab."- Да, в верхней лаборатории, - машинально произнесла девушка.
"You're using the lower lab too?"- Значит, вы пользовались и нижней лабораторией?!
"For storage."- Да, но только как хранилищем.
Kohler rolled toward her, coughing again.Колер снова зашелся в кашле.
"You're using the Haz Mat chamber for storage?Откашлявшись, он подкатился ближе к Виттории и просипел: - Вы использовали камеру "Оп-Мат" для хранения?
Storage of what?"Хранения чего?
Hazardous material, what else!"Опасных материалов!
Vittoria was losing her patience.Чего же еще?" - возмущенно подумала Виттория и ответила:
"Antimatter."- Для хранения антивещества.
Kohler lifted himself on the arms of his chair.Колер от изумления даже приподнялся на подлокотниках кресла.
"There are other specimens?- Неужели существуют и другие образцы?
Why the hell didn't you tell me!"Какого дьявола ты мне об этом не сказала?!
"I just did," Vittoria fired back. "And you've barely given me a chance!"- Я собиралась сказать, но вы не дали мне этого сделать.
"We need to check those specimens," Kohler said.- Необходимо проверить эти образцы, - бросил Колер.
"Now."- И немедленно!
"Specimen," Vittoria corrected.- Образец, - поправила его Виттория.
"Singular.- В единственном экземпляре.
And it's fine.И он, как я полагаю, в полном порядке.
Nobody could ever-"Никто не мог...
"Only one?" Kohler hesitated.-Только один? - спросил директор.
"Why isn't it up here?"- А почему он не здесь?
"My father wanted it below the bedrock as a precaution.- Отец хотел, чтобы этот образец на всякий случай хранился в скальных породах.
It's larger than the others."Просто он больше, чем все остальные...
The look of alarm that shot between Kohler and Langdon was not lost on Vittoria.Тревожные взгляды, которыми обменялись Колер и Лэнгдон, не ускользнули от внимания девушки.
Kohler rolled toward her again. "You created a specimen larger than five hundred nanograms?"- Вы создали образец, масса которого больше пятисот нанограммов? - наезжая на Витторию креслом, спросил директор ЦЕРНа.
"A necessity," Vittoria defended.- Это было необходимо, - сказала она.
"We had to prove the input/yield threshold could be safely crossed."- Требовалось доказать, что экономический порог затраты/выпуск может быть успешно преодолен.
The question with new fuel sources, she knew, was always one of input vs. yield-how much money one had to expend to harvest the fuel.Она знала, что соотношение финансовых затрат и объема полученной новой энергии является важнейшим фактором, влияющим на ее внедрение.
Building an oil rig to yield a single barrel of oil was a losing endeavor.Никто не станет возводить вышку ради добычи одного барреля нефти.
However, if that same rig, with minimal added expense, could deliver millions of barrels, then you were in business.Но если та же вышка при минимальных дополнительных затратах сможет выдать миллионы баррелей, за дело стоит взяться.
Antimatter was the same way.Точно так же и с антивеществом.
Firing up sixteen miles of electromagnets to create a tiny specimen of antimatter expended more energy than the resulting antimatter contained.Работа шестнадцатимильного ускорителя для создания крошечного образца антиматерии требовала гораздо большей энергии, чем та, которую можно было получить от него.
In order to prove antimatter efficient and viable, one had to create specimens of a larger magnitude.Для того чтобы доказать экономическую целесообразность производства и использования антивещества, требовалось создать образец с гораздо большей массой.
Although Vittoria's father had been hesitant to create a large specimen, Vittoria had pushed him hard.Отец вначале не решался создать большой образец, но потом все же уступил давлению дочери.
She argued that in order for antimatter to be taken seriously, she and her father had to prove two things.Для того чтобы антивещество было воспринято серьезно, говорила она, необходимо доказать кое-что.
First, that cost effective amounts could be produced. And second, that the specimens could be safely stored.Во-первых, возможность производства достаточного количества материала по умеренной цене, и, во-вторых, то, что этот материал можно безопасно хранить.
In the end she had won, and her father had acquiesced against his better judgment.В конце концов дочь победила, и отец неохотно поменял свою первоначальную, достаточно обоснованную точку зрения.
Not, however, without some firm guidelines regarding secrecy and access.Но одновременно он выдвинул весьма жесткие условия безопасности.
The antimatter, her father had insisted, would be stored in Haz Mat-a small granite hollow, an additional seventy five feet below ground.Леонардо Ветра настоял на том, чтобы антивещество хранилось в камере для опасных материалов - в небольшом, вырубленном в коренном граните помещении на глубине семидесяти пяти футов от поверхности земли.
The specimen would be their secret. And only the two of them would have access.Помимо этого, отец потребовал, чтобы об этом образце, кроме них двоих, не знал никто.
"Vittoria?" Kohler insisted, his voice tense. "How large a specimen did you and your father create?"- Виттория, - напряженным голосом произнес Колер, - какого размера образец вам удалось создать?
Vittoria felt a wry pleasure inside.Виттория помимо воли ощутила внутреннее удовлетворение.
She knew the amount would stun even the great Maximilian Kohler.Она знала, что упоминание о массе полученного отцом и ею вещества способно сразить наповал даже самого великого Максимилиана Колера.
She pictured the antimatter below.Перед ее мысленным взором предстал хранящийся в недрах земли образец.
An incredible sight.Захватывающее зрелище!
Suspended inside the trap, perfectly visible to the naked eye, danced a tiny sphere of antimatter.Свободно парящее внутри ловушки антивещество можно было увидеть невооруженным глазом.
This was no microscopic speck. This was a droplet the size of a BB.Капелька материи размером с дробинку, переливаясь муаром, танцевала в полном вакууме.
Vittoria took a deep breath.Виттория набрала полную грудь воздуха и выпалила:
"A full quarter of a gram."- Ровно четверть грамма!
The blood drained from Kohler's face. "What!" He broke into a fit of coughing.- Что?! - Кровь отлила от лица Колера, и у него снова начался приступ кашля.
"A quarter of a gram?- Чет... Чет... Четверть грамма?!
That converts to... almost five kilotons!"Это же эквивалентно почти... пяти килотоннам!
Kilotons.Килотонна!
Vittoria hated the word.Виттория ненавидела это слово.
It was one she and her father never used.Ни она, ни ее отец никогда им не пользовались.
A kiloton was equal to 1,000 metric tons of TNT.Килотонна была мерой энергии, которая выделялась при взрыве тысячи тонн тринитротолуола.
Kilotons were for weaponry. Payload. Destructive power.Килотоннами измеряется мощность ядерного оружия.
She and her father spoke in electron volts and joules-constructive energy output.Отец и она измеряли энергию в электронвольтах и джоулях, и энергия, которую они создавали, была направлена на созидание.
"That much antimatter could literally liquidate everything in a half mile radius!" Kohler exclaimed.- Но антивещество такой массы способно уничтожить буквально все в радиусе полумили! -воскликнул Колер.
"Yes, if annihilated all at once," Vittoria shot back, "which nobody would ever do!"- Да, если произойдет мгновенная аннигиляция, -согласилась Виттория. - Но этого никто не допустит.
"Except someone who didn't know better.- За исключением тех, у кого есть иные намерения.
Or if your power source failed!" Kohler was already heading for the elevator.Или в том случае, если ваш источник питания даст сбой, - произнес Колер, направляя колеса своего кресла к лифту.
"Which is why my father kept it in Haz Mat under a fail safe power and a redundant security system."- Именно поэтому папа держал его в хранилище "Оп-Мат" с надежнейшей системой электропитания и более чем достаточной защитой.
Kohler turned, looking hopeful. "You have additional security on Haz Mat?"- И вы поставили в "Оп-Мат" дополнительный запор? - с надеждой спросил Колер.
"Yes.- Да
A second retina scan."Еще одну систему сканирования сетчатки.
Kohler spoke only two words. "Downstairs.В ответ директор бросил всего лишь два слова: - Вниз.
Now."Немедленно!
The freight elevator dropped like a rock.Грузовой лифт камнем падал в бездну.
Another seventy five feet into the earth.Еще на семьдесят пять футов ближе к центру Земли.
Vittoria was certain she sensed fear in both men as the elevator fell deeper.Виттории казалось, что она физически ощущает страх, который испытывали оба мужчины.
Kohler's usually emotionless face was taut.Лицо Колера, обычно лишенное всяких эмоций, на сей раз искажала гримаса ужаса.
I know, Vittoria thought, the sample is enormous, but the precautions we've taken are-"Я знаю, - думала Виттория, - что образец очень велик, но те меры предосторожности, которые мы..." Довести мысль до конца девушка не успела.
They reached the bottom.Лифт замер на дне шахты.
The elevator opened, and Vittoria led the way down the dimly lit corridor. Up ahead the corridor dead ended at a huge steel door. HAZ MAT.Двери кабины открылись, и Лэнгдон увидел перед собой вырубленный в камне коридор, заканчивающийся тяжелым стальным щитом. "Оп-Мат".
The retina scan device beside the door was identical to the one upstairs.В стене рядом со стальным щитом, оказавшимся при ближайшем рассмотрении дверью, располагался сканер сетчатки, идентичный тому, который Лэнгдон видел наверху.
She approached. Carefully, she aligned her eye with the lens. She pulled back.Виттория подошла к сканеру, приблизила глаз к выпуклой линзе, но тут же отпрянула.
Something was wrong.С прибором что-то случилось.
The usually spotless lens was spattered... smeared with something that looked like... blood?Всегда безукоризненно чистый окуляр был чем-то забрызган... Мелкие пятна были похожи на... Запекшуюся кровь?
Confused she turned to the two men, but her gaze met waxen faces.Она в замешательстве повернулась к мужчинам и увидела их восковые лица.
Both Kohler and Langdon were white, their eyes fixed on the floor at her feet.Колер и Лэнгдон были бледны как смерть, а их взгляды были устремлены вниз, ей под ноги.
Vittoria followed their line of sight... down.Виттория проследила за ними...
"No!" Langdon yelled, reaching for her.- Не смотрите! - выкрикнул Лэнгдон и протянул к девушке руки.
But it was too late.Слишком поздно.
Vittoria's vision locked on the object on the floor.Она уже увидела валяющийся на полу предмет.
It was both utterly foreign and intimately familiar to her.Этот предмет был для нее совершенно незнакомым и в то же время очень близким.
It took only an instant. Then, with a reeling horror, she knew.Уже через миг Виттория с ужасом поняла, что это такое.
Staring up at her from the floor, discarded like a piece of trash, was an eyeball.На нее с пола таращилось, выброшенное, словно ненужный мусор, глазное яблоко.
She would have recognized that shade of hazel anywhere.Эту карюю радужную оболочку она узнала бы при любых обстоятельствах.
24Глава 24
The security technician held his breath as his commander leaned over his shoulder, studying the bank of security monitors before them.Технический сотрудник службы безопасности старался не дышать, пока начальник, склонившись через его плечо, изучал изображения на мониторах.
A minute passed.Прошла минута. За ней еще одна.
The commander's silence was to be expected, the technician told himself.В молчании начальника нет ничего удивительного, думал про себя техник.
The commander was a man of rigid protocol.Командир всегда строго придерживается инструкции.
He had not risen to command one of the world's most elite security forces by talking first and thinking second.Он ни за что не смог бы стать руководителем одной из лучших в мире служб безопасности, если бы говорил, предварительно не подумав.
But what is he thinking?Вот только интересно, о чем он сейчас думает?
The object they were pondering on the monitor was a canister of some sort-a canister with transparent sides.Объект, который они рассматривали, был каким-то сосудом с прозрачными стенками.
That much was easy.Определить это не составило никакого труда.
It was the rest that was difficult.Все остальное оказалось намного сложнее.
Inside the container, as if by some special effect, a small droplet of metallic liquid seemed to be floating in midair.Внутри сосуда в воздухе парила капелька жидкого металла.
The droplet appeared and disappeared in the robotic red blinking of a digital LED descending resolutely, making the technician's skin crawl.Капля то возникала, то исчезала в мигающем свете дисплея, ведущего обратный отсчет секунд. При виде этих красных, неумолимо меняющихся цифр технику почему-то стало жутко.
"Can you lighten the contrast?" the commander asked, startling the technician. The technician heeded the instruction, and the image lightened somewhat.Следуя указанию, молодой человек усилил яркость изображения.
The commander leaned forward, squinting closer at something that had just come visible on the base of the container.Командир сунул нос в экран, пытаясь рассмотреть нечто такое, что теперь стало видимым.
The technician followed his commander's gaze. Ever so faintly, printed next to the LED was an acronym. Four capital letters gleaming in the intermittent spurts of light.Техник проследил за взглядом начальника и тоже заметил на основании сосуда, совсем рядом с дисплеем, четыре буквы. Это было какое-то сокращение.
"Stay here," the commander said.- Оставайтесь здесь, - сказал командир.
"Say nothing.- И никому ни слова.
I'll handle this."Я сам займусь этим делом.
25Глава 25
Haz Mat.Хранилище "Оп-Мат".
Fifty meters below ground.Пятьдесят метров от поверхности земли.
Vittoria Vetra stumbled forward, almost falling into the retina scan.Виттория Ветра пошатнулась и едва не упала на сканер сетчатки.
She sensed the American rushing to help her, holding her, supporting her weight.Она не увидела, а скорее почувствовала, как американец бросился к ней и подхватил ее обмякшее тело, удержав от падения.
On the floor at her feet, her father's eyeball stared up.А с пола на нее смотрел глаз отца.
She felt the air crushed from her lungs.Девушке казалось, что воздух разрывает легкие.
They cut out his eye!Они вырезали его глаз.
Her world twisted.Ее мир рухнул.
Kohler pressed close behind, speaking. Langdon guided her.За спиной что-то говорил Колер, а Лэнгдон куда-то ее вел.
As if in a dream, she found herself gazing into the retina scan.Вскоре она с удивлением обнаружила, что смотрит в глазок сканера. Все происходящее казалось ей дурным сном.
The mechanism beeped. The door slid open.Аппарат подал сигнал, и стальная дверь бесшумно скользнула в стену.
Even with the terror of her father's eye boring into her soul, Vittoria sensed an additional horror awaited inside.Несмотря на весь ужас, который уже испытала Виттория при виде неотрывно смотревшего на нее глаза отца, она знала, что в камере ее ждет нечто еще более страшное.
When she leveled her blurry gaze into the room, she confirmed the next chapter of the nightmare.Взгляд, брошенный в глубину комнаты, подтвердил, что открывается новая глава этого кошмара.
Before her, the solitary recharging podium was empty.Одинокое зарядное устройство, на котором раньше покоилась ловушка, опустело.
The canister was gone.Образец антивещества исчез.
They had cut out her father's eye to steal it.Они вырезали глаз папы, чтобы украсть его.
The implications came too fast for her to fully comprehend.Катастрофа разразилась слишком быстро и слишком неожиданно, чтобы оценить ее возможные последствия.
Everything had backfired.Все пошло совсем не так, как рассчитывали они с отцом.
The specimen that was supposed to prove antimatter was a safe and viable energy source had been stolen.Образец, призванный доказать, что антивещество совершенно безопасно и что его можно использовать как надежный источник дешевой энергии, исчез.
But nobody knew this specimen even existed!Но ведь никто даже не знал о его существовании!
The truth, however, was undeniable.Однако факт исчезновения отрицать было невозможно.
Someone had found out.Выходит, об их эксперименте кто-то все же знал.
Vittoria could not imagine who.Но кто? Виттория не имела об этом ни малейшего представления.
Even Kohler, whom they said knew everything at CERN, clearly had no idea about the project.Даже директор Колер (а он знал обо всем, что творится в ЦЕРНе) был в полном неведении относительно их проекта.
Her father was dead.Папа погиб.
Murdered for his genius.Пал жертвой своей гениальности.
As the grief strafed her heart, a new emotion surged into Vittoria's conscious.Смерть отца повергла девушку в отчаяние, но в ее сердце постепенно начало закрадываться новое чувство.
This one was far worse.Как ни странно, но оно оказалось даже сильнее естественной печали, вызванной гибелью любимого человека.
Crushing.Это новое чувство многотонной тяжестью легло на ее плечи и придавило к земле.
Stabbing at her.Виттории казалось, что в ее сердце всадили кинжал.
The emotion was guilt. Uncontrollable, relentless guilt.Она испытывала всепоглощающее чувство вины.
Vittoria knew it had been she who convinced her father to create the specimen. Against his better judgment.Ведь это она убедила отца вопреки его первоначальному желанию создать образец с большой массой.
And he had been killed for it.И из-за этого образца его убили!
A quarter of a gram...Четверть грамма...
Like any technology-fire, gunpowder, the combustion engine-in the wrong hands, antimatter could be deadly.Всякое новое техническое достижение, будь то появление огня, изобретение пороха или двигателя внутреннего сгорания, могло служить как делу добра, так и делу зла. Все зависит от того, в чьи руки оно попадет. Все новые изобретения, оказавшись в плохих руках, могут сеять смерть.
Very deadly. Antimatter was a lethal weapon.А антивещество способно превратиться в самое смертоносное оружие в человеческом арсенале.
Potent, and unstoppable.От этого оружия нет защиты.
Once removed from its recharging platform at CERN, the canister would count down inexorably.Похищенная в ЦЕРНе ловушка начала отсчет времени в тот момент, когда ее сняли с зарядной консоли.
A runaway train.Перед мысленным взором Виттории возник образ катящегося под гору поезда, у которого отказали тормоза...
And when time ran out...А когда время истечет...
A blinding light.Ослепительная вспышка.
The roar of thunder.Громовой раскат.
Spontaneous incineration.Многочисленные спонтанные возгорания.
Just the flash... and an empty crater.Вспышка... и кратер.
A big empty crater.Пустой, лишенный всякой жизни кратер.
The image of her father's quiet genius being used as a tool of destruction was like poison in her blood.Мысль о том, что гений ее отца может быть использован как инструмент разрушения, вызывала боль.
Antimatter was the ultimate terrorist weapon.Антивещество - абсолютное оружие террора.
It had no metallic parts to trip metal detectors, no chemical signature for dogs to trace, no fuse to deactivate if the authorities located the canister.В похищенной ловушке нет металлических частей, и металлодетектор против нее бессилен. В ней нет химических элементов, запах которых мог бы привлечь внимание разыскных собак. У нее нет запала, который можно было бы обезвредить в том случае, если правоохранительные органы обнаружат ловушку.
The countdown had begun...Итак, время пошло...
Langdon didn't know what else to do.Лэнгдон не знал, что еще можно сделать.
He took his handkerchief and lay it on the floor over Leonardo Vetra's eyeball.Он извлек из кармана носовой платок и прикрыл им валяющееся на полу глазное яблоко Леонардо Ветра.
Vittoria was standing now in the doorway of the empty Haz Mat chamber, her expression wrought with grief and panic.Виттория стояла у дверей камеры "Оп-Мат" с выражением горя и растерянности на лице.
Langdon moved toward her again, instinctively, but Kohler intervened.Лэнгдон инстинктивно направился к девушке, но его опередил Колер.
"Mr. Langdon?"- Мистер Лэнгдон...
Kohler's face was expressionless. He motioned Langdon out of earshot.- Директор знаком подозвал его к себе.
Langdon reluctantly followed, leaving Vittoria to fend for herself.Лэнгдон неохотно повиновался, оставив находившуюся на грани паники Витторию в дверях.
"You're the specialist," Kohler said, his whisper intense.- Вы - эксперт, - прошептал Колер, как только американец подошел к нему достаточно близко.
"I want to know what these Illuminati bastards intend to do with this antimatter."- Мне необходимо знать, как эти мерзавцы иллюминаты намерены использовать антивещество.
Langdon tried to focus.Лэнгдон попытался сосредоточиться.
Despite the madness around him, his first reaction was logical.Несмотря на творившееся вокруг него безумие, он все же старался мыслить логично.
Academic rejection.Ученый в нем не мог согласиться с допущением Колера.
Kohler was still making assumptions. Impossible assumptions.Допущением ненаучным и потому совершенно неприемлемым.
"The Illuminati are defunct, Mr. Kohler. I stand by that.- Братство "Иллюминати" прекратило существование, мистер Колер, и я продолжаю придерживаться этой точки зрения.
This crime could be anything-maybe even another CERN employee who found out about Mr. Vetra's breakthrough and thought the project was too dangerous to continue."Преступление мог совершить кто угодно. Убить мистера Ветра мог даже сотрудник ЦЕРНа, который, узнав об открытии, счел его слишком опасным для человечества.
Kohler looked stunned.Слова американца потрясли Колера.
"You think this is a crime of conscience, Mr. Langdon?- Неужели вы действительно верите в то, что это убийство, если можно так выразиться, -преступление совести?
Absurd.Полнейший абсурд!
Whoever killed Leonardo wanted one thing-the antimatter specimen.Тот, кто убил Леонардо, сделал это, чтобы заполучить антивещество.
And no doubt they have plans for it."И у меня нет сомнений в том, что антиматерия понадобилась преступникам для осуществления каких-то планов.
"You mean terrorism."- Терроризм?
"Plainly."- Вне всякого сомнения.
"But the Illuminati were not terrorists."- Но иллюминаты никогда не были террористами.
"Tell that to Leonardo Vetra."- Расскажите об этом Леонардо Ветра.
Langdon felt a pang of truth in the statement.Как ни больно было Лэнгдону это слышать, но Колер был прав.
Leonardo Vetra had indeed been branded with the Illuminati symbol.Ветра действительно был заклеймен символом братства "Иллюминати".
Where had it come from?Как вообще могло появиться здесь это священное клеймо?
The sacred brand seemed too difficult a hoax for someone trying to cover his tracks by casting suspicion elsewhere.Предположение о том, что его специально подделали, чтобы пустить следствие по ложному следу, было совершенно абсурдным и не выдерживало ни малейшей критики.
There had to be another explanation.Следовало искать иное объяснение.
Again, Langdon forced himself to consider the implausible.Лэнгдон еще раз обдумал невозможное.
If the Illuminati were still active, and if they stole the antimatter, what would be their intention?Если иллюминаты до сих пор существуют и если антивещество похищено ими, то что они могут замышлять?
What would be their target?Что или кто может послужить мишенью для террористического акта?
The answer furnished by his brain was instantaneous.Мозг ученого выдал ответ мгновенно.
Langdon dismissed it just as fast.Но сам Лэнгдон так же быстро отмел подобную возможность.
True, the Illuminati had an obvious enemy, but a wide scale terrorist attack against that enemy was inconceivable.Да, братство "Иллюминати" имело смертельного врага, но сколько-нибудь масштабный террористический акт против него со стороны иллюминатов был невозможен.
It was entirely out of character.Это было совершенно не в духе братства.
Yes, the Illuminati had killed people, but individuals, carefully conscripted targets.Да, иллюминаты, случалось, убивали людей. Но их целью становились отдельные личности, и каждый раз жертва тщательно выбиралась.
Mass destruction was somehow heavy handed.Массовое убийство представлялось им невозможным.
Langdon paused.Но с другой стороны... Лэнгдон задумался.
Then again, he thought, there would be a rather majestic eloquence to it-antimatter, the ultimate scientific achievement, being used to vaporize-Но с другой стороны, что может убедительнее доказать величие науки, чем превращение буквально в ничто ее извечного врага с помощью новейшего научного достижения...
He refused to accept the preposterous thought.Разум Лэнгдона отказывался принять эту нелепую идею.
"There is," he said suddenly, "a logical explanation other than terrorism."Но тут его осенило. - Помимо терроризма, имеется еще одно логическое объяснение этого поступка... - сказал он.
Kohler stared, obviously waiting.Колер, ожидая ответа, поднял на него вопросительный взгляд.
Langdon tried to sort out the thought.Лэнгдон попытался до конца осмыслить пришедшую ему в голову идею.
The Illuminati had always wielded tremendous power through financial means.Братство "Иллюминати" для достижения своих целей постоянно пользовалось имеющимися в его распоряжении огромными финансовыми средствами.
They controlled banks. They owned gold bullion.Иллюминаты контролировали банки, хранили несметные сокровища в золотых слитках и драгоценных камнях.
They were even rumored to possess the single most valuable gem on earth-the Illuminati Diamond, a flawless diamond of enormous proportions.Ходили слухи, что они владеют самым большим алмазом на Земле - так называемым "Ромбом Иллюминати". Камня никто не видел, но считалось, что это безукоризненной чистоты бриллиант гигантских размеров.
"Money," Langdon said.- Деньги, - сказал Лэнгдон.
"The antimatter could have been stolen for financial gain."- Антивещество могло быть похищено исключительно из финансовых соображений.
Kohler looked incredulous. "Financial gain?- Финансовых соображений? - недоуменно переспросил Колер.
Where does one sell a droplet of antimatter?"- Кому, черт побери, можно с выгодой загнать каплю антивещества?
"Not the specimen," Langdon countered.- Речь идет не об образце, - пояснил свою мысль Лэнгдон - Похитителей интересует технология.
"The technology. Antimatter technology must be worth a mint.Технология производства антиматерии может стоить баснословных денег.
Maybe someone stole the specimen to do analysis and R and D."Может быть, ловушку похитили для того, чтобы провести анализы и наладить опытно-конструкторские работы?
"Industrial espionage?- Если вы хотите сказать, что мы столкнулись со случаем обычного промышленного шпионажа, то я не могу с вами согласиться.
But that canister has twenty four hours before the batteries die. The researchers would blow themselves up before they learned anything at all."Аккумуляторы за двадцать четыре часа полностью сядут, и исследователи взлетят на воздух или испарятся, если хотите, прежде чем успеют что-либо выяснить.
"They could recharge it before it explodes. They could build a compatible recharging podium like the ones here at CERN."- До взрыва они смогут подзарядить ловушку, соорудив устройство наподобие тех, что имеются в ЦЕРНе.
"In twenty four hours?" Kohler challenged.- За двадцать четыре часа?! - изумился Колер.
"Even if they stole the schematics, a recharger like that would take months to engineer, not hours!"- На создание такого аппарата им потребовались бы не часы, а месяцы, даже в том случае, если бы они получили в свои руки все рабочие чертежи!
"He's right." Vittoria's voice was frail.- Директор прав, - едва слышно произнесла Виттория.
Both men turned.Услышав ее голос, оба мужчины повернулись.
Vittoria was moving toward them, her gait as tremulous as her words.Девушка шла к ним, и ее походка сказала им даже больше, чем ее слова.
"He's right.- Он прав.
Nobody could reverse engineer a recharger in time.Никто не успеет за сутки воссоздать зарядное устройство.
The interface alone would take weeks.Лишь на компьютерные расчеты у них уйдет не одна неделя.
Flux filters, servo coils, power conditioning alloys, all calibrated to the specific energy grade of the locale."Параметры фильтров, сервоприводов, составление специальных сплавов, калибровка... За двадцать четыре часа сделать это невозможно.
Langdon frowned. The point was taken.Лэнгдон нахмурился, поняв, что оба ученых правы.
An antimatter trap was not something one could simply plug into a wall socket.Ловушка антивещества - вовсе не тот прибор, который можно подзарядить, воткнув вилку в электрическую розетку.
Once removed from CERN, the canister was on a one way, twenty four hour trip to oblivion.Покинув стены ЦЕРНа, ловушка попала на улицу с односторонним движением. И она будет двигаться по ней, чтобы ровно через двадцать четыре часа превратиться в море огненной энергии.
Which left only one, very disturbing, conclusion.Из этого можно было сделать единственный и весьма неутешительный вывод.
"We need to call Interpol," Vittoria said. Even to herself, her voice sounded distant.- Надо позвонить в Интерпол, - сказала Виттория и услышала свои собственные слова как бы издалека.
"We need to call the proper authorities. Immediately."- Нам следует немедленно поставить в известность власти.
Kohler shook his head. "Absolutely not."- Ни в коем случае! - решительно качнув головой, бросил Колер.
The words stunned her.Слова директора озадачили девушку.
"No?- Нет?
What do you mean?"Но почему?
"You and your father have put me in a very difficult position here."- Из-за тебя и твоего отца я оказался в весьма сложном положении.
"Director, we need help.- Директор, нам требуется помощь.
We need to find that trap and get it back here before someone gets hurt.Необходимо найти и вернуть на место ловушку, пока никто не пострадал.
We have a responsibility!"На нас лежит огромная ответственность.
"We have a responsibility to think," Kohler said, his tone hardening.- Прежде всего нам следует хорошенько подумать, - жестко произнес Колер.
"This situation could have very, very serious repercussions for CERN."- Все это может иметь весьма и весьма серьезные последствия для ЦЕРНа, ответственность за который целиком лежит на моих плечах.
"You're worried about CERN's reputation?- Вас тревожит репутация ЦЕРНа?
Do you know what that canister could do to an urban area?Вы представляете, какой ущерб может причинить антивещество, взорвавшись в густонаселенных городских кварталах?
It has a blast radius of a half mile!Все будет уничтожено в радиусе примерно половины мили!
Nine city blocks!"Девять городских кварталов!
"Perhaps you and your father should have considered that before you created the specimen."- Видимо, тебе и твоему отцу, прежде чем затевать эксперимент с крупным образцом, следовало принять это во внимание.
Vittoria felt like she'd been stabbed.Виттории показалось, что ее ударили в солнечное сплетение.
"But... we took every precaution."- Но... но... Но мы приняли все меры предосторожности.
"Apparently, it was not enough."- Похоже, этого оказалось недостаточно.
"But nobody knew about the antimatter." She realized, of course, it was an absurd argument.- Но никто не знал о существовании антивещества, - сказала она, тут же поняв, что сморозила глупость.
Of course somebody knew. Someone had found out.Конечно, кто-то о нем знал, каким-то образом сумел пронюхать.
Vittoria had told no one.Сама она об эксперименте никому не рассказывала.
That left only two explanations.Это оставляло лишь две возможности.
Either her father had taken someone into his confidence without telling her, which made no sense because it was her father who had sworn them both to secrecy, or she and her father had been monitored.Либо отец проговорился об антивеществе, либо за ними велась слежка. Первое вряд ли было возможно, поскольку именно отец заставил ее дать клятву хранить тайну. Оставалось второе.
The cell phone maybe?Может быть, прослушивались их мобильные телефоны?
She knew they had spoken a few times while Vittoria was traveling.Находясь в путешествии, она несколько раз беседовала с отцом по сотовому...
Had they said too much?Неужели они тогда сказали что-то лишнее?
It was possible.Вполне возможно.
There was also their E mail.Оставалась еще и электронная почта.
But they had been discreet, hadn't they? CERN's security system?Но они старались не писать ничего такого, что могло бы раскрыть суть эксперимента.
Had they been monitored somehow without their knowledge?Может быть, тайное наблюдение за ними организовала служба безопасности ЦЕРНа?
She knew none of that mattered anymore.Впрочем, это уже не имело никакого значения.
What was done, was done.Что сделано, то сделано.
My father is dead.И отец умер.
The thought spurred her to action. She pulled her cell phone from her shorts pocket.Эта мысль заставила девушку вернуться к активным действиям, и она достала из кармана шортов сотовый телефон.
Kohler accelerated toward her, coughing violently, eyes flashing anger.Колер, закашлявшись, покатил к ней. Глаза директора пылали гневом.
"Who... are you calling?"- Кому... кому ты звонишь?
"CERN's switchboard.- Пока на коммутатор ЦЕРНа.
They can connect us to Interpol."Они соединят меня с Интерполом.
"Think!" Kohler choked, screeching to a halt in front of her.- Думай, прежде чем делать!!! - взвизгнул Колер, задыхаясь от приступа кашля.
"Are you really so naive?- Откуда у тебя такая наивность?
That canister could be anywhere in the world by now.Ловушка может находиться в любой части земного шара.
No intelligence agency on earth could possibly mobilize to find it in time."Никакая разведывательная организация в мире не сможет мобилизовать достаточно сил, чтобы вовремя ее обнаружить.
"So we do nothing?"- И мы, следовательно, не должны ничего предпринимать? - спросила Виттория.
Vittoria felt compunction challenging a man in such frail health, but the director was so far out of line she didn't even know him anymore.Ей не хотелось возражать человеку со столь хрупким здоровьем, но директор вел себя настолько неадекватно, что она просто перестала его понимать.
"We do what is smart," Kohler said.- Мы должны предпринять то, что имеет смысл, -ответил Колер.
"We don't risk CERN's reputation by involving authorities who cannot help anyway.- Мы не можем ставить под удар репутацию ЦЕРНа, привлекая к нему внимание властей, которые ничем не могут помочь.
Not yet.Время для этого еще не настало.
Not without thinking."Прежде надо все хорошенько обдумать.
Vittoria knew there was logic somewhere in Kohler's argument, but she also knew that logic, by definition, was bereft of moral responsibility.Виттория понимала, что в словах директора имеется определенная логика, но она также знала, что в этой логике, по определению, отсутствует малейший намек на моральную ответственность.
Her father had lived for moral responsibility-careful science, accountability, faith in man's inherent goodness.Ее отец всегда жил с чувством моральной ответственности. Он стремился к безопасности науки, ее открытости и свято верил в добрые намерения других людей.
Vittoria believed in those things too, but she saw them in terms of karma.Виттория разделяла убеждения отца, но судила о людях с точки зрения учения о карме.
Turning away from Kohler, she snapped open her phone.Отвернувшись от Колера, она открыла свой телефон.
"You can't do that," he said.- Тебе не удастся это сделать, - спокойно констатировал директор.
"Just try and stop me."- Попробуйте мне помешать.
Kohler did not move.Колер продолжал неподвижно сидеть в своем инвалидном кресле.
An instant later, Vittoria realized why.Лишь через несколько секунд Виттория поняла, чем объясняется невозмутимость директора.
This far underground, her cell phone had no dial tone.Из глубокого подземелья звонить по сотовому телефону было невозможно.
Fuming, she headed for the elevator.Девушка залилась краской и, задыхаясь от негодования, направилась к лифту.
26Глава 26
The Hassassin stood at the end of the stone tunnel.Ассасин стоял в конце каменного тоннеля.
His torch still burned bright, the smoke mixing with the smell of moss and stale air.В его руке все еще ярко пылал факел, и запах дыма смешивался с запахами плесени и застоялого воздуха.
Silence surrounded him.Вокруг него царила полная тишина.
The iron door blocking his way looked as old as the tunnel itself, rusted but still holding strong.Находившаяся на его пути железная дверь казалась такой же древней, как и сам тоннель. Ржавая, но по-прежнему крепкая.
He waited in the darkness, trusting.Ассасин ждал, зная, что его не обманут.
It was almost time.Назначенное время неумолимо приближалось.
Janus had promised someone on the inside would open the door.Янус обещал, что некто, находящийся внутри, откроет ему дверь.
The Hassassin marveled at the betrayal.Ассасина восхищало это предательство.
He would have waited all night at that door to carry out his task, but he sensed it would not be necessary.Для того чтобы выполнить свою задачу, убийца готов был ждать хоть до утра, но чувствовал, что этого не потребуется.
He was working for determined men.Он работал на людей решительных и с железными нервами.
Minutes later, exactly at the appointed hour, there was a loud clank of heavy keys on the other side of the door.Через несколько минут, в точно оговоренное время, за дверями послышался звон тяжелых ключей.
Metal scraped on metal as multiple locks disengaged.Старинные замки открывались с металлическим скрежетом.
One by one, three huge deadbolts ground open.Три огромные щеколды одна за другой со скрипом отодвинулись в сторону.
The locks creaked as if they had not been used in centuries.Создавалось впечатление, что до замков не дотрагивались уже несколько столетий.
Finally all three were open. Then there was silence.После этого наступила тишина.
The Hassassin waited patiently, five minutes, exactly as he had been told. Then, with electricity in his blood, he pushed. The great door swung open.Ассасин, как ему было сказано, выждал пять минут, а затем, ощущая наэлектризованность во всем теле, распахнул огромную дверь.
27Глава 27
"Vittoria, I will not allow it!"- Виттория, я запрещаю тебе! - задыхаясь, произнес Колер.
Kohler's breath was labored and getting worse as the Haz Mat elevator ascended.По мере того как лифт поднимался, состояние директора становилось все хуже.
Vittoria blocked him out.Виттория заставила себя не думать о нем.
She craved sanctuary, something familiar in this place that no longer felt like home. She knew it was not to be.Девушка искала убежища, искала чего-то родного в этом месте, которое, она знала, уже никогда не будет для нее домом.
Right now, she had to swallow the pain and act.Она понимала, что не имеет права возводить барьер между собой и действительностью. Сейчас она должна сделать все, чтобы подавить свою боль и начать действовать.
Get to a phone.Звонить по телефону.
Robert Langdon was beside her, silent as usual.Роберт Лэнгдон стоял рядом с ней и, как обычно, молчал.
Vittoria had given up wondering who the man was.Виттории надоело гадать о том, кто такой этот человек.
A specialist?Крупный специалист из Соединенных Штатов.
Could Kohler be any less specific?Она запомнила слова Колера:
Mr. Langdon can help us find your father's killer."Мистер Лэнгдон поможет нам найти убийц твоего отца".
Langdon was being no help at all.Пока Лэнгдон ничем им не помог.
His warmth and kindness seemed genuine, but he was clearly hiding something.Этот специалист из США, без сомнения, человек добрый и заботливый, но в то же время он что-то скрывает.
They both were.Они оба что-то от нее скрывают.
Kohler was at her again.Виттория сняла ментальную блокировку и снова услышала слова Колера:
"As director of CERN, I have a responsibility to the future of science.- На мне как на директоре ЦЕРНа лежит ответственность за будущее науки.
If you amplify this into an international incident and CERN suffers-"Если это событие твоими стараниями разрастется в международный скандал и ЦЕРН понесет урон...
"Future of science?" Vittoria turned on him.- Будущее науки? - прервала речь директора Виттория.
"Do you really plan to escape accountability by never admitting this antimatter came from CERN?- Неужели вы и вправду надеетесь избежать ответственности, отказавшись признать, что антивещество родилось в ЦЕРНе?
Do you plan to ignore the people's lives we've put in danger?"Неужели вам безразлична судьба людей, жизнь которых мы поставили под угрозу?!
"Not we," Kohler countered. "You.- Не мы... - в свою очередь, оборвал ее Колер, - ...а вы.
You and your father."Ты и твой отец.
Vittoria looked away.Виттория отвернулась, не зная, что на это ответить.
"And as far as endangering lives," Kohler said, "life is exactly what this is about.- Что же касается твоих слов о жизни людей, то я тебе вот что скажу, - продолжал Колер. - Я как раз и забочусь об их жизни.
You know antimatter technology has enormous implications for life on this planet.Тебе лучше, чем кому-либо, известно, что производство антивещества может радикально изменить жизнь на нашей планете.
If CERN goes bankrupt, destroyed by scandal, everybody loses.Если ЦЕРН рухнет, раздавленный этим скандалом, пострадают все.
Man's future is in the hands of places like CERN, scientists like you and your father, working to solve tomorrow's problems."Будущее человечества находится в руках учреждений, подобных ЦЕРНу, ученых вроде тебя и твоего отца. В руках всех тех, кто посвятил свою жизнь решению проблем будущего.
Vittoria had heard Kohler's Science as God lecture before, and she never bought it.Виттории и раньше доводилось слышать лекции Колера, в которых тот обожествлял науку.
Science itself caused half the problems it was trying to solve.Однако она никогда не соглашалась с их главным тезисом, полагая, что наука сама породила половину тех проблем, которые ей приходится решать.
"Progress" was Mother Earth's ultimate malignancy."Прогресс", по ее мнению, был той раковой опухолью, которая угрожала самому существованию матери Земли.
"Scientific advancement carries risk," Kohler argued.- Каждое научное открытие таит в себе определенный риск, - не умолкал Колер.
"It always has.- Так было всегда, так будет и впредь.
Space programs, genetic research, medicine-they all make mistakes.Исследование космоса, генетика, медицина... Во всех областях знаний ученые совершали ошибки.
Science needs to survive its own blunders, at any cost.Наука должна уметь любой ценой справляться с постигшими ее неудачами.
For everyone's sake."Во имя всеобщего блага.
Vittoria was amazed at Kohler's ability to weigh moral issues with scientific detachment.Витторию всегда поражала способность Колера жертвовать этическими принципами ради успехов науки.
His intellect seemed to be the product of an icy divorce from his inner spirit.Создавалось впечатление, что его интеллект и душа отделены друг от друга бескрайним ледяным простором...
"You think CERN is so critical to the earth's future that we should be immune from moral responsibility?"- Если верить вашим словам, то ЦЕРН настолько необходим человечеству, что никогда и ни при каких обстоятельствах не должен нести моральной ответственности за свои ошибки.
"Do not argue morals with me.- Я бы на твоем месте прикусил язык. Не надо толковать мне о морали.
You crossed a line when you made that specimen, and you have put this entire facility at risk.У тебя на это нет морального права. Разве не ты с отцом нарушила все этические нормы, создав этот образец и тем самым поставив под угрозу существование ЦЕРНа?
I'm trying to protect not only the jobs of the three thousand scientists who work here, but also your father's reputation.Я же пытаюсь спасти не только место работы трех тысяч ученых, включая тебя, но и репутацию твоего отца.
Think about him.Подумай о нем.
A man like your father does not deserve to be remembered as the creator of a weapon of mass destruction."Человек, подобный твоему отцу, не заслуживает того, чтобы его запомнили только как создателя оружия массового уничтожения.
Vittoria felt his spear hit home.Последние слова достигли цели.
I am the one who convinced my father to create that specimen."Это я убедила папу получить образец, - подумала она.
This is my fault!- И только я во всем виновата".
When the door opened, Kohler was still talking.Когда дверь лифта открылась, Колер все еще продолжал говорить.
Vittoria stepped out of the elevator, pulled out her phone, and tried again.Виттория вышла из кабины, достала телефон и попыталась позвонить.
Still no dial tone.Аппарат молчал.
Damn! She headed for the door.Она направилась к дверям.
"Vittoria, stop."- Виттория, стой!
The director sounded asthmatic now, as he accelerated after her.- Астматик едва успевал за девушкой.
"Slow down.- Подожди.
We need to talk."Нам надо поговорить.
"Basta di parlare!"- Basta di parlare!
"Think of your father," Kohler urged.- Вспомни об отце!
"What would he do?"Что бы он сделал на твоем месте?
She kept going.Она продолжала идти, не замедляя шага.
"Vittoria, I haven't been totally honest with you."- Виттория, я был не до конца искренен с тобой.
Vittoria felt her legs slow.Ее ноги самопроизвольно замедлили движение.
"I don't know what I was thinking," Kohler said.- Не знаю, почему я так поступил, - продолжал, задыхаясь, директор.
"I was just trying to protect you.- Видимо, чтобы не травмировать тебя еще сильнее.
Just tell me what you want. We need to work together here."Скажи мне, чего ты хочешь, и мы будем работать вместе.
Vittoria came to a full stop halfway across the lab, but she did not turn.Виттория остановилась в центре лаборатории и, не поворачивая головы, бросила:
"I want to find the antimatter.- Я хочу вернуть антивещество.
And I want to know who killed my father." She waited.И хочу узнать, кто убил папу.
Kohler sighed. "Vittoria, we already know who killed your father.- Прости, Виттория, - вздохнул Колер, - нам уже известно, кто убил твоего отца.
I'm sorry."- Что?
Now Vittoria turned. "You what?"Что? - спросила она, повернувшись к нему лицом.
"I didn't know how to tell you.- Я не знал, как тебе это сказать...
It's a difficult-"Это так трудно...
"You know who killed my father?"- Вы знаете, кто убил папу?
"We have a very good idea, yes.- Да, у нас имеются достаточно обоснованные предположения на сей счет.
The killer left somewhat of a calling card.Убийца оставил своего рода визитную карточку.
That's the reason I called Mr. Langdon.Именно поэтому я и пригласил мистера Лэнгдона.
The group claiming responsibility is his specialty."Он специализируется на организации, которая взяла на себя ответственность за это преступление.
"The group?- Организация?
A terrorist group?"Группа террористов?
"Vittoria, they stole a quarter gram of antimatter."- Виттория, они похитили четверть грамма антивещества.
Vittoria looked at Robert Langdon standing there across the room. Everything began falling into place.Виттория посмотрела на стоящего в дверях Лэнгдона, и все встало на свои места.
That explains some of the secrecy.Это частично объясняло повышенную секретность.
She was amazed it hadn't occurred to her earlier.Удивительно, что она не сообразила этого раньше!
Kohler had called the authorities after all.Колер все-таки обратился к властям.
The authorities.И при этом к наиболее компетентным из них.
Now it seemed obvious.Теперь это стало для нее совершенно очевидным.
Robert Langdon was American, clean cut, conservative, obviously very sharp.Роберт Лэнгдон был типичным американцем -подтянутым, судя по одежде, консервативным во вкусах и привычках и, без сомнения, обладавшим острым умом.
Who else could it be?Конечно, он работает в спецслужбах. Где же еще?
Vittoria should have guessed from the start.Об этом следовало бы догадаться с самого начала.
She felt a newfound hope as she turned to him.У Виттории снова появилась надежда, и, обратившись к секретному агенту, девушка сказала:
"Mr. Langdon, I want to know who killed my father.- Мистер Лэнгдон, я хочу знать, кто убил моего отца.
And I want to know if your agency can find the antimatter."Кроме того, мне хотелось бы услышать, как ваше агентство намерено найти антивещество.
Langdon looked flustered. "My agency?"- Мое агентство? - несколько растерянно переспросил американец.
"You're with U.S. Intelligence, I assume."- Ведь вы же, как я полагаю, служите в разведке Соединенных Штатов?
"Actually... no."- Вообще-то... не совсем...
Kohler intervened. "Mr. Langdon is a professor of art history at Harvard University."- Мистер Лэнгдон, - вмешался Колер, - преподает историю искусств в Гарвардском университете.
Vittoria felt like she had been doused with ice water.Виттории показалось, что на нее вылили ведро ледяной воды.
"An art teacher?"- Так, значит, вы преподаватель изящных искусств?
"He is a specialist in cult symbology." Kohler sighed.- Он специалист в области религиозной символики, - со вздохом произнес Колер.
"Vittoria, we believe your father was killed by a satanic cult."- Мы полагаем, что твой отец, Виттория, был убит адептами сатанинского культа.
Vittoria heard the words in her mind, but she was unable to process them.Виттория услышала эти слова, но воспринять их умом она не смогла.
A satanic cult.Что еще за "сатанинский культ"?!
"The group claiming responsibility calls themselves the Illuminati."- Г руппа лиц, принявших на себя ответственность за убийство твоего отца, именует себя иллюминатами.
Vittoria looked at Kohler and then at Langdon, wondering if this was some kind of perverse joke.Виттория посмотрела на Колера, затем перевела взгляд на Лэнгдона. Ей казалось, что слова директора - какая-то извращенная шутка.
"The Illuminati?" she demanded.- Иллюминаты? - не веря своим ушам, спросила она.
"As in the Bavarian Illuminati?"- Совсем как в "Баварских иллюминатах"?!
Kohler looked stunned. "You've heard of them?"- Так ты знаешь о них? - спросил потрясенный ее словами Колер.
Vittoria felt the tears of frustration welling right below the surface.Виттория почувствовала, что из ее глаз вот-вот хлынут слезы отчаяния.
"Bavarian Illuminati: New World Order. Steve Jackson computer games.- "Баварские иллюминаты и Новый мировой порядок", - произнесла она упавшим голосом и пояснила: - Компьютерная игра, придуманная Стивом Джексоном.
Half the techies here play it on the Internet."Половина наших технарей играют в нее по Интернету.
Her voice cracked.- Голос ее снова дрогнул.
"But I don't understand..."- Но я не понимаю...
Kohler shot Langdon a confused look.Колер бросил на Лэнгдона растерянный взгляд.
Langdon nodded. "Popular game.- Весьма популярная забава, - кивая, сказал тот.
Ancient brotherhood takes over the world.- Древнее сообщество пытается покорить мир.
Semihistorical. I didn't know it was in Europe too."Я не знал, что эта имеющая некоторое отношение к реальной истории игра уже добралась до Европы.
Vittoria was bewildered.Виттория не могла поверить своим ушам.
"What are you talking about?- О чем вы говорите?
The Illuminati?Какие иллюминаты?
It's a computer game!"Ведь это же всего-навсего компьютерная игра! -повторила девушка.
"Vittoria," Kohler said, "the Illuminati is the group claiming responsibility for your father's death."- Виттория, - сказал Колер, - сообщество, именующее себя "Иллюминати", взяло на себя ответственность за убийство твоего отца.
Vittoria mustered every bit of courage she could find to fight the tears.Виттории потребовались все ее мужество и воля, чтобы не дать слезам вырваться наружу.
She forced herself to hold on and assess the situation logically.Она взяла себя в руки и попыталась мыслить логично, чтобы лучше оценить ситуацию.
But the harder she focused, the less she understood.Но чем больше Виттория думала, тем меньше понимала.
Her father had been murdered. CERN had suffered a major breach of security.Ее отца убили. Существование ЦЕРНа поставлено под угрозу.
There was a bomb counting down somewhere that she was responsible for.Секундомер мощнейшей бомбы замедленного действия уже ведет обратный отсчет. И вся ответственность за создание этой неизвестно где находящейся бомбы лежит на ней.
And the director had nominated an art teacher to help them find a mythical fraternity of Satanists.А директор приглашает специалиста по изящным искусствам, чтобы разыскать с его помощью каких-то мифических сатанистов.
Vittoria felt suddenly all alone.Виттория вдруг ощутила себя страшно одинокой.
She turned to go, but Kohler cut her off.Она повернулась, чтобы уйти, но на ее пути оказалось инвалидное кресло с сидевшим в нем Колером.
He reached for something in his pocket. He produced a crumpled piece of fax paper and handed it to her.Директор полез в карман, извлек из него смятый листок бумаги и протянул его Виттории.
Vittoria swayed in horror as her eyes hit the image.При взгляде на него девушку охватил ужас.
"They branded him," Kohler said.- Они заклеймили его, - прошептал Колер.
"They branded his goddamn chest."- Они выжгли клеймо на груди твоего отца.
28Глава 28
Secretary Sylvie Baudeloque was now in a panic. She paced outside the director's empty office.Секретарь Колера Сильвия Боделок, пребывая в полнейшей панике, мерила шагами приемную перед пустым кабинетом шефа.
Where the hell is he?Куда, к дьяволу, он подевался?
What do I do?И что, спрашивается, ей делать?!
It had been a bizarre day.День выдался на удивление нелепым и суматошным.
Of course, any day working for Maximilian Kohler had the potential to be strange, but Kohler had been in rare form today.Впрочем, давно работая с Максимилианом Колером, Сильвия знала, что каждый новый день может стать странным и полным неожиданностей. Однако сегодня директор превзошел самого себя.
"Find me Leonardo Vetra!" he had demanded when Sylvie arrived this morning.- Отыщите для меня Леонардо Ветра! -потребовал Колер утром, как только она появилась на работе.
Dutifully, Sylvie paged, phoned, and E mailed Leonardo Vetra.Повинуясь приказу, Сильвия звонила по телефону, слала сообщения на пейджер и даже отправила письмо по электронной почте.
Nothing.Бесполезно.
So Kohler had left in a huff, apparently to go find Vetra himself.Поэтому Колер покинул кабинет и, видимо, лично отправился на поиски неуловимого физика.
When he rolled back in a few hours later, Kohler looked decidedly not well... not that he ever actually looked well, but he looked worse than usual.Когда директор вернулся-а это произошло через несколько часов, - он выглядел довольно скверно. Вообще-то Колер никогда хорошо не выглядел, но на сей раз он был совсем плох.
He locked himself in his office, and she could hear him on his modem, his phone, faxing, talking.Директор уединился в своем кабинете, и она слышала, как он включал модем, факс и говорил по телефону.
Then Kohler rolled out again. He hadn't been back since.Затем босс снова укатил куда-то и с тех пор не появлялся.
Sylvie had decided to ignore the antics as yet another Kohlerian melodrama, but she began to get concerned when Kohler failed to return at the proper time for his daily injections; the director's physical condition required regular treatment, and when he decided to push his luck, the results were never pretty-respiratory shock, coughing fits, and a mad dash by the infirmary personnel.Поначалу Сильвия решила не обращать внимания на выкрутасы шефа, посчитав их очередным спектаклем, но когда Колер не появился, чтобы сделать ежедневную инъекцию, она начала беспокоиться по-настоящему. Физическое состояние директора требовало постоянного внимания, а когда он решал испытать судьбу, все заканчивалось спазмами дыхательных путей, приступами кашля и безумной суетой медицинского персонала.
Sometimes Sylvie thought Maximilian Kohler had a death wish. She considered paging him to remind him, but she'd learned charity was something Kohlers's pride despised.Она хотела послать ему напоминание на пейджер, но, вспомнив, что самолюбие босса не выносит никаких проявлений милосердия, отказалась от этой идеи.
Last week, he had become so enraged with a visiting scientist who had shown him undue pity that Kohler clambered to his feet and threw a clipboard at the man's head.Когда на прошлой неделе какой-то ученый из числа гостей ЦЕРНа выразил директору неуместное сочувствие, тот поднялся на ноги и запустил в беднягу тяжелым пюпитром для блокнота.
King Kohler could be surprisingly agile when he was piss?."Кайзер" Колер становился необычайно оживленным, когда был pisse .
At the moment, however, Sylvie's concern for the director's health was taking a back burner... replaced by a much more pressing dilemma.Однако состояние здоровья директора отошло на второй план, так как перед Сильвией неожиданно возникла новая требующая немедленного решения проблема.
The CERN switchboard had phoned five minutes ago in a frenzy to say they had an urgent call for the director.Пять минут назад ей позвонили с телефонного коммутатора ЦЕРНа и, заикаясь от волнения, сообщили, что ее босса срочно просят к телефону.
"He's not available," Sylvie had said.- В данный момент его нет на месте, - ответила Сильвия.
Then the CERN operator told her who was calling.После этого телефонистка сообщила ей, кто звонит.
Sylvie half laughed aloud. "You're kidding, right?" She listened, and her face clouded with disbelief.- Вы, наверное, издеваетесь? - громко расхохоталась Сильвия, однако, услышав ответ, сразу стала серьезной, хотя на ее лице осталось выражение некоторого недоверия.
"And your caller ID confirms-" Sylvie was frowning.- Вы получили подтверждение, что это именно тот человек?
"I see.Понятно.
Okay.О'кей.
Can you ask what the-" She sighed.Не могли бы спросить, в чем...
"No. That's fine.Впрочем, не надо, - тут же добавила она со вздохом.
Tell him to hold.- Лучше попросите его подождать у телефона.
I'll locate the director right away.Постараюсь немедленно найти директора.
Yes, I understand.Да, понимаю.
I'll hurry."Буду действовать как можно оперативнее.
But Sylvie had not been able to find the director.Но Сильвия не смогла напасть на след директора.
She had called his cell line three times and each time gotten the same message:Она трижды вызывала его по сотовому телефону, но каждый раз слышала один и тот же ответ:
"The mobile customer you are trying to reach is out of range.""Абонент, с которым вы пытаетесь связаться, находится вне зоны досягаемости".
Out of range?Вне зоны досягаемости?
How far could he go?Как далеко он мог укатить?
So Sylvie had dialed Kohler's beeper. Twice.Сильвия дважды обращалась к пейджеру.
No response.Безрезультатно.
Most unlike him.Совсем на него не похоже.
She'd even E mailed his mobile computer. Nothing.Она даже послала на его мобильный компьютер сообщение по электронной почте, но никакой реакции не последовало.
It was like the man had disappeared off the face of the earth.Создавалось впечатление, что этот человек вообще исчез с лица земли.
So what do I do? she now wondered."Итак, что же мне теперь делать?" - спрашивала она себя.
Short of searching CERN's entire complex herself, Sylvie knew there was only one other way to get the director's attention.В распоряжении Сильвии оставался еще один способ привлечь внимание директора, а если и он не сработает, то придется, видимо, обыскивать весь комплекс зданий ЦЕРНа.
He would not be pleased, but the man on the phone was not someone the director should keep waiting.Наверное, ее действия не понравятся директору, но человека на линии нельзя заставлять ждать.
Nor did it sound like the caller was in any mood to be told the director was unavailable.Кроме того, у нее сложилось впечатление, что звонивший был вовсе не в том настроении, чтобы выслушивать сообщения о пропаже главы ЦЕРНа.
Startled with her own boldness, Sylvie made her decision.Наконец секретарша приняла решение.
She walked into Kohler's office and went to the metal box on his wall behind his desk.Подивившись собственной смелости, она открыла дверь в кабинет Колера, подошла к металлической коробке, укрепленной на стене за его письменным столом, и подняла крышку.
She opened the cover, stared at the controls, and found the correct button. Then she took a deep breath and grabbed the microphone.Внимательно изучив содержимое коробки, Сильвия выбрала нужную кнопку, глубоко вздохнула и взяла в руки микрофон.
29Глава 29
Vittoria did not remember how they had gotten to the main elevator, but they were there.Виттория не помнила, как они подошли к главному лифту.
Ascending.Как бы то ни было, но лифт уже поднимал их наверх.
Kohler was behind her, his breathing labored now.За спиной она слышала тяжелое, прерывистое дыхание Колера.
Langdon's concerned gaze passed through her like a ghost.Девушка поймала на себе сочувственный взгляд Лэнгдона.
He had taken the fax from her hand and slipped it in his jacket pocket away from her sight, but the image was still burned into her memory.За пару минут до этого он взял у нее листок, сложил его и сунул в карман пиджака. Несмотря на это, образ мертвого отца огнем жег ее сердце.
As the elevator climbed, Vittoria's world swirled into darkness.Мир вокруг Виттории вращался в каком-то черном водовороте.
Papa!Папа!
In her mind she reached for him.Усилием воли она заставила себя увидеть его живым и здоровым.
For just a moment, in the oasis of her memory, Vittoria was with him.Через какую-то долю секунды она оказалась вместе с ним в оазисе своей памяти.
She was nine years old, rolling down hills of edelweiss flowers, the Swiss sky spinning overhead.Она видела себя девятилетней девочкой. Эта девочка скатывалась по поросшему эдельвейсами склону холма, и голубое швейцарское небо вращалось у нее над головой.
Papa! Papa!Папа!Папа!
Leonardo Vetra was laughing beside her, beaming.Лучащийся счастьем Леонардо Ветра был, как всегда, рядом.
"What is it, angel?"- Что, мой ангел? - с улыбкой спросил он.
"Papa!" she giggled, nuzzling close to him.- Папа! - хихикнула девочка, уткнувшись в отца носом.
"Ask me what's the matter!"- Спроси меня, что такое материя?
"But you look happy, sweetie.- Но тебе и без этого хорошо, дорогая.
Why would I ask you what's the matter?"Зачем мне спрашивать у тебя о какой-то материи?
"Just ask me."- Ну спроси, пожалуйста.
He shrugged. "What's the matter?"- Что такое материя? - спросил отец, пожимая плечами.
She immediately started laughing.Услышав вопрос, она звонко расхохоталась.
"What's the matter? Everything is the matter!- Все на свете! Вот что такое материя!
Rocks!Скалы!
Trees!Деревья!
Atoms!Атомы!
Even anteaters!Даже муравьеды!
Everything is the matter!"Все, что есть на свете, - материя!
He laughed. "Did you make that up?"- Ты сама это придумала? - рассмеялся он.
"Pretty smart, huh?"- А что, разве не правда?
"My little Einstein."- Мой маленький Эйнштейн.
She frowned. "He has stupid hair.- У него глупая прическа, - очень серьезно произнесла девочка.
I saw his picture."- Я видела на картинке.
"He's got a smart head, though.- Зато голова умная.
I told you what he proved, right?"Я, кажется, рассказывал тебе, что ему удалось доказать?
Her eyes widened with dread. "Dad! No!- Нет, пап, нет! - Ее глаза округлились от священного трепета, который она в тот момент испытывала.
You promised!"- Ты только обещал!
"E=MC2!" He tickled her playfully.- Эйнштейн доказал, что энергия равна массе, умноженной на квадрат скорости света, - сказал Леонардо и, пощекотав дочку, произнес:
"E=MC2!"- Е = mС2.
"No math!- Только без математики!
I told you! I hate it!"Я же говорила тебе, что ненавижу ее!
"I'm glad you hate it.- Я страшно рад, что ты ее так ненавидишь.
Because girls aren't even allowed to do math."Дело в том, что девочкам запрещено заниматься математикой.
Vittoria stopped short. "They aren't?"- Запрещено?! - замерла Виттория.
"Of course not.- Ну конечно.
Everyone knows that.Все об этом знают.
Girls play with dollies. Boys do math.Девочкам положено играть в куклы, а математикой разрешено заниматься только мальчикам.
No math for girls.Никакой математики для девчонок!
I'm not even permitted to talk to little girls about math."Я даже не имею права разговаривать с маленькими девочками о математике.
"What!- Что?!
But that's not fair!"Но это же несправедливо!
"Rules are rules.- Порядок есть порядок.
Absolutely no math for little girls."Математика не для девочек!
Vittoria looked horrified. "But dolls are boring!"- Но куклы - это же такая скука! - с ужасом прошептала Виттория.
"I'm sorry," her father said. "I could tell you about math, but if I got caught..." He looked nervously around the deserted hills.- Очень жаль, но ничего не поделаешь, - сказал отец и после паузы добавил: - Я, конечно, мог бы рассказать тебе кое-что о математике, но если меня схватят...
Vittoria followed his gaze.- Леонардо испуганно огляделся по сторонам.
"Okay," she whispered, "just tell me quietly."Проследив за его взглядом, Виттория прошептала: - Ты будешь рассказывать мне о математике совсем потихоньку.
The motion of the elevator startled her.Движение лифта вернуло ее к действительности.
Vittoria opened her eyes.Виттория открыла глаза.
He was gone.Отец ушел.
Reality rushed in, wrapping a frosty grip around her.Реальный мир снова схватил ее за горло ледяной рукой.
She looked to Langdon.Девушка посмотрела на Лэнгдона.
The earnest concern in his gaze felt like the warmth of a guardian angel, especially in the aura of Kohler's chill.Взгляд американца излучал тепло и неподдельное сочувствие, что делало его похожим на ангела-хранителя.
A single sentient thought began pounding at Vittoria with unrelenting force.Его присутствие согревало, в отличие от того поистине арктического холода, которое исходило от Колера.
Where is the antimatter?В голове у Виттории бился всего один вопрос: где антивещество!
The horrifying answer was only a moment away.Она не знала, что от страшного ответа ее отделяет всего лишь несколько секунд.
30Глава 30
"Maximilian Kohler. Kindly call your office immediately."- Максимилиан Колер, вас убедительно просят немедленно позвонить в свой кабинет.
Blazing sunbeams flooded Langdon's eyes as the elevator doors opened into the main atrium.Когда двери кабины лифта открылись, в глаза Лэнгдона брызнули яркие солнечные лучи. Лифт доставил их в атрий главного здания.
Before the echo of the announcement on the intercom overhead faded, every electronic device on Kohler's wheelchair started beeping and buzzing simultaneously.Еще не успело смолкнуть эхо объявления по внутренней связи, как все электронные приборы, вмонтированные в кресло Колера, дружно запищали, зазвенели и зачирикали.
His pager.Пейджер.
His phone.Телефон.
His E mail.Электронная почта.
Kohler glanced down at the blinking lights in apparent bewilderment.Колер опустил изумленный взгляд на россыпь мигающих огоньков на пульте управления кресла.
The director had resurfaced, and he was back in range.Поднявшись на поверхность, он снова оказался в зоне действия всех приборов связи.
"Director Kohler. Please call your office."- Директор Колер, немедленно позвоните в свой кабинет!
The sound of his name on the PA seemed to startle Kohler.Его собственное имя, произнесенное по системе общей связи, звучало для уха директора крайне непривычно.
He glanced up, looking angered and then almost immediately concerned.Он злобно осмотрелся по сторонам, но уже через мгновение выражение ярости сменилось озабоченностью.
Langdon's eyes met his, and Vittoria's too.Лэнгдон, Колер и Виттория встретились взглядами и замерли.
The three of them were motionless a moment, as if all the tension between them had been erased and replaced by a single, unifying foreboding.Им показалось, что все противоречия разом исчезли, а на смену им явилось объединяющее их предчувствие неизбежной катастрофы.
Kohler took his cell phone from the armrest. He dialed an extension and fought off another coughing fit.Колер снял с подлокотника кресла телефонную трубку и, борясь с очередным приступом кашля, набрал номер.
Vittoria and Langdon waited.Виттория и Лэнгдон ждали, что произойдет дальше.
"This is... Director Kohler," he said, wheezing.- Говорит... директор Колер, - задыхаясь, прошептал он.
"Yes?- Да?
I was subterranean, out of range."Я находился под землей, вне зоны действия приборов связи.
He listened, his gray eyes widening.Директор слушал собеседника, и его глаза все больше и больше округлялись от изумления.
"Who?- Кто?!
Yes, patch it through." There was a pause. "Hello?Да, немедленно соедините его со мной, -распорядился он и после недолгой паузы продолжил: - Алло?
This is Maximilian Kohler.Да, это Максимилиан Колер.
I am the director of CERN.Да, я - директор ЦЕРНа.
With whom am I speaking?"С кем имею честь говорить?
Vittoria and Langdon watched in silence as Kohler listened.Директор слушал, а Лэнгдон и Виттория молча смотрели на него, томясь в неведении.
"It would be unwise," Kohler finally said, "to speak of this by phone.- Полагаю, что неразумно обсуждать этот вопрос по телефону, - наконец произнес Колер.
I will be there immediately."- Я прибуду к вам незамедлительно...
He was coughing again.- Он снова закашлялся.
"Meet me... at Leonardo da Vinci Airport. Forty minutes."- Встречайте меня... в аэропорту Леонардо да Винчи через... сорок минут.
Kohler's breath seemed to be failing him now.Лэнгдону показалось, что директор совсем перестал дышать.
He descended into a fit of coughing and barely managed to choke out the words,Зайдясь в приступе кашля, он, задыхаясь и заливаясь слезами, выдавил:
"Locate the canister immediately... I am coming."- Немедленно найдите сосуд... я лечу к вам.
Then he clicked off his phone.С этими словами он выронил трубку.
Vittoria ran to Kohler's side, but Kohler could no longer speak.Девушка подбежала к Колеру, но тот уже не мог говорить.
Langdon watched as Vittoria pulled out her cell phone and paged CERN's infirmary.Лэнгдон наблюдал за тем, как Виттория, достав свой мобильный телефон, звонила в медицинскую службу ЦЕРНа.
Langdon felt like a ship on the periphery of a storm... tossed but detached.Лэнгдон ощущал себя кораблем, находящимся на периферии урагана. Корабль качало, но настоящий шквал еще не налетел.
Meet me at Leonardo da Vinci Airport. Kohler's words echoed."Встречайте меня в аэропорту Леонардо да Винчи", - неумолчным эхом звучали в его ушах слова Колера.
The uncertain shadows that had fogged Langdon's mind all morning, in a single instant, solidified into a vivid image.Бесформенные тени, все утро витавшие в голове Лэнгдона, в одно мгновение приобрели осязаемые формы.
As he stood there in the swirl of confusion, he felt a door inside him open... as if some mystic threshold had just been breached.Ему показалось, что в душе его распахнулась какая-то незримая дверь, а сам он только что переступил через таинственный порог.
The ambigram.Ам-биграмма.
The murdered priest/scientist.Убийство священника-ученого.
The antimatter.Антивещество.
And now... the target.И теперь... цель.
Leonardo da Vinci Airport could only mean one thing.Упоминание аэропорта Леонардо да Винчи могло означать лишь одно...
In a moment of stark realization, Langdon knew he had just crossed over.В этот момент просветления Лэнгдон понял, что перешел через Рубикон.
He had become a believer.Он поверил.
Five kilotons.Пять килотонн.
Let there be light.Да будет свет.
Two paramedics materialized, racing across the atrium in white smocks.В атрии появились двое медиков в белых халатах.
They knelt by Kohler, putting an oxygen mask on his face.Эскулапы подбежали к Колеру, и один из них надел на директора кислородную маску.
Scientists in the hall stopped and stood back.Толпившиеся вокруг кресла ученые отошли на почтительное расстояние.
Kohler took two long pulls, pushed the mask aside, and still gasping for air, looked up at Vittoria and Langdon.Колер сделал два длинных, глубоких вздоха, сдвинул маску в сторону, посмотрел на Лэнгдона и, все еще хватая воздух широко открытым ртом, прошептал:
"Rome."- Рим...
"Rome?" Vittoria demanded.- Рим? - спросила Виттория.
"The antimatter is in Rome?- Значит, антивещество в Риме?
Who called?"Кто звонил?
Kohler's face was twisted, his gray eyes watering.Лицо Колера исказила гримаса боли, из серых глаз покатились слезы.
"The Swiss..." He choked on the words, and the paramedics put the mask back over his face.- Швейцарск... - выдавил он, задыхаясь, и закатился в страшном приступе кашля. Медики вернули кислородную маску на место.
As they prepared to take him away, Kohler reached up and grabbed Langdon's arm.Когда они уже готовились увозить директора, тот схватил Лэнгдона за рукав.
Langdon nodded.Лэнгдон утвердительно кивнул.
He knew.Он знал, что хочет сказать больной.
"Go..." Kohler wheezed beneath his mask.- Летите... - глухо прозвучало из-под маски.
"Go... call me..." Then the paramedics were rolling him away.- Летите... Сообщите мне... Медики бегом покатили коляску.
Vittoria stood riveted to the floor, watching him go.Виттория стояла как вкопанная, не сводя глаз с удаляющегося директора.
Then she turned to Langdon.Затем, повернувшись к Лэнгдону, она спросила:
"Rome?- Рим?
But... what was that about the Swiss?"Но... почему он упомянул Швейцарию?
Langdon put a hand on her shoulder, barely whispering the words.Лэнгдон положил руку ей на плечо и едва слышно прошептал:
"The Swiss Guard," he said.- Швейцарская гвардия.
"The sworn sentinels of Vatican City."Верная стража Ватикана.
31Глава 31
The X 33 space plane roared into the sky and arched south toward Rome.Стратоплан "Х-33" с ревом взмыл в небо и, описав высокую дугу, помчался на юг в направлении Рима.
On board, Langdon sat in silence.Лэнгдон сидел в полном молчании.
The last fifteen minutes had been a blur.Последние пятнадцать минут он находился словно в тумане.
Now that he had finished briefing Vittoria on the Illuminati and their covenant against the Vatican, the scope of this situation was starting to sink in.Лишь сейчас, закончив рассказывать Виттории об иллюминатах и их заговоре против Ватикана, он до конца понял масштаб и значение происходящих событий.
What the hell am I doing? Langdon wondered."Что я делаю, дьявол меня побери?! - спрашивал себя Лэнгдон.
I should have gone home when I had the chance!- Следовало сбежать, пока у меня имелась такая возможность!"
Deep down, though, he knew he'd never had the chance.Впрочем, в глубине души он прекрасно понимал, что такой возможности у него никогда не было.
Langdon's better judgment had screamed at him to return to Boston.Его здравый смысл громко протестовал, требуя немедленно вернуться в Бостон.
Nonetheless, academic astonishment had somehow vetoed prudence.Однако любопытство ученого оказалось сильнее, чем призывы к благоразумию.
Everything he had ever believed about the demise of the Illuminati was suddenly looking like a brilliant sham.Его многолетнее убеждение в том, что деятельность братства "Иллюминати" сошла на нет, похоже, в одно мгновение обратилось в прах.
Part of him craved proof.Но какая-то часть его разума требовала подтверждения.
Confirmation.Требовала доказательств.
There was also a question of conscience.Кроме того, в нем говорила и элементарная совесть.
With Kohler ailing and Vittoria on her own, Langdon knew that if his knowledge of the Illuminati could assist in any way, he had a moral obligation to be here.Колер тяжело болен, и Виттория осталась в одиночестве. Если накопленные им за многие годы познания способны помочь, то моральный долг требует, чтобы он летел в Рим.
There was more, though.В Рим его звало еще и нечто иное, то, в чем Лэнгдон стыдился признаться самому себе.
Although Langdon was ashamed to admit it, his initial horror on hearing about the antimatter's location was not only the danger to human life in Vatican City, but for something else as well.Ужас, который он испытал, узнав о местонахождении антивещества, объяснялся беспокойством даже не столько за жизнь многих людей, сколько за судьбу сокровищ искусства, хранившихся в Ватикане.
Art. The world's largest art collection was now sitting on a time bomb.Крупнейшая коллекция мировых шедевров в буквальном смысле слова находилась на бочке с порохом.
The Vatican Museum housed over 60,000 priceless pieces in 1,407 rooms-Michelangelo, da Vinci, Bernini, Botticelli.1400 залов и 20 двориков-музеев Ватикана хранили более 60 000 произведений искусства. Среди них творения древних мастеров, работы Джованни Беллини, Микеланджело, Леонардо да Винчи, Боттичелли, скульптуры Бернини.
Langdon wondered if all of the art could possibly be evacuated if necessary. He knew it was impossible. Many of the pieces were sculptures weighing tons. Not to mention, the greatest treasures were architectural-the Sistine Chapel, St. Peter's Basilica, Michelangelo's famed spiral staircase leading to the Mus?o Vaticano-priceless testaments to man's creative genius.В Ватикане находятся такие памятники архитектуры, как собор Святого Петра и Сикстинская капелла. А во что можно оценить созданную гением Микеланджело знаменитую спиральную лестницу, ведущую в музеи Ватикана?
Langdon wondered how much time was left on the canister.Интересно, сколько еще продержится магнитное поле в ловушке?
"Thanks for coming," Vittoria said, her voice quiet.- Благодарю вас за то, что вы согласились прилететь в Европу, - негромко произнесла Виттория.
Langdon emerged from his daydream and looked up.Лэнгдон покинул мир видений.
Vittoria was sitting across the aisle.Виттория сидела на другой стороне прохода, разделяющего ряды кресел.
Even in the stark fluorescent light of the cabin, there was an aura of composure about her-an almost magnetic radiance of wholeness.Даже в холодном свете неоновых ламп нельзя было не заметить окружавшую ее ауру спокойствия и притягательность ее натуры.
Her breathing seemed deeper now, as if a spark of self preservation had ignited within her... a craving for justice and retribution, fueled by a daughter's love.Девушка дышала глубоко и ровно, к ней полностью вернулось самообладание, и, движимая дочерней любовью, она теперь стремилась лишь к возмездию и восстановлению справедливости.
Vittoria had not had time to change from her shorts and sleeveless top, and her tawny legs were now goose bumped in the cold of the plane.У Виттории не было времени сменить шорты и топик на что-то более солидное, и в прохладном воздухе кабины ее загорелые ноги покрылись гусиной кожей.
Instinctively Langdon removed his jacket and offered it to her.Лэнгдон, не раздумывая, снял пиджак и предложил его девушке.
"American chivalry?" She accepted, her eyes thanking him silently.- Американское рыцарство? - произнесла она, ответив на его заботу благодарной улыбкой.
The plane jostled across some turbulence, and Langdon felt a surge of danger.Самолет попал в зону турбулентности, и его настолько сильно тряхнуло, что Лэнгдон даже испугался.
The windowless cabin felt cramped again, and he tried to imagine himself in an open field.Лишенная окон кабина снова показалась ему слишком тесной, и он попытался представить себя гуляющим по широкому полю.
The notion, he realized, was ironic.Какая ирония, подумал он.
He had been in an open field when it had happened.Ведь когда все это произошло, он как раз находился на открытом пространстве.
Crushing darkness.Всепоглощающая тьма.
He pushed the memory from his mind.Он прогнал нахлынувшие было воспоминания.
Ancient history.Все это ушло в прошлое.
Vittoria was watching him.Стало достоянием истории.
"Do you believe in God, Mr. Langdon?"- Вы верите в Бога, мистер Лэнгдон? -внимательно глядя на него, спросила Виттория.
The question startled him.Этот вопрос поверг его в изумление.
The earnestness in Vittoria's voice was even more disarming than the inquiry.Или, если быть более точным, даже не сам вопрос, а тот серьезный тон, которым он был задан.
Do I believe in God?"Верю ли я в Бога?"
He had hoped for a lighter topic of conversation to pass the trip.А ведь в глубине души он надеялся, что проведет полет, обсуждая не столь серьезные темы.
A spiritual conundrum, Langdon thought."Духовная загадка",- подумал Лэнгдон.
That's what my friends call me.Именно так говорили о нем его друзья.
Although he studied religion for years, Langdon was not a religious man.Несмотря на многолетнее изучение религии, сам он религиозным человеком так и не стал.
He respected the power of faith, the benevolence of churches, the strength religion gave to many people... and yet, for him, the intellectual suspension of disbelief that was imperative if one were truly going to "believe" had always proved too big an obstacle for his academic mind.Он с почтением относился к могуществу веры, благотворительным делам церкви и той силе, которую придавали многим людям их религиозные убеждения... Однако полный отказ от всяких сомнений, неизбежный для истинно верующего, являлся непосильным для его разума ученого.
"I want to believe," he heard himself say.- Я хочу верить, - услышал он свои слова.
Vittoria's reply carried no judgment or challenge. "So why don't you?"- И что же вам мешает? - без тени вызова или осуждения произнесла Виттория.
He chuckled. "Well, it's not that easy.- Все это не так просто, - фыркнул он.
Having faith requires leaps of faith, cerebral acceptance of miracles-immaculate conceptions and divine interventions.- Вера требует, если так можно выразиться, "актов веры". Верующий должен серьезно относиться к чудесам, не сомневаться в беспорочном зачатии и божественном вмешательстве.
And then there are the codes of conduct.Кроме того, вера предписывает определенный кодекс поведения.
The Bible, the Koran, Buddhist scripture... they all carry similar requirements-and similar penalties.Библия, Коран, буддийские рукописи... все они содержат практически идентичные требования, за нарушение коих установлены одинаковые наказания.
They claim that if I don't live by a specific code I will go to hell.В них говорится, что меня ждет ад, если я не стану следовать этому поведенческому кодексу.
I can't imagine a God who would rule that way."Мне трудно представить себе Бога, который управляет миром подобным образом.
"I hope you don't let your students dodge questions that shamelessly."- Остается лишь надеяться, что вы не позволяете своим студентам так бессовестно уходить от поставленных вами вопросов.
The comment caught him off guard.Это замечание застало его врасплох.
"What?"- Что?
"Mr. Langdon, I did not ask if you believe what man says about God.- Мистер Лэнгдон, я не спрашивала вас, верите ли вы тому, что люди говорят о Боге.
I asked if you believed in God.Я спросила: "Верите ли вы в Бога?"
There is a difference.Это два совершенно разных вопроса.
Holy scripture is stories... legends and history of man's quest to understand his own need for meaning.Священное Писание - это... собрание рассказов, легенд. Это история того, как человек пытался удовлетворить свою потребность в познании самого себя и всего сущего.
I am not asking you to pass judgment on literature.Меня не интересуют ваши суждения о литературных произведениях.
I am asking if you believe in God.Я спрашиваю: верите ли вы в Бога?
When you lie out under the stars, do you sense the divine?Ощущаете ли присутствие высшей силы, когда вглядываетесь в звезды?
Do you feel in your gut that you are staring up at the work of God's hand?"Верите ли вы всем своим существом, что темный свод над вами - творение руки Божьей?
Langdon took a long moment to consider it.Лэнгдон задумался.
"I'm prying," Vittoria apologized.- Может быть, я слишком бесцеремонна?
"No, I just..."- Нет. Просто я...
"Certainly you must debate issues of faith with your classes."- Не сомневаюсь, что вы обсуждаете вопросы веры со своими учениками.
"Endlessly."- Постоянно.
"And you play devil's advocate, I imagine.- И вы, как мне кажется, выступаете в роли адвоката дьявола.
Always fueling the debate."Все время подливаете масло в огонь дискуссии.
Langdon smiled. "You must be a teacher too."- Вам, видимо, тоже не чужда преподавательская деятельность? - улыбнулся Лэнгдон.
"No, but I learned from a master.- Нет, но я многому научилась у папы.
My father could argue two sides of a M?bius Strip."Леонардо Ветра мог с одинаковым успехом представлять обе стороны петли Мёбиуса.
Langdon laughed, picturing the artful crafting of a M?bius Strip-a twisted ring of paper, which technically possessed only one side.Лэнгдон рассмеялся, представив себе так называемую петлю Мёбиуса - поверхность, получаемую при склеивании двух перевернутых относительно друг друга концов прямоугольной полоски. Строго говоря, петля Мёбиуса имеет всего лишь одну сторону.
Langdon had first seen the single sided shape in the artwork of M. C. Escher.Впервые эту петлю Лэнгдон увидел в творениях Эшера .
"May I ask you a question, Ms. Vetra?"- Могу я задать вам один вопрос, мисс Ветра?
"Call me Vittoria.- Зовите меня Виттория.
Ms. Vetra makes me feel old."Когда я слышу "мисс Ветра", то сразу начинаю чувствовать себя ужасно старой.
He sighed inwardly, suddenly sensing his own age.Он подавил вздох, вдруг ощутив свой преклонный возраст, и произнес:
"Vittoria, I'm Robert."- В таком случае я - Роберт.
"You had a question."- У вас был ко мне вопрос.
"Yes.- Да.
As a scientist and the daughter of a Catholic priest, what do you think of religion?"Что вы, будучи дочерью католического священника и одновременно ученым, думаете о религии?
Vittoria paused, brushing a lock of hair from her eyes.Виттория помолчала немного, отбросила упавшую на лоб прядь волос и сказала:
"Religion is like language or dress.- Религия подобна языку или манере одеваться.
We gravitate toward the practices with which we were raised.Мы всегда тяготеем к тому, с чем выросли.
In the end, though, we are all proclaiming the same thing.Но в конечном итоге все мы заявляем одно и то же.
That life has meaning. That we are grateful for the power that created us."Мы говорим, что в жизни имеется скрытый смысл, и мы благодарны силе, нас создавшей.
Langdon was intrigued.Слова девушки заинтриговали Лэнгдона.
"So you're saying that whether you are a Christian or a Muslim simply depends on where you were born?"- Следовательно, вы утверждаете, что религия -будь то христианство, мусульманство или буддизм - зависит только от того, где мы родились?
"Isn't it obvious?- Но разве это не очевидно?
Look at the diffusion of religion around the globe." "So faith is random?"- В таком случае вера вообще случайное явление?
"Hardly.- Ничего подобного.
Faith is universal.Вера - явление универсальное.
Our specific methods for understanding it are arbitrary.Но методы ее познания, к которым мы прибегаем, целиком зависят от нашего выбора.
Some of us pray to Jesus, some of us go to Mecca, some of us study subatomic particles.Одни возносят молитвы Иисусу, другие отправляются в Мекку, а третьи изучают поведение элементарных частиц.
In the end we are all just searching for truth, that which is greater than ourselves."В конечном итоге все мы заняты поиском истины, гораздо более грандиозной, чем мы сами.
Langdon wished his students could express themselves so clearly.Лэнгдон пожалел, что его студенты не умеют выражать свои мысли с такой точностью.
Hell, he wished he could express himself so clearly.Да что там студенты! Он сам вряд ли смог бы высказать это столь же ясно.
"And God?" he asked.- А как же Бог? - спросил он.
"Do you believe in God?"- Вы в Бога веруете?
Vittoria was silent for a long time.На сей раз Виттория молчала довольно долго.
"Science tells me God must exist.- Наука говорит мне, - наконец сказала она, - что Бог должен существовать.
My mind tells me I will never understand God.Но мой разум утверждает, что я никогда не смогу понять Бога.
And my heart tells me I am not meant to."А сердце тем временем подсказывает, что я для этого вовсе и не предназначена.
How's that for concise, he thought.Четко изложено, подумал он и спросил:
"So you believe God is fact, but we will never understand Him."- Итак, вы полагаете, что Бог существует, но понять Его мы никогда не сможем?
"Her," she said with a smile.- Не Его, а Ее, - улыбнулась Виттория.
"Your Native Americans had it right."- Я считаю, что аборигены Северной Америки были правы.
Langdon chuckled. "Mother Earth."- Мать Земля? - улыбнулся Лэнгдон.
"Gaea.- Гея .
The planet is an organism. All of us are cells with different purposes.Наша планета является организмом, а каждый из нас - его клеткой с только ей присущими функциями.
And yet we are intertwined.И в то же время мы все взаимосвязаны.
Serving each other. Serving the whole."Мы служим друг другу, и одновременно мы служим целому.
Looking at her, Langdon felt something stir within him that he had not felt in a long time.Глядя на нее, Лэнгдон вдруг почувствовал, что в нем шевельнулись чувства, которых он не испытывал уже много лет.
There was a bewitching clarity in her eyes... a purity in her voice.В ее глазах таилось какое-то очарование... А голос звучал так чисто...
He felt drawn.Он ощутил, что его тянет к этой девушке.
"Mr. Langdon, let me ask you another question."- Мистер Лэнгдон, разрешите мне задать вам еще один вопрос.
"Robert," he said.- Роберт, - поправил он ее.
Mr. Langdon makes me feel old.- Когда я слышу "мистер Лэнгдон", я ощущаю себя стариком.
I am old!Впрочем, я и есть старик...
"If you don't mind my asking, Robert, how did you get involved with the Illuminati?"- Скажите, Роберт, если можно, как вы начали заниматься орденом "Иллюминати"?
Langdon thought back. "Actually, it was money."- Вообще-то в основе всего были деньги, - ответил он, немного подумав.
Vittoria looked disappointed. "Money?- Деньги? - разочарованно протянула девушка.
Consulting, you mean?"- Вы оказывали какие-то платные услуги? Давали консультации?
Langdon laughed, realizing how it must have sounded.Лэнгдон рассмеялся, осознав, как прозвучали его слова.
"No.- Нет.
Money as in currency."Я говорю не о заработке. Я говорю о деньгах как о банкнотах.
He reached in his pants pocket and pulled out some money. He found a one dollar bill.С этими словами он достал из кармана брюк несколько купюр и выбрал из них бумажку достоинством в один доллар.
"I became fascinated with the cult when I first learned that U.S. currency is covered with Illuminati symbology."- Я увлекся изучением этого культа после того, как обнаружил, что американская валюта просто усыпана символами иллюминатов.
Vittoria's eyes narrowed, apparently not knowing whether or not to take him seriously.Виттория взглянула на него из-под полуопущенных ресниц. Она, видимо, не до конца понимала, насколько серьезно следует воспринимать эти слова.
Langdon handed her the bill. "Look at the back.- Посмотрите на оборотную сторону, - сказал он, протягивая ей банкноту.
See the Great Seal on the left?"- Видите большую печать слева?
Vittoria turned the one dollar bill over. "You mean the pyramid?"- Вы имеете в виду пирамиду? - перевернув долларовую бумажку, спросила Виттория.
"The pyramid.- Именно.
Do you know what pyramids have to do with U.S. history?"Какое значение, по вашему мнению, могла иметь пирамида для истории США?
Vittoria shrugged.Девушка в ответ пожала плечами.
"Exactly," Langdon said.- Вот именно, - продолжил Лэнгдон.
"Absolutely nothing."- Абсолютно никакого.
Vittoria frowned. "So why is it the central symbol of your Great Seal?"- Тогда почему же она смогла стать центральным символом Большой государственной печати? -нахмурившись, спросила Виттория.
"An eerie bit of history," Langdon said.- Мрачный зигзаг истории, - ответил Лэнгдон.
"The pyramid is an occult symbol representing a convergence upward, toward the ultimate source of Illumination.- Пирамида - оккультный символ, представляющий слияние сил, устремленных вверх, к источнику абсолютного Света.
See what's above it?"Теперь внимательно посмотрите на то, что изображено чуть выше пирамиды.
Vittoria studied the bill. "An eye inside a triangle."- Глаз в треугольнике, - ответила Виттория, изучив банкноту.
"It's called the trinacria.- Этот символ называется trinacria.
Have you ever seen that eye in a triangle anywhere else?"Вам доводилось раньше видеть глаз в треугольнике?
Vittoria was silent a moment.- Да, - немного помолчав, сказала девушка.
"Actually, yes, but I'm not sure..."- Но я не помню...
"It's emblazoned on Masonic lodges around the world."- Он изображен на эмблемах масонских лож во всем мире.
"The symbol is Masonic?"- Значит, это масонский символ?
"Actually, no.- Нет.
It's Illuminati.Это символ иллюминатов.
They called it their 'shining delta.'Члены братства называют его "сияющая дельта".
A call for enlightened change.Призыв к постоянным изменениям и просвещению.
The eye signifies the Illuminati's ability to infiltrate and watch all things. The shining triangle represents enlightenment. And the triangle is also the Greek letter delta, which is the mathematical symbol for-"Глаз означает способность иллюминатов проникать в суть вещей, а треугольником также обозначается буква греческого алфавита "дельта", которая является математическим символом...
"Change. Transition."- Изменения, эволюции, перехода к...
Langdon smiled. "I forgot I was talking to a scientist."- Я совсем забыл, что беседую с ученым, -улыбнулся Лэнгдон.
"So you're saying the U.S. Great Seal is a call for enlightened, all seeing change?"- Итак, вы хотите сказать, что большая печать Соединенных Штатов призывает к переменам и проникновению в суть вещей?
"Some would call it a New World Order."- Или, как сказали бы некоторые, к Новому мировому порядку.
Vittoria seemed startled. She glanced down at the bill again.Витторию эти слова Лэнгдона несколько удивили, но, вглядевшись в банкноту, она протянула:
"The writing under the pyramid says Novus... Ordo..."- Под пирамидой написано: "Novus... Ordo..."
"Novus Ordo Seculorum," Langdon said.- "Novus Ordo Seculorum", - подхватил американец.
"It means New Secular Order."- Что означает "Новый секулярный порядок".
"Secular as in non religious?"- Секулярный в смысле "нерелигиозный"?
"Nonreligious.- Да. Именно нерелигиозный.
The phrase not only clearly states the Illuminati objective, but it also blatantly contradicts the phrase beside it.В этой фразе ясно выражены цели ордена "Иллюминати", и в то же время она кардинально противоречит напечатанным рядом с ней словам:
In God We Trust.""Мы веруем в Бога".
Vittoria seemed troubled. "But how could all this symbology end up on the most powerful currency in the world?"- Но каким образом вся эта символика смогла появиться на самой могущественной валюте мира? - обеспокоено спросила Виттория.
"Most academics believe it was through Vice President Henry Wallace.- Большинство исследователей считают, что за этим стоял вице-президент Соединенных Штатов Генри Уоллес.
He was an upper echelon Mason and certainly had ties to the Illuminati.Он занимал место на верхних ступенях иерархической лестницы масонов и, вне всякого сомнения, имел контакты с иллюминатами.
Whether it was as a member or innocently under their influence, nobody knows.Был ли он членом сообщества или просто находился под его влиянием, никто не знает.
But it was Wallace who sold the design of the Great Seal to the president."Но именно Уоллес предложил президенту этот вариант большой печати.
"How?- Но каким образом?
Why would the president have agreed to-"И почему президент с этим согласился?
"The president was Franklin D. Roosevelt.- Президентом в то время был Франклин Делано Рузвельт, и Уоллес сказал ему, что слова
Wallace simply told him Novus Ordo Seculorum meant New Deal.""Novus Ordo Seculorum" означают не что иное, как "Новый курс" .
Vittoria seemed skeptical. "And Roosevelt didn't have anyone else look at the symbol before telling the Treasury to print it?"- И вы хотите сказать, что Рузвельт дал команду казначейству печатать деньги, не обратившись за советом к другим экспертам? - с сомнением спросила Виттория.
"No need.- В этом не было нужды.
He and Wallace were like brothers."Они с Уоллесом были словно родные братья.
"Brothers?"- Братья?
"Check your history books," Langdon said with a smile.- Загляните в свои книги по истории, - с улыбкой произнес Лэнгдон.
"Franklin D. Roosevelt was a well known Mason."- Франклин Делано Рузвельт был известнейшим масоном.
32Глава 32
Langdon held his breath as the X 33 spiraled into Rome's Leonardo da Vinci International Airport.Лэнгдон затаил дыхание, когда "Х-33" широкой спиралью пошел на снижение в международном аэропорту Рима, носящем имя Леонардо да Винчи.
Vittoria sat across from him, eyes closed as if trying to will the situation into control.Виттория сидела с закрытыми глазами. Создавалось впечатление, что она усилием воли пытается держать себя в руках.
The craft touched down and taxied to a private hangar.Летательный аппарат коснулся посадочной полосы и покатил к какому-то частному ангару.
"Sorry for the slow flight," the pilot apologized, emerging from the cockpit.- Прошу извинить за долгое путешествие, - сказал появившийся из кабины пилот.
"Had to trim her back. Noise regulations over populated areas."- Мне пришлось сдерживать бедняжку, чтобы снизить шум двигателя при полете над населенными районами.
Langdon checked his watch.Лэнгдон взглянул на часы.
They had been airborne thirty seven minutes.Оказалось, что полет продолжался тридцать семь минут.
The pilot popped the outer door.Открыв внешний люк, пилот спросил:
"Anybody want to tell me what's going on?"- Кто-нибудь может мне сказать, что происходит?
Neither Vittoria nor Langdon responded.Виттория и Лэнгдон предпочли промолчать.
"Fine," he said, stretching.- Ну и ладно, - безо всякой обиды произнес пилот.
"I'll be in the cockpit with the air conditioning and my music. Just me and Garth."- В таком случае я останусь в кабине и буду в одиночестве наслаждаться музыкой.
The late afternoon sun blazed outside the hangar. Langdon carried his tweed jacket over his shoulder.При выходе из ангара им в глаза брызнули яркие лучи предвечернего солнца, и Лэнгдон перебросил свой твидовый пиджак через плечо.
Vittoria turned her face skyward and inhaled deeply, as if the sun's rays somehow transferred to her some mystical replenishing energy.Виттория подняла лицо к небу и глубоко вздохнула, словно солнечные лучи заряжали ее какой-то таинственной телепатической энергией.
Mediterraneans, Langdon mused, already sweating.Средиземноморье, подумал уже начинающий потеть Лэнгдон.
"Little old for cartoons, aren't you?" Vittoria asked, without opening her eyes.- Не кажется ли вам, что для комиксов вы немного староваты? - не поворачиваясь, неожиданно спросила Виттория.
"I'm sorry?"- Простите, не понимаю...
"Your wristwatch.- Ваши часы.
I saw it on the plane."Я обратила на них внимание еще в самолете.
Langdon flushed slightly.Лэнгдон слегка покраснел.
He was accustomed to having to defend his timepiece.Ему уже не раз приходилось вставать на защиту своих ручных часов.
The collector's edition Mickey Mouse watch had been a childhood gift from his parents.Эти коллекционные часы с изображением Микки-Мауса на циферблате еще в детстве подарили ему родители.
Despite the contorted foolishness of Mickey's outstretched arms designating the hour, it was the only watch Langdon had ever worn.Несмотря на глупый вид мышонка, ручонки которого служили стрелками, Лэнгдон никогда не расставался с этими часами.
Waterproof and glow in the dark, it was perfect for swimming laps or walking unlit college paths at night.Часы были водонепроницаемыми, а цифры светились в темноте, что было очень удобно при плавании в бассейне и во время поздних прогулок по неосвещенным дорожкам университетского кампуса.
When Langdon's students questioned his fashion sense, he told them he wore Mickey as a daily reminder to stay young at heart.Когда студенты говорили о некоторой экстравагантности эстетических пристрастий своего профессора, тот неизменно отвечал, что носит Микки как символ своей душевной молодости.
"It's six o'clock," he said.- Шесть часов вечера, - сказал он.
Vittoria nodded, eyes still closed. "I think our ride's here."- Думаю, что экипаж для нас уже подан, -продолжая смотреть в небо, заметила Виттория.
Langdon heard the distant whine, looked up, and felt a sinking feeling.Лэнгдон услышал в отдалении шум двигателя. Когда он поднял глаза, сердце у него упало.
Approaching from the north was a helicopter, slicing low across the runway.С севера на небольшой высоте, почти над самой взлетной полосой, к ним приближался вертолет.
Langdon had been on a helicopter once in the Andean Palpa Valley looking at the Nazca sand drawings and had not enjoyed it one bit.Во время экспедиции в Андах, когда он занимался поисками линий Наска в южном Перу, ему пришлось летать на вертолете, и никакого удовольствия от этих полетов он, надо сказать, не получил.
A flying shoebox.Летающая обувная коробка.
After a morning of space plane rides, Langdon had hoped the Vatican would send a car.Пресытившись впечатлениями от двух полетов в стратоплане, Лэнгдон очень надеялся на то, что Ватикан пришлет за ними автомобиль.
Apparently not.Но его надежды не сбылись.
The chopper slowed overhead, hovered a moment, and dropped toward the runway in front of them.Вертушка снизила скорость, повисела несколько мгновений над их головами и начала спуск на посадочную полосу.
The craft was white and carried a coat of arms emblazoned on the side-two skeleton keys crossing a shield and papal crown.Машина была окрашена в белый цвет, а на ее борту был изображен герб: два скрещенных ключа на фоне папской тиары.
He knew the symbol well.Лэнгдон прекрасно знал этот священный символ святого престола.
It was the traditional seal of the Vatican-the sacred symbol of the Holy See or "holy seat" of government, the seat being literally the ancient throne of St. Peter.Сейчас это была правительственная печать, а престолом в буквальном смысле слова являлся древний трон Святого Петра.
The Holy Chopper, Langdon groaned, watching the craft land."Святая вертушка", - подумал Лэнгдон, наблюдая за приземляющимся вертолетом.
He'd forgotten the Vatican owned one of these things, used for transporting the Pope to the airport, to meetings, or to his summer palace in Gandolfo.Он совсем забыл, что Ватикан имеет в своем распоряжении несколько подобных аппаратов: для доставки папы в аэропорт, на встречи с паствой и для полетов в летнюю резиденцию святейшего в Гандольфо.
Langdon definitely would have preferred a car.Окажись он на месте папы, Лэнгдон определенно предпочел бы путешествовать на автомобиле.
The pilot jumped from the cockpit and strode toward them across the tarmac.Пилот выпрыгнул из кабины и быстрым шагом направился к ним по бетону аэродрома.
Now it was Vittoria who looked uneasy.Пришло время волноваться Виттории.
"That's our pilot?"- Неужели нам придется с ним лететь? - тревожно спросила она.
Langdon shared her concern. "To fly, or not to fly. That is the question."- Лететь иль не лететь - вот в чем вопрос, -продекламировал Лэнгдон, целиком разделяя тревогу девушки.
The pilot looked like he was festooned for a Shakespearean melodrama.Пилот выглядел так, словно готовился выйти на сцену в одной из шекспировских пьес.
His puffy tunic was vertically striped in brilliant blue and gold.Его камзол с пышными рукавами был разрисован широкими вертикальными ярко-синими и золотыми полосами.
He wore matching pantaloons and spats.Цвета панталон и гетр полностью повторяли раскраску верхней части одеяния.
On his feet were black flats that looked like slippers.На ногах у него были черные туфли, чем-то напоминающие домашние тапочки.
On top of it all, he wore a black felt beret.На голове пилота красовался черный фетровый берет.
"Traditional Swiss Guard uniforms," Langdon explained.- Традиционная униформа швейцарских гвардейцев, - пояснил Лэнгдон.
"Designed by Michelangelo himself."- Этот фасон придумал сам Микеланджело.
As the man drew closer, Langdon winced. "I admit, not one of Michelangelo's better efforts."- Когда пилот приблизился, американец поморщился и добавил: - Не самое лучшее из его творений, надо сказать.
Despite the man's garish attire, Langdon could tell the pilot meant business.Несмотря на столь ослепительный наряд, пилот всем своим видом демонстрировал, что дело знает.
He moved toward them with all the rigidity and dignity of a U.S. Marine.Он двигался к ним решительным шагом и имел выправку американского морского пехотинца.
Langdon had read many times about the rigorous requirements for becoming one of the elite Swiss Guard.Лэнгдон читал о том, насколько строго проходит отбор в швейцарскую гвардию.
Recruited from one of Switzerland's four Catholic cantons, applicants had to be Swiss males between nineteen and thirty years old, at least 5 feet 6 inches, trained by the Swiss Army, and unmarried.Гвардейцы набирались в четырех католических кантонах Швейцарии. Каждый из претендентов должен был быть холостяком 19-30 лет, ростом не менее 180 см, уже отслужившим в швейцарской армии.
This imperial corps was envied by world governments as the most allegiant and deadly security force in the world.Папская гвардия считалась самой верной и надежной охраной в мире и вызывала зависть у глав многих правительств.
"You are from CERN?" the guard asked, arriving before them. His voice was steely.- Вы из ЦЕРНа? - стальным голосом спросил, застыв в шаге от них, швейцарец.
"Yes, sir," Langdon replied.- Так точно, сэр, - ответил Лэнгдон.
"You made remarkable time," he said, giving the X 33 a mystified stare.- Вам удалось долететь на удивление быстро, -заметил гвардеец и бросил на "Х-33" удивленный взгляд.
He turned to Vittoria. "Ma'am, do you have any other clothing?"- Мадам, - продолжил он, обращаясь к Виттории, -у вас имеется какая-нибудь иная одежда?
"I beg your pardon?"- Простите, но... боюсь, я не совсем вас понимаю...
He motioned to her legs. "Short pants are not permitted inside Vatican City."- Лица в шортах в Ватикан не допускаются, -сказал швейцарец, показав на нижние конечности девушки.
Langdon glanced down at Vittoria's legs and frowned.Лэнгдон бросил взгляд на обнаженные ноги Виттории и вконец расстроился.
He had forgotten. Vatican City had a strict ban on visible legs above the knee-both male and female.Как он мог забыть, что в Ватикане нельзя обнажать ноги выше колена? Ни мужчинам, ни женщинам.
The regulation was a way of showing respect for the sanctity of God's city.Этот запрет был призван демонстрировать уважение посетителей к Городу Бога.
"This is all I have," she said.- Это все, что у меня есть, - ответила Виттория.
"We came in a hurry."- Мы очень спешили.
The guard nodded, clearly displeased.Гвардеец понимающе кивнул, хотя и был явно недоволен.
He turned next to Langdon.Обратившись к Лэнгдону, он спросил:
"Are you carrying any weapons?"- Есть ли у вас какое-нибудь оружие, сэр?
Weapons?"Какое оружие?
Langdon thought. I'm not even carrying a change of underwear! He shook his head.У меня с собой нет даже смены чистого белья", -подумал Лэнгдон и отрицательно покачал головой.
The officer crouched at Langdon's feet and began patting him down, starting at his socks.Швейцарец присел у ног американца и принялся его досматривать, начиная с носков.
Trusting guy, Langdon thought. The guard's strong hands moved up Langdon's legs, coming uncomfortably close to his groin.Не очень доверчивый парень, подумал Лэнгдон и недовольно поморщился, когда крепкие руки гвардейца подобрались слишком близко к промежности.
Finally they moved up to his chest and shoulders. Apparently content Langdon was clean, the guard turned to Vittoria. He ran his eyes up her legs and torso.Обследовав грудь, плечи и спину Лэнгдона и, видимо, убедившись, что у того ничего нет, гвардеец обратил свой взор на Витторию.
Vittoria glared. "Don't even think about it."- Не смейте даже и думать! - бросила она.
The guard fixed Vittoria with a gaze clearly intended to intimidate.Гвардеец вперился в девушку суровым взглядом, видимо, рассчитывая ее запугать.
Vittoria did not flinch.Но Виттория не дрогнула.
"What's that?" the guard said, pointing to a faint square bulge in the front pocket of her shorts.- Что это? - спросил страж Ватикана, показывая на небольшую выпуклость на кармане ее шортов.
Vittoria removed an ultrathin cell phone.Виттория достала сверхплоский сотовый телефон.
The guard took it, clicked it on, waited for a dial tone, and then, apparently satisfied that it was indeed nothing more than a phone, returned it to her.Г вардеец открыл его, дождался гудка и, удостоверившись, что это действительно всего лишь переговорное устройство, вернул аппарат девушке.
Vittoria slid it back into her pocket.Виттория сунула мобильник в карман.
"Turn around, please," the guard said.- А теперь повернитесь, пожалуйста, - сказал гвардеец.
Vittoria obliged, holding her arms out and rotating a full 360 degrees.Виттория широко расставила руки и совершила поворот на 360 градусов.
The guard carefully studied her. Langdon had already decided that Vittoria's form fitting shorts and blouse were not bulging anywhere they shouldn't have been.Пока швейцарец внимательно разглядывал девушку, Лэнгдон успел заметить, что ни топик, ни облегающие шорты совсем не выпячиваются там, где им выпячиваться не положено.
Apparently the guard came to the same conclusion.Г вардеец, видимо, пришел к такому же заключению.
"Thank you.- Благодарю вас, - сказал он.
This way please."- Сюда, пожалуйста.
The Swiss Guard chopper churned in neutral as Langdon and Vittoria approached.Лопасти вертолета швейцарской гвардии лениво крутились на холостом ходу.
Vittoria boarded first, like a seasoned pro, barely even stooping as she passed beneath the whirling rotors.Виттория поднялась на борт первой. С видом профессионала, лишь чуть-чуть пригнувшись, она прошла под лопастями винта.
Langdon held back a moment.Лэнгдон же чувствовал себя гораздо менее уверенно.
"No chance of a car?" he yelled, half joking to the Swiss Guard, who was climbing in the pilot's seat.- А на машине никак было нельзя? - полушутливо прокричал он на ухо поднимающемуся на свое место пилоту.
The man did not answer.Швейцарец не удостоил его ответом.
Langdon knew that with Rome's maniacal drivers, flying was probably safer anyway.Лэнгдон слышал о римских водителях-маньяках и понимал, что полет в этом городе был, видимо, наиболее безопасным способом передвижения.
He took a deep breath and boarded, stooping cautiously as he passed beneath the spinning rotors.Он глубоко вздохнул, низко пригнулся, чтобы избежать удара вращающихся лопастей, и забрался в кабину.
As the guard fired up the engines, Vittoria called out,Гвардеец прибавил газа, и Виттория, пытаясь перекричать шум двигателя, спросила:
"Have you located the canister?"- Вам удалось обнаружить сосуд?!
The guard glanced over his shoulder, looking confused.Пилот обернулся и недоуменно посмотрел на девушку.
"The what?"- Что?
"The canister.- Я говорю о сосуде.
You called CERN about a canister?"Разве вы не звонили в ЦЕРН в связи с этим?
The man shrugged. "No idea what you're talking about.- Не понимаю, о чем вы, - пожал плечами гвардеец.
We've been very busy today. My commander told me to pick you up.- Я получил приказ забрать вас на аэродроме.
That's all I know."Это все, что мне известно.
Vittoria gave Langdon an unsettled look.Виттория бросила на Лэнгдона тревожный взгляд.
"Buckle up, please," the pilot said as the engine revved.- Пристегните, пожалуйста, ремни, - напомнил пилот.
Langdon reached for his seat belt and strapped himself in.Лэнгдон вытянул ремень безопасности и застегнул на животе пряжку.
The tiny fuselage seemed to shrink around him.Ему показалось, что стены крошечного фюзеляжа сдвинулись еще сильнее, не оставляя возможности дышать.
Then with a roar, the craft shot up and banked sharply north toward Rome.Летательный аппарат с ревом взмыл в воздух и резво взял курс на север в направлении Рима.
Rome... the caput mundi, where Caesar once ruled, where St. Peter was crucified.Рим... столица мира. Город, в котором когда-то правил Цезарь и где был распят святой Петр.
The cradle of modern civilization.Колыбель современной цивилизации.
And at its core... a ticking bomb.И сейчас в его сердце... тикает механизм бомбы замедленного действия.
33Глава 33
Rome from the air is a labyrinth-an indecipherable maze of ancient roadways winding around buildings, fountains, and crumbling ruins.С высоты птичьего полета Рим казался беспорядочным переплетением улиц - сложный лабиринт старинных дорог, огибающих огромные здания храмов, искрящиеся фонтаны и многочисленные древние руины.
The Vatican chopper stayed low in the sky as it sliced northwest through the permanent smog layer coughed up by the congestion below.Вертолет Ватикана летел довольно низко, разрубая лопастями смог, постоянно висящий над Вечным городом и заставляющий давиться в кашле несчастных горожан.
Langdon gazed down at the mopeds, sight seeing buses, and armies of miniature Fiat sedans buzzing around rotaries in all directions.Лэнгдон с интересом наблюдал за снующими в разные стороны мопедами, туристическими автобусами и крошечными "фиатами".
Koyaanisqatsi, he thought, recalling the Hopi term for "life out of balance.""Койаанискатси", - подумал он, припомнив слово, употребляемое индейцами племени хопи для обозначения суматошной, сумбурной жизни.
Vittoria sat in silent determination in the seat beside him.Молча сидевшая на соседнем кресле Виттория всем своим видом выражала готовность действовать.
The chopper banked hard. His stomach dropping, Langdon gazed farther into the distance.Вертолет резко взмыл вверх, а сердце Лэнгдона, напротив, провалилось куда-то в желудок.
His eyes found the crumbling ruins of the Roman Coliseum.Он посмотрел вперед и увидел вдали поднимающиеся к небу развалины римского Колизея.
The Coliseum, Langdon had always thought, was one of history's greatest ironies.Лэнгдон всегда считал это величественное сооружение одним из парадоксов истории.
Now a dignified symbol for the rise of human culture and civilization, the stadium had been built to host centuries of barbaric events-hungry lions shredding prisoners, armies of slaves battling to the death, gang rapes of exotic women captured from far off lands, as well as public beheadings and castrations.Огромный амфитеатр, в наше время символизирующий достижение древней культуры, в течение многих столетий служил сценой, на которой разыгрывались самые варварские представления в истории человечества. Здесь голодные львы рвали на части беспомощных людей, а армии рабов сражались, истребляя друг друга. Здесь на глазах тысяч зрителей насиловали экзотических, захваченных в далеких странах женщин. Здесь рубили головы и публично кастрировали.
It was ironic, Langdon thought, or perhaps fitting, that the Coliseum had served as the architectural blueprint for Harvard's Soldier Field-the football stadium where the ancient traditions of savagery were reenacted every fall... crazed fans screaming for bloodshed as Harvard battled Yale.Особенно Лэнгдона забавляло то, что знаменитое Солдатское поле Гарварда было сооружено по образу и подобию Колизея. Видимо, не случайно, думал он, на этом стадионе каждую осень пробуждаются кровожадные древние инстинкты и обезумевшие футбольные фанаты Гарвардского университета требуют крови ненавистных противников из Йеля.
As the chopper headed north, Langdon spied the Roman Forum-the heart of pre Christian Rome.Чуть дальше к северу Лэнгдон увидел Форум -сердце дохристианского Рима.
The decaying columns looked like toppled gravestones in a cemetery that had somehow avoided being swallowed by the metropolis surrounding it.Полуразрушенные колонны напоминали поваленные надгробия на кладбище, которое по какой-то странной иронии судьбы не было поглощено огромным мегаполисом.
To the west the wide basin of the Tiber River wound enormous arcs across the city.На западе город рассекала огромная дуга Тибра.
Even from the air Langdon could tell the water was deep.Даже с воздуха Лэнгдон видел, насколько глубока эта река.
The churning currents were brown, filled with silt and foam from heavy rains.На ее блестящей поверхности там и тут виднелись пенистые воронки водоворотов, затягивающих в себя разнообразный мусор.
"Straight ahead," the pilot said, climbing higher.- Прямо по курсу, - произнес пилот, поднимая машину еще выше.
Langdon and Vittoria looked out and saw it.Лэнгдон и Виттория посмотрели в указанном направлении.
Like a mountain parting the morning fog, the colossal dome rose out of the haze before them: St. Peter's Basilica.Прямо перед ними над голубоватой дымкой смога возвышался гигантский купол собора Святого Петра.
"Now that," Langdon said to Vittoria, "is something Michelangelo got right."- А вот это творение, - сказал Лэнгдон, обращаясь к Виттории, - Микеланджело явно удалось.
Langdon had never seen St. Peter's from the air.Лэнгдону никогда не доводилось видеть собор с высоты птичьего полета.
The marble fa?ade blazed like fire in the afternoon sun. Adorned with 140 statues of saints, martyrs, and angels, the Herculean edifice stretched two football fields wide and a staggering six long.В лучах предвечернего южного солнца мраморный, украшенный многочисленными статуями фронтон здания полыхал розовым огнем.
The cavernous interior of the basilica had room for over 60,000 worshipers... over one hundred times the population of Vatican City, the smallest country in the world.Напоминающее огромный грот помещение собора могло одновременно вместить 60 000 молящихся, что более чем в сто раз превышало все население Ватикана - самого маленького государства на планете.
Incredibly, though, not even a citadel of this magnitude could dwarf the piazza before it.Но и сооружение таких невероятных размеров не могло подавить величия раскинувшейся перед ним площади.
A sprawling expanse of granite, St. Peter's Square was a staggering open space in the congestion of Rome, like a classical Central Park.Вымощенная гранитом просторная пьяцца, расположенная в самом сердце Рима, являла собой подобие Центрального парка в классическом стиле.
In front of the basilica, bordering the vast oval common, 284 columns swept outward in four concentric arcs of diminishing size... an architectural trompe de l'oiel used to heighten the piazza's sense of grandeur.Овал шириной 240 метров двумя полукружиями обрамляла крытая колоннада из 284 стоящих в четыре ряда дорических колонн, над которыми высились 140 скульптурных изображений святых и мучеников. Высота колонн в каждом ряду по мере приближения к площади немного уменьшалась, что создавало своего рода trompe l'oeil призванный подчеркнуть величие этого места.
As he stared at the magnificent shrine before him, Langdon wondered what St. Peter would think if he were here now.По обеим сторонам площади располагались два прекрасных фонтана, а в самом ее центре возвышался привезенный Калигулой египетский обелиск. Император украсил обелиском цирк, и лишь в 1586 году камень нашел свое место на площади перед главным собором католического мира. Теперь на его вершине сверкал крест -символ христианства. Интересно, что подумал бы святой Петр, окажись он сейчас здесь, размышлял Лэнгдон, глядя на святыню.
The Saint had died a gruesome death, crucified upside down on this very spot. Now he rested in the most sacred of tombs, buried five stories down, directly beneath the central cupola of the basilica.Петр умер, распятый вниз головой на этом самом месте, и теперь его прах покоился в гробнице, расположенной в глубоком подземелье под куполом базилики. Это была самая почитаемая из всех гробниц христианского мира.
"Vatican City," the pilot said, sounding anything but welcoming.- Ватикан, - произнес пилот без тени гостеприимства.
Langdon looked out at the towering stone bastions that loomed ahead-impenetrable fortifications surrounding the complex... a strangely earthly defense for a spiritual world of secrets, power, and mystery.Лэнгдон посмотрел на маячившие впереди стены и бастионы, окружающие здания Ватикана. Очень неподходящая... какая-то слишком земная защита для мира духа, власти и старинных тайн, подумал он.
"Look!" Vittoria said suddenly, grabbing Langdon's arm. She motioned frantically downward toward St. Peter's Square directly beneath them.- Смотрите! - крикнула Виттория, потянув американца за рукав и приникнув к иллюминатору.
Langdon put his face to the window and looked.Лэнгдон вытянул шею и посмотрел на площадь Святого Петра.
"Over there," she said, pointing.- Смотрите туда...
Langdon looked. The rear of the piazza looked like a parking lot crowded with a dozen or so trailer trucks.Лэнгдон взглянул в указанном направлении, и ему показалось, что он увидел автомобильную парковку.
Huge satellite dishes pointed skyward from the roof of every truck.Дальняя часть площади была заполнена огромными автобусами и фургонами, с крыш которых в небо смотрели тарелки телевизионных антенн.
The dishes were emblazoned with familiar names:На тарелках можно было прочесть хорошо знакомые надписи:
Televisor EuropeaЕВРОПЕЙСКОЕ ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Video Italia BBC United Press InternationalВИДЕО-ИТАЛИЯ БИ-БИ-СИ ЮНАЙТЕД ПРЕСС ИНТЕРНЭШНЛ
Langdon felt suddenly confused, wondering if the news of the antimatter had already leaked out.Неужели сведения об антиматерии уже просочились в прессу? Этого не может быть, несколько растерянно подумал Лэнгдон.
Vittoria seemed suddenly tense. "Why is the press here?- Почему здесь так много представителей прессы?- напряженным голосом поинтересовалась Виттория.
What's going on?"- Что у вас происходит?
The pilot turned and gave her an odd look over his shoulder. "What's going on? You don't know?"- Что происходит? Неужели вы не знаете? -бросив на нее через плечо недоуменный взгляд, спросил, в свою очередь, пилот.
"No," she fired back, her accent husky and strong.- Нет! - резко и чуть хрипло ответила она.
"Il Conclavo," he said.- II Conclavo, - ответил пилот.
"It is to be sealed in about an hour.- Двери будут опечатаны примерно через час.
The whole world is watching."Весь мир следит за этим событием.
Il Conclavo.II Conclavo.
The word rang a long moment in Langdon's ears before dropping like a brick to the pit of his stomach. Il Conclavo.Это слово долгим эхом отозвалось в мозгу Лэнгдона и тяжелым камнем обрушилось куда-то вниз, в область сердца. II Conclavo.
The Vatican Conclave.Ватиканский конклав.
How could he have forgotten?Как он мог забыть?
It had been in the news recently.Совсем недавно об этом сообщалось во всех сводках новостей.
Fifteen days ago, the Pope, after a tremendously popular twelve year reign, had passed away.Пятнадцать дней назад, после двенадцатилетнего пребывания на Святом престоле, ушел из жизни всеми любимый папа.
Every paper in the world had carried the story about the Pope's fatal stroke while sleeping-a sudden and unexpected death many whispered was suspicious.Во всех газетах мира появились статьи о случившемся во время сна кровоизлиянии в мозг. Эта смерть стала настолько неожиданной, что у многих возникли подозрения относительно ее действительной причины. Однако об этом предпочитали говорить шепотом.
But now, in keeping with the sacred tradition, fifteen days after the death of a Pope, the Vatican was holding Il Conclavo-the sacred ceremony in which the 165 cardinals of the world-the most powerful men in Christendom-gathered in Vatican City to elect the new Pope.И вот теперь, следуя традиции, ровно через пятнадцать дней после кончины папы, Ватикан созвал конклав. 165 кардиналов съехались в Рим со всех концов христианского мира. Эти наиболее могущественные священнослужители собрались сегодня в Ватикане для того, чтобы избрать нового папу.
Every cardinal on the planet is here today, Langdon thought as the chopper passed over St. Peter's Basilica.Все кардиналы планеты под одной крышей, думал Лэнгдон, когда вертолет пролетал над собором Святого Петра.
The expansive inner world of Vatican City spread out beneath him.За собором его взору открылись знаменитые сады Ватикана и здание правительства.
The entire power structure of the Roman Catholic Church is sitting on a time bomb.Вся властная структура римско-католической церкви оказалась - в самом буквальном смысле этого слова - на пороховой бочке.
34Глава 34
Cardinal Mortati gazed up at the lavish ceiling of the Sistine Chapel and tried to find a moment of quiet reflection.Кардинал Мортати, безуспешно пытаясь сосредоточиться, смотрел в роскошный потолок Сикстинской капеллы.
The frescoed walls echoed with the voices of cardinals from nations around the globe. The men jostled in the candlelit tabernacle, whispering excitedly and consulting with one another in numerous languages, the universal tongues being English, Italian, and Spanish.Покрытые фресками стены отражали голоса собравшихся в капелле кардиналов. Съехавшиеся со всего мира священнослужители толпились в освещаемой свечами часовне, оживленно обмениваясь впечатлениями и задавая вопросы. Разговаривали взволнованным шепотом на многих языках, универсальными же средствами общения оставались английский, итальянский и испанский.
The light in the chapel was usually sublime-long rays of tinted sun slicing through the darkness like rays from heaven-but not today.Традиционный способ освещения Сикстинской капеллы был весьма эффектным. Солнечный свет попадал в помещение через цветные стекла под потолком, создавая впечатление, что эти яркие, рассекающие тьму лучи нисходят прямо с небес. Так было всегда, но только не сегодня.
As was the custom, all of the chapel's windows had been covered in black velvet in the name of secrecy.Согласно традиции, все окна капеллы были затянуты черным бархатом. Это делалось для сохранения тайны.
This ensured that no one on the inside could send signals or communicate in any way with the outside world.Для того, чтобы никто из находящихся в помещении людей никак не мог связаться с внешним миром.
The result was a profound darkness lit only by candles... a shimmering radiance that seemed to purify everyone it touched, making them all ghostly... like saints.Глубокую тьму Сикстинской капеллы слегка разгонял лишь свет от горящих свечей... Создавалось впечатление, что это мерцающее сияние очищало каждого, кто с ним соприкасался. Кардиналы в этом свете казались бестелесными духами... становились похожими на святых.
What privilege, Mortati thought, that I am to oversee this sanctified event.Какая честь, думал Мортати, наблюдать за этим священнодействием.
Cardinals over eighty years of age were too old to be eligible for election and did not attend conclave, but at seventy nine years old, Mortati was the most senior cardinal here and had been appointed to oversee the proceedings.Кардиналы старше восьмидесяти лет папой быть избраны не могли и на конклав не приглашались. В свои семьдесят девять лет Мортати оказался старшим по возрасту, и ему доверили следить за процедурой выборов.
Following tradition, the cardinals gathered here two hours before conclave to catch up with friends and engage in last minute discussion.Следуя древней традиции, кардиналы собрались в капелле за два часа до открытия конклава, чтобы поговорить со старыми друзьями и провести последние консультации.
At 7 P.M., the late Pope's chamberlain would arrive, give opening prayer, and then leave.Ровно в семь часов вечера в капелле должен был появиться камерарий покойного папы, чтобы прочитать молитву и тут же удалиться.
Then the Swiss Guard would seal the doors and lock all the cardinals inside.Затем швейцарские гвардейцы опечатают двери, заперев кардиналов в капелле.
It was then that the oldest and most secretive political ritual in the world would begin.Лишь после этого можно будет приступить к древнейшему и самому таинственному политическому ритуалу.
The cardinals would not be released until they decided who among them would be the next Pope.Кардиналов не выпустят на свободу до тех пор, пока они не решат между собой, кому быть новым папой.
Conclave.Конклав.
Even the name was secretive.Даже само это слово подразумевало тайну.
"Con clave" literally meant "locked with a key.""Con clave" - в буквальном переводе "закрытый на ключ".
The cardinals were permitted no contact whatsoever with the outside world.Кардиналам категорически запрещалось в это время вступать в какие-либо контакты с внешним миром.
No phone calls.Никаких телефонных звонков.
No messages.Никаких посланий.
No whispers through doorways.Никаких перешептываний через замочную скважину.
Conclave was a vacuum, not to be influenced by anything in the outside world.Конклав являл собой вакуум, не подверженный воздействию внешней среды.
This would ensure that the cardinals kept Solum Dum prae oculis... only God before their eyes.Ничто не должно было повлиять на решение кардиналов, поскольку "solum Dum prae okulis" -"лишь Бог был перед их глазами".
Outside the walls of the chapel, of course, the media watched and waited, speculating as to which of the cardinals would become the ruler of one billion Catholics worldwide.За стенами капеллы, или, вернее, Ватикана, томились в ожидании представители прессы, строя различные предположения о том, кто станет будущим главой целого миллиарда населяющих земной шар католиков.
Conclaves created an intense, politically charged atmosphere, and over the centuries they had turned deadly: poisonings, fist fights, and even murder had erupted within the sacred walls.Атмосфера на конклавах иногда накалялась до предела, и истории были известны случаи, когда возникающее на них политическое противостояние приводило к человеческим жертвам. Священные стены капеллы были свидетелями жестоких драк, загадочных отравлений и даже явных убийств.
Ancient history, Mortati thought.Все это - древняя история, думал Мортати.
Tonight's conclave will be unified, blissful, and above all... brief.Сегодня все кардиналы выступят единым фронтом, конклав пройдет в благостной атмосфере и... даст Бог, окажется коротким.
Or at least that had been his speculation.Во всяком случае, он так предполагал.
Now, however, an unexpected development had emerged.Но случилось то, чего никто не ожидал.
Mystifyingly, four cardinals were absent from the chapel.По какой-то таинственной причине в капелле отсутствовали четыре кардинала.
Mortati knew that all the exits to Vatican City were guarded, and the missing cardinals could not have gone far, but still, with less than an hour before opening prayer, he was feeling disconcerted.Мортати знал, что все входы и выходы в Ватикане тщательно охраняются и кардиналы не могли уйти далеко. Но тем не менее старик начал беспокоиться, поскольку до молитвы открытия оставалось чуть менее часа.
After all, the four missing men were no ordinary cardinals.Ведь четыре пропавших священнослужителя не были обычными кардиналами.
They were the cardinals.Они были теми самыми кардиналами.
The chosen four.Четырьмя избранниками.
As overseer of the conclave, Mortati had already sent word through the proper channels to the Swiss Guard alerting them to the cardinals' absence.Как лицо, ответственное за проведение выборов, Мортати по соответствующим каналам известил командование швейцарской гвардии об исчезновении кардиналов.
He had yet to hear back.Ответа от гвардейцев пока не поступило.
Other cardinals had now noticed the puzzling absence. The anxious whispers had begun.Другие кардиналы, заметив необъяснимое отсутствие своих коллег, начали тревожно перешептываться.
Of all cardinals, these four should be on time!Эти четверо просто обязаны были находиться в Сикстинской капелле!
Cardinal Mortati was starting to fear it might be a long evening after all.Кардинал Мортати начал подумывать, что конклав может оказаться продолжительнее, чем он рассчитывал.
He had no idea.Если бы он знал, чем закончится этот вечер!
35Глава 35
The Vatican's helipad, for reasons of safety and noise control, is located in the northwest tip of Vatican City, as far from St. Peter's Basilica as possible.Посадочная площадка вертолетов из соображений безопасности и во избежание излишнего шума находилась в северо-западном углу Ватикана, на максимальном удалении от собора Святого Петра.
"Terra firma," the pilot announced as they touched down.- Твердь земная, - объявил пилот, как только шасси вертолета коснулись бетонной площадки.
He exited and opened the sliding door for Langdon and Vittoria.После этого он вышел из кабины и открыл дверь пассажирского отсека для Виттории и Лэнгдона.
Langdon descended from the craft and turned to help Vittoria, but she had already dropped effortlessly to the ground.Лэнгдон, выйдя из машины первым, повернулся, чтобы помочь спуститься Виттории, но та без его помощи легко спрыгнула на землю.
Every muscle in her body seemed tuned to one objective-finding the antimatter before it left a horrific legacy.Было видно, что девушка всем своим существом стремится к одной цели - найти антивещество, до того как случится непоправимое.
After stretching a reflective sun tarp across the cockpit window, the pilot ushered them to an oversized electric golf cart waiting near the helipad.Пилот прикрыл стекло кабины солнцезащитным чехлом и провел их к транспортному средству, очень напоминающему электрокар, который игроки в гольф используют для перемещения по полю.
The cart whisked them silently alongside the country's western border-a fifty foot tall cement bulwark thick enough to ward off attacks even by tanks.От обычного электрокара этот механизм отличался лишь большими размерами. Кар-переросток бесшумно повез их вдоль западной границы города-государства -высоченной бетонной стены, вполне способной противостоять танковой атаке противника.
Lining the interior of the wall, posted at fifty meter intervals, Swiss Guards stood at attention, surveying the interior of the grounds.Вдоль стены через каждые пятьдесят метров стояли по стойке "смирно" швейцарские гвардейцы, внимательно наблюдая за тем, что происходит на территории страны.
The cart turned sharply right onto Via della Osservatorio. Signs pointed in all directions:Кар резко свернул на виа делла Оссерваторио, и Лэнгдон увидел несколько смотрящих в разные стороны дорожных указателей:
Palazzio GovernatorioПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫЙ ДВОРЕЦ
Collegio EthiopianaКОЛЛЕГИЯ ПО ДЕЛАМ ЭФИОПИИ
Basilica San PietroСОБОР СВ. ПЕТРА
Capella SistinaСИКСТИНСКАЯ КАПЕЛЛА
They accelerated up the manicured road past a squat building marked Radio Vaticana.Водитель прибавил скорость, и они понеслись по ухоженной до блеска дороге. Через пару секунд мимо них проплыло приземистое здание, на котором значилось "Радио Ватикана".
This, Langdon realized to his amazement, was the hub of the world's most listened to radio programming-Radio Vaticana-spreading the word of God to millions of listeners around the globe.Так вот как, оказывается, выглядит сердце знаменитого "Radio Vaticana", сеющего слово Божие среди миллионов слушателей во всех частях света.
"Attenzione," the pilot said, turning sharply into a rotary.- Attenzione! - бросил водитель, резко вращая баранку.
As the cart wound round, Langdon could barely believe the sight now coming into view.Кар свернул за угол, и Лэнгдон не поверил своим глазам, настолько прекрасным оказался открывшийся перед ним вид.
Giardini Vaticani, he thought.Giardini Vaticani.
The heart of Vatican City.Знаменитые сады Ватикана - подлинное сердце этого города-государства, подумал он.
Directly ahead rose the rear of St. Peter's Basilica, a view, Langdon realized, most people never saw. To the right loomed the Palace of the Tribunal, the lush papal residence rivaled only by Versailles in its baroque embellishment.Мало кому из простых смертных доводилось видеть Ватикан с этой точки. Прямо перед ними высилась громада собора Святого Петра, а чуть справа располагалась папская резиденция в стиле барокко, ничуть не уступающая в своем великолепии пышному барокко Версаля.
The severe looking Governatorato building was now behind them, housing Vatican City's administration.Строгое здание, приютившее правительство города-государства, теперь находилось у них за спиной.
And up ahead on the left, the massive rectangular edifice of the Vatican Museum.А впереди слева возвышался массивный многоугольник музея Ватикана.
Langdon knew there would be no time for a museum visit this trip.Лэнгдон осознавал, что в этот раз времени для посещения музея у него не будет.
"Where is everyone?" Vittoria asked, surveying the deserted lawns and walkways.- Где все? - спросила Виттория, обозревая пустынные лужайки и тротуары.
The guard checked his black, military style chronograph-an odd anachronism beneath his puffy sleeve.Гвардеец взглянул на свои черные, выглядевшие совершенно неуместно под пышным рукавом униформы армейские часы и сказал:
"The cardinals are convened in the Sistine Chapel.- Все кардиналы уже собрались в Сикстинской капелле.
Conclave begins in a little under an hour."Конклав открывается меньше чем через час.
Langdon nodded, vaguely recalling that before conclave the cardinals spent two hours inside the Sistine Chapel in quiet reflection and visitations with their fellow cardinals from around the globe.Лэнгдон кивнул, припомнив, что кардиналы приходят в капеллу за два часа до начала, чтобы предаться тихим размышлениям и обменяться любезностями со своими прибывшими с разных концов земли коллегами.
The time was meant to renew old friendships among the cardinals and facilitate a less heated election process.Эти два часа предназначались для того, чтобы восстановить старую дружбу и сделать предстоящие дебаты не столь жаркими.
"And the rest of the residents and staff?"- А куда подевались остальные обитатели и персонал? - полюбопытствовала Виттория.
"Banned from the city for secrecy and security until the conclave concludes."- Удалены до завершения конклава в целях безопасности и для сохранения тайны, - сообщил швейцарец.
"And when does it conclude?"- Когда он завершится?
The guard shrugged. "God only knows." The words sounded oddly literal.- А вот это известно лишь одному Богу, - пожал плечами гвардеец, и по этому жесту и тону его голоса можно было понять, что молодой человек вкладывает в свои слова буквальный смысл.
After parking the cart on the wide lawn directly behind St. Peter's Basilica, the guard escorted Langdon and Vittoria up a stone escarpment to a marble plaza off the back of the basilica.Оставив машину на зеленой лужайке прямо за собором Святого Петра, швейцарец провел Лэнгдона и Витторию вдоль каменной стены до мощенной мраморными плитами площади, расположенной с тыльной стороны собора.
Crossing the plaza, they approached the rear wall of the basilica and followed it through a triangular courtyard, across Via Belvedere, and into a series of buildings closely huddled together.Перейдя через площадь, они снова подошли к базилике и двинулись по виа Бельведер мимо стоящих вплотную друг к другу зданий.
Langdon's art history had taught him enough Italian to pick out signs for the Vatican Printing Office, the Tapestry Restoration Lab, Post Office Management, and the Church of St. Ann.Поскольку Лэнгдону приходилось заниматься историей искусства, он обладал достаточными познаниями в итальянском языке, чтобы понять из надписей, что их путь лежит мимо типографии, лаборатории по реставрации гобеленов, почтового управления и церкви Святой Анны.
They crossed another small square and arrived at their destination.Затем, миновав еще одну площадь, они прибыли к месту назначения.
The Office of the Swiss Guard is housed adjacent to Il Corpo di Vigilanza, directly northeast of St. Peter's Basilica. The office is a squat, stone building.Приземистое здание, служившее штаб-квартирой швейцарской гвардии, располагалось на северо-восточном краю Ватикана, рядом с помещением кордегардии.
On either side of the entrance, like two stone statues, stood a pair of guards.По обе стороны от входных дверей штаба, подобно каменным изваяниям, замерли два швейцарских гвардейца.
Langdon had to admit, these guards did not look quite so comical.На сей раз Лэнгдон был вынужден признать, что эти парни выглядели вовсе не комично.
Although they also wore the blue and gold uniform, each wielded the traditional "Vatican long sword"-an eight foot spear with a razor sharp scythe-rumored to have decapitated countless Muslims while defending the Christian crusaders in the fifteenth century.Стражи так же, как и их проводник, были облачены в голубую с золотом форму, но в руках у них были традиционные "длинные мечи Ватикана" - восьмифутовые копья с острыми как бритва наконечниками в форме полумесяца. Если верить легендам, во время крестовых походов эти полумесяцы снесли бесчисленное множество мусульманских голов.
As Langdon and Vittoria approached, the two guards stepped forward, crossing their long swords, blocking the entrance.Как только Лэнгдон и Виттория приблизились к дверям, оба гвардейца, как по команде, сделали шаг вперед и скрестили копья, загородив проход.
One looked up at the pilot in confusion. "I pantaloni," he said, motioning to Vittoria's shorts.- I pantaloni, - в замешательстве произнес один из них, обращаясь к пилоту и свободной рукой указывая на шорты Виттории.
The pilot waved them off. "Il comandante vuole vederli subito."- II comandante voule vederli subito , - отмахнулся от сверхбдительного стража пилот.
The guards frowned. Reluctantly they stepped aside.Часовые с недовольной миной неохотно отступили в сторону.
Inside, the air was cool. It looked nothing like the administrative security offices Langdon would have imagined.Внутри здания царила прохлада, и оно совсем не походило на помещение службы безопасности, каким его представлял себе Лэнгдон.
Ornate and impeccably furnished, the hallways contained paintings Langdon was certain any museum worldwide would gladly have featured in its main gallery.На стенах изысканно украшенных и безупречно обставленных холлов висели картины, которые любой музей мира поместил бы на самом почетном месте.
The pilot pointed down a steep set of stairs. "Down, please."- Вниз, пожалуйста, - пригласил пилот, показывая на довольно крутые ступени.
Langdon and Vittoria followed the white marble treads as they descended between a gauntlet of nude male sculptures.Лэнгдон и Виттория шагали по беломраморным ступеням сквозь строй скульптур.
Each statue wore a fig leaf that was lighter in color than the rest of the body.Это были статуи обнаженных мужчин, и на каждой из них имелся фиговый листок, который был чуть светлее остального тела.
The Great Castration, Langdon thought.Великая кастрация, подумал Лэнгдон.
It was one of the most horrific tragedies in Renaissance art.Это была одна из самых величайших потерь, которые понесло искусство Возрождения.
In 1857, Pope Pius IX decided that the accurate representation of the male form might incite lust inside the Vatican.В 1857 году папа Пий IX решил, что чрезмерно точное воспроизведение мужского тела может пробудить похоть у обитателей Ватикана.
So he got a chisel and mallet and hacked off the genitalia of every single male statue inside Vatican City.Поэтому, вооружившись резцом и киянкой, он собственноручно срубил гениталии у всех мужских скульптур.
He defaced works by Michelangelo, Bramante, and Bernini.Папа изувечил шедевры Микеланджело, Браманте и Бернини.
Plaster fig leaves were used to patch the damage. Hundreds of sculptures had been emasculated.Нанесенные скульптурам повреждения были стыдливо прикрыты алебастровыми фиговыми листками.
Langdon had often wondered if there was a huge crate of stone penises someplace.Лэнгдона всегда занимал вопрос, не стоит ли где-нибудь в Ватикане громадный, заполненный мраморными пенисами сундук?..
"Here," the guard announced.- Сюда, - провозгласил проводник.
They reached the bottom of the stairs and dead ended at a heavy, steel door.Они уже спустились с лестницы и теперь стояли перед тяжелыми стальными дверями.
The guard typed an entry code, and the door slid open.Швейцарец набрал цифровой код, и дверь бесшумно скользнула в стену.
Langdon and Vittoria entered. Beyond the threshold was absolute mayhem.В помещении за порогом было настоящее столпотворение.
36Глава 36
The Office of the Swiss Guard.Штаб швейцарской гвардии.
Langdon stood in the doorway, surveying the collision of centuries before them.Лэнгдон стоял в дверях и смотрел на смешение разных эпох, открывшееся перед его глазами.
Mixed media.Встреча времен, думал он.
The room was a lushly adorned Renaissance library complete with inlaid bookshelves, oriental carpets, and colorful tapestries... and yet the room bristled with high tech gear-banks of computers, faxes, electronic maps of the Vatican complex, and televisions tuned to CNN.Помещение являло собой великолепно декорированную библиотеку эпохи Ренессанса. Книжные полки, роскошные восточные ковры и яркие гобелены... и в то же время блоки новейших компьютеров и факсов, электронные карты Ватикана и телевизоры, настроенные на прием Си-эн-эн.
Men in colorful pantaloons typed feverishly on computers and listened intently in futuristic headphones.Мужчины в живописных панталонах и футуристического вида наушниках яростно стучали по клавишам, внимательно вглядываясь в экраны мониторов.
"Wait here," the guard said. Langdon and Vittoria waited as the guard crossed the room to an exceptionally tall, wiry man in a dark blue military uniform.- Подождите здесь, - сказал их провожатый и направился через весь зал к необычайно высокому жилистому человеку, облаченному в темно-синий мундир.
He was talking on a cellular phone and stood so straight he was almost bent backward.Человек разговаривал по сотовому телефону и держался так прямо, что создавалось впечатление, будто он даже прогибался назад.
The guard said something to him, and the man shot a glance over at Langdon and Vittoria. He nodded, then turned his back on them and continued his phone call.Швейцарец что-то ему сказал, человек в синем бросил быстрый взгляд в сторону Лэнгдона и Виттории, кивнул и вернулся к телефонной беседе.
The guard returned. "Commander Olivetti will be with you in a moment."- Коммандер Оливетти примет вас через минуту, -сказал гвардеец, вернувшись.
"Thank you."- Благодарю.
The guard left and headed back up the stairs.Гвардеец кивнул и направился назад, к лестнице.
Langdon studied Commander Olivetti across the room, realizing he was actually the Commander in Chief of the armed forces of an entire country.Лэнгдон внимательно посмотрел на коммандера Оливетти, понимая, что перед ним Верховный главнокомандующий армией суверенной державы.
Vittoria and Langdon waited, observing the action before them.Виттория и Лэнгдон ждали, наблюдая за происходящим.
Brightly dressed guards bustled about yelling orders in Italian.Г вардейцы в ярких униформах проявляли поистине бурную деятельность. Со всех сторон доносились команды на итальянском языке.
"Continua cercando!" one yelled into a telephone.- Continua cercando! - кричал в микрофон один из них.
"Probasti il mus?o?" another asked.- Probasti il museo! - вторил ему другой.
Langdon did not need fluent Italian to discern that the security center was currently in intense search mode.Лэнгдону не надо было хорошо знать итальянский язык, чтобы понять - служба безопасности Ватикана ведет интенсивные поиски.
This was the good news.Это, безусловно, была хорошая новость.
The bad news was that they obviously had not yet found the antimatter.Плохая же новость заключалась в том, что антивещество они пока не обнаружили.
"You okay?" Langdon asked Vittoria.- С вами все в порядке? - спросил он Витторию.
She shrugged, offering a tired smile.Девушка в ответ лишь устало улыбнулась и пожала плечами.
When the commander finally clicked off his phone and approached across the room, he seemed to grow with each step.Коммандер тем временем закончил разговор, решительным движением захлопнул мобильник и направился к ним. С каждым шагом офицер, казалось, становился все выше и выше.
Langdon was tall himself and not accustomed to looking up at many people, but Commander Olivetti demanded it.Лэнгдон и сам был достаточно высок, и ему редко доводилось смотреть на кого-нибудь снизу вверх, но в данном случае избежать этого было просто невозможно.
Langdon sensed immediately that the commander was a man who had weathered tempests, his face hale and steeled.Весь вид коммандера требовал подчинения, и Лэнгдон сразу понял, что этот человек прошел через многое. Его моложавое не по возрасту лицо было словно выковано из закаленной стали.
His dark hair was cropped in a military buzz cut, and his eyes burned with the kind of hardened determination only attainable through years of intense training.Темные волосы были острижены коротким ежиком на военный манер, а глаза исполнены той непреклонной решимости, которая достигается лишь годами упорной муштры.
He moved with ramrod exactness, the earpiece hidden discreetly behind one ear making him look more like U.S. Secret Service than Swiss Guard.Он надвигался на них неумолимо, как танк. За ухом у него был крошечный наушник, и это делало его похожим на агента американской секретной службы из плохого фильма.
The commander addressed them in accented English.Офицер обратился к ним на английском языке с довольно сильным итальянским акцентом.
His voice was startlingly quiet for such a large man, barely a whisper. It bit with a tight, military efficiency.Его голос для столь внушительной фигуры оказался на редкость тихим, но, несмотря на это, звучал по-военному уверенно и напористо.
"Good afternoon," he said.- Добрый день, - сказал он.
"I am Commander Olivetti-Comandante Principale of the Swiss Guard. I'm the one who called your director."- Я - коммандер Оливетти, главнокомандующий швейцарской гвардией, и это я звонил вашему директору.
Vittoria gazed upward. "Thank you for seeing us, sir."- Примите нашу благодарность, сэр, за то, что согласились нас принять, - подняла на него глаза Виттория.
The commander did not respond.Коммандер, ничего не ответив, жестом пригласил их следовать за ним.
He motioned for them to follow and led them through the tangle of electronics to a door in the side wall of the chamber.Лавируя в лабиринте электронных приборов, они добрались до двери в боковой стене зала.
"Enter," he said, holding the door for them.- Входите, - пригласил офицер, придерживая дверь.
Langdon and Vittoria walked through and found themselves in a darkened control room where a wall of video monitors was cycling lazily through a series of black and white images of the complex.Переступив через порог, Лэнгдон и Виттория оказались в затемненной комнате, одна из стен которой светилась экранами множества мониторов. На этих экранах, сменяя друг друга, лениво двигались изображения различных уголков Ватикана.
A young guard sat watching the images intently.За картинками внимательно следил молодой гвардеец.
"Fuori," Olivetti said.- Fuori , - сказал Оливетти.
The guard packed up and left.Солдат поднялся со стула и вышел из комнаты.
Olivetti walked over to one of the screens and pointed to it. Then he turned toward his guests.Оливетти подошел к одному из мониторов и произнес, указывая на экран:
"This image is from a remote camera hidden somewhere inside Vatican City.- Это изображение идет с одной из камер дистанционного контроля, спрятанной где-то в недрах Ватикана.
I'd like an explanation."Не могли бы вы объяснить, что это такое?
Langdon and Vittoria looked at the screen and inhaled in unison.Лэнгдон и Виттория бросили взгляд на дисплей и не удержались от вздоха.
The image was absolute. No doubt.Места для сомнений не осталось.
It was CERN's antimatter canister.Это была ловушка антиматерии, доставленная сюда из ЦЕРНа.
Inside, a shimmering droplet of metallic liquid hung ominously in the air, lit by the rhythmic blinking of the LED digital clock.Внутри прозрачной сферы мерцала парившая в воздухе металлическая капля. Единственным источником света в том месте, где находился сосуд, служил дисплей электронного секундомера с ритмично меняющимися на нем цифрами.
Eerily, the area around the canister was almost entirely dark, as if the antimatter were in a closet or darkened room.Вокруг ловушки царила полная темнота, словно ее поместили куда-то под землю или в полностью закрытое помещение.
At the top of the monitor flashed superimposed text: Live Feed-Camera #86.В верхнем левом углу монитора виднелась надпись: "Прямая передача - камера наблюдения №86".
Vittoria looked at the time remaining on the flashing indicator on the canister. "Under six hours," she whispered to Langdon, her face tense.Виттория взглянула на меняющиеся цифры электронного счетчика времени и прошептала Лэнгдону: - Менее шести часов...
Langdon checked his watch. "So we have until..." He stopped, a knot tightening in his stomach.- Итак, мы располагаем временем до... - произнес Лэнгдон, поднося к глазам руку с часами. Закончить фразу ему помешал сильный спазм где-то в районе желудка.
"Midnight," Vittoria said, with a withering look.- ...до полуночи, - с безнадежным видом сказала вместо него Виттория.
Midnight, Langdon thought."Полночь, - подумал Лэнгдон.
A flair for the dramatic.- Очередное проявление театральности".
Apparently whoever stole the canister last night had timed it perfectly.Тот, кто прошлой ночью похитил ловушку, очевидно, точно рассчитал время.
A stark foreboding set in as he realized he was currently sitting at ground zero.Мощнейший, грозящий катастрофой заряд уже был установлен на месте будущего взрыва, или в "точке зеро", как говорят специалисты.
Olivetti's whisper now sounded more like a hiss. "Does this object belong to your facility?"- Вы подтверждаете, что данный объект принадлежит вашему учреждению? - Шепот Оливетти теперь больше походил на шипение.
Vittoria nodded. "Yes, sir.- Да, сэр, - кивнула Виттория.
It was stolen from us. It contains an extremely combustible substance called antimatter."- Этот сосуд был похищен из нашей лаборатории, и он содержит чрезвычайно взрывоопасную субстанцию, называемую антивеществом.
Olivetti looked unmoved.Слова Виттории ничуть не встревожили Оливетти.
"I am quite familiar with incendiaries, Ms. Vetra. I have not heard of antimatter."- Я очень хорошо знаком со взрывным делом, мисс Ветра, но о взрывчатке, именуемой "антивещество", ничего не слышал.
"It's new technology.- Это продукт новых технологий.
We need to locate it immediately or evacuate Vatican City."Сосуд надо найти немедленно. В противном случае придется эвакуировать весь Ватикан.
Olivetti closed his eyes slowly and reopened them, as if refocusing on Vittoria might change what he just heard.Оливетти закрыл глаза, а затем медленно открыл их, словно надеясь на то, что это способно изменить смысл слов, произнесенных девушкой.
"Evacuate?- Эвакуировать? - переспросил он.
Are you aware what is going on here this evening?"- Вам, надеюсь, известно, что в данный момент происходит в Ватикане?
"Yes, sir.- Да, сэр.
And the lives of your cardinals are in danger.И жизнь ваших кардиналов находится в опасности.
We have about six hours.В нашем распоряжении примерно шесть часов.
Have you made any headway locating the canister?"Вам удалось хоть сколько-нибудь продвинуться в поисках ловушки?
Olivetti shook his head. "We haven't started looking."- Так вы называете эту штуку "ловушкой"? -спросил он и, величественно наклонив голову, добавил: - Мы даже и не приступали к ее поискам.
Vittoria choked. "What?- Что? - спросила, едва не задохнувшись от изумления, Виттория.
But we expressly heard your guards talking about searching the-"- Но мы своими ушами слышали, как ваши подчиненные говорили о поисках...
"Searching, yes," Olivetti said, "but not for your canister.- Поисках, да... - сказал Оливетти. - Но мы ищем вовсе не эту игрушку.
My men are looking for something else that does not concern you."Мои люди заняты поисками, которые не имеют никакого отношения к вашему делу.
Vittoria's voice cracked. "You haven't even begun looking for this canister?"- Следовательно, вы не начали искать ловушку? -срывающимся от волнения голосом повторила Виттория. - Я вас правильно поняла?
Olivetti's pupils seemed to recede into his head. He had the passionless look of an insect.Зрачки Оливетти сузились так сильно, что создавалось впечатление, будто они просто втянулись в глазные яблоки, и это сделало его похожим на насекомого.
"Ms. Vetra, is it?- Послушайте, как вас там? Мисс Ветра, кажется?- спросил он с бесстрастностью все того же насекомого.
Let me explain something to you.- Позвольте мне высказаться откровенно.
The director of your facility refused to share any details about this object with me over the phone except to say that I needed to find it immediately.Директор вашего заведения отказался поделиться со мной подробностями относительно характера объекта, заявив лишь, что я должен немедленно его найти.
We are exceptionally busy, and I do not have the luxury of dedicating manpower to a situation until I get some facts."В данный момент мы чрезвычайно заняты, и я не могу позволить себе роскоши задействовать людские ресурсы, пока мне не станут известны все обстоятельства.
"There is only one relevant fact at this moment, sir," Vittoria said, "that being that in six hours that device is going to vaporize this entire complex."- В данный момент, сэр, лишь одно обстоятельство имеет значение, - жестким тоном произнесла Виттория. - Если вы не найдете прибора, то не позже чем через шесть часов ваш Ватикан взлетит на воздух. Или испарится, если вас это больше устраивает.
Olivetti stood motionless.На лице Оливетти не дрогнул ни один мускул.
"Ms. Vetra, there is something you need to know." His tone hinted at patronizing.- Мисс Ветра, - начал он, и теперь в его голосе можно было уловить снисходительные нотки.
"Despite the archaic appearance of Vatican City, every single entrance, both public and private, is equipped with the most advanced sensing equipment known to man.- Несмотря на несколько архаичный внешний вид Ватикана, каждая его дверь, как служебная, так и предназначенная для публики, снабжена новейшими, самыми чувствительными приборами защиты из всех известных человечеству.
If someone tried to enter with any sort of incendiary device it would be detected instantly.Если кто-то вдруг пожелает проникнуть к нам с взрывчатым веществом, оно немедленно будет обнаружено.
We have radioactive isotope scanners, olfactory filters designed by the American DEA to detect the faintest chemical signatures of combustibles and toxins.В нашем распоряжении имеются сканеры радиоактивных изотопов, приборы, которые по тончайшему запаху могут мгновенно расшифровывать химический состав любых веществ, включая токсины.
We also use the most advanced metal detectors and X ray scanners available."Повсюду установлены новейшие металлодетекторы и рентгеновские аппараты...
"Very impressive," Vittoria said, matching Olivetti's cool.- Весьма впечатляюще, - прервала его речь Виттория. Слова девушки звучали столь же холодно, как и слова коммандера.
"Unfortunately, antimatter is nonradioactive, its chemical signature is that of pure hydrogen, and the canister is plastic.- К моему величайшему сожалению, антивещество не обладает радиоактивностью. Оно не имеет запаха, а по своему химическому составу является чистейшим водородом. Сам сосуд изготовлен из нейтрального пластика.
None of those devices would have detected it."Боюсь, что все ваши новейшие приборы окажутся в данном случае бессильны.
"But the device has an energy source," Olivetti said, motioning to the blinking LED.- Но ваша ловушка имеет источник питания, -сказал Оливетти, показывая на мелькающие цифры хронометра.
"Even the smallest trace of nickel cadmium would register as-"- Даже малейший след никель-кадмиевого...
"The batteries are also plastic."- Аккумулятор тоже изготовлен из пластика.
Olivetti's patience was clearly starting to wane.- Пластмассовый аккумулятор?!
"Plastic batteries?"- Судя по тону, каким был задан этот вопрос, терпение Оливетти подходило к концу.
"Polymer gel electrolyte with Teflon."- Да. Электролит из полимерного геля и тефлона.
Olivetti leaned toward her, as if to accentuate his height advantage.Оливетти наклонился вперед, словно подчеркивая свое превосходство в росте, и раздельно произнес:
"Signorina, the Vatican is the target of dozens of bomb threats a month.- Синьорина, в Ватикан каждый месяц поступают десятки сообщений с угрозой взрыва.
I personally train every Swiss Guard in modern explosive technology.Я персонально инструктирую свой персонал по всем новейшим проблемам взрывной техники.
I am well aware that there is no substance on earth powerful enough to do what you are describing unless you are talking about a nuclear warhead with a fuel core the size of a baseball."И мне прекрасно известно, что в мире не существует взрывчатого вещества, способного, по вашим словам, уничтожить Ватикан. Если вы, конечно, не имеете в виду ядерное устройство. Если вы все-таки говорите о ядерном оружии, то оно должно иметь боеголовку размером как минимум с бейсбольный мяч.
Vittoria framed him with a fervent stare. "Nature has many mysteries yet to unveil."- Природа таит в себе массу пока еще не раскрытых тайн, - ответила Виттория, испепеляя офицера взглядом.
Olivetti leaned closer. "Might I ask exactly who you are? What is your position at CERN?"- Могу я поинтересоваться, - сказал Оливетти, наклоняясь еще ниже, - какой пост вы занимаете в ЦЕРНе?
"I am a senior member of the research staff and appointed liaison to the Vatican for this crisis."- Я старший исследователь, и на период данного кризиса мне поручено осуществлять связь между моей организацией и Ватиканом.
"Excuse me for being rude, but if this is indeed a crisis, why am I dealing with you and not your director?- Прошу прощения за грубость, но если мы действительно имеем дело с кризисом, почему я имею дело с вами, а не с вашим директором?
And what disrespect do you intend by coming into Vatican City in short pants?"И почему вы позволяете себе проявлять неуважение к Ватикану, являясь в это святое место в шортах?
Langdon groaned.Лэнгдон издал тихий стон.
He couldn't believe that under the circumstances the man was being a stickler for dress code.Ученый не мог поверить, что в подобных обстоятельствах Верховный главнокомандующий будет думать о стиле одежды.
Then again, he realized, if stone penises could induce lustful thoughts in Vatican residents, Vittoria Vetra in shorts could certainly be a threat to national security.Однако он вспомнил о каменных пенисах, которые, по мнению здешнего начальства, могли пробудить похоть у подчиненных, и решил, что появление девицы в обтягивающих шортах вполне способно произвести в Ватикане сексуальную революцию. Так что поведение коммандера было отчасти оправданно. Виттория Ветра являла собой угрозу безопасности Ватикана.
"Commander Olivetti," Langdon intervened, trying to diffuse what looked like a second bomb about to explode.- Коммандер Оливетти, - сказал Лэнгдон, выступая вперед (ему не хотелось, чтобы на его глазах взорвалась еще одна бомба), - позвольте представиться.
"My name is Robert Langdon.Меня зовут Роберт Лэнгдон.
I'm a professor of religious studies in the U.S. and unaffiliated with CERN.Я преподаю историю религии в Гарвардском университете и к ЦЕРНу не имею ни малейшего отношения.
I have seen an antimatter demonstration and will vouch for Ms. Vetra's claim that it is exceptionally dangerous.Я видел, на что способно антивещество, и целиком разделяю точку зрения мисс Ветра о его чрезвычайной опасности.
We have reason to believe it was placed inside your complex by an antireligious cult hoping to disrupt your conclave."У нас есть все основания полагать, что антивещество доставлено в ваш комплекс членами антирелигиозного сообщества с целью сорвать конклав.
Olivetti turned, peering down at Langdon. "I have a woman in shorts telling me that a droplet of liquid is going to blow up Vatican City, and I have an American professor telling me we are being targeted by some antireligious cult.- Итак, - начал офицер, сверля глазами Лэнгдона, -теперь, помимо женщины в шортах, уверяющей, что капля какого-то таинственного антивещества способна взорвать Ватикан, я имею американского профессора, заявляющего, что нам угрожает некое антирелигиозное сообщество.
What exactly is it you expect me to do?"Чего же именно вы от меня хотите?
"Find the canister," Vittoria said.- Найдите ловушку, - сказала Виттория.
"Right away."- И немедленно.
"Impossible.- Это невозможно.
That device could be anywhere.Прибор может находиться где угодно.
Vatican City is enormous."Ватикан достаточно велик.
"Your cameras don't have GPS locators on them?"- Неужели ваши камеры слежения не снабжены сигнализаторами, указывающими их местонахождение?
"They are not generally stolen.- Как правило, их у нас не воруют.
This missing camera will take days to locate."Чтобы найти пропавшую камеру, потребуется несколько дней.
"We don't have days," Vittoria said adamantly.- О днях не может быть и речи, - с вызовом бросила Виттория.
"We have six hours."- В нашем распоряжении лишь шесть часов.
"Six hours until what, Ms. Vetra?" Olivetti's voice grew louder suddenly.- Шесть часов до чего, мисс Ветра? - спросил Оливетти, и голос его на сей раз прозвучал неожиданно громко.
He pointed to the image on the screen. "Until these numbers count down?Махнув рукой в сторону экрана, коммандер продолжил: - До тех пор, пока эта штука не закончит счет?
Until Vatican City disappears?До тех пор, пока не испарится Ватикан?
Believe me, I do not take kindly to people tampering with my security system.Поверьте, я терпеть не могу людей, которые наносят ущерб моей системе безопасности, воруя камеры.
Nor do I like mechanical contraptions appearing mysteriously inside my walls.Точно так же я не люблю и механических приспособлений, которые таинственным образом появляются в стенах города.
I am concerned. It is my job to be concerned. But what you have told me here is unacceptable."Моя работа требует постоянной подозрительности, но то, что говорите вы, мисс Ветра, лежит за пределами возможного.
Langdon spoke before he could stop himself. "Have you heard of the Illuminati?" The commander's icy exterior cracked. His eyes went white, like a shark about to attack.- Вам когда-нибудь приходилось слышать о братстве "Иллюминати"? - вдруг выпалил Лэнгдон. Ледяная маска вдруг дала трещину. Глаза коммандера побелели, как у готовящейся напасть акулы, и он прогремел:
"I am warning you. I do not have time for this."- Я вас предупреждал, что у меня нет времени выслушивать всякие глупости!
"So you have heard of the Illuminati?"- Следовательно, о сообществе "Иллюминати" вы слышали?
Olivetti's eyes stabbed like bayonets. "I am a sworn defendant of the Catholic Church.- Я дал клятву охранять католическую церковь, -ответил Оливетти; теперь его взгляд стал походить на острие штыка.
Of course I have heard of the Illuminati.- И об этом сообществе, естественно, слышал.
They have been dead for decades."Мне также известно, что это, с позволения сказать, братство не существует вот уже несколько десятков лет.
Langdon reached in his pocket and pulled out the fax image of Leonardo Vetra's branded body. He handed it to Olivetti.Лэнгдон запустил руку в карман, извлек листок с изображением заклейменного тела Леонардо Ветра и вручил его Оливетти.
"I am an Illuminati scholar," Langdon said as Olivetti studied the picture.- Я давно занимаюсь изучением истории братства
"I am having a difficult time accepting that the Illuminati are still active, and yet the appearance of this brand combined with the fact that the Illuminati have a well known covenant against Vatican City has changed my mind.""Иллюминати", и признать его существование в наши дни мне труднее, чем вам. Однако появление клейма и понимание того, что это сообщество давно предъявило счет Ватикану, вынудили меня изменить свою точку зрения.
"A computer generated hoax." Olivetti handed the fax back to Langdon.- Компьютерная фальшивка, - небрежно бросил Оливетти, возвращая факс Лэнгдону.
Langdon stared, incredulous.Лэнгдон не верил своим ушам.
"Hoax?- Фальшивка?!
Look at the symmetry!Да вы только взгляните на симметрию!
You of all people should realize the authenticity of-"Из всех людей вы первый должны понять, что это аутентичное...
"Authenticity is precisely what you lack.- Если на то пошло, то именно вам в первую очередь не хватает аутентичного понимания характера событий.
Perhaps Ms. Vetra has not informed you, but CERN scientists have been criticizing Vatican policies for decades.Мисс Ветра, видимо, не удосужилась проинформировать вас о том, что ученые ЦЕРНа в течение нескольких десятилетий жестоко критикуют Ватикан.
They regularly petition us for retraction of Creationist theory, formal apologies for Galileo and Copernicus, repeal of our criticism against dangerous or immoral research.Они регулярно клеймят нас за возрождение идей креационизма, требуют формальных извинений за Галилея и Коперника, настаивают на том, чтобы мы прекратили осуждение аморальных или опасных исследований.
What scenario seems more likely to you-that a four hundred year old satanic cult has resurfaced with an advanced weapon of mass destruction, or that some prankster at CERN is trying to disrupt a sacred Vatican event with a well executed fraud?"Какой из двух сценариев для вас более приемлем, мистер Лэнгдон? Неужели вы предпочтете вариант, согласно которому из небытия вдруг возникнет вооруженный ядерной бомбой орден сатанистов с многовековой историей, чтобы уничтожить Ватикан? Если так, то для меня более приемлем второй. По моему мнению, какой-то идиот-шутник из ЦЕРНа решил сорвать важное для Ватикана событие с помощью тонко задуманной и отлично исполненной фальшивки.
"That photo," Vittoria said, her voice like boiling lava, "is of my father.- На этом снимке изображен мой отец, - сказала Виттория, и в ее голосе можно было услышать клокот кипящей лавы.
Murdered.- Он был убит.
You think this is my idea of a joke?"Неужели вы хотите сказать, что я способна на подобные шутки?
"I don't know, Ms. Vetra.- Не знаю, мисс Ветра.
But I do know until I get some answers that make sense, there is no way I will raise any sort of alarm.Но до тех пор, пока я не получу от вас ответов, в которых будет хоть какой-то смысл, тревоги я поднимать не стану.
Vigilance and discretion are my duty... such that spiritual matters can take place here with clarity of mind.Моя служба требует как бдительности, так и сдержанности... для того чтобы все духовные отправления вершились в Ватикане при просветленном сознании их участников.
Today of all days."И в первую очередь сегодня.
Langdon said, "At least postpone the event."- Но тогда по крайней мере отложите мероприятие, - сказал Лэнгдон.
"Postpone?" Olivetti's jaw dropped.- Отложить?! - опешил от столь еретической идеи Оливетти.
"Such arrogance!- Какая наглость!
A conclave is not some American baseball game you call on account of rain.Конклав, к вашему сведению, - это не бейсбольный матч в Америке, начало которого переносится из-за дождя.
This is a sacred event with a strict code and process.Это священнодействие со строгими правилами и процедурой.
Never mind that one billion Catholics in the world are waiting for a leader.Вам, конечно, безразлично, что миллиард католиков по всему земному шару, затаив дыхание, ждут избрания своего нового лидера.
Never mind that the world media is outside.Вам плевать на многочисленных представителей прессы, собравшихся у стен Ватикана.
The protocols for this event are holy-not subject to modification.Протокол, согласно которому проходят выборы папы, священен.
Since 1179, conclaves have survived earthquakes, famines, and even the plague.Начиная с 1179 года конклавы проводились, невзирая на землетрясения, голод и даже эпидемии чумы.
Believe me, it is not about to be canceled on account of a murdered scientist and a droplet of God knows what."И он не будет отменен из-за убийства какого-то ученого и появления одной капли Бог знает какого вещества.
"Take me to the person in charge," Vittoria demanded.- Отведите меня к вашему главному начальнику, -потребовала Виттория.
Olivetti glared. "You've got him."- Он перед вами! - сверкнул глазами Оливетти.
"No," she said.- Нет.
"Someone in the clergy."Мне нужен кто-нибудь из клира.
The veins on Olivetti's brow began to show.От возмущения на лбу офицера вздулись жилы, но, сумев сдержаться, он ответил почти спокойно:
"The clergy has gone.- Все лица, имеющие отношение к клиру, ушли.
With the exception of the Swiss Guard, the only ones present in Vatican City at this time are the College of Cardinals.Во всем Ватикане остались лишь швейцарские гвардейцы и члены коллегии кардиналов.
And they are inside the Sistine Chapel."Кардиналы собрались в Сикстинской капелле.
"How about the chamberlain?" Langdon stated flatly.- А как насчет камерария? - небрежно бросил Лэнгдон.
"Who?"- Кого?
"The late Pope's chamberlain." Langdon repeated the word self assuredly, praying his memory served him.- Камерария покойного папы, - повторил Лэнгдон, надеясь на то, что память его не подвела.
He recalled reading once about the curious arrangement of Vatican authority following the death of a Pope.Он припомнил, что читал где-то об одном довольно забавном обычае Ватикана, связанном с передачей власти после кончины папы.
If Langdon was correct, during the interim between Popes, complete autonomous power shifted temporarily to the late Pope's personal assistant-his chamberlain-a secretarial underling who oversaw conclave until the cardinals chose the new Holy Father.Если память его не обманывает, то на период между смертью прежнего святого отца и выборами нового понтифика вся власть временно переходила в руки личного помощника покойного папы - так называемого камерария. Именно он должен был заниматься организацией и проведением конклава вплоть до того момента, как кардиналы назовут имя нового хозяина Святого престола.
"I believe the chamberlain is the man in charge at the moment."- Насколько я понимаю, в данный момент всеми делами Ватикана заправляет камерарий, -закончил американец.
"Il camerlegno?" Olivetti scowled.- И camerlengo? - недовольно скривившись, переспросил Оливетти.
"The camerlegno is only a priest here.- Но наш камерарий - простой священнослужитель.
He is not even canonized.Он не был рукоположен в кардиналы.
He is the late Pope's hand servant."Всего лишь личный слуга папы.
"But he is here.- Тем не менее он здесь.
And you answer to him."И вы подчиняетесь ему.
Olivetti crossed his arms.- Мистер Лэнгдон, - произнес Оливетти, скрестив на груди руки, - да, это так.
"Mr. Langdon, it is true that Vatican rule dictates the camerlegno assume chief executive office during conclave, but it is only because his lack of eligibility for the papacy ensures an unbiased election.Согласно существующим правилам, камерарий на время проведения конклава является высшей исполнительной властью Ватикана. Но это сделано только потому, что камерарий, сам не имея права стать папой, может обеспечить независимость выборов.
It is as if your president died, and one of his aides temporarily sat in the oval office.Это примерно то же самое, как если бы один из помощников вашего президента временно занял Овальный кабинет после смерти своего босса.
The camerlegno is young, and his understanding of security, or anything else for that matter, is extremely limited.Камерарий молод, и его понимание проблем безопасности, так же как и иных важных вопросов, весьма ограниченно.
For all intents and purposes, I am in charge here."И по существу, в данный момент я являюсь первым лицом Ватикана.
"Take us to him," Vittoria said.- Отведите нас к нему, - сказала Виттория.
"Impossible.- Это невозможно.
Conclave begins in forty minutes.Конклав открывается через сорок минут.
The camerlegno is in the Office of the Pope preparing. I have no intention of disturbing him with matters of security."Камерарий готовится к этому событию в кабинете папы, и я не намерен беспокоить его проблемами, связанными с безопасностью. Все эти вопросы входят в сферу моей компетенции.
Vittoria opened her mouth to respond but was interrupted by a knocking at the door. Olivetti opened it.Виттория приготовилась дать достойный ответ, но в этот момент раздался стук в дверь, и на пороге возник швейцарский гвардеец при всех регалиях.
A guard in full regalia stood outside, pointing to his watch. "?? l'ora, comandante."- Е l'ora, comandante , - произнес он, постукивая пальцем по циферблату наручных часов.
Olivetti checked his own watch and nodded.Оливетти взглянул на свои часы и кивнул.
He turned back to Langdon and Vittoria like a judge pondering their fate.Затем он посмотрел на Лэнгдона и Витторию с видом судьи, определяющего их судьбу.
"Follow me." He led them out of the monitoring room across the security center to a small clear cubicle against the rear wall.- Следуйте за мной, - сказал он и, выйдя из комнаты наблюдения, направился к крошечному кабинетику со стеклянными стенами в дальнем конце зала.
"My office." Olivetti ushered them inside.- Мой кабинет, - сказал Оливетти, приглашая их войти.
The room was unspecial-a cluttered desk, file cabinets, folding chairs, a water cooler.Помещение было обставлено более чем скромно. Стол, беспорядочно заваленный бумагами, складные стулья, несколько канцелярских шкафов и прибор для охлаждения воды. Ничего лишнего.
"I will be back in ten minutes.- Я вернусь через десять минут, - сказал хозяин кабинета.
I suggest you use the time to decide how you would like to proceed."- А вы пока подумайте о том, как нам быть дальше.
Vittoria wheeled. "You can't just leave!- Вы не можете просто взять и уйти! - взвилась Виттория.
That canister is-"- Ловушка...
"I do not have time for this," Olivetti seethed.- У меня нет времени на пустые разговоры! -ощетинился Оливетти.
"Perhaps I should detain you until after the conclave when I do have time."- Видимо, мне придется задержать вас до завершения конклава, после чего, как я полагаю, время у меня появится.
"Signore," the guard urged, pointing to his watch again. "Spazzare di capella."- Синьор, - сказал гвардеец, снова показывая на часы, - Spazzare di Capella .
Olivetti nodded and started to leave.Оливетти кивнул и направился к двери.
"Spazzare di capella?" Vittoria demanded.- Spazzare di Capella? - переспросила Виттория.
"You're leaving to sweep the chapel?"- Неужели вы намерены заняться уборкой Сикстинской капеллы?
Olivetti turned, his eyes boring through her.Оливетти обернулся и, сверля девушку взглядом, ответил:
"We sweep for electronic bugs, Miss Vetra-a matter of discretion."- Мы намерены провести поиск разного рода электронных "жучков", мисс Ветра, дабы нескромные уши не прослушивали ход дебатов.
He motioned to her legs. "Not something I would expect you to understand."Впрочем, вопросы скромности вам, по-видимому, чужды, - закончил он, взглянув на обнаженные ноги девушки.
With that he slammed the door, rattling the heavy glass.С этими словами коммандер захлопнул дверь с такой силой, что толстое стекло панели задребезжало.
In one fluid motion he produced a key, inserted it, and twisted.Затем одним неуловимым движением он извлек из кармана ключ, вставил его в замочную скважину и повернул.
A heavy deadbolt slid into place.Тяжелая щеколда со стуком встала на место.
"Idi?ta!" Vittoria yelled.- Idiota! - завопила Виттория.
"You can't keep us in here!"- Ты не имеешь права нас здесь задерживать!
Through the glass, Langdon could see Olivetti say something to the guard.Через стекло Лэнгдон увидел, как Оливетти что-то сказал одному из гвардейцев.
The sentinel nodded.Швейцарец понимающе кивнул.
As Olivetti strode out of the room, the guard spun and faced them on the other side of the glass, arms crossed, a large sidearm visible on his hip.Главнокомандующий армией города-государства Ватикан направился к выходу, а подчиненный, с которым он только что говорил, развернулся и, скрестив руки на груди, стал за стеклом прямо напротив пленников. У его бедра висел довольно больших размеров револьвер.
Perfect, Langdon thought."Замечательно, - подумал Лэнгдон.
Just bloody perfect.- Лучше, дьявол бы их побрал, просто быть не может".
37Глава 37
Vittoria glared at the Swiss Guard standing outside Olivetti's locked door.Виттория испепеляла взглядом стоящего за стеклом двери стража.
The sentinel glared back, his colorful costume belying his decidedly ominous air.Тот отвечал ей тем же. Живописное одеяние часового совершенно не соответствовало его зловещему виду.
"Che fiasco," Vittoria thought."Полный провал, - думала Виттория.
Held hostage by an armed man in pajamas.- Никогда не предполагала, что могу оказаться пленницей клоуна в пижаме".
Langdon had fallen silent, and Vittoria hoped he was using that Harvard brain of his to think them out of this.Лэнгдон молчал, и Виттория надеялась, что он напрягает свои гарвардские мозги в поисках выхода из этой нелепой ситуации.
She sensed, however, from the look on his face, that he was more in shock than in thought.Однако, глядя на его лицо, она чувствовала, что профессор скорее пребывает не в раздумьях, а в шоке.
She regretted getting him so involved. Vittoria's first instinct was to pull out her cell phone and call Kohler, but she knew it was foolish.Вначале Виттория хотела достать сотовый телефон и позвонить Колеру, но сразу отказалась от этой глупой идеи.
First, the guard would probably walk in and take her phone. Second, if Kohler's episode ran its usual course, he was probably still incapacitated.Во-первых, страж мог войти в кабинет и отнять аппарат, а во-вторых, и это было самое главное, директор к этому времени вряд ли оправился от приступа.
Not that it mattered... Olivetti seemed unlikely to take anybody's word on anything at the moment.Впрочем, и это не имело значения... Оливетти был явно не в настроении вообще кого-нибудь слушать.
Remember! she told herself."Вспомни! - сказала она себе.
Remember the solution to this test!- Вспомни, как решается эта задача!"
Remembrance was a Buddhist philosopher's trick.Идея воспоминания была одним из методов философии буддизма.
Rather than asking her mind to search for a solution to a potentially impossible challenge, Vittoria asked her mind simply to remember it.Согласно ему, человек, вместо того чтобы искать в уме пути решения сложной проблемы, должен был заставить свой мозг просто вспомнить его.
The presupposition that one once knew the answer created the mindset that the answer must exist... thus eliminating the crippling conception of hopelessness.Допущение того, что это решение уже было когда-то принято, заставляет разум настроиться на то, что оно действительно должно существовать... и подрывающее волю чувство безнадежности исчезает.
Vittoria often used the process to solve scientific quandaries... those that most people thought had no solution.Виттория часто использовала этот метод, когда во время своих научных изысканий попадала в, казалось бы, безвыходную ситуацию.
At the moment, however, her remembrance trick was drawing a major blank. So she measured her options... her needs.Однако на сей раз фокус с "воспоминанием" дал осечку, и ей пришлось пуститься в размышления о том, что необходимо сделать и как этого добиться.
She needed to warn someone.Конечно, следовало кого-то предупредить.
Someone at the Vatican needed to take her seriously.Человека, который мог бы со всей серьезностью воспринять ее слова.
But who?Но кто этот человек?
The camerlegno?Видимо, все-таки камерарий...
How?Но как до него добраться?
She was in a glass box with one exit.Ведь они находятся в стеклянном, не имеющем выхода ящике.
Tools, she told herself.Надо найти средство, внушала она себе.
There are always tools.Средства для достижения цели всегда имеются.
Reevaluate your environment.Их надо только увидеть в том, что тебя окружает.
Instinctively she lowered her shoulders, relaxed her eyes, and took three deep breaths into her lungs.Она инстинктивно опустила плечи, закрыла глаза и сделала три глубоких вдоха.
She sensed her heart rate slow and her muscles soften.Сердце сразу стало биться медленнее, а все мышцы расслабились.
The chaotic panic in her mind dissolved.Паническое настроение исчезло, и хаотический круговорот мыслей стих.
Okay, she thought, let your mind be free."О'кей, - думала она. - Надо раскрепостить разум и думать позитивно.
What makes this situation positive? What are my assets?Что в данной ситуации может пойти мне на пользу?"
The analytical mind of Vittoria Vetra, once calmed, was a powerful force.Аналитический ум Виттории Ветра в тех случаях, когда она использовала его в спокойном состоянии, был могущественным оружием.
Within seconds she realized their incarceration was actually their key to escape.Буквально через несколько секунд она осознала, что именно их заточение в кабинете Оливетти как раз и открывает путь к спасению.
"I'm making a phone call," she said suddenly.- Надо позвонить по телефону, - неожиданно сказала девушка.
Langdon looked up. "I was about to suggest you call Kohler, but-"- Я как раз хотел предложить вам позвонить Колеру, но...
"Not Kohler. Someone else."- Нет, не Колеру, а кое-кому еще.
"Who?"- Кому же?
"The camerlegno."- Камерарию.
Langdon looked totally lost. "You're calling the chamberlain?- Вы хотите позвонить камерарию? - недоуменно переспросил Лэнгдон.
How?"- Но каким образом?
"Olivetti said the camerlegno was in the Pope's office."- Оливетти сказал, что этот человек находится в личном кабинете папы.
"Okay.- Пусть так.
You know the Pope's private number?"Но вы же не знаете номера телефона!
"No.- Не знаю, - согласилась Виттория.
But I'm not calling on my phone."- Но я и не собираюсь звонить по своему сотовому.
She nodded to a high tech phone system on Olivetti's desk. It was riddled with speed dial buttons.- Она показала на наисовременнейший, утыканный кнопками быстрого набора аппарат связи на столе Оливетти.
"The head of security must have a direct line to the Pope's office."- Я позвоню отсюда. Глава службы безопасности наверняка имеет прямой выход на кабинет папы.
"He also has a weight lifter with a gun planted six feet away."- Не знаю, имеет ли он выход на папу, но тяжеловеса с большим револьвером у дверей главнокомандующий поместить не забыл.
"And we're locked in."- Но мы заперты.
"I was actually aware of that."- Как ни странно, я об этом уже догадался.
"I mean the guard is locked out.- Это означает, что часовой заперт снаружи!
This is Olivetti's private office.Этот кабинет принадлежит Оливетти.
I doubt anyone else has a key."Сомневаюсь, чтобы ключи были еще у кого-нибудь.
Langdon looked out at the guard.Лэнгдон с сомнением взглянул на стража и сказал:
"This is pretty thin glass, and that's a pretty big gun."- Стекло очень тонкое, а револьвер, напротив, очень большой.
"What's he going to do, shoot me for using the phone?"- Неужели вы думаете, что он будет стрелять в меня за то, что я говорю по телефону?
"Who the hell knows!- Кто, дьявол их побери, знает?!
This is a pretty strange place, and the way things are going-"Все это заведение производит довольно странное впечатление, а если судить по тому, как развиваются события...
"Either that," Vittoria said, "or we can spend the next five hours and forty eight minutes in Vatican Prison.- Или мы звоним, - заявила Виттория, - или нам не останется ничего иного, кроме как провести пять часов сорок восемь минут в застенках Ватикана.
At least we'll have a front row seat when the antimatter goes off."В последнем случае утешает только то, что мы окажемся в первых рядах зрителей, наблюдающих за концом света.
Langdon paled. "But the guard will get Olivetti the second you pick up that phone.- Но страж известит Оливетти, как только вы прикоснетесь к трубке, - слегка побледнев, возразил Лэнгдон.
Besides, there are twenty buttons on there.- Кроме того, я вижу там по меньшей мере два десятка кнопок.
And I don't see any identification.И на них нет никаких обозначений.
You going to try them all and hope to get lucky?"Неужели вы хотите наудачу потыкать во все?
"Nope," she said, striding to the phone.- Нет, - ответила она, решительно направляясь к телефону.
"Just one."- Я нажму лишь одну.
Vittoria picked up the phone and pressed the top button.- С этими словами Виттория сняла трубку и надавила на кнопку.
"Number one.- Это будет кнопка номер один.
I bet you one of those Illuminati U.S. dollars you have in your pocket that this is the Pope's office.Готова поставить хранящийся в вашем кармане доллар с символами иллюминатов на то, что попаду прямо к папе.
What else would take primary importance for a Swiss Guard commander?"Какой другой абонент может быть более важным на телефонной подстанции командира швейцарской гвардии?
Langdon did not have time to respond.Времени на ответ у Лэнгдона не было.
The guard outside the door started rapping on the glass with the butt of his gun. He motioned for her to set down the phone.Часовой принялся стучать в стекло рукояткой револьвера, одновременно жестом требуя вернуть трубку на место.
Vittoria winked at him. The guard seemed to inflate with rage.Виттория игриво ему подмигнула, и страж едва не задымился от ярости.
Langdon moved away from the door and turned back to Vittoria.Лэнгдон отошел от двери и, повернувшись спиной к девушке, произнес:
"You damn well better be right, 'cause this guy does not look amused!"- Надеюсь, вы правы. Парень за стеклом, похоже, не очень доволен.
"Damn!" she said, listening to the receiver.- Проклятие! - бросила Виттория, прислушиваясь к голосу в трубке.
"A recording."- Запись...
"Recording?" Langdon demanded.- Запись? - в очередной раз изумился Лэнгдон.
"The Pope has an answering machine?"- Неужели папа обзавелся автоответчиком?
"It wasn't the Pope's office," Vittoria said, hangingup.- Это был вовсе не кабинет папы, - ответила девушка, кладя трубку.
"It was the damn weekly menu for the Vatican commissary."- Мне только что сообщили полное недельное меню обедов достойнейшего командира швейцарской гвардии.
Langdon offered a weak smile to the guard outside who was now glaring angrily though the glass while he hailed Olivetti on his walkie talkie.Лэнгдон послал слабую улыбку часовому, который, сердито глядя на пленников, что-то тараторил в микрофон портативной рации.
38Глава 38
The Vatican switchboard is located in the Ufficio di Communicazione behind the Vatican post office.Телефонный узел Ватикана расположен в Бюро ди коммуникационе, прямо за почтой.
It is a relatively small room containing an eight line Corelco 141 switchboard. The office handles over 2,000 calls a day, most routed automatically to the recording information system.В сравнительно небольшом помещении стоит коммутатор "Корелко-141", и телефонисту приходится иметь дело примерно с двумя тысячами вызовов в день. Большая часть звонков автоматически направляется для записи в информационную систему.
Tonight, the sole communications operator on duty sat quietly sipping a cup of caffeinated tea.Единственный оставшийся на службе оператор лениво потягивал крепкий чай.
He felt proud to be one of only a handful of employees still allowed inside Vatican City tonight.Он был страшно горд тем, что из всех служащих лишь ему одному доверили сегодня остаться в Ватикане.
Of course the honor was tainted somewhat by the presence of the Swiss Guards hovering outside his door.Его радость несколько омрачало присутствие расхаживающего за дверями швейцарского гвардейца.
An escort to the bathroom, the operator thought.Для эскорта в туалет, думал телефонист.
Ah, the indignities we endure in the name of Holy Conclave.На какие только унижения не приходится идти ради Святого конклава!
Fortunately, the calls this evening had been light.Звонков в этот вечер, по счастью, было очень мало.
Or maybe it was not so fortunate, he thought.А может быть, наоборот, к несчастью.
World interest in Vatican events seemed to have dwindled in the last few years.Похоже, за последние годы интерес к Ватикану в мире сошел на нет.
The number of press calls had thinned, and even the crazies weren't calling as often.Поток звонков от прессы превратился в тоненький ручеек, и даже психи стали звонить не так часто, как раньше.
The press office had hoped tonight's event would have more of a festive buzz about it.Пресс-офис Ватикана надеялся на то, что сегодняшнее событие вызовет гораздо больше радостной шумихи.
Sadly, though, despite St. Peter's Square being filled with press trucks, the vans looked to be mostly standard Italian and Euro press.Печально, что на площадь Святого Петра прибыли в основном самые заурядные представители итальянских и европейских средств массовой информации.
Only a handful of global cover all networks were there... no doubt having sent their giornalisti secundari.Из множества стоящих на площади телевизионных автобусов лишь малая горстка принадлежала глобальным сетям... да и те, видимо, направили сюда не самых лучших своих журналистов.
The operator gripped his mug and wondered how long tonight would last.Оператор, держа кружку в обеих руках, думал, как долго продлится конклав.
Midnight or so, he guessed.Скорее всего до полуночи.
Nowadays, most insiders already knew who was favored to become Pope well before conclave convened, so the process was more of a three- or four hour ritual than an actual election.Большинство близких к Ватикану наблюдателей еще до начала великого события знали, кто лидирует в гонке за Святой престол. Так что собрание, видимо, сведется к трех-четырехчасовому ритуалу.
Of course, last minute dissension in the ranks could prolong the ceremony through dawn... or beyond.Нельзя, конечно, исключать и того, что возникшие в последний момент разногласия затянут церемонию до рассвета... а может быть, даже и более того.
The conclave of 1831 had lasted fifty four days.В 1831 году конклав продолжался пятьдесят четыре дня.
Not tonight, he told himself; rumor was this conclave would be a "smoke watch."Сегодня подобного не случится, сказал себе телефонист. Ходили слухи, что это собрание сведется всего-навсего к наблюдению за дымом.
The operator's thoughts evaporated with the buzz of an inside line on his switchboard.Размышления телефониста прервал сигнал на внутренней линии связи.
He looked at the blinking red light and scratched his head.Он взглянул на мигающий красный огонек и поскреб в затылке.
That's odd, he thought.Странно, подумал телефонист.
The zero line.Нулевая линия.
Who on the inside would be calling operator information tonight?Кто мог обращаться к дежурному телефонисту за информацией?
Who is even inside?Более того, кто вообще мог находиться сейчас в стенах Ватикана?
"Citt? del Vaticano, prego?" he said, picking up the phone.- Citta del Vaticana? Prego? - сказал он, подняв трубку.
The voice on the line spoke in rapid Italian.Человек на другом конце провода говорил по-итальянски очень быстро, но с легким акцентом.
The operator vaguely recognized the accent as that common to Swiss Guards-fluent Italian tainted by the Franco Swiss influence.Телефонисту этот акцент был знаком - с таким налетом швейцарского французского говорили по-итальянски гвардейцы из службы охраны.
This caller, however, was most definitely not Swiss Guard.Но звонил совершенно определенно не гвардеец...
On hearing the woman's voice, the operator stood suddenly, almost spilling his tea.Услышав женский голос, телефонист вскочил со стула, расплескав свой чай.
He shot a look back down at the line. He had not been mistaken.Он бросил взгляд на красный огонек коммутатора и убедился, что не ошибся.
An internal extension.Внутренняя связь.
The call was from the inside.Звонившая была в Ватикане.
There must be some mistake! he thought.Нет, это, видимо, какая-то ошибка, подумал он.
A woman inside Vatican City?Женщина в этих стенах?
Tonight?Да еще в такой вечер?
The woman was speaking fast and furiously.Дама говорила быстро и напористо.
The operator had spent enough years on the phones to know when he was dealing with a pazzo.Телефонист достаточно много лет провел за пультом, чтобы сразу распознать pazzo .
This woman did not sound crazy.Нет, эта женщина не была сумасшедшей.
She was urgent but rational. Calm and efficient.Она была взволнована, но говорила вполне логично.
He listened to her request, bewildered. "Il camerlegno?" the operator said, still trying to figure out where the hell the call was coming from.- Il camerlengo? - изумленно переспросил телефонист, лихорадочно размышляя о том, откуда, черт побери, мог поступить этот странный звонок.
"I cannot possibly connect... yes, I am aware he is in the Pope's office but... who are you again?... and you want to warn him of..." He listened, more and more unnerved.- Боюсь, что я не могу вас с ним соединить... Да, я знаю, что он в кабинете папы... Вас не затруднит назвать себя еще раз? И вы хотите предупредить его о том, что...
Everyone is in danger?- Он выслушал пояснение и повторил услышанное: - Мы все в опасности?
How?Каким образом?
And where are you calling from?Откуда вы звоните?
"Perhaps I should contact the Swiss..." The operator stopped short. "You say you're where? Where?"Может быть, мне стоит связаться со службой... Что? - снова изумился телефонист. - Не может быть! Вы утверждаете, что звоните из...
He listened in shock, then made a decision.Выслушав ответ, он принял решение.
"Hold, please," he said, putting the woman on hold before she could respond.- Не вешайте трубку, - сказал оператор и перевел женщину в режим ожидания, прежде чем та успела сказать что-то еще.
Then he called Commander Olivetti's direct line.Затем он позвонил по прямому номеру коммандера Оливетти.
There is no way that woman is really-Но может быть, эта женщина оказалась...
The line picked up instantly.Ответ последовал мгновенно.
"Per l'amore di Dio!" a familiar woman's voice shouted at him.- Per l'amore di Dio! - прозвучал уже знакомый женский голос.
"Place the damn call!"- Вы меня соедините наконец, дьявол вас побери, или нет?!
The door of the Swiss Guards' security center hissed open. The guards parted as Commander Olivetti entered the room like a rocket.*** Дверь в помещение штаба швейцарской гвардии с шипением уползла в стену, и гвардейцы поспешно расступились, освобождая путь мчащемуся словно ракета Оливетти.
Turning the corner to his office, Olivetti confirmed what his guard on the walkie talkie had just told him; Vittoria Vetra was standing at his desk talking on the commander's private telephone.Свернув за угол к своему кабинету, он убедился в том, что часовой его не обманул. Виттория Ветра стояла у его стола и что-то говорила по его личному телефону.
Che coglioni che ha questa! he thought. The balls on this one!"Che coglione che ha questa! - подумал он. - Чтоб ты сдохла, паршивая дрянь!"
Livid, he strode to the door and rammed the key into the lock.Коммандер подбежал к двери и сунул ключ в замочную скважину.
He pulled open the door and demanded,Едва распахнув дверь, он крикнул:
"What are you doing?"- Что вы делаете?
Vittoria ignored him. "Yes," she was saying into the phone.- Да, - продолжала Виттория в трубку, не обращая внимания на Оливетти.
"And I must warn-"- Должна предупредить, что...
Olivetti ripped the receiver from her hand, and raised it to his ear.Коммандер вырвал трубку из рук девушки и поднес к уху.
"Who the hell is this?"- Кто, дьявол вас побери, на проводе?
For the tiniest of an instant, Olivetti's inelastic posture slumped.Через мгновение прямая как столб фигура офицера как-то обмякла, а голос зазвучал по-иному.
"Yes, camerlegno..." he said.- Да, камерарий... - сказал он.
"Correct, signore... but questions of security demand... of course not... I am holding her here for... certainly, but..." He listened.- Совершенно верно, синьор... Требования безопасности... конечно, нет...
"Yes, sir," he said finally.Да, я ее задержал здесь, но...
"I will bring them up immediately."Нет, нет... - повторил он и добавил: - Я немедленно доставлю их к вам.
39Глава 39
The Apostolic Palace is a conglomeration of buildings located near the Sistine Chapel in the northeast corner of Vatican City.Апостольский дворец является не чем иным, как конгломератом зданий, расположенных в северо-восточном углу Ватикана рядом с Сикстинской капеллой.
With a commanding view of St. Peter's Square, the palace houses both the Papal Apartments and the Office of the Pope.Окна дворца выходят на площадь Святого Петра, и во дворце находятся как личные покои папы, так и его рабочий кабинет.
Vittoria and Langdon followed in silence as Commander Olivetti led them down a long rococo corridor, the muscles in his neck pulsing with rage.Лэнгдон и Виттория молча следовали за коммандером по длинному коридору в стиле рококо. Вены на шее командира швейцарской гвардии вздулись и пульсировали от ярости.
After climbing three sets of stairs, they entered a wide, dimly lit hallway.Поднявшись по лестнице на три пролета, они оказались в просторном, слабо освещенном зале.
Langdon could not believe the artwork on the walls-mint condition busts, tapestries, friezes-works worth hundreds of thousands of dollars.Лэнгдон не мог поверить своим глазам. Украшающие помещение предметы искусства -картины, скульптуры, гобелены и золотое шитье (все в прекрасном состоянии) - стоили, видимо, сотни тысяч долларов.
Two thirds of the way down the hall they passed an alabaster fountain.Чуть ближе к дальней стене зала в фонтане из белого мрамора журчала вода.
Olivetti turned left into an alcove and strode to one of the largest doors Langdon had ever seen.Оливетти свернул налево, в глубокую нишу, и подошел к одной из расположенных там дверей. Такой гигантской двери Лэнгдону видеть еще не доводилось.
"Ufficio di Papa," the commander declared, giving Vittoria an acrimonious scowl.- Ufficio di Papa, - объявил Оливетти, сердито покосившись на Витторию.
Vittoria didn't flinch.На девушку взгляд коммандера не произвел ни малейшего впечатления.
She reached over Olivetti and knocked loudly on the door.Она подошла к двери и решительно постучала.
Office of the Pope, Langdon thought, having difficulty fathoming that he was standing outside one of the most sacred rooms in all of world religion."Папский кабинет",- подумал Лэнгдон. Он с трудом мог поверить, что стоит у входа в одну из самых священных комнат всего католического мира.
"Avanti!" someone called from within.- Avanti, - донеслось из-за дверей.
When the door opened, Langdon had to shield his eyes. The sunlight was blinding.Когда дверь открылась, Лэнгдону пришлось прикрыть глаза рукой, настолько слепящим оказался солнечный свет.
Slowly, the image before him came into focus.Прежде чем он снова смог увидеть окружающий мир, прошло довольно много времени.
The Office of the Pope seemed more of a ballroom than an office.Кабинет папы напоминал бальный зал, а вовсе не деловой офис.
Red marble floors sprawled out in all directions to walls adorned with vivid frescoes.Полы в помещении были из красного мрамора, на стенах красовались яркие фрески.
A colossal chandelier hung overhead, beyond which a bank of arched windows offered a stunning panorama of the sun drenched St. Peter's Square.С высокого потолка свисала колоссальных размеров люстра, а из окон открывалась потрясающая панорама залитой солнечным светом площади Святого Петра.
My God, Langdon thought.Великий Боже, подумал Лэнгдон.
This is a room with a view.Вот это действительно то, что в объявлениях называется "прекрасная комната с великолепным видом из окон".
At the far end of the hall, at a carved desk, a man sat writing furiously.В дальнем конце зала за огромным резным столом сидел человек и что-то быстро писал.
"Avanti," he called out again, setting down his pen and waving them over.- Avanti, - повторил он, отложил в сторону перо и знаком пригласил их подойти ближе.
Olivetti led the way, his gait military.Первым, чуть ли не строевым шагом, двинулся Оливетти.
"Signore," he said apologetically.- Signore, - произнес он извиняющимся тоном.
"No ho potuto-"- No ho potato ...
The man cut him off. He stood and studied his two visitors.Человек, жестом оборвав шефа гвардейцев, поднялся из-за стола и внимательно посмотрел на посетителей.
The camerlegno was nothing like the images of frail, beatific old men Langdon usually imagined roaming the Vatican.Камерарий совершенно не походил на одного из хрупких, слегка блаженного вида старичков, которые, как всегда казалось Лэнгдону, населяли Ватикан.
He wore no rosary beads or pendants. No heavy robes.В руках он не держал молитвенных четок, и на груди у него не было ни креста, ни панагии.
He was dressed instead in a simple black cassock that seemed to amplify the solidity of his substantial frame.Облачен камерарий был не в тяжелое одеяние, как можно было ожидать, а в простую сутану, которая подчеркивала атлетизм его фигуры.
He looked to be in his late thirties, indeed a child by Vatican standards.На вид ему было под сорок - возраст по стандартам Ватикана почти юношеский.
He had a surprisingly handsome face, a swirl of coarse brown hair, and almost radiant green eyes that shone as if they were somehow fueled by the mysteries of the universe.У камерария было на удивление привлекательное лицо, голову украшала копна каштановых волос, а зеленые глаза лучились внутренним светом. Создавалось впечатление, что в их бездонной глубине горит огонь какого-то таинственного знания.
As the man drew nearer, though, Langdon saw in his eyes a profound exhaustion-like a soul who had been through the toughest fifteen days of his life.Однако, приблизившись к камерарию, Лэнгдон увидел в его глазах и безмерную усталость. Видимо, за последние пятнадцать дней душе этого человека пришлось страдать больше, чем за всю предшествующую жизнь.
"I am Carlo Ventresca," he said, his English perfect.- Меня зовут Карло Вентреска, - сказал он на прекрасном английском языке.
"The late Pope's camerlegno."- Я - камерарий покойного папы.
His voice was unpretentious and kind, with only the slightest hint of Italian inflection.Камерарий говорил негромко и без всякого пафоса, а в его произношении лишь с большим трудом можно было уловить легкий итальянский акцент.
"Vittoria Vetra," she said, stepping forward and offering her hand. "Thank you for seeing us."- Виттория Ветра, - сказала девушка, протянула руку и добавила: - Благодарим вас за то, что согласились нас принять.
Olivetti twitched as the camerlegno shook Vittoria's hand.Оливетти недовольно скривился, видя, как камерарий пожимает руку девице в шортах.
"This is Robert Langdon," Vittoria said.- А это - Роберт Лэнгдон.
"A religious historian from Harvard University."Он преподает историю религии в Гарвардском университете.
"Padre," Langdon said, in his best Italian accent. He bowed his head as he extended his hand.- Padre, - сказал Лэнгдон, пытаясь придать благозвучие своему итальянскому языку, а затем, низко склонив голову, протянул руку.
"No, no," the camerlegno insisted, lifting Langdon back up.- Нет, нет! - рассмеялся камерарий, предлагая американцу выпрямиться.
"His Holiness's office does not make me holy.- Пребывание в кабинете Святого отца меня святым не делает.
I am merely a priest-a chamberlain serving in a time of need."Я простой священник, оказывавший, в случае необходимости, посильную помощь покойному папе.
Langdon stood upright.Лэнгдон выпрямился.
"Please," the camerlegno said, "everyone sit." He arranged some chairs around his desk.- Прошу вас, садитесь, - сказал камерарий и сам придвинул три стула к своему столу.
Langdon and Vittoria sat. Olivetti apparently preferred to stand.Лэнгдон и Виттория сели, Оливетти остался стоять.
The camerlegno seated himself at the desk, folded his hands, sighed, and eyed his visitors.Камерарий занял свое место за столом и, скрестив руки на груди, вопросительно взглянул на визитеров.
"Signore," Olivetti said. "The woman's attire is my fault. I-"- Синьор, - сказал Оливетти, - это я виноват в том, что женщина явилась к вам в подобном наряде...
"Her attire is not what concerns me," the camerlegno replied, sounding too exhausted to be bothered.- Ее одежда меня нисколько не беспокоит, -ответил камерарий устало.
"When the Vatican operator calls me a half hour before I begin conclave to tell me a woman is calling from your private office to warn me of some sort of major security threat of which I have not been informed, that concerns me."- Меня тревожит то, что за полчаса до того, как я должен открыть конклав, мне звонит дежурный телефонист и сообщает, что в вашем кабинете находится женщина, желающая предупредить меня о серьезной угрозе. Служба безопасности не удосужилась мне ничего сообщить, и это действительно меня обеспокоило.
Olivetti stood rigid, his back arched like a soldier under intense inspection.Оливетти вытянулся по стойке "смирно", как солдат на поверке.
Langdon felt hypnotized by the camerlegno's presence.Камерарий всем своим видом оказывал на Лэнгдона какое-то гипнотическое воздействие.
Young and wearied as he was, the priest had the air of some mythical hero-radiating charisma and authority.Этот человек, видимо, обладал незаурядной харизмой и, несмотря на молодость и очевидную усталость, излучал властность.
"Signore," Olivetti said, his tone apologetic but still unyielding. "You should not concern yourself with matters of security. You have other responsibilities."- Синьор, - сказал Оливетти извиняющимся и в то же время непреклонным тоном, - вам не следует тратить свое время на проблемы безопасности, на вас и без того возложена огромная ответственность.
"I am well aware of my other responsibilities. I am also aware that as direttore intermediario, I have a responsibility for the safety and well being of everyone at this conclave.- Мне прекрасно известно о моей ответственности, и мне известно также, что в качестве direttore intermediario я отвечаю за безопасность и благополучие всех участников конклава.
What is going on here?"Итак, что же происходит?
"I have the situation under control."- Я держу ситуацию под контролем.
"Apparently not."- Видимо, это не совсем так.
"Father," Langdon interrupted, taking out the crumpled fax and handing it to the camerlegno, "please."- Взгляните, отче, вот на это, - сказал Лэнгдон, достал из кармана помятый факс и вручил листок камерарию.
Commander Olivetti stepped forward, trying to intervene.Коммандер Оливетти предпринял очередную попытку взять дело в свои руки.
"Father, please do not trouble your thoughts with-"- Отче, - сказал он, сделав шаг вперед, - прошу вас, не утруждайте себя мыслями о...
The camerlegno took the fax, ignoring Olivetti for a long moment.Камерарий, не обращая никакого внимания на Оливетти, взял факс.
He looked at the image of the murdered Leonardo Vetra and drew a startled breath.Бросив взгляд на тело убитого Леонардо Ветра, он судорожно вздохнул и спросил:
"What is this?"- Что это?
"That is my father," Vittoria said, her voice wavering.- Это - мой отец, - ответила дрожащим голосом Виттория.
"He was a priest and a man of science.- Он был священником и в то же время ученым.
He was murdered last night."Его убили прошлой ночью.
The camerlegno's face softened instantly. He looked up at her.На лице камерария появилось выражение неподдельного участия, и он мягко произнес:
"My dear child.- Бедное дитя.
I'm so sorry."Примите мои соболезнования.
He crossed himself and looked again at the fax, his eyes seeming to pool with waves of abhorrence.- Священник осенил себя крестом, с отвращением взглянул на листок и спросил: - Кто мог... и откуда этот ожог на его...
"Who would... and this burn on his..." The camerlegno paused, squinting closer at the image.- Он умолк, внимательно вглядываясь в изображение.
"It says Illuminati," Langdon said. "No doubt you are familiar with the name."- Там выжжено слово "Иллюминати", и вам оно, без сомнения, знакомо, - сказал Лэнгдон.
An odd look came across the camerlegno's face. "I have heard the name, yes, but..."- Я слышал это слово, - с каким-то странным выражением на лице ответил камерарий. - Но...
"The Illuminati murdered Leonardo Vetra so they could steal a new technology he was-"- Иллюминаты убили Леонардо Ветра, чтобы похитить новый...
"Signore," Olivetti interjected. "This is absurd.- Синьор, - вмешался Оливетти, - но это же полный абсурд.
The Illuminati? This is clearly some sort of elaborate hoax."О каком сообществе "Иллюминати" может идти речь?! Братство давно прекратило свое существование, и мы сейчас имеем дело с какой-то весьма сложной фальсификацией.
The camerlegno seemed to ponder Olivetti's words.На камерария слова коммандера, видимо, произвели впечатление.
Then he turned and contemplated Langdon so fully that Langdon felt the air leave his lungs.Он надолго задумался, а потом взглянул на Лэнгдона так, что у того невольно захватило дух.
"Mr. Langdon, I have spent my life in the Catholic Church. I am familiar with the Illuminati lore... and the legend of the brandings.- Мистер Лэнгдон, - наконец сказал священнослужитель, - всю свою жизнь я провел в лоне католической церкви и хорошо знаком как с легендой об иллюминатах, так и с мифами о... клеймении.
And yet I must warn you, I am a man of the present tense.Однако должен вас предупредить, что я принадлежу современности.
Christianity has enough real enemies without resurrecting ghosts."У христианства достаточно подлинных недругов, и мы не можем тратить силы на борьбу с восставшими из небытия призраками.
"The symbol is authentic," Langdon said, a little too defensively he thought.- Символ абсолютно аутентичен! - ответил Лэнгдон, как ему самому показалось, чересчур вызывающе.
He reached over and rotated the fax for the camerlegno.Он протянул руку и, взяв у камерария факс, развернул его на сто восемьдесят градусов.
The camerlegno fell silent when he saw the symmetry.Заметив необычайную симметрию, священник замолчал.
"Even modern computers," Langdon added, "have been unable to forge a symmetrical ambigram of this word."- Самые современные компьютеры оказались неспособными создать столь симметричную амбиграмму этого слова, - продолжил Лэнгдон.
The camerlegno folded his hands and said nothing for a long time.Камерарий сложил руки на груди и долго хранил молчание.
"The Illuminati are dead," he finally said.- Братство "Иллюминати" мертво, - наконец произнес он.
"Long ago. That is historical fact."- И это - исторический факт.
Langdon nodded. "Yesterday, I would have agreed with you."- Еще вчера я мог бы полностью с вами согласиться, - сказал Лэнгдон.
"Yesterday?"- Вчера?
"Before today's chain of events.- Да. До того как произошел целый ряд необычных событий.
I believe the Illuminati have resurfaced to make good on an ancient pact."Я считаю, что организация снова вынырнула на поверхность, чтобы исполнить древнее обязательство.
"Forgive me. My history is rusty.- Боюсь, что мои познания в истории успели несколько заржаветь, - произнес камерарий.
What ancient pact is this?"- О каком обязательстве идет речь?
Langdon took a deep breath.Лэнгдон сделал глубокий вздох и выпалил:
"The destruction of Vatican City."- Уничтожить Ватикан!
"Destroy Vatican City?" The camerlegno looked less frightened than confused.- Уничтожить Ватикан? - переспросил камерарий таким тоном, из которого следовало, что он не столько напуган, сколько смущен.
"But that would be impossible."- Но это же невозможно.
Vittoria shook her head. "I'm afraid we have some more bad news."- Боюсь, что у нас для вас есть и другие скверные новости, - сказала Виттория.
40Глава 40
"Is this true?" the camerlegno demanded, looking amazed as he turned from Vittoria to Olivetti.- Это действительно так? - спросил камерарий, поворачиваясь к Оливетти.
"Signore," Olivetti assured, "I'll admit there is some sort of device here.- Синьор, - без тени смущения начал коммандер, -вынужден признать, что на вверенной мне территории имеется какой-то неопознанный прибор.
It is visible on one of our security monitors, but as for Ms.Его изображение выводит на экран одна из наших камер наблюдения.
Vetra's claims as to the power of this substance, I cannot possibly-"Как уверяет мисс Ветра, содержащаяся в нем субстанция обладает громадной взрывной мощью. Однако я не могу...
"Wait a minute," the camerlegno said.- Минуточку, - остановил его камерарий.
"You can see this thing?"- Вы говорите, что эту вещь можно увидеть?
"Yes, signore.- Да, синьор.
On wireless camera #86."Изображение поступает с беспроводной камеры №86.
"Then why haven't you recovered it?"- В таком случае почему вы ее не изъяли?
The camerlegno's voice echoed anger now.- Теперь в голосе священника слышались гневные нотки.
"Very difficult, signore."- Это очень трудно сделать, синьор.
Olivetti stood straight as he explained the situation.- И, встав по стойке "смирно", офицер пустился в объяснения.
The camerlegno listened, and Vittoria sensed his growing concern.Камерарий внимательно слушал, и Виттория чувствовала, как постепенно нарастает его тревога.
"Are you certain it is inside Vatican City?" the camerlegno asked.- Вы уверены, что таинственный прибор находится в Ватикане? - спросил священнослужитель.
"Maybe someone took the camera out and is transmitting from somewhere else."- Может быть, кто-нибудь вынес камеру за границу города и передача идет извне?
"Impossible," Olivetti said.- Это невозможно, - ответил Оливетти.
"Our external walls are shielded electronically to protect our internal communications.- На наших внешних стенах установлена электронная аппаратура, защищающая систему внутренней связи.
This signal can only be coming from the inside or we would not be receiving it."Сигнал может поступать только изнутри. В противном случае мы бы его не получали.
"And I assume," he said, "that you are now looking for this missing camera with all available resources?"- И я полагаю, - сказал камерарий, - что в настоящее время вы используете все свои ресурсы для обнаружения пропавшей камеры и таинственного прибора?
Olivetti shook his head. "No, signore.- Нет, синьор, - покачал головой Оливетти.
Locating that camera could take hundreds of man hours.- Для обнаружения камеры придется затратить несколько сотен человеко-часов.
We have a number of other security concerns at the moment, and with all due respect to Ms. Vetra, this droplet she talks about is very small. It could not possibly be as explosive as she claims."В настоящее время у нас возникли иные проблемы, связанные с вопросами безопасности, и при всем моем уважении к мисс Ветра я сомневаюсь, что крошечная капля вещества может оказаться столь взрывоопасной, как она утверждает.
Vittoria's patience evaporated. "That droplet is enough to level Vatican City!- Этой капли достаточно, чтобы сровнять Ватикан с землей! - не выдержала Виттория, окончательно потеряв терпение.
Did you even listen to a word I told you?"- Неужели вы не слышали того, что я вам говорила?
"Ma'am," Olivetti said, his voice like steel, "my experience with explosives is extensive."- Мадам, - произнес Оливетти, и в голосе его прозвучали стальные ноты, - мои познания в области взрывчатых веществ весьма обширны.
"Your experience is obsolete," she fired back, equally tough.- Ваши познания устарели, - таким же твердым тоном парировала Виттория.
"Despite my attire, which I realize you find troublesome, I am a senior level physicist at the world's most advanced subatomic research facility.- Несмотря на мою одежду, которая, как я успела заметить, вас чрезмерно тревожит, я являюсь одним из ведущих ученых-физиков в знаменитом центре изучения элементарных частиц.
I personally designed the antimatter trap that is keeping that sample from annihilating right now.Я лично сконструировала ловушку, которая предохраняет антивещество от аннигиляции.
And I am warning you that unless you find that canister in the next six hours, your guards will have nothing to protect for the next century but a big hole in the ground."И я вас предупреждаю, что если вы за шесть часов не найдете сосуд, то вашим гвардейцам в течение следующего столетия нечего будет охранять, кроме огромной воронки в земле.
Olivetti wheeled to the camerlegno, his insect eyes flashing rage.Оливетти резко повернулся к камерарию и, не скрывая ярости, бросил:
"Signore, I cannot in good conscience allow this to go any further.- Синьор, совесть не позволяет мне продолжать эту бессмысленную дискуссию!
Your time is being wasted by pranksters.Вы не можете тратить свое драгоценное время на каких-то, извините, проходимцев!
The Illuminati?Какое братство "Иллюминати"?!
A droplet that will destroy us all?"Что это за капля, способная всех нас уничтожить?! Чушь!
"Basta," the camerlegno declared.- Basta, - произнес камерарий.
He spoke the word quietly and yet it seemed to echo across the chamber.Это было произнесено очень спокойно, но всем показалось, что звук его голоса громом прокатился по комнате.
Then there was silence.В кабинете папы повисла мертвая тишина.
He continued in a whisper. "Dangerous or not, Illuminati or no Illuminati, whatever this thing is, it most certainly should not be inside Vatican City... no less on the eve of the conclave.- Грозит ли нам опасность или нет? - свистящим шепотом продолжил священник. - "Иллюминати" или не "Иллюминати", но этот предмет, чем бы он ни был, не должен находиться в стенах Ватикана... особенно во время конклава.
I want it found and removed.Я хочу, чтобы его нашли и обезвредили.
Organize a search immediately."Немедленно организуйте поиски!
Olivetti persisted. "Signore, even if we used all the guards to search the complex, it could take days to find this camera.- Синьор, даже в том случае, если мы отправим на поиски всех гвардейцев, осмотр комплекса зданий Ватикана займет несколько дней.
Also, after speaking to Ms. Vetra, I had one of my guards consult our most advanced ballistics guide for any mention of this substance called antimatter.Кроме того, после разговора с мисс Ветра я поручил одному из моих подчиненных просмотреть новейший справочник по баллистике.
I found no mention of it anywhere. Nothing."Никаких упоминаний о субстанции, именуемой антивеществом, он там не обнаружил.
Pompous ass, Vittoria thought.Самодовольный осел, думала Виттория.
A ballistics guide?Справочник по баллистике!
Did you try an encyclopedia?Не проще было бы поискать в энциклопедии?
Under A!На букву "А".
Olivetti was still talking. "Signore, if you are suggesting we make a naked eye search of the entirety of Vatican City then I must object."- Синьор, - продолжал Оливетти, - если вы настаиваете на осмотре всего комплекса зданий, то я решительно возражаю.
"Commander." The camerlegno's voice simmered with rage. "May I remind you that when you address me, you are addressing this office.- Коммандер, - голос камерария дрожал от ярости,- позвольте вам напомнить, что, обращаясь ко мне, вы обращаетесь к Святому престолу.
I realize you do not take my position seriously-nonetheless, by law, I am in charge.Я понимаю, что мое теперешнее положение вы не воспринимаете всерьез, но по закону первым лицом в Ватикане являюсь я.
If I am not mistaken, the cardinals are now safely within the Sistine Chapel, and your security concerns are at a minimum until the conclave breaks.Если я не ошибаюсь, то все кардиналы в целости и сохранности собрались в Сикстинской капелле, и до завершения конклава вам не надо тревожиться за их безопасность.
I do not understand why you are hesitant to look for this device.Я не понимаю, почему вы не желаете начать поиски прибора.
If I did not know better it would appear that you are causing this conclave intentional danger."Если бы я не знал вас так хорошо, то мог бы подумать, что вы сознательно подвергаете конклав опасности.
Olivetti looked scornful. "How dare you!- Как вы смеете?! - с видом оскорбленной невинности воскликнул Оливетти.
I have served your Pope for twelve years! And the Pope before that for fourteen years!- Я двенадцать лет служил покойному папе, и еще четырнадцать - его предшественнику!
Since 1438 the Swiss Guard have-"С 1438 года швейцарская гвардия...
The walkie talkie on Olivetti's belt squawked loudly, cutting him off.Закончить фразу ему не удалось, его портативная рация издала писк, и громкий голос произнес:
"Comandante?"- Комманданте?
Olivetti snatched it up and pressed the transmitter.Оливетти схватил радио и, нажав кнопку передатчика, прорычал:
"Sto ocupato! Cosa voi!"- Sono occuppato !
"Scusi," the Swiss Guard on the radio said. "Communications here. I thought you would want to be informed that we have received a bomb threat."- Scusi, - принес извинение швейцарец и продолжил: - Нам позвонили по телефону с угрозой взрыва, и я решил сообщить вам об этом.
Olivetti could not have looked less interested.На Оливетти слова подчиненного не произвели ни малейшего впечатления.
"So handle it!- Ну так и займитесь этим сообщением.
Run the usual trace, and write it up."Попытайтесь установить источник и дальше действуйте по уставу.
"We did, sir, but the caller..." The guard paused.- Мы так бы и поступили, сэр, если бы...
"I would not trouble you, commander, except that he mentioned the substance you just asked me to research.- Гвардеец выдержал паузу и продолжил: - Если бы этот человек не упомянул о субстанции, существование которой вы поручили мне проверить.
Antimatter."Человек упомянул об "антивеществе".
Everyone in the room exchanged stunned looks. "He mentioned what?" Olivetti stammered.- Упомянул о чем? - чуть ли не дымясь от злости, переспросил Оливетти.
"Antimatter, sir.- Об антивеществе, сэр.
While we were trying to run a trace, I did some additional research on his claim.Пока мы пытались установить источник звонка, я провел дополнительное расследование.
The information on antimatter is... well, frankly, it's quite troubling."Обнаруженная мной информация об антивеществе оказалась... хм... весьма тревожной.
"I thought you said the ballistics guide showed no mention of it."- Но вы мне сказали, что в руководстве по баллистике эта субстанция не упоминается.
"I found it on line."- Я нашел сведения о ней в Сети.
Alleluia, Vittoria thought.Аллилуйя, подумала Виттория.
"The substance appears to be quite explosive," the guard said.- Эта субстанция, судя по всему, крайне взрывоопасна, - сказал гвардеец.
"It's hard to imagine this information is accurate but it says here that pound for pound antimatter carries about a hundred times more payload than a nuclear warhead."- Согласно источнику, мощность взрыва антивещества в сотни раз превышает мощность взрыва ядерного заряда аналогичного веса.
Olivetti slumped. It was like watching a mountain crumble.Оливетти вдруг обмяк, и это очень походило на мгновенное оседание огромной горы.
Vittoria's feeling of triumph was erased by the look of horror on the camerlegno's face.Торжество, которое начала было испытывать Виттория, исчезло, как только она увидела выражение ужаса на лице камерария.
"Did you trace the call?" Olivetti stammered.- Вам удалось установить происхождение звонка?- заикаясь, спросил Оливетти.
"No luck.- Нет.
Cellular with heavy encryption.Выход на сотовый телефон оказался невозможным.
The SAT lines are interfused, so triangulation is out.Спутниковые линии связи сходились, что не позволило произвести триангуляционное вычисление.
The IF signature suggests he's somewhere in Rome, but there's really no way to trace him."Звонок, судя по всему, был сделан из Рима, но определить точное место мне не удалось.
"Did he make demands?" Olivetti said, his voice quiet.- Какие требования выдвинул этот тип?
"No, sir.- Никаких, сэр.
Just warned us that there is antimatter hidden inside the complex.Человек просто предупредил нас, что антивещество спрятано в границах комплекса.
He seemed surprised I didn't know.Он, казалось, был удивлен тем, что мне еще ничего не известно.
Asked me if I'd seen it yet.Спросил, видел ли я его.
You'd asked me about antimatter, so I decided to advise you."Вы интересовались антивеществом, и я счел своим долгом поставить вас в известность.
"You did the right thing," Olivetti said.- Вы поступили правильно, - ответил Оливетти.
"I'll be down in a minute.- Я немедленно спускаюсь.
Alert me immediately if he calls back."Поставьте меня в известность, если он позвонит снова.
There was a moment of silence on the walkie talkie.Рация на несколько мгновений умолкла, а затем из динамика донеслись слова:
"The caller is still on the line, sir."- Этот человек все еще на линии, сэр.
Olivetti looked like he'd just been electrocuted. "The line is open?"- На линии? - переспросил Оливетти с таким видом, словно через него пропустили сильный электрический разряд.
"Yes, sir.- Так точно, сэр.
We've been trying to trace him for ten minutes, getting nothing but splayed ferreting.Мы в течение десяти минут старались определить его местонахождение и поэтому продолжали поддерживать связь.
He must know we can't touch him because he refuses to hang up until he speaks to the camerlegno."Этот человек, видимо, понимает, что выйти на него мы не сможем, и теперь отказывается вешать трубку до тех пор, пока не поговорит с камерарием.
"Patch him through," the camerlegno commanded. "Now!"- Немедленно соедините меня с ним, - сказал временный хозяин папского кабинета.
Olivetti wheeled. "Father, no.- Нет, отче! - снова взвился Оливетти.
A trained Swiss Guard negotiator is much better suited to handle this."- Специально подготовленный швейцарский гвардеец лучше подходит для ведения подобных переговоров, чем...
"Now!" Olivetti gave the order.- Я сказал, немедленно! - с угрозой произнес камерарий, и главнокомандующему армией Ватикана не осталось ничего, кроме как отдать нужный приказ.
A moment later, the phone on Camerlegno Ventresca's desk began to ring.Аппарат на письменном столе начал звонить уже через секунду.
The camerlegno rammed his finger down on the speaker phone button.Камерарий Вентреска нажал на кнопку громкой связи и произнес в микрофон:
"Who in the name of God do you think you are?"- Кто вы такой, ради всего святого?
41Глава 41
The voice emanating from the camerlegno's speaker phone was metallic and cold, laced with arrogance.Раздавшийся из динамика голос звучал холодно и высокомерно.
Everyone in the room listened.Все находящиеся в кабинете обратились в слух.
Langdon tried to place the accent.Лэнгдон пытался определить акцент человека на другом конце линии.
Middle Eastern, perhaps?"Скорее всего - Средний Восток", - подумал он.
"I am a messenger of an ancient brotherhood," the voice announced in an alien cadence.- Я посланник древнего братства, - произнес голос с совершенно чуждой для них мелодикой.
"A brotherhood you have wronged for centuries.Того братства, которому вы много столетий чинили зло.
I am a messenger of the Illuminati."Я - посланник "Иллюминати".
Langdon felt his muscles tighten, the last shreds of doubt withering away.Лэнгдон почувствовал, как напряглись его мышцы. Исчезла даже последняя тень сомнения.
For an instant he felt the familiar collision of thrill, privilege, and dead fear that he had experienced when he first saw the ambigram this morning.На какое-то мгновение он снова испытал тот священный трепет и тот ужас, которые ощутил сегодня утром, увидев в первый раз амбиграмму.
"What do you want?" the camerlegno demanded.- Чего вы хотите? - спросил камерарий.
"I represent men of science. Men who like yourselves are searching for the answers.- Я представляю людей науки, тех, кто, подобно вам, заняты поисками высшей истины.
Answers to man's destiny, his purpose, his creator."Тех, кто желает познать судьбу человечества, его предназначение и его творца.
"Whoever you are," the camerlegno said, "I-"- Кем бы вы ни были, я...
"Silenzio.- Silenzio!
You will do better to listen.Молчите и слушайте!
For two millennia your church has dominated the quest for truth.В течение двух тысячелетий в этих поисках доминировала церковь.
You have crushed your opposition with lies and prophesies of doom.Вы подавляли любую оппозицию с помощью лжи и пророчеств о грядущем дне Страшного суда.
You have manipulated the truth to serve your needs, murdering those whose discoveries did not serve your politics.Во имя своих целей вы манипулировали истиной и убивали тех, чьи открытия не отвечали вашим интересам.
Are you surprised you are the target of enlightened men from around the globe?"Почему же вы теперь удивляетесь тому, что стали объектом ненависти во всех уголках Земли?
"Enlightened men do not resort to blackmail to further their causes."- Просвещенные люди не прибегают к шантажу для достижения своих целей.
"Blackmail?" The caller laughed.- Шантажу? - рассмеялся человек на другом конце линии.
"This is not blackmail.- Здесь нет никакого шантажа!
We have no demands.Мы не выдвигаем никаких требований.
The abolition of the Vatican is nonnegotiable.Вопрос уничтожения Ватикана не может служить предметом торга.
We have waited four hundred years for this day.Мы ждали этого дня четыреста долгих лет.
At midnight, your city will be destroyed.В полночь ваш город-государство будет стерт с лица планеты.
There is nothing you can do."И вы ничего не можете сделать.
Olivetti stormed toward the speaker phone.К микрофону рванулся Оливетти.
"Access to this city is impossible!- Доступ в город невозможен! - выкрикнул он.
You could not possibly have planted explosives in here!"- Вы просто не могли разместить здесь взрывчатку!
"You speak with the ignorant devotion of a Swiss Guard.- Вы смотрите на мир с позиций, возможно, и преданного делу, но глубоко невежественного швейцарского гвардейца, - с издевкой произнес голос.
Perhaps even an officer?- Не исключено, что вы - офицер.
Surely you are aware that for centuries the Illuminati have infiltrated elitist organizations across the globe.А если так, то вы не могли не знать, что иллюминаты умели внедряться в самые элитные организации.
Do you really believe the Vatican is immune?"Почему вы полагаете, что швейцарская гвардия является в этом отношении исключением?
Jesus, Langdon thought, they've got someone on the inside."Боже, - подумал Лэнгдон. - У них здесь свой человек".
It was no secret that infiltration was the Illuminati trademark of power.Ученый прекрасно знал, что способность внедриться в любую среду являлась у братства "Иллюминати" главным ключом к достижению власти.
They had infiltrated the Masons, major banking networks, government bodies.Иллюминаты свили себе гнезда среди масонов, в крупнейших банковских системах, в правительственных организациях.
In fact, Churchill had once told reporters that if English spies had infiltrated the Nazis to the degree the Illuminati had infiltrated English Parliament, the war would have been over in one month.Черчилль, обращаясь к английским журналистам, однажды сказал, что если бы английские шпионы наводнили Германию так, как иллюминаты -английский парламент, война закончилась бы не позднее чем через месяц.
"A transparent bluff," Olivetti snapped.- Откровенный блеф! - выпалил Оливетти.
"Your influence cannot possibly extend so far."- Вы не настолько влиятельны, чтобы проникнуть за стены Ватикана.
"Why?- Но почему?
Because your Swiss Guards are vigilant?Неужели только потому, что швейцарские гвардейцы славятся своей бдительностью?
Because they watch every corner of your private world?Или потому, что они торчат на каждом углу, охраняя покой вашего замкнутого мирка?
How about the Swiss Guards themselves? Are they not men?Но разве гвардейцы не люди?
Do you truly believe they stake their lives on a fable about a man who walks on water?Неужели вы верите в то, что все они готовы пожертвовать жизнью ради сказок о человеке, способном ходить по воде аки посуху?
Ask yourself how else the canister could have entered your city.Ответьте честно на простой вопрос: как ловушка с антивеществом могла оказаться в Ватикане?
Or how four of your most precious assets could have disappeared this afternoon."Или как исчезло из Ватикана ваше самое ценное достояние? Я имею в виду столь необходимую вам четверку...
"Our assets?"- Наше достояние?
Olivetti scowled.Четверка?
"What do you mean?"Что вы хотите этим сказать? - спросил Оливетти.
"One, two, three, four.- Раз, два, три, четыре.
You haven't missed them by now?"Неужели вы их до сих пор не хватились?
"What the hell are you talk-" Olivetti stopped short, his eyes rocketing wide as though he'd just been punched in the gut.- О чем вы... - начал было Оливетти и тут же умолк. Глаза коммандера вылезли из орбит, словно он получил сильнейший удар под ложечку.
"Light dawns," the caller said.- Горизонт, похоже, проясняется, - с издевкой произнес посланец иллюминатов.
"Shall I read their names?"- Может быть, вы хотите, чтобы я произнес их имена?
"What's going on?" the camerlegno said, looking bewildered.- Что происходит? - отказываясь что-либо понимать, спросил камерарий.
The caller laughed. "Your officer has not yet informed you?- Неужели ваш офицер еще не удосужился вас проинформировать? - рассмеялся говорящий.
How sinful.- Но это же граничит со смертным грехом.
No surprise.Впрочем, неудивительно.
Such pride.С такой гордыней...
I imagine the disgrace of telling you the truth... that four cardinals he had sworn to protect seem to have disappeared..."Представляю, какой позор обрушился бы на его голову, скажи он вам правду... скажи он, что четыре кардинала, которых он поклялся охранять, исчезли.
Olivetti erupted. "Where did you get this information!"- Откуда у вас эти сведения?! - завопил Оливетти.
"Camerlegno," the caller gloated, "ask your commander if all your cardinals are present in the Sistine Chapel."- Камерарий, - человек, судя по его тону, явно наслаждался ситуацией, - спросите у своего коммандера, все ли кардиналы находятся в данный момент в Сикстинской капелле?
The camerlegno turned to Olivetti, his green eyes demanding an explanation.Камерарий повернулся к Оливетти, и взгляд его зеленых глаз говорил, что временный правитель Ватикана ждет объяснений.
"Signore," Olivetti whispered in the camerlegno's ear, "it is true that four of our cardinals have not yet reported to the Sistine Chapel, but there is no need for alarm.- Синьор, - зашептал ему на ухо Оливетти, - это правда, что четыре кардинала еще не явились в Сикстинскую капеллу. Но для тревоги нет никаких оснований.
Every one of them checked into the residence hall this morning, so we know they are safely inside Vatican City.Все они утром находились в своих резиденциях в Ватикане.
You yourself had tea with them only hours ago.Час назад вы лично пили с ними чай.
They are simply late for the fellowship preceding conclave.Четыре кардинала просто не явились на предшествующую конклаву дружескую встречу.
We are searching, but I'm sure they just lost track of time and are still out enjoying the grounds."Я уверен, что они настолько увлеклись лицезрением наших садов, что потеряли счет времени.
"Enjoying the grounds?"- Увлеклись лицезрением садов?
The calm departed from the camerlegno's voice.- В голосе камерария не осталось и следа его прежнего спокойствия.
"They were due in the chapel over an hour ago!"- Они должны были появиться в капелле еще час назад!
Langdon shot Vittoria a look of amazement.Лэнгдон бросил изумленный взгляд на Витторию.
Missing cardinals?Исчезли кардиналы?
So that's what they were looking for downstairs?Так вот, значит, что они там разыскивают!
"Our inventory," the caller said, "you will find quite convincing.- Перечень имен выглядит весьма внушительно, и он должен убедить вас в серьезности наших намерений.
There is Cardinal Lamass? from Paris, Cardinal Guidera from Barcelona, Cardinal Ebner from Frankfurt..."Это кардинал Ламассэ из Парижа, кардинал Гуидера из Барселоны, кардинал Эбнер из Франкфурта...
Olivetti seemed to shrink smaller and smaller after each name was read. The caller paused, as though taking special pleasure in the final name.После каждого произнесенного имени коммандер Оливетти на глазах становился все меньше и меньше ростом.
"And from Italy... Cardinal Baggia."- ...и наконец, кардинал Баджиа из Италии.
The camerlegno loosened like a tall ship that had just run sheets first into a dead calm.Камерарий весь как-то обмяк и обвис. Так обвисают паруса корабля, неожиданно попавшего в мертвый штиль.
His frock billowed, and he collapsed in his chair. "I preferiti," he whispered.На его сутане вдруг появились глубокие складки, и он рухнул в кресло, шепча: - I preferiti...
"The four favorites... including Baggia... the most likely successor as Supreme Pontiff... how is it possible?"Все четыре фаворита, включая Баджиа... наиболее вероятного наследника Святого престола... как это могло случиться?
Langdon had read enough about modern papal elections to understand the look of desperation on the camerlegno's face.Лэнгдон достаточно много знал о процедуре избрания папы, и отчаяние камерария было ему вполне понятно.
Although technically any cardinal under eighty years old could become Pope, only a very few had the respect necessary to command a two thirds majority in the ferociously partisan balloting procedure.Если теоретически каждый из кардиналов не старше восьмидесяти лет мог стать понтификом, то на практике лишь немногие из них пользовались авторитетом, который позволял им рассчитывать на две трети голосов, необходимых для избрания.
They were known as the preferiti.Этих кардиналов называли preferiti.
And they were all gone.И все они исчезли.
Sweat dripped from the camerlegno's brow.На лбу камерария выступил пот.
"What do you intend with these men?"- Что вы намерены с ними сделать? - спросил он.
"What do you think I intend?- Как вы думаете, что я с ними намерен сделать?
I am a descendant of the Hassassin."Я - потомок ассасинов.
Langdon felt a shiver.Лэнгдон вздрогнул.
He knew the name well.Он хорошо знал это слово.
The church had made some deadly enemies through the years-the Hassassin, the Knights Templar, armies that had been either hunted by the Vatican or betrayed by them.В течение столетий церковь имела немало смертельных врагов, среди которых были ассасины и тамплиеры . Это были люди, которых Ватикан либо истреблял, либо предавал.
"Let the cardinals go," the camerlegno said.- Освободите кардиналов, - сказал камерарий.
"Isn't threatening to destroy the City of God enough?"- Разве вам не достаточно уничтожить Град Божий?
"Forget your four cardinals.- Забудьте о своих кардиналах.
They are lost to you.Они для вас потеряны навсегда.
Be assured their deaths will be remembered though... by millions.Однако можете не сомневаться, что об их смерти будут помнить долгие годы... миллионы людей.
Every martyr's dream.Мечта каждого мученика.
I will make them media luminaries.Я сделаю их звездами прессы и телевидения.
One by one.Не всех сразу, а одного за другим.
By midnight the Illuminati will have everyone's attention.К полуночи братство "Иллюминати" станет центром всеобщего внимания.
Why change the world if the world is not watching?Какой смысл менять мир, если мир этого не видит?
Public killings have an intoxicating horror about them, don't they?В публичном убийстве есть нечто завораживающее. Разве не так?
You proved that long ago... the inquisition, the torture of the Knights Templar, the Crusades." He paused. "And of course, la purga."Церковь доказала это много лет назад... инквизиция, мучения, которым вы подвергли тамплиеров, крестовые походы... и, конечно, La purga, - закончил он после недолгой паузы.
The camerlegno was silent.Камерарий не проронил ни слова.
"Do you not recall la purga?" the caller asked. "Of course not, you are a child.- Неужели вы не знаете, что такое La purga? -спросил потомок ассасинов и тут же сам ответил:- Впрочем, откуда вам знать, ведь вы еще дитя.
Priests are poor historians, anyway.Служители Бога, как правило, никудышные историки.
Perhaps because their history shames them?"Возможно, потому, что их прошлые деяния вызывают у них стыд.
"La purga," Langdon heard himself say.- La purga, - неожиданно для самого себя произнес Лэнгдон.
"Sixteen sixty eight.- 1668 год.
The church branded four Illuminati scientists with the symbol of the cross.В этом году церковь заклеймила четырех ученых-иллюминатов. Выжгла на их телах каленым железом знак креста.
To purge their sins."Якобы для того, чтобы очистить их от грехов.
"Who is speaking?" the voice demanded, sounding more intrigued than concerned.- Кто это сказал? - поинтересовался невидимый собеседник. В его голосе было больше любопытства, чем озабоченности.
"Who else is there?" Langdon felt shaky. "My name is not important," he said, trying to keep his voice from wavering.- Мое имя не имеет значения, - ответил Лэнгдон, пытаясь унять предательскую дрожь в голосе.
Speaking to a living Illuminatus was disorienting for him... like speaking to George Washington.Ученый был несколько растерян, оскольку ему впервые в жизни приходилось беседовать с живым иллюминатом. Наверное, он испытал бы то же чувство, если бы с ним вдруг заговорил сам... Джордж Вашингтон.
"I am an academic who has studied the history of your brotherhood."- Я ученый, который занимался исследованием истории вашего братства.
"Superb," the voice replied.- Великолепно! - ответил голос.
"I am pleased there are still those alive who remember the crimes against us."- Я польщен тем, что в мире еще сохранились люди, которые помнят о совершенных против нас преступлениях.
"Most of us think you are dead."- Однако большинство из этих людей полагают, что вас на земле уже не осталось.
"A misconception the brotherhood has worked hard to promote.- Заблуждение, распространению которого мы сами способствовали.
What else do you know of la purga?"Что еще вам известно о La purga?
Langdon hesitated.Лэнгдон не знал, что ответить.
What else do I know?"Что еще мне известно?
That this whole situation is insanity, that's what I know!Мне известно лишь то, что все, свидетелем чего я явлюсь, - чистое безумие!"
"After the brandings, the scientists were murdered, and their bodies were dropped in public locations around Rome as a warning to other scientists not to join the Illuminati."Вслух же он произнес: - После клеймения ученых убили, а их тела были брошены на самых людных площадях Рима в назидание другим ученым, чтобы те не вступали в братство "Иллюминати".
"Yes.- Именно.
So we shall do the same.Поэтому мы поступим точно так же.
Quid pro quo.Quid pro quo.
Consider it symbolic retribution for our slain brothers.Можете считать это символическим возмездием за мученическую смерть наших братьев.
Your four cardinals will die, one every hour starting at eight.Ваши кардиналы будут умирать каждый час, начиная с восьми вечера.
By midnight the whole world will be enthralled."К полуночи весь мир замрет в ожидании.
Langdon moved toward the phone. "You actually intend to brand and kill these four men?"- Вы действительно хотите заклеймить и убить этих людей? - машинально приблизившись к телефону, спросил американец.
"History repeats itself, does it not?- История повторяется. Не так ли?
Of course, we will be more elegant and bold than the church was.Конечно, мы сделаем это более элегантно и более смело, чем когда-то церковь.
They killed privately, dropping bodies when no one was looking.Она умертвила наших братьев тайком и выбросила их тела тогда, когда этого никто не мог увидеть.
It seems so cowardly."Я квалифицирую это как трусость.
"What are you saying?" Langdon asked. "That you are going to brand and kill these men in public?"- Вы хотите сказать, - не веря своим ушам, спросил Лэнгдон, - что заклеймите и убьете этих людей публично?!
"Very good.- Конечно.
Although it depends what you consider public.Хотя все зависит от того, что понимать под словом "публично".
I realize not many people go to church anymore."Кажется, в церковь в наше время ходят не очень много людей?
Langdon did a double take. "You're going to kill them in churches?"- Вы намерены убить их под сводами церкви? -спросил Лэнгдон.
"A gesture of kindness.- Да, как проявление милосердия с нашей стороны.
Enabling God to command their souls to heaven more expeditiously.Это позволит Богу забрать их души к себе на небо быстро и без хлопот.
It seems only right.Думаю, мы поступаем правильно.
Of course the press will enjoy it too, I imagine."Ну и пресса, конечно, будет от этого в восторге.
"You're bluffing," Olivetti said, the cool back in his voice.- Откровенный блеф, - произнес Оливетти, к которому вернулось ледяное спокойствие.
"You cannot kill a man in a church and expect to get away with it."- Невозможно убить человека в помещении церкви и безнаказанно оттуда скрыться.
"Bluffing?- Блеф? - несказанно удивился ассасин.
We move among your Swiss Guard like ghosts, remove four of your cardinals from within your walls, plant a deadly explosive at the heart of your most sacred shrine, and you think this is a bluff?- Мы словно призраки бродим среди ваших швейцарских гвардейцев, похищаем из-под вашего носа кардиналов, помещаем мощный заряд в самом сердце вашего главного святилища, и вы называете все это блефом?
As the killings occur and the victims are found, the media will swarm.Как только начнутся убийства и тело первой жертвы будет обнаружено, журналисты слетятся роем.
By midnight the world will know the Illuminati cause."К полуночи весь мир узнает о правом деле братства "Иллюминати".
"And if we stake guards in every church?" Olivetti said.- А что будет, если мы выставим часовых в каждой церкви? - спросил Оливетти.
The caller laughed. "I fear the prolific nature of your religion will make that a trying task.- Боюсь, что чрезмерное распространение вашей религии делает подобную задачу невыполнимой, -со смехом сказал иллюминат.
Have you not counted lately?- Когда вы в последний раз проводили перепись церквей?
There are over four hundred Catholic churches in Rome.По моим прикидкам, в Риме насчитывается более четырех сотен католических храмов и церквей.
Cathedrals, chapels, tabernacles, abbeys, monasteries, convents, parochial schools..."Соборы, часовни, молитвенные дома, аббатства, монастыри, женские монастыри, церковно-приходские школы, наконец... Вам придется выставить охрану во всех этих заведениях.
Olivetti's face remained hard.Выслушав сказанное, Оливетти и глазом не моргнул.
"In ninety minutes it begins," the caller said with a note of finality.- Спектакль начнется через девяносто минут, -решительно произнес голос.
"One an hour.- Один кардинал каждый час.
A mathematical progression of death.Математическая прогрессия смерти.
Now I must go."А теперь мне пора.
"Wait!" Langdon demanded.- Подождите! - воскликнул Лэнгдон.
"Tell me about the brands you intend to use on these men."- Скажите, какие клейма вы намерены использовать?
The killer sounded amused. "I suspect you know what the brands will be already.- Думаю, вам известно, какое клеймо мы используем.
Or perhaps you are a skeptic?- Судя по тону, которым были произнесены эти слова, вопрос Лэнгдона сильно позабавил иллюмината.
You will see them soon enough.- В любом случае вы скоро об этом узнаете.
Proof the ancient legends are true."И это явится доказательством того, что древние легенды не лгут.
Langdon felt light headed.Лэнгдон начал испытывать легкое головокружение.
He knew exactly what the man was claiming. Langdon pictured the brand on Leonardo Vetra's chest.Перед его мысленным взором снова возникло клеймо на груди мертвого Леонардо Ветра.
Illuminati folklore spoke of five brands in all.Ученый прекрасно понимал, на что намекает ассасин. Согласно легендам, у братства "Иллюминати" было пять клейм.
Four brands are left, Langdon thought, and four missing cardinals.Одно уже было использовано. Осталось еще четыре, подумал американец. И четыре кардинала исчезли.
"I am sworn," the camerlegno said, "to bring a new Pope tonight.- Я поклялся, что сегодня начнутся выборы нового папы, - сказал камерарий.
Sworn by God."- Поклялся именем Божьим.
"Camerlegno," the caller said, "the world does not need a new Pope.- Святой отец, - с издевкой произнес голос, - миру ваш новый папа вовсе не нужен.
After midnight he will have nothing to rule over but a pile of rubble.После полуночи править ему будет нечем, если, конечно, не считать груды развалин.
The Catholic Church is finished.С католической церковью покончено.
Your run on earth is done."Ваше пребывание на земле завершилось.
Silence hung.После этих слов на некоторое время воцарилось молчание.
The camerlegno looked sincerely sad.Первым заговорил камерарий, и в голосе его звучала печаль:
"You are misguided.- Вы заблуждаетесь.
A church is more than mortar and stone.Церковь - нечто большее, чем скрепленные известью камни.
You cannot simply erase two thousand years of faith... any faith.Вы не сможете так просто стереть с лица земли веру, за которой стоят два тысячелетия... я имею в виду любую веру, а не только католичество.
You cannot crush faith simply by removing its earthly manifestations.Вера не исчезнет, если вы уничтожите ее земное проявление.
The Catholic Church will continue with or without Vatican City."Католическая церковь останется жить и без города-государства Ватикана.
"A noble lie.- Благородная ложь, - последовал ответ.
But a lie all the same.- Но ключевым здесь тем не менее является слово "ложь".
We both know the truth.А истина известна нам обоим.
Tell me, why is Vatican City a walled citadel?"Скажите, почему, по вашему мнению, Ватикан являет собой обнесенную стенами крепость?
"Men of God live in a dangerous world," the camerlegno said.- Служителям Божьим приходится обитать в опасном мире, - сказал камерарий.
"How young are you?- Скажите, сколько вам лет? Вы, видимо, слишком молоды для того, чтобы усвоить простую истину.
The Vatican is a fortress because the Catholic Church holds half of its equity inside its walls-rare paintings, sculpture, devalued jewels, priceless books... then there is the gold bullion and the real estate deeds inside the Vatican Bank vaults.Ватикан является неприступной крепостью потому, что за его стенами католическая церковь хранит половину своих несметных сокровищ. Я говорю о редкостных картинах, скульптурах, драгоценных камнях и бесценных книгах... а в сейфах Банка Ватикана спрятаны золотые слитки и документы сделок с недвижимостью.
Inside estimates put the raw value of Vatican City at 48.5 billion dollars.По самой приблизительной оценке, Ватикан "стоит" 48,5 миллиарда долларов.
Quite a nest egg you're sitting on.Вы сидите на поистине золотом яйце.
Tomorrow it will be ash.Но завтра все это превратится в прах, а вы станете банкротами.
Liquidated assets as it were. You will be bankrupt.Все ваши активы испарятся, и вам придет конец.
Not even men of cloth can work for nothing."Никто, включая ваших сановных коллег, не станет работать бесплатно.
The accuracy of the statement seemed to be reflected in Olivetti's and the camerlegno's shell shocked looks. Langdon wasn't sure what was more amazing, that the Catholic Church had that kind of money, or that the Illuminati somehow knew about it.Оливетти и камерарий обменялись взглядами, которые лишь подтверждали вывод иллюмината.
The camerlegno sighed heavily. "Faith, not money, is the backbone of this church."- Вера, а не деньги, служит становым хребтом церкви, - с тяжелым вздохом заметил камерарий.
"More lies," the caller said.- Очередная ложь.
"Last year you spent 183 million dollars trying to support your struggling dioceses worldwide.В прошлом году вы выложили 183 миллиона долларов на поддержку влачащих жалкое существование епархий.
Church attendance is at an all time low-down forty six percent in the last decade.Как никогда мало людей ходит сегодня в церковь. По сравнению с последним десятилетием их число сократилось на 43 процента.
Donations are half what they were only seven years ago.Пожертвования за семь лет сократились почти вдвое.
Fewer and fewer men are entering the seminary.Все меньше и меньше людей поступают в семинарии.
Although you will not admit it, your church is dying.Церковь умирает, хотя вы и отказываетесь это признать.
Consider this a chance to go out with a bang."Ей несказанно повезло, что она теперь уходит с громким шумом.
Olivetti stepped forward.В разговор вступил Оливетти.
He seemed less combative now, as if he now sensed the reality facing him.Коммандер уже не казался столь воинственным, каким был всего несколько минут назад.
He looked like a man searching for an out. Any out.Теперь он больше походил на человека, пытающегося найти выход из безвыходного положения.
"And what if some of that bullion went to fund your cause?"- А что, если часть этих золотых слитков пойдет на поддержку вашего благородного дела? Вы откажетесь от взрыва?
"Do not insult us both."- Не оскорбляйте подобными предложениями ни нас, ни себя.
"We have money."- У нас много денег.
"As do we.- Так же, как и у нас.
More than you can fathom."Мы обладаем богатством гораздо большим, чем вы можете себе представить.
Langdon flashed on the alleged Illuminati fortunes, the ancient wealth of the Bavarian stone masons, the Rothschilds, the Bilderbergers, the legendary Illuminati Diamond.Лэнгдон припомнил, что слышал о легендарном богатстве ордена. О несметных сокровищах баварских масонов, о гигантских состояниях Ротшильдов и Бильдербергеров, об их огромном алмазе.
"I preferiti," the camerlegno said, changing the subject.- I preferiti, - сказал камерарий, меняя тему.
His voice was pleading. "Spare them.- Пощадите хоть их.
They are old.Это старые люди.
They-"Они...
"They are virgin sacrifices." The caller laughed.- Считайте их невинными жертвенными агнцами,- рассмеялся ассасин.
"Tell me, do you think they are really virgins?- Скажите, а они действительно сумели сохранить невинность?
Will the little lambs squeal when they die?Как вы считаете, ягнята блеют, когда их приносят в жертву?
Sacrifici vergini nell' altare di scienza."Sacrifici vergini nell' altare di scienza .
The camerlegno was silent for a long time. "They are men of faith," he finally said.- Это люди веры, - после продолжительного молчания, произнес камерарий.
"They do not fear death."- И смерти они не страшатся.
The caller sneered. "Leonardo Vetra was a man of faith, and yet I saw fear in his eyes last night.- Леонардо Ветра тоже был человеком веры, -презрительно фыркнул иллюминат. - А я в ту ночь читал в его глазах ужас.
A fear I removed."Я избавил его от этого страха.
Vittoria, who had been silent, was suddenly airborne, her body taut with hatred. "Asino!- Asino ! - крикнула молчавшая до этого момента Виттория.
He was my father!"- Это был мой отец!
A cackle echoed from the speaker. "Your father?- Ваш отец? - донеслось из динамика.
What is this?- Как это прикажете понимать?
Vetra has a daughter?У преподобного Леонардо Ветра была дочь?
You should know your father whimpered like a child at the end.Однако как бы то ни было, но перед смертью ваш папа рыдал, как ребенок.
Pitiful really.Весьма печальная картина.
A pathetic man."Даже у меня она вызвала сострадание.
Vittoria reeled as if knocked backward by the words.Виттория пошатнулась от этих слов.
Langdon reached for her, but she regained her balance and fixed her dark eyes on the phone.Лэнгдон протянул к ней руки, но девушка удержалась на ногах и, устремив взгляд в аппарат на столе, произнесла:
"I swear on my life, before this night is over, I will find you."- Клянусь жизнью, что найду тебя еще до того, как кончится эта ночь.
Her voice sharpened like a laser. "And when I do..."А затем... - Ее голос звенел сталью.
The caller laughed coarsely. "A woman of spirit.- Сильная духом женщина! - хрипло рассмеялся ассасин.
I am aroused.- Такие меня всегда возбуждали.
Perhaps before this night is over, I will find you.Не исключено, что я найду тебя еще до того, как кончится эта ночь.
And when I do..."А уж когда найду, то...
The words hung like a blade.Слова иллюмината прозвучали как удар кинжала.
Then he was gone.После этого он отключил связь.
42 Cardinal Mortati was sweating now in his black robe.Г лава 42 Кардинал Мортати истекал потом в своей черной мантии.
Not only was the Sistine Chapel starting to feel like a sauna, but conclave was scheduled to begin in twenty minutes, and there was still no word on the four missing cardinals.И не только потому, что в Сикстинской капелле было жарко, как в сауне. Конклав должен был открыться через двадцать минут, а он не имел никаких сведений о четырех исчезнувших кардиналах.
In their absence, the initial whispers of confusion among the other cardinals had turned to outspoken anxiety.Собравшиеся в капелле отцы церкви давно заметили их отсутствие, и первоначальное негромкое перешептывание постепенно переходило в недоуменный ропот.
Mortati could not imagine where the truant men could be.Мортати не мог предположить, куда подевались эти прогульщики.
With the camerlegno perhaps?Может быть, они у камерария?
He knew the camerlegno had held the traditional private tea for the four preferiti earlier that afternoon, but that had been hours ago.Он знал, что последний по традиции пил чай с preferiti, но чаепитие должно было закончиться еще час назад.
Were they ill?Может быть, они заболели?
Something they ate?Съели что-нибудь не то?
Mortati doubted it.В подобное Мортати поверить не мог.
Even on the verge of death the preferiti would be here. It was once in a lifetime, usually never, that a cardinal had the chance to be elected Supreme Pontiff, and by Vatican Law the cardinal had to be inside the Sistine Chapel when the vote took place.Лишь раз в жизни кардинал получал шанс стать Верховным понтификом (иным такой возможности вообще не представлялось), а согласно законам Ватикана, чтобы стать папой, во время голосования нужно было находиться в Сикстинской капелле.
Otherwise, he was ineligible.В противном случае кардинал выбывал из числа кандидатов.
Although there were four preferiti, few cardinals had any doubt who the next Pope would be.Хотя число preferiti достигало четырех человек, мало кто сомневался, который из них станет папой.
The past fifteen days had seen a blizzard of faxes and phone calls discussing potential candidates.Последние пятнадцать дней они провели в бесконечных переговорах и консультациях, используя все новейшие средства связи -электронную почту, факсы и, естественно, телефон.
As was the custom, four names had been chosen as preferiti, each of them fulfilling the unspoken requisites for becoming Pope:Согласно традиции, в качестве preferiti были названы четыре имени, и каждый из избранников отвечал всем предъявляемым к претенденту на Святой престол негласным требованиям.
Multilingual in Italian, Spanish, and English.Владение несколькими языками, итальянским, испанским и английским - обязательно.
No skeletons in his closet.Никаких порочащих секретов. Или, как говорят англичане, "никаких скелетов в шкафу".
Between sixty five and eighty years old.Возраст от шестидесяти пяти до восьмидесяти.
As usual, one of the preferiti had risen above the others as the man the college proposed to elect.Один из четверки имел преимущество. Это был тот, кого коллегия кардиналов рекомендовала для избрания.
Tonight that man was Cardinal Aldo Baggia from Milan.В этот вечер таким человеком стал кардинал Альдо Баджиа из Милана.
Baggia's untainted record of service, combined with unparalleled language skills and the ability to communicate the essence of spirituality, had made him the clear favorite.Многолетнее, ничем не запятнанное служение церкви, изумительная способность к языкам и непревзойденное умение донести до слушателей суть веры делали его основным кандидатом.
So where the devil is he? Mortati wondered."И куда, дьявол его побери, он мог деться?" -изумлялся про себя Мортати.
Mortati was particularly unnerved by the missing cardinals because the task of supervising this conclave had fallen to him.Отсутствие кардиналов волновало Мортати потому, что на него была возложена обязанность следить за ходом конклава.
A week ago, the College of Cardinals had unanimously chosen Mortati for the office known as The Great Elector-the conclave's internal master of ceremonies.Неделю назад коллегия кардиналов единогласно провозгласила его так называемым великим выборщиком, или, говоря по-простому, руководителем всей церемонии.
Even though the camerlegno was the church's ranking official, the camerlegno was only a priest and had little familiarity with the complex election process, so one cardinal was selected to oversee the ceremony from within the Sistine Chapel.Лишь камерарий был лучше других осведомлен о процедуре выборов, но он, временно возглавляя церковь, оставался простым священником и в Сикстинскую капеллу доступа не имел.
Cardinals often joked that being appointed The Great Elector was the cruelest honor in Christendom.Поэтому для наблюдения за ходом церемонии выбирали специального кардинала. Кардиналы частенько шутили по поводу избрания на эту роль. Назначение на пост великого выборщика - самая жестокая милость во всем христианском мире, говорили они.
The appointment made one ineligible as a candidate during the election, and it also required one spend many days prior to conclave poring over the pages of the Universi Dominici Gregis reviewing the subtleties of conclave's arcane rituals to ensure the election was properly administered.Великий выборщик исключался из числа претендентов на Святой престол, и, кроме того, ему в течение нескольких дней приходилось продираться сквозь дебри Universi Dominici Gregis, усваивая мельчайшие тонкости освященного веками ритуала, чтобы провести выборы на должном уровне.
Mortati held no grudge, though. He knew he was the logical choice.Мортати, однако, не жаловался, понимая, что его избрание является вполне логичным.
Not only was he the senior cardinal, but he had also been a confidant of the late Pope, a fact that elevated his esteem.Он был не только самым старым кардиналом, но и долгие годы оставался доверенным лицом покойного папы, чего остальные отцы церкви не могли не ценить.
Although Mortati was technically still within the legal age window for election, he was getting a bit old to be a serious candidate.Хотя по возрасту Мортати еще мог претендовать на Святой престол, все же он был слишком стар для того, чтобы иметь серьезные шансы быть избранным.
At seventy nine years old he had crossed the unspoken threshold beyond which the college no longer trusted one's health to withstand the rigorous schedule of the papacy.Достигнув семидесяти девяти лет, Мортати переступил через невидимый порог, который давал основание коллегии кардиналов усомниться в том, что здоровье позволит ему справиться с весьма изнурительными обязанностями главы католической церкви.
A Pope usually worked fourteen hour days, seven days a week, and died of exhaustion in an average of 6.3 years.Папы, как правило, трудились четырнадцать часов в сутки семь дней в неделю и умирали от истощения через 6,3 года (в среднем, естественно) пребывания на Святом престоле.
The inside joke was that accepting the papacy was a cardinal's "fastest route to heaven."В церковных кругах шутливо говорили, что избрание на пост папы является для кардинала "кратчайшим путем на небо".
Mortati, many believed, could have been Pope in his younger days had he not been so broad minded.Мортати, как полагали многие, мог стать папой в более раннем возрасте, если бы не обладал одним весьма серьезным недостатком. Кардинала Мортати отличала широта взглядов, что противоречило условиям Святой триады, соблюдение которых требовалось для избрания на пост папы.
When it came to pursuing the papacy, there was a Holy Trinity-Conservative. Conservative. Conservative.Эти триада заключалась в трех словах -консерватизм, консерватизм и консерватизм.
Mortati had always found it pleasantly ironic that the late Pope, God rest his soul, had revealed himself as surprisingly liberal once he had taken office.Мортати усматривал иронию истории в том, что покойный папа, упокой Г осподи душу его, взойдя на Святой престол, к всеобщему удивлению, проявил себя большим либералом.
Perhaps sensing the modern world progressing away from the church, the Pope had made overtures, softening the church's position on the sciences, even donating money to selective scientific causes.Видимо, чувствуя, что современный мир постепенно отходит от церкви, папа предпринял несколько смелых шагов. В частности, он не только смягчил позицию католицизма по отношению к науке, но даже финансировал некоторые исследования.
Sadly, it had been political suicide.К несчастью, этим он совершил политическое самоубийство.
Conservative Catholics declared the Pope "senile," while scientific purists accused him of trying to spread the church's influence where it did not belong.Консервативные католики объявили его "дебилом", а пуристы от науки заявили, что церковь пытается оказать влияние на то, на что ей влиять не положено.
"So where are they?"- Итак, где же они?
Mortati turned.Мортати обернулся.
One of the cardinals was tapping him nervously on the shoulder.Один из кардиналов, нервно дотронувшись рукой до его плеча, повторил вопрос:
"You know where they are, don't you?"- Ведь вам известно, где они, не так ли?
Mortati tried not to show too much concern.Мортати, пытаясь скрыть беспокойство, произнес:
"Perhaps still with the camerlegno."- Видимо, у камерария.
"At this hour?- В такое время?
That would be highly unorthodox!"Если это так, то их поведение, мягко говоря, несколько неортодоксально, а камерарий, судя по всему, полностью утратил чувство времени.
The cardinal frowned mistrustingly. "Perhaps the camerlegno lost track of time?"Кардинал явно усомнился в словах "великого выборщика".
Mortati sincerely doubted it, but he said nothing.Мортати не верил в то, что камерарий не следит за временем, но тем не менее ничего не сказал.
He was well aware that most cardinals did not much care for the camerlegno, feeling he was too young to serve the Pope so closely.Он знал, что многие кардиналы не испытывают особых симпатий к помощнику папы, считая его мальчишкой, слишком неопытным, чтобы быть доверенным лицом понтифика.
Mortati suspected much of the cardinals' dislike was jealousy, and Mortati actually admired the young man, secretly applauding the late Pope's selection for chamberlain.Мортати полагал, что в основе этой неприязни лежат обыкновенные зависть и ревность. Сам же он восхищался этим еще довольно молодым человеком и тайно аплодировал папе за сделанный им выбор.
Mortati saw only conviction when he looked in the camerlegno's eyes, and unlike many of the cardinals, the camerlegno put church and faith before petty politics.Глядя в глаза ближайшего помощника главы церкви, он видел в них убежденность и веру. Камерарий был далек от того мелкого политиканства, которое, увы, столь присуще многим служителям церкви.
He was truly a man of God.Он был поистине человеком Божьим.
Throughout his tenure, the camerlegno's steadfast devotion had become legendary.Со временем преданность камерария вере и Святому престолу стали обрастать легендами.
Many attributed it to the miraculous event in his childhood... an event that would have left a permanent impression on any man's heart.Многие объясняли это чудом, объектом которого тот был в детстве. Такое событие навсегда запало бы в душу любого человека, окажись он его свидетелем.
The miracle and wonder of it, Mortati thought, often wishing his own childhood had presented an event that fostered that kind of doubtless faith.Чудны дела Твои, Господи, думал Мортати, сожалея о том, что в его юности не произошло события, которое позволило бы ему, оставив все сомнения, бесконечно укрепиться в вере.
Unfortunately for the church, Mortati knew, the camerlegno would never become Pope in his elder years.При этом Мортати знал, что, к несчастью для церкви, камерарию даже в зрелом возрасте не суждено стать папой.
Attaining the papacy required a certain amount of political ambition, something the young camerlegno apparently lacked; he had refused his Pope's offers for higher clerical stations many times, saying he preferred to serve the church as a simple man.Для достижения этого поста священнослужитель должен обладать политическим честолюбием, а этот камерарий был, увы, начисто лишен всяких политических амбиций. Он несколько раз отказывался от очень выгодных церковных постов, которые предлагал ему покойный папа, заявляя, что желает служить церкви как простой человек.
"What next?" The cardinal tapped Mortati, waiting.- Ну и что теперь? - спросил настойчивый кардинал.
Mortati looked up. "I'm sorry?"- Что, простите? - поднимая на него глаза, переспросил Мортати.
"They're late!Он настолько погрузился в собственные мысли, что не слышал вопроса. - Они опаздывают!
What shall we do?"Что мы будем делать?
"What can we do?" Mortati replied.- А что мы можем сделать? - вопросом на вопрос ответил Мортати.
"We wait.- Нам остается только ждать.
And have faith."И верить.
Looking entirely unsatisfied with Mortati's response, the cardinal shrunk back into the shadows.Кардиналу, которого ответ "великого выборщика" совершенно не устроил, оставалось лишь молча отступить в тень. Мортати некоторое время стоял молча, потирая пальцем висок.
Mortati stood a moment, dabbing his temples and trying to clear his mind.Он понимал, что прежде всего следовало привести в порядок мысли.
Indeed, what shall we do? He gazed past the altar up to Michelangelo's renowned fresco,"Итак, что же нам действительно делать?" -подумал он, бросив взгляд на недавно обновленные фрески Микеланджело на стене над алтарем.
"The Last Judgment." The painting did nothing to soothe his anxiety.Вид Страшного суда в изображении гениального художника его вовсе не успокоил.
It was a horrifying, fifty foot tall depiction of Jesus Christ separating mankind into the righteous and sinners, casting the sinners into hell.На огромной, высотой в пятьдесят футов, картине Иисус отделял праведников от грешников, отправляя последних в ад.
There was flayed flesh, burning bodies, and even one of Michelangelo's rivals sitting in hell wearing ass's ears.На фреске были изображены освежеванная плоть и охваченные пламенем тела. Микеланджело отправил в ад даже одного из своих врагов, украсив его при этом огромными ослиными ушами.
Guy de Maupassant had once written that the painting looked like something painted for a carnival wrestling booth by an ignorant coal heaver.Мопассан однажды заметил, что фреска выглядит так, словно ее написал какой-то невежественный истопник для карнавального павильона, в котором демонстрируют греко-римскую борьбу.
Cardinal Mortati had to agree.И Мортати в глубине души соглашался с великим писателем.
43Глава 43
Langdon stood motionless at the Pope's bulletproof window and gazed down at the bustle of media trailers in St. Peter's Square.Лэнгдон неподвижно стоял у пуленепробиваемого окна папского кабинета и смотрел на скопище принадлежащих прессе транспортных средств.
The eerie phone conversation had left him feeling turgid... distended somehow. Not himself.Жутковатая телефонная беседа вызвала у него странное ощущение.
The Illuminati, like a serpent from the forgotten depths of history, had risen and wrapped themselves around an ancient foe.Братство "Иллюминати" казалось ему какой-то гигантской змеей, вырвавшейся из бездны истории, чтобы задушить в тисках своих колец древнего врага.
No demands.Никаких условий. Никаких требований.
No negotiation.Никаких переговоров.
Just retribution.Всего лишь возмездие.
Demonically simple.Все очень просто.
Squeezing.Смертельный захват становится все сильнее и сильнее.
A revenge 400 years in the making.Месть, которая готовилась четыреста лет.
It seemed that after centuries of persecution, science had bitten back.Создавалось впечатление, что наука, несколько веков бывшая жертвой преследований, наносит наконец ответный удар.
The camerlegno stood at his desk, staring blankly at the phone.Камерарий стоял у своего стола, устремив невидящий взгляд на телефонный аппарат.
Olivetti was the first to break the silence.Первым молчание нарушил Оливетти.
"Carlo," he said, using the camerlegno's first name and sounding more like a weary friend than an officer.- Карло... - сказал он, впервые обращаясь к камерарию по имени, и его голос звучал совсем не по-военному; так, как говорил коммандер, мог говорить только близкий друг.
"For twenty six years, I have sworn my life to the protection of this office.- Двадцать четыре года назад я поклялся защищать этот кабинет и его обитателей.
It seems tonight I am dishonored."И вот теперь я обесчещен.
The camerlegno shook his head. "You and I serve God in different capacities, but service always brings honor."- Вы и я, - покачав головой, произнес камерарий, -служим Богу, пусть и по-разному.
"These events... I can't imagine how... this situation..." Olivetti looked overwhelmed.И если человек служит Ему верно, то никакие обстоятельства не могут его обесчестить. - Но как? Я не могу представить... как это могло случиться... Сложившееся положение... -Оливетти выглядел совершенно подавленным.
"You realize we have only one possible course of action.- Вы понимаете, что у нас нет выбора?..
I have a responsibility for the safety of the College of Cardinals."Я несу ответственность за безопасность коллегии кардиналов.
"I fear that responsibility was mine, signore."- Боюсь, что ответственность за это лежит только на мне, синьор.
"Then your men will oversee the immediate evacuation."- В таком случае поручите своим людям немедленно приступить к эвакуации.
"Signore?"- Но, синьор...
"Other options can be exercised later-a search for this device, a manhunt for the missing cardinals and their captors.- План дальнейших действий мы продумаем позднее. Он должен включать поиск взрывного устройства и исчезнувших клириков. Следует также организовать облаву на того, кто их похитил.
But first the cardinals must be taken to safety.Но первым делом необходимо перевести в безопасное место кардиналов.
The sanctity of human life weighs above all. Those men are the foundation of this church."Эти люди - фундамент нашей церкви.
"You suggest we cancel conclave right now?"- Вы хотите немедленно отменить конклав?
"Do I have a choice?"- Разве у меня есть выбор?
"What about your charge to bring a new Pope?"- Но как быть с вашим священным долгом -обеспечить избрание нового папы?
The young chamberlain sighed and turned to the window, his eyes drifting out onto the sprawl of Rome below.Молодой камерарий вздохнул, повернулся к окну и окинул взглядом открывшуюся перед ним панораму Рима.
"His Holiness once told me that a Pope is a man torn between two worlds... the real world and the divine.- Его святейшество как-то сказал мне, что папа -человек, вынужденный разрываться между двумя мирами... миром реальным и миром божественным.
He warned that any church that ignored reality would not survive to enjoy the divine."Он высказал парадоксальную мысль, заявив, что если церковь начнет игнорировать реальность, то не доживет до того момента, когда сможет насладиться божественным.
His voice sounded suddenly wise for its years.- Голос камерария звучал не по годам мудро.
"The real world is upon us tonight.- В данный момент мы имеем дело с реальным миром.
We would be vain to ignore it.И, игнорируя его, мы впадем в грех гордыни.
Pride and precedent cannot overshadow reason."Гордыня и традиции не должны возобладать над здравым смыслом.
Olivetti nodded, looking impressed.Слова молодого клирика, видимо, произвели впечатление на Оливетти.
"I have underestimated you, signore."Коммандер кивнул и сказал: - Я понимаю вас, синьор.
The camerlegno did not seem to hear.Казалось, что камерарий не слышал командира гвардейцев.
His gaze was distant on the window.Он стоял у окна, глядя куда-то за линию горизонта.
"I will speak openly, signore.- Позвольте мне быть откровенным, синьор.
The real world is my world.Реальный мир - это мой мир.
I immerse myself in its ugliness every day such that others are unencumbered to seek something more pure.Я ежедневно погружаюсь в его ужасы, в то время как другие имеют дело с чем-то возвышенным и чистым.
Let me advise you on the present situation. It is what I am trained for.Сейчас мы столкнулись с серьезным кризисом. Поскольку я постоянно готовился к возникновению подобной ситуации, разрешите мне дать вам совет.
Your instincts, though worthy... could be disastrous."Ваши вполне достойные намерения... могут обернуться катастрофой.
The camerlegno turned.Камерарий вопросительно взглянул на Оливетти.
Olivetti sighed. "The evacuation of the College of Cardinals from the Sistine Chapel is the worst possible thing you could do right now."- Эвакуация коллегии кардиналов из Сикстинской капеллы является, на мой взгляд, наихудшим из всех возможных в данный момент способов действия.
The camerlegno did not look indignant, only at a loss.Камерарий не выразил ни малейшего возмущения. Казалось, он пребывал в растерянности.
"What do you suggest?"- Так что же вы предлагаете?
"Say nothing to the cardinals.- Ничего не говорите кардиналам.
Seal conclave.Опечатайте Сикстинскую капеллу.
It will buy us time to try other options."Так мы выиграем время для проведения других мероприятий.
The camerlegno looked troubled. "Are you suggesting I lock the entire College of Cardinals on top of a time bomb?"- Вы хотите, чтобы я оставил всю коллегию кардиналов сидеть взаперти на бомбе замедленного действия? - не скрывая изумления, спросил камерарий.
"Yes, signore.- Да, синьор.
For now.Но только временно.
Later, if need be, we can arrange evacuation."Если возникнет необходимость, мы проведем эвакуацию позже.
The camerlegno shook his head. "Postponing the ceremony before it starts is grounds alone for an inquiry, but after the doors are sealed nothing intervenes.- Отмена церемонии до того, как она началась, станет достаточным основанием для проведения расследования, - покачал головой камерарий. - Но после того как двери будут опечатаны, всякое вмешательство полностью исключается.
Conclave procedure obligates-"Регламент проведения конклава четко...
"Real world, signore.- Таковы требования реального мира, синьор.
You're in it tonight.Сегодня мы живем в нем.
Listen closely."Выслушайте меня...
Olivetti spoke now with the efficient rattle of a field officer.- Оливетти говорил теперь с четкостью боевого офицера.
"Marching one hundred sixty five cardinals unprepared and unprotected into Rome would be reckless.- Вывод в город ста шестидесяти ничего не подозревающих беззащитных кардиналов представляется мне весьма опрометчивым шагом.
It would cause confusion and panic in some very old men, and frankly, one fatal stroke this month is enough."Среди весьма пожилых людей это вызовет замешательство и панику. И, честно говоря, одного инсульта со смертельным исходом для нас более чем достаточно.
One fatal stroke.Инсульт со смертельным исходом.
The commander's words recalled the headlines Langdon had read over dinner with some students in the Harvard Commons:Эти слова снова напомнили Лэнгдону о заголовках газет, которые он увидел в клубе Гарварда, где ужинал со своими студентами:
Pope suffers stroke. Dies in sleep."У ПАПЫ СЛУЧИЛСЯ УДАР. ОН УМЕР ВО СНЕ".
"In addition," Olivetti said, "the Sistine Chapel is a fortress.- Кроме того, - продолжал Оливетти, -Сикстинская капелла сама по себе является крепостью.
Although we don't advertise the fact, the structure is heavily reinforced and can repel any attack short of missiles.Хотя мы никогда об этом не говорили, строение укреплено и способно выдержать ракетный удар.
As preparation we searched every inch of the chapel this afternoon, scanning for bugs and other surveillance equipment.Готовясь к конклаву, мы в поисках "жучков" внимательно, дюйм за дюймом, осмотрели все помещения и ничего не обнаружили.
The chapel is clean, a safe haven, and I am confident the antimatter is not inside.Здание капеллы является надежным убежищем, поскольку я уверен, что внутри ее антивещества нет.
There is no safer place those men can be right now.Более безопасного места для кардиналов в данный момент не существует.
We can always discuss emergency evacuation later if it comes to that."Позже, если потребуется, мы сможем обсудить все связанные со срочной эвакуацией вопросы.
Langdon was impressed.Слова Оливетти произвели на Лэнгдона сильное впечатление.
Olivetti's cold, smart logic reminded him of Kohler.Холодной логикой своих рассуждений коммандер напоминал Колера.
"Commander," Vittoria said, her voice tense, "there are other concerns.- Сэр, - вступила в разговор молчавшая до этого Виттория, - есть еще один весьма тревожный момент.
Nobody has ever created this much antimatter. The blast radius, I can only estimate.Никому пока не удавалось создать такое количество антивещества, и радиус действия взрыва я могу оценить весьма приблизительно.
Some of surrounding Rome may be in danger.Но у меня нет сомнения, что прилегающие к Ватикану кварталы Рима окажутся в опасности.
If the canister is in one of your central buildings or underground, the effect outside these walls may be minimal, but if the canister is near the perimeter... in this building for example..." She glanced warily out the window at the crowd in St. Peter's Square.Если ловушка находится в одном из ваших центральных зданий или под землей, действие на внешний мир может оказаться минимальным, но если антивещество спрятано ближе к периметру... в этом здании, например... - Девушка умолкла, бросив взгляд на площадь Святого Петра.
"I am well aware of my responsibilities to the outside world," Olivetti replied, "and it makes this situation no more grave.- Я прекрасно осведомлен о своих обязанностях перед внешним миром, - ответил Оливетти, - но все-таки вы не правы. Никакой дополнительной опасности не возникает.
The protection of this sanctuary has been my sole charge for over two decades.Защита этой священной обители была моей главной обязанностью в течение последних двадцати лет.
I have no intention of allowing this weapon to detonate."И я не намерен допустить взрыв.
Camerlegno Ventresca looked up. "You think you can find it?"- Вы полагаете, что сможете найти взрывное устройство? - быстро взглянул на него камерарий.
"Let me discuss our options with some of my surveillance specialists.- Позвольте мне обсудить возможные варианты действий с моими специалистами по безопасности.
There is a possibility, if we kill power to Vatican City, that we can eliminate the background RF and create a clean enough environment to get a reading on that canister's magnetic field."Один из вариантов может предусматривать прекращение подачи электроэнергии в Ватикан. Таким образом мы сможем устранить наведенные поля и создать возможность для выявления магнитного поля взрывного устройства.
Vittoria looked surprised, and then impressed. "You want to black out Vatican City?"- Вы хотите вырубить все освещение Ватикана? -изумленно спросила Виттория.
"Possibly. I don't yet know if it's possible, but it is one option I want to explore."Слова Оливетти ее поразили. - Я не знаю, возможно ли это, но испробовать такой вариант в любом случае необходимо.
"The cardinals would certainly wonder what happened," Vittoria remarked.- Кардиналы наверняка попытаются узнать, что произошло, - заметила Виттория.
Olivetti shook his head. "Conclaves are held by candlelight.- Конклав проходит при свечах, - ответил Оливетти.
The cardinals would never know.- Кардиналы об отключении электричества даже не узнают.
After conclave is sealed, I could pull all except a few of my perimeter guards and begin a search.Как только Сикстинская капелла будет опечатана, я брошу всех своих людей, за исключением тех, кто охраняет стены, на поиски антивещества.
A hundred men could cover a lot of ground in five hours."За оставшиеся пять часов сотня человек сможет сделать многое.
"Four hours," Vittoria corrected.- Четыре часа, - поправила его Виттория.
"I need to fly the canister back to CERN.- Я должна буду успеть доставить ловушку в ЦЕРН.
Detonation is unavoidable without recharging the batteries."Если мы не сумеем зарядить аккумуляторы, взрыва избежать не удастся.
"There's no way to recharge here?"- Но почему не зарядить их здесь?
Vittoria shook her head. "The interface is complex.- Штекер зарядного устройства имеет весьма сложную конфигурацию.
I'd have brought it if I could."Если бы я могла предвидеть ситуацию, то привезла бы его с собой.
"Four hours then," Olivetti said, frowning.- Что же, четыре так четыре, - хмуро произнес Оливетти.
"Still time enough. Panic serves no one.- Времени у нас, так или иначе, достаточно.
Signore, you have ten minutes.Синьор, в вашем распоряжении десять минут.
Go to the chapel, seal conclave.Отправляйтесь в капеллу и опечатывайте двери.
Give my men some time to do their job.Дайте моим людям возможность спокойно работать.
As we get closer to the critical hour, we will make the critical decisions."Когда приблизится критический час, тогда и будем принимать критические решения.
Langdon wondered how close to "the critical hour" Olivetti would let things get."Интересно, насколько должен приблизиться этот "критический час", чтобы Оливетти приступил к эвакуации?" - подумал Лэнгдон.
The camerlegno looked troubled. "But the college will ask about the preferiti... especially about Baggia... where they are."- Но кардиналы обязательно спросят меня о preferiti... - смущенно произнес камерарий, -особенно о Баджиа. Коллегия захочет узнать, где они.
"Then you will have to think of something, signore.- В таком случае, синьор, вам придется придумать какое-нибудь объяснение.
Tell them you served the four cardinals something at tea that disagreed with them."Скажите, например, что вы подали к чаю пирожные, которые не восприняли их желудки.
The camerlegno looked riled.Подобное предложение привело камерария в состояние, близкое к шоковому.
"Stand on the altar of the Sistine Chapel and lie to the College of Cardinals?"- Вы хотите, чтобы я, стоя у алтаря Сикстинской капеллы, лгал коллегии кардиналов?!
"For their own safety.- Для их же блага.
Una bugia veniale.Una bugia veniale.
A white lie.Белая ложь.
Your job will be to keep the peace."Ваша главная задача - сохранить их покой.
Olivetti headed for the door. "Now if you will excuse me, I need to get started."А теперь позвольте мне удалиться, чтобы приступить к действиям, - закончил Оливетти, показывая на дверь.
"Comandante," the camerlegno urged, "we cannot simply turn our backs on missing cardinals."- Комманданте, - сказал камерарий, - мы не имеем права забывать об исчезнувших кардиналах.
Olivetti stopped in the doorway. "Baggia and the others are currently outside our sphere of influence.- Баджиа и остальные трое в данный момент находятся вне досягаемости, - сказал, задержавшись у порога, Оливетти.
We must let them go... for the good of the whole.- Мы должны забыть о них... ради спасения всех остальных.
The military calls it triage."Военные называют подобную ситуацию triage.
"Don't you mean abandonment?"- Что в переводе на обычный язык, видимо, означает "бросить на произвол судьбы"?
His voice hardened. "If there were any way, signore... any way in heaven to locate those four cardinals, I would lay down my life to do it.- Если бы мы имели возможность установить местонахождение четырех кардиналов, синьор, -твердым голосом произнес Оливетти, - то ради их спасения я без колебания принес бы в жертву свою жизнь.
And yet..." He pointed across the room at the window where the early evening sun glinted off an endless sea of Roman rooftops.Но... - Он указал на окно, за которым лучи предвечернего солнца освещали городские крыши.
"Searching a city of five million is not within my power.- Розыск в пятимиллионном городе выходит далеко за пределы моих возможностей.
I will not waste precious time to appease my conscience in a futile exercise.Я не могу тратить время на то, чтобы успокаивать свою совесть участием в бесполезных затеях.
I'm sorry."Извините.
Vittoria spoke suddenly. "But if we caught the killer, couldn't you make him talk?"- Но если мы схватим убийцу, неужели мы не сможем заставить его заговорить? - неожиданно вмешалась Виттория.
Olivetti frowned at her. "Soldiers cannot afford to be saints, Ms. Vetra.- Солдаты, мисс Ветра, не могут позволить себе быть святыми, - мрачно глядя на девушку, произнес коммандер.
Believe me, I empathize with your personal incentive to catch this man."- Поверьте, я прекрасно понимаю ваше личное желание поймать этого человека.
"It's not only personal," she said.- Это не только мое личное желание, - возразила она.
"The killer knows where the antimatter is... and the missing cardinals.- Убийца знает, где спрятано антивещество и где находятся кардиналы.
If we could somehow find him..."И если мы начнем его поиски, то...
"Play into their hands?" Olivetti said.- Сыграем на руку врагам, - закончил за нее Оливетти.
"Believe me, removing all protection from Vatican City in order to stake out hundreds of churches is what the Illuminati hope we will do... wasting precious time and manpower when we should be searching... or worse yet, leaving the Vatican Bank totally unprotected.- Попытайтесь, мисс, объективно оценить ситуацию. Иллюминаты как раз рассчитывают на то, что мы начнем поиски в нескольких сотнях римских церквей, вместо того чтобы искать взрывное устройство в Ватикане. Кроме того... мы в этом случае оставим без охраны Банк Ватикана.
Not to mention the remaining cardinals."Об остальных кардиналах я даже и не говорю. Нет, на все это у нас нет ни сил, ни времени.
The point hit home.Аргументы коммандера, видимо, достигли цели. Во всяком случае, никаких возражений они не вызвали.
"How about the Roman Police?" the camerlegno asked.- А как насчет римской полиции? - спросил камерарий.
"We could alert citywide enforcement of the crisis.- Мы могли бы, объяснив ситуацию, обратиться к ней за помощью. В таком случае операцию можно было бы развернуть по всему городу.
Enlist their help in finding the cardinals' captor."Попросите их начать поиски человека, захватившего кардиналов.
"Another mistake," Olivetti said.- Это будет еще одна ошибка, - сказал Оливетти.
"You know how the Roman Carbonieri feel about us.- Вам прекрасно известно, как относятся к нам римские карабинеры.
We'd get a half hearted effort of a few men in exchange for their selling our crisis to the global media.Они сделают вид, что ведут розыск, незамедлительно сообщив о разразившемся в Ватикане кризисе всем мировым средствам массовой информации.
Exactly what our enemies want. We'll have to deal with the media soon enough as it is."У нас слишком много важных дел для того, чтобы тратить время на возню с журналистами.
I will make your cardinals media luminaries, Langdon thought, recalling the killer's words."Я сделаю их звездами прессы и телевидения, -вспомнил Лэнгдон слова убийцы.
The first cardinal's body appears at eight o'clock.- Первое тело появится в восемь часов.
Then one every hour.И так каждый час до полуночи.
The press will love it.Прессе это понравится".
The camerlegno was talking again, a trace of anger in his voice.Камерарий снова заговорил, и теперь в его словах звучал гнев:
"Commander, we cannot in good conscience do nothing about the missing cardinals!"- Комманданте, мы окажемся людьми без чести и совести, если не попытаемся спасти похищенных кардиналов!
Olivetti looked the camerlegno dead in the eye.Оливетти взглянул прямо в глаза клирика и произнес ледяным тоном:
"The prayer of St. Francis, signore.- Молитва святого Франциска...
Do you recall it?"Припомните ее, синьор!
The young priest spoke the single line with pain in his voice. "God, grant me strength to accept those things I cannot change." "Trust me," Olivetti said. "This is one of those things." Then he was gone.- Боже, - с болью в голосе произнес камерарий, -дай мне силы выдержать все то, что я не в силах изменить.
44Глава 44
The central office of the British Broadcast Corporation (BBC) is in London just west of Piccadilly Circus.Центральный офис Британской вещательной корпорации, известной во всем мире как Би-би-си, расположен в Лондоне к западу от Пиккадилли.
The switchboard phone rang, and a junior content editor picked up.В ее помещении раздался телефонный звонок, и трубку сняла младший редактор отдела новостей.
"BBC," she said, stubbing out her Dunhill cigarette.- Би-би-си, - сказала она, гася сигарету марки "Данхилл" о дно пепельницы.
The voice on the line was raspy, with a Mid East accent.Человек на противоположном конце провода говорил чуть хрипло и с легким ближневосточным акцентом.
"I have a breaking story your network might be interested in."- Я располагаю сенсационной информацией, которая может представлять интерес для вашей компании.
The editor took out a pen and a standard Lead Sheet.Редактор взяла ручку и стандартный бланк.
"Regarding?"- О чем?
"The papal election."- О выборах папы.
She frowned wearily.Девушка сразу поскучнела.
The BBC had run a preliminary story yesterday to mediocre response.Би-би-си еще вчера дала предварительный материал на эту тему, и реакция публики на него оказалась довольно сдержанной.
The public, it seemed, had little interest in Vatican City.Простых людей проблемы Ватикана, похоже, не очень занимали.
"What's the angle?"- Под каким углом?
"Do you have a TV reporter in Rome covering the election?"- Вы направили репортера в Рим для освещения этого события?
"I believe so."- Полагаю, что направили.
"I need to speak to him directly."- Мне надо поговорить с ним напрямую.
"I'm sorry, but I cannot give you that number without some idea-"- Простите, но я не могу сообщить вам его номер, не имея представления, о чем...
"There is a threat to the conclave.- Речь идет о прямой угрозе конклаву.
That is all I can tell you."Это все, что я могу вам сказать.
The editor took notes.Младший редактор сделала пометку на листке и спросила:
"Your name?"- Ваше имя?
"My name is immaterial."- Мое имя не имеет значения.
The editor was not surprised.Девушка не удивилась.
"And you have proof of this claim?"- И вы можете доказать свои слова?
"I do."- Да, я располагаю нужными доказательствами.
"I would be happy to take the information, but it is not our policy to give out our reporters' numbers unless-"- Я была бы рада вам помочь, но мы принципиально не сообщаем телефонов наших репортеров, если не...
"I understand.- Понимаю.
I will call another network.Попробую связаться с другой сетью.
Thank you for your time.Благодарю за то, что потратили на меня время.
Good b-"Проща...
"Just a moment," she said.- Постойте!
"Can you hold?"Вы не могли бы немного подождать у телефона?
The editor put the caller on hold and stretched her neck.Девушка нажала кнопку паузы и потянулась.
The art of screening out potential crank calls was by no means a perfect science, but this caller had just passed the BBC's two tacit tests for authenticity of a phone source.Умение распознавать звонки психов еще, конечно, не достигло научных высот, но человек, который звонил, успешно прошел двойной негласный тест на подлинность своей информации.
He had refused to give his name, and he was eager to get off the phone.Во-первых, он отказался назвать свое имя и, во-вторых, был готов немедленно прекратить разговор.
Hacks and glory hounds usually whined and pleaded.Психи или искатели славы обычно продолжают требовать или умолять о том, чтобы их выслушали.
Fortunately for her, reporters lived in eternal fear of missing the big story, so they seldom chastised her for passing along the occasional delusional psychotic.К счастью для редакторов, репортеры пребывали в вечном страхе упустить сенсационный материал и редко ругали центр, когда тот иногда напускал на них галлюцинирующих психов.
Wasting five minutes of a reporter's time was forgivable. Missing a headline was not.Потерю пяти минут времени репортера можно простить, потеря же важной информации непростительна.
Yawning, she looked at her computer and typed in the keywordsДевушка зевнула, бросила взгляд на монитор и напечатала ключевое слово -
"Vatican City.""Ватикан".
When she saw the name of the field reporter covering the papal election, she chuckled to herself.Увидев имя корреспондента, отправленного освещать папские выборы, она весело фыркнула.
He was a new guy the BBC had just brought up from some trashy London tabloid to handle some of the BBC's more mundane coverage.Это был новый человек, появившийся на Би-би-си из какого-то вонючего лондонского таблоида. Ему давались лишь самые незначительные задания.
Editorial had obviously started him at the bottom rung.Парень начинал свою карьеру в компании с самой нижней ступени.
He was probably bored out of his mind, waiting all night to record his live ten second video spot.Он наверняка ошалеет - если уже не ошалел - от тоски, ожидая всю ночь событие, которое займет в передачах новостей не более десяти секунд.
He would most likely be grateful for a break in the monotony.Не исключено, что парень будет благодарен за то, что получил возможность развеяться.
The BBC content editor copied down the reporter's satellite extension in Vatican City. Then, lighting another cigarette, she gave the anonymous caller the reporter's number.Младший редактор записала номер телефона спутниковой связи, закурила очередную сигарету и лишь затем сообщила номер анонимному информатору.
45Глава 45
"It won't work," Vittoria said, pacing the Pope's office. She looked up at the camerlegno.- Ничего из этого не выйдет, - расхаживая по папскому кабинету и глядя на камерария, говорила Виттория.
"Even if a Swiss Guard team can filter electronic interference, they will have to be practically on top of the canister before they detect any signal.- Даже если швейцарским гвардейцам и удастся отфильтровать все электронные помехи, им, для того чтобы обнаружить сигнал, надо быть над самой ловушкой.
And that's if the canister is even accessible... unenclosed by other barriers.При этом ловушка должна быть доступной... Не укрытой сверху.
What if it's buried in a metal box somewhere on your grounds? Or up in a metal ventilating duct.А что, если она находится в металлической, зарытой в землю коробке?
There's no way they'll trace it.В таком случае обнаружить ее не удастся.
And what if the Swiss Guards have been infiltrated?А как быть, если в среду гвардейцев проник агент иллюминатов?!
Who's to say the search will be clean?"Разве мы можем быть уверены в том, что поиск будет вестись с максимальной тщательностью?
The camerlegno looked drained. "What are you proposing, Ms. Vetra?"- И что же вы предлагаете, мисс Ветра? - спросил камерарий. Молодой клирик выглядел совершенно опустошенным.
Vittoria felt flustered. Isn't it obvious?Но это же совершенно очевидно, раздраженно подумала Виттория, а вслух произнесла:
"I am proposing, sir, that you take other precautions immediately.- Я предлагаю, синьор, чтобы вы незамедлительно приняли все меры предосторожности.
We can hope against all hope that the commander's search is successful.Будем вопреки всему надеяться, что предпринятые коммандером поиски окажутся успешными.
At the same time, look out the window.Но взгляните в окно.
Do you see those people?Вы видите этих людей?
Those buildings across the piazza?Эти здания за площадью?
Those media vans? The tourists?Автобусы прессы?
They are quite possibly within range of the blast.Все они скорее всего окажутся в радиусе действия взрыва.
You need to act now."Поэтому вы должны действовать немедленно.
The camerlegno nodded vacantly.Камерарий кивнул с отрешенным видом.
Vittoria felt frustrated.Собственная беспомощность приводила Витторию в отчаяние.
Olivetti had convinced everyone there was plenty of time.Оливетти сумел убедить всех в том, что до взрыва остается масса времени.
But Vittoria knew if news of the Vatican predicament leaked out, the entire area could fill with onlookers in a matter of minutes.Но девушка знала: если известие об угрозе Ватикану просочится в средства массовой информации, то площадь Святого Петра уже через несколько минут будет забита зеваками.
She had seen it once outside the Swiss Parliament building.Виттория видела, как это происходило у здания швейцарского парламента, когда в нем были захвачены заложники, а террористы грозили взорвать мощную бомбу.
During a hostage situation involving a bomb, thousands had congregated outside the building to witness the outcome.Тогда на площади перед зданием собрались тысячи людей, чтобы своими глазами увидеть, как все произойдет.
Despite police warnings that they were in danger, the crowd packed in closer and closer.Несмотря на предупреждения полиции, толпа зевак только увеличивалась.
Nothing captured human interest like human tragedy.Ничто не вызывает у людей большего интереса, чем человеческая трагедия.
"Signore," Vittoria urged, "the man who killed my father is out there somewhere.- Синьор, - продолжала Виттория, - человек, убивший моего отца, находится где-то в городе.
Every cell in this body wants to run from here and hunt him down.Каждая клеточка моего тела требует, чтобы я немедленно бросилась на поиски негодяя.
But I am standing in your office... because I have a responsibility to you.Но я остаюсь в вашем кабинете... поскольку чувствую свою ответственность перед вами.
To you and others.Перед вами и перед всеми остальными.
Lives are in danger, signore.В опасности жизнь многих людей.
Do you hear me?"Вы слушаете меня, синьор?
The camerlegno did not answer.Камерарий ничего не ответил.
Vittoria could hear her own heart racing.Виттория чувствовала, как бешено колотится ее сердце.
Why couldn't the Swiss Guard trace that damn caller?Почему швейцарские гвардейцы не смогли установить место, откуда был звонок?!
The Illuminati assassin is the key!Этот убийца - ключевая фигура в решении всей проблемы!
He knows where the antimatter is... hell, he knows where the cardinals are!Ему известно, где спрятана ловушка... он, черт побери, знает местонахождение кардиналов!
Catch the killer, and everything is solved.Схватите этого человека, и все проблемы будут решены!
Vittoria sensed she was starting to come unhinged, an alien distress she recalled only faintly from childhood, the orphanage years, frustration with no tools to handle it.Виттория понимала, что находится на грани нервного срыва. Подобное чувство бессильного отчаяния она испытывала лишь в далеком детстве, еще в то время, когда была сиротой. Тогда у нее не было способа с ним справиться.
You have tools, she told herself, you always have tools.Неужели и сейчас она не сумеет его преодолеть? У тебя есть возможности, убеждала она себя.
But it was no use.Возможности имеются всегда, их надо лишь увидеть. Но все эти рассуждения оказывались бесполезными.
Her thoughts intruded, strangling her.Ее мысли продолжали путаться.
She was a researcher and problem solver.Виттория была научным работником и умела решать сложные проблемы.
But this was a problem with no solution.Но на сей раз она, видимо, столкнулась с проблемой, не имеющей решения.
What data do you require?"Какие данные тебе нужны?
What do you want? She told herself to breathe deeply, but for the first time in her life, she could not.Какую цель ты себе ставишь?" - такие вопросы задавала она себе, и впервые за все время своей взрослой жизни не находила на них ответа.
She was suffocating.Дыхание ее стало каким-то прерывистым. Кажется, она начинала задыхаться.
Langdon's head ached, and he felt like he was skirting the edges of rationality.Голова Лэнгдона раскалывалась от боли, и ему казалось, что он находится на краю пропасти, отделяющей реальный мир от мира безумия.
He watched Vittoria and the camerlegno, but his vision was blurred by hideous images: explosions, press swarming, cameras rolling, four branded humans.Американец смотрел на Витторию и камерария, но видел вовсе не их. Перед его мысленным взором проносились какие-то отвратительные картины: взрывы, толпящиеся газетчики, наезжающие камеры, четыре заклейменных человеческих тела...
Shaitan... Lucifer... Bringer of light... Satan...Шайтан... Люцифер... Носитель света... Сата...
He shook the fiendish images from his mind.Усилием воли ему удалось прогнать эти дьявольские образы.
Calculated terrorism, he reminded himself, grasping at reality.Мы имеем дело с хорошо подготовленным террористическим актом, напомнил он себе, вернувшись к реальности.
Planned chaos.С запланированным хаосом.
He thought back to a Radcliffe seminar he had once audited while researching praetorian symbolism.В его памяти неожиданно всплыла лекция курса, который он прослушал, занимаясь исследованием символики древнеримских преторов.
He had never seen terrorists the same way since.После нее Лэнгдон стал видеть терроризм совсем в ином свете.
"Terrorism," the professor had lectured, "has a singular goal.- Терроризм... - говорил тогда профессор, - всегда ставит перед собой одну-единственную цель.
What is it?"В чем она заключается?
"Killing innocent people?" a student ventured.- В убийстве невинных людей, - предположил один из студентов.
"Incorrect.- Неверно.
Death is only a byproduct of terrorism."Смерть является всего лишь побочным продуктом терроризма.
"A show of strength?"- Чтобы продемонстрировать силу, - высказался другой слушатель.
"No.- Нет.
A weaker persuasion does not exist."Более яркого проявления слабости, чем террор, в мире не существует.
"To cause terror?"- Чтобы вызвать страх, - произнес чей-то голос.
"Concisely put.- Именно. Это исчерпывающий ответ.
Quite simply, the goal of terrorism is to create terror and fear.Говоря простым языком, цель терроризма -вызвать страх и ужас.
Fear undermines faith in the establishment. It weakens the enemy from within... causing unrest in the masses.Эти чувства подтачивают силы врага изнутри... вызывают волнение в массах.
Write this down.А теперь запишите...
Terrorism is not an expression of rage."Терроризм не есть проявление ярости.
Terrorism is a political weapon.Терроризм - политическое оружие.
Remove a government's fa?ade of infallibility, and you remove its people's faith."Когда люди видят, что их правительство бессильно, они утрачивают веру в своих лидеров".
Loss of faith...Утрачивают веру...
Is that what this was all about?Так вот, значит, для чего вся эта затея?
Langdon wondered how Christians of the world would react to cardinals being laid out like mutilated dogs.Лэнгдона мучил вопрос, как отреагируют христиане всего мира, увидев, что их кардиналы валяются на улице, словно дохлые собаки.
If the faith of a canonized priest did not protect him from the evils of Satan, what hope was there for the rest of us?Если вера не смогла защитить высших священнослужителей от происков сатаны, то на что же надеяться им - простым смертным?
Langdon's head was pounding louder now... tiny voices playing tug of war.Лэнгдону казалось, что в его голове стучит тяжелый молот... а какие-то негромкие голоса распевают военный гимн.
Faith does not protect you."Вера тебя не спасет...
Medicine and airbags... those are things that protect you.Тебя спасут медицина и надувные мешки в автомобиле.
God does not protect you.Бог тебя не защитит...
Intelligence protects you.Тебя сможет защитить только разум.
Enlightenment.Только просвещение...
Put your faith in something with tangible results.Верь лишь в то, что приносит ощутимые результаты.
How long has it been since someone walked on water?Сколько лет прошло с тех пор, когда кто-то расхаживал по воде аки посуху?
Modern miracles belong to science... computers, vaccines, space stations... even the divine miracle of creation.В наше время чудеса способна творить только наука... компьютеры, вакцины, космические станции... а теперь даже и божественное чудо творения.
Matter from nothing... in a lab.Вещество из ничего получено в лаборатории...
Who needs God?Кому нужен этот Бог?
No!Никому!
Science is God.Наука - вот наше божество!"
The killer's voice resonated in Langdon's mind.В ушах Лэнгдона зазвучал голос убийцы.
Midnight... mathematical progression of death... sacrifici vergini nell' altare di scienza."Полночь... Математическая прогрессия смерти... невинные агнцы, возложенные на алтарь науки.
Then suddenly, like a crowd dispersed by a single gunshot, the voices were gone.Затем навязчивые голоса вдруг исчезли.
Robert Langdon bolted to his feet.Призраки разбежались так, как разбегается толпа при звуках первого выстрела.
His chair fell backward and crashed on the marble floor.Роберт Лэнгдон вскочил на ноги настолько резко, что его стул откинулся назад и со стуком свалился на пол.
Vittoria and the camerlegno jumped.Виттория и камерарий едва не подпрыгнули от неожиданности.
"I missed it," Langdon whispered, spellbound.- Как я мог этого не увидеть? - прошептал Лэнгдон словно завороженный.
"It was right in front of me..."- Ведь это было совершенно очевидно...
"Missed what?" Vittoria demanded.- Не увидеть что? - спросила Виттория.
Langdon turned to the priest.Не ответив на вопрос девушки, Лэнгдон повернулся к священнику и сказал:
"Father, for three years I have petitioned this office for access to the Vatican Archives.- Святой отец, в течение трех лет я бомбардировал кабинет его преосвященства просьбами открыть для меня доступ к архивам Ватикана.
I have been denied seven times."И семь раз я получил отказ.
"Mr. Langdon, I am sorry, but this hardly seems the moment to raise such complaints."- Простите, мистер Лэнгдон, но боюсь, что сейчас не время выступать с подобными жалобами.
"I need access immediately.- Мне нужен немедленный доступ в архивы.
The four missing cardinals.Это касается четырех исчезнувших кардиналов.
I may be able to figure out where they're going to be killed."Не исключено, что я смогу узнать те места, где их собираются убить.
Vittoria stared, looking certain she had misunderstood.Виттория бросила на него изумленный, непонимающий взгляд.
The camerlegno looked troubled, as if he were the brunt of a cruel joke.Камерарий явно растерялся и выглядел так, словно стал мишенью какой-то грубой шутки.
"You expect me to believe this information is in our archives?"- Не могу поверить в то, что подобная информация содержится в наших архивах.
"I can't promise I can locate it in time, but if you let me in..."- Не стану обещать, что добуду нужные сведения вовремя, но если вы допустите меня...
"Mr. Langdon, I am due in the Sistine Chapel in four minutes.- Мистер Лэнгдон, через четыре минуты я обязан появиться в Сикстинской капелле.
The archives are across Vatican City."А архив расположен в противоположном конце Ватикана.
"You're serious aren't you?"- Вы ведь не шутите? - спросила Виттория, заглядывая Лэнгдону в глаза.
Vittoria interrupted, staring deep into Langdon's eyes, seeming to sense his earnestness.Казалось, в их глубине она хотела увидеть, насколько серьезны его намерения.
"Hardly a joking time," Langdon said.- Сейчас не время для шуток! - бросил Лэнгдон.
"Father," Vittoria said, turning to the camerlegno, "if there's a chance... any at all of finding where these killings are going to happen, we could stake out the locations and-"- Святой отец, - сказала Виттория, оборачиваясь к камерарию, - если имеется хотя бы малейший шанс... узнать, где намечены убийства, мы могли бы устроить там засады и...
"But the archives?" the camerlegno insisted.- Но при чем здесь архивы? - недоуменно спросил клирик.
"How could they possibly contain any clue?"- Каким образом в них может оказаться подобная информация?
"Explaining it," Langdon said, "will take longer than you've got.- На объяснение уйдет гораздо больше времени, чем у нас есть.
But if I'm right, we can use the information to catch the Hassassin."Но если я прав, эта информация поможет нам схватить ассасина.
The camerlegno looked as though he wanted to believe but somehow could not.Камерарий, судя по его виду, очень хотел поверить словам американца и почему-то не мог.
"Christianity's most sacred codices are in that archive.- Но в этих архивах хранятся величайшие тайны христианства.
Treasures I myself am not privileged enough to see."Сокровища, на которые даже я не имею права взглянуть.
"I am aware of that."- Мне это известно.
"Access is permitted only by written decree of the curator and the Board of Vatican Librarians."- Пользоваться архивами можно, лишь имея письменное разрешение главного хранителя или Библиотечного совета Ватикана.
"Or," Langdon declared, "by papal mandate.- Или прямое согласие папы, - добавил Лэнгдон.
It says so in every rejection letter your curator ever sent me."- Об этом сказано во всех отказах, которые направил мне ваш главный хранитель.
The camerlegno nodded.Камерарий кивнул, подтверждая слова американца.
"Not to be rude," Langdon urged, "but if I'm not mistaken a papal mandate comes from this office.- Не хочу показаться чрезмерно настойчивым, -продолжал Лэнгдон, - но если я не ошибаюсь, то папское разрешение исходит именно из этого кабинета.
As far as I can tell, tonight you hold the trust of his station.И, как нам всем известно, в настоящее время вы являетесь его хозяином.
Considering the circumstances..."Учитывая обстоятельства...
The camerlegno pulled a pocket watch from his cassock and looked at it.Камерарий извлек из кармана сутаны часы и посмотрел на циферблат.
"Mr. Langdon, I am prepared to give my life tonight, quite literally, to save this church."- Мистер Лэнгдон, для того чтобы спасти церковь, я в буквальном смысле слова готов пожертвовать своей жизнью.
Langdon sensed nothing but truth in the man's eyes.По выражению глаз прелата Лэнгдон понял, что тот говорит правду.
"This document," the camerlegno said, "do you truly believe it is here?- Вы действительно уверены, что этот документ хранится в наших архивах?
And that it can help us locate these four churches?"И вы действительно верите в то, что он способен помочь нам установить, где расположены эти четыре церкви?
"I would not have made countless solicitations for access if I were not convinced.- Если бы я не был в этом уверен, то не стал бы столько раз просить разрешения на доступ в архивы.
Italy is a bit far to come on a lark when you make a teacher's salary.Италия слишком далека от Соединенных Штатов, чтобы лететь туда без уверенности его получить. Подобные вещи чересчур обременительны для скромного профессорского жалованья.
The document you have is an ancient-"Документ этот является старинной...
"Please," the camerlegno interrupted.- Умоляю... - прервал его камерарий.
"Forgive me. My mind cannot process any more details at the moment.- Простите меня, но мой мозг уже отказывается воспринимать какие-либо дополнительные сведения.
Do you know where the secret archives are located?"Вам известно, где находится секретный архив?
Langdon felt a rush of excitement. "Just behind the Santa Ana Gate."- Около ворот Святой Анны, - почему-то волнуясь, ответил Лэнгдон.
"Impressive.- Впечатляюще! - заметил камерарий.
Most scholars believe it is through the secret door behind St. Peter's Throne."- Большинство ученых полагают, что в архивы ведет потайная дверь за троном Святого Петра.
"No.- Весьма распространенное заблуждение в научных кругах.
That would be the Archivio della Reverenda di Fabbrica di S.Та дверь ведет в Archivio della Reverenda di Fabbrica di S.
Pietro. A common misconception."Pietro , - ответил Лэнгдон.
"A librarian docent accompanies every entrant at all times. Tonight, the docents are gone.- Обычно всех посетителей архива сопровождает ассистент библиотекаря, но сейчас в архивах никого нет.
What you are requesting is carte blanche access.Таким образом, вы получаете от меня карт-бланш.
Not even our cardinals enter alone."Учтите, что даже кардиналы не имеют права входить в архив без сопровождения.
"I will treat your treasures with the utmost respect and care.- Заверяю вас, что буду обращаться с вашими сокровищами предельно осторожно.
Your librarians will find not a trace that I was there."Главный хранитель даже не заподозрит, что я побывал в его владениях.
Overhead the bells of St. Peter's began to toll.Где-то высоко над их головами зазвонили колокола собора Святого Петра.
The camerlegno checked his pocket watch.Камерарий еще раз взглянул на свои карманные часы.
"I must go."- Мне пора, - сказал он.
He paused a taut moment and looked up at Langdon. "I will have a Swiss Guard meet you at the archives.А затем после недолгой паузы добавил, глядя в глаза Лэнгдона: - Я распоряжусь, чтобы у архива вас встретил один из швейцарских гвардейцев.
I am giving you my trust, Mr. Langdon.Я верю вам, мистер Лэнгдон.
Go now."Отправляйтесь.
Langdon was speechless.Лэнгдон был настолько взволнован, что некоторое время не мог говорить.
The young priest now seemed to possess an eerie poise.А молодой служитель церкви, казалось, напротив, вновь обрел душевное равновесие. Камерарий был так спокоен, что это даже пугало.
Reaching over, he squeezed Langdon's shoulder with surprising strength.Протянув руку, он крепко сжал плечо Лэнгдона и произнес решительно:
"I want you to find what you are looking for.- Желаю вам обрести то, что вы ищете.
And find it quickly."И как можно скорее.
46Глава 46
The Secret Vatican Archives are located at the far end of the Borgia Courtyard directly up a hill from the Gate of Santa Ana.Секретные архивы Ватикана расположены на возвышении в самом дальнем конце двора Борджиа за воротами Святой Анны.
They contain over 20,000 volumes and are rumored to hold such treasures as Leonardo da Vinci's missing diaries and even unpublished books of the Holy Bible.Архивы насчитывают 20 000 единиц хранения, среди которых, по слухам, имеются такие сокровища, как пропавшие дневники Леонардо да Винчи и не увидевшие свет варианты Священного Писания.
Langdon strode powerfully up the deserted Via della Fondamenta toward the archives, his mind barely able to accept that he was about to be granted access.Лэнгдон энергично шагал по пустынной виа делла Фондаменто в направлении архива. Он не мог до конца поверить в то, что получил доступ в это заповедное место.
Vittoria was at his side, keeping pace effortlessly.Виттория шла рядом с американцем, без труда выдерживая взятый им темп.
Her almond scented hair tossed lightly in the breeze, and Langdon breathed it in. He felt his thoughts straying and reeled himself back.Ее пахнущие миндалем волосы развевались на легком ветру, и Лэнгдон с удовольствием впитывал этот запах, чувствуя, как мысли, помимо воли, уводят его куда-то в далекое прошлое.
Vittoria said, "You going to tell me what we're looking for?"- Вы скажете мне, что мы собираемся искать? -спросила Виттория.
"A little book written by a guy named Galileo."- Небольшую книжку, написанную парнем по имени Галилей.
She sounded surprised. "You don't mess around.- Похоже, вы не намерены зря тратить время, -несколько удивленно произнесла девушка.
What's in it?"- И что же написано в этой книге?
"It is supposed to contain something called il segno."- В ней должно находиться нечто такое, что называют il segno.
"The sign?"- Знак?
"Sign, clue, signal... depends on your translation."- Знак, ключ, сигнал, указание... в зависимости от перевода.
"Sign to what?"- Указание на что?
Langdon picked up the pace. "A secret location.- На местонахождение тайного убежища.
Galileo's Illuminati needed to protect themselves from the Vatican, so they founded an ultrasecret Illuminati meeting place here in Rome.Во времена Галилея иллюминаты должны были остерегаться Ватикана, и поэтому они устраивали свои собрания в одном сверхсекретном месте.
They called it The Church of Illumination."Иллюминаты называли его Храм Света.
"Pretty bold calling a satanic lair a church."- Довольно нагло с их стороны величать храмом логово сатанистов.
Langdon shook his head.- Во времена Галилея братство
"Galileo's Illuminati were not the least bit satanic."Иллюминати" отнюдь не было сборищем сатанистов.
They were scientists who revered enlightenment.Это были ученые люди, преклонявшиеся перед просвещением.
Their meeting place was simply where they could safely congregate and discuss topics forbidden by the Vatican.А их убежище служило лишь местом, где они могли собираться и свободно обсуждать вопросы, поставленные под запрет Ватиканом.
Although we know the secret lair existed, to this day nobody has ever located it."Хотя мы точно знаем, что такое убежище существовало, его никто до сих пор не нашел.
"Sounds like the Illuminati know how to keep a secret."- Похоже, иллюминаты умели хранить свои тайны.
"Absolutely.- Совершенно верно.
In fact, they never revealed the location of their hideaway to anyone outside the brotherhood.Они так и не открыли свое убежище никому из посторонних.
This secrecy protected them, but it also posed a problem when it came to recruiting new members."Такая секретность защищала их, но в то же время являлась преградой для набора новых членов.
"They couldn't grow if they couldn't advertise," Vittoria said, her legs and mind keeping perfect pace.- Рост братства "Иллюминати" был затруднен отсутствием соответствующей рекламы, -перевела на современный язык проблему древнего ордена Виттория, легко двигаясь рядом с быстро идущим американцем.
"Exactly.- Да, если хотите.
Word of Galileo's brotherhood started to spread in the 1630s, and scientists from around the world made secret pilgrimages to Rome hoping to join the Illuminati... eager for a chance to look through Galileo's telescope and hear the master's ideas.Слухи о созданном Галилеем сообществе начали циркулировать где-то в тридцатых годах семнадцатого века, и многие ученые мужи из разных стран Европы совершали тайные паломничества в Рим в надежде вступить в братство "Иллюминати". Им не терпелось взглянуть в телескоп Галилея и услышать идеи великого мыслителя.
Unfortunately, though, because of the Illuminati's secrecy, scientists arriving in Rome never knew where to go for the meetings or to whom they could safely speak.Но к сожалению, по прибытии в Рим ученые не знали, куда идти или к кому обращаться.
The Illuminati wanted new blood, but they could not afford to risk their secrecy by making their whereabouts known."Иллюминаты нуждались в притоке свежей крови, но они не могли позволить себе открыть местонахождение своего храма.
Vittoria frowned. "Sounds like a situazione senza soluzione."- Похоже, они попали в situazione senza soluzione ,- заметила Виттория.
"Exactly.- Именно.
A catch 22, as we would say."В заколдованный круг, как говорится.
"So what did they do?"- И что же они предприняли, чтобы этот круг разорвать?
"They were scientists.- Не забывайте, что это были ученые.
They examined the problem and found a solution.Они всесторонне изучили проблему и нашли решение.
A brilliant one, actually.Блестящее решение, надо сказать.
The Illuminati created a kind of ingenious map directing scientists to their sanctuary."Иллюминаты создали нечто вроде весьма хитроумной карты, указывающей путь к их убежищу.
Vittoria looked suddenly skeptical and slowed.Виттория настолько изумилась, что даже замедлила шаг.
"A map?- Карты? - не скрывая удивления, переспросила она.
Sounds careless.- Мне это кажется весьма опрометчивым поступком.
If a copy fell into the wrong hands..."Если бы копия карты попала в чужие руки, то...
"It couldn't," Langdon said.- Этого произойти не могло, - прервал ее Лэнгдон.
"No copies existed anywhere.- Никаких копий просто не существовало.
It was not the kind of map that fit on paper.Эта карта не изображалась на бумаге.
It was enormous.Ее размеры были огромны.
A blazed trail of sorts across the city."Это была своего рода тропа с вехами по всему городу.
Vittoria slowed even further. "Arrows painted on sidewalks?"- Нечто вроде стрелок на тротуаре? - спросила Виттория, еще более замедляя шаг.
"In a sense, yes, but much more subtle.- В некотором смысле да. Но знаки, ведущие к убежищу братства, были несколько более замысловатыми.
The map consisted of a series of carefully concealed symbolic markers placed in public locations around the city.Карта состояла из символов, размещенных в общественных местах города и в то же время невидимых постороннему взгляду.
One marker led to the next... and the next... a trail... eventually leading to the Illuminati lair."Первый знак указывал путь к следующему, тот к очередному и так далее вплоть до самого убежища братства "Иллюминати".
Vittoria eyed him askance. "Sounds like a treasure hunt."- По-моему, это очень похоже на игру в поиски клада, - сказала девушка, подняв на него вопросительный взгляд.
Langdon chuckled. "In a manner of speaking, it is.- В некотором роде именно так, - усмехнулся Лэнгдон.
The Illuminati called their string of markers- Путь просвещения - так иллюминаты называли эту тропу.
'The Path of Illumination,' and anyone who wanted to join the brotherhood had to follow it all the way to the end.Каждый, кто желал встать в ряды братства, должен был пройти ее от начала до конца.
A kind of test."Это являлось своего рода испытанием.
"But if the Vatican wanted to find the Illuminati," Vittoria argued, "couldn't they simply follow the markers?"- Но если церковь так хотела обнаружить иллюминатов, то почему она не направила по ней своих агентов? - спросила Виттория.
"No.- Ватикан не мог этого сделать, - ответил Лэнгдон.
The path was hidden.- Тропа была хорошо замаскирована.
A puzzle, constructed in such a way that only certain people would have the ability to track the markers and figure out where the Illuminati church was hidden.Это была головоломка, сконструированная таким образом, что лишь немногие люди могли обнаружить вехи и понять, где находится Храм Света.
The Illuminati intended it as a kind of initiation, functioning not only as a security measure but also as a screening process to ensure that only the brightest scientists arrived at their door."Братство "Иллюминати" рассматривало эту тропу не только как средство защиты, но и как своего рода интеллектуальный тест. Это был способ сделать так, чтобы лишь самые светлые умы появлялись на пороге храма. Если хотите, это было первым шагом посвящения в иллюминаты.
"I don't buy it.- Не могу с этим согласиться, - сказала девушка.
In the 1600s the clergy were some of the most educated men in the world.- В начале семнадцатого века самыми образованными людьми в мире были служители церкви.
If these markers were in public locations, certainly there existed members of the Vatican who could have figured it out."Если эти вехи были размещены в общественных местах, в Ватикане наверняка имелись люди, способные расшифровать их значение.
"Sure," Langdon said, "if they had known about the markers.- Естественно, - согласился Лэнгдон, - но только в том случае, если им вообще было известно об их существовании.
But they didn't.Но в Ватикане о вехах ничего не знали.
And they never noticed them because the Illuminati designed them in such a way that clerics would never suspect what they were.Иллюминаты создали такие указатели, что, даже глядя на них, клирики ничего не замечали.
They used a method known in symbology as dissimulation."Братство "Иллюминати" использовало метод, определяемый в науке, изучающей символы, термином "диссимуляция", или по-другому -сокрытие.
"Camouflage."- Камуфляж.
Langdon was impressed. "You know the term."- Вы знакомы с этим термином? - изумился Лэнгдон.
"Dissimulacione," she said.- Dissimulazione. Или "мимикрия".
"Nature's best defense.Лучший способ защиты в природе.
Try spotting a trumpet fish floating vertically in seagrass."Попробуйте-ка обнаружить рыбу-трубу, плавающую вертикально в колыхающихся водорослях.
"Okay," Langdon said. "The Illuminati used the same concept.- Именно этой идеей и воспользовались иллюминаты.
They created markers that faded into the backdrop of ancient Rome.Они создали знаки, которые совершенно не выделялись на общем фоне Древнего Рима.
They couldn't use ambigrams or scientific symbology because it would be far too conspicuous, so they called on an Illuminati artist-the same anonymous prodigy who had created their ambigrammatic symbol 'Illuminati'-and they commissioned him to carve four sculptures."Использовать амбиграммы или научную символику иллюминаты не могли, поскольку это сразу же бросилось бы в глаза. Поэтому братство призвало художников из числа своих членов - тех безымянных гениев, которые создали амбиграмматический символ "ILLUMINATI", - и поручило им изваять четыре скульптуры.
"Illuminati sculptures?"- Скульптуры "Иллюминати"?
"Yes, sculptures with two strict guidelines.- Да. Изваяния, отвечающие двум жестким требованиям.
First, the sculptures had to look like the rest of the artwork in Rome... artwork that the Vatican would never suspect belonged to the Illuminati."Во-первых, они не должны были выделяться среди других произведений искусства... Ватикан не должен был даже подозревать, что эти шедевры есть дело рук братства "Иллюминати".
"Religious art."- Религиозное искусство, - подхватила Виттория.
Langdon nodded, feeling a tinge of excitement, talking faster now.Лэнгдон утвердительно кивнул и, чувствуя необыкновенное возбуждение, заговорил быстрее:
"And the second guideline was that the four sculptures had to have very specific themes.- Второе требование состояло в том, чтобы каждая из скульптур отвечала определенной, четко обозначенной теме.
Each piece needed to be a subtle tribute to one of the four elements of science."Изваяния должны были прославлять один из четырех основных элементов природы.
"Four elements?" Vittoria said.- Почему только четырех? - удивилась Виттория.
"There are over a hundred."- Ведь элементов больше сотни.
"Not in the 1600s," Langdon reminded her.- Но только не в начале семнадцатого века, -сказал Лэнгдон.
"Early alchemists believed the entire universe was made up of only four substances: Earth, Air, Fire, and Water."- Алхимики считали, что вся вселенная состоит из четырех элементов, или "стихий", если хотите. Это земля, огонь, воздух и вода.
The early cross, Langdon knew, was the most common symbol of the four elements-four arms representing Earth, Air, Fire, and Water.Лэнгдон знал, что первые изображения креста были не чем иным, как символом четырех стихий. Четыре конца креста обозначали землю, огонь, воздух и воду.
Beyond that, though, there existed literally dozens of symbolic occurrences of Earth, Air, Fire, and Water throughout history-the Pythagorean cycles of life, the Chinese Hong Fan, the Jungian male and female rudiments, the quadrants of the Zodiac, even the Muslims revered the four ancient elements... although in Islam they were known as "squares, clouds, lightning, and waves."Кроме креста, в истории существовали десятки иных символических изображений земли, огня, воздуха и воды. Циклы жизни по Пифагору, китайский хонфан, мужские и женские рудименты Юнга, квадранты Зодиака... Даже мусульмане обожествляли четыре древних элемента, хотя в исламе они были известны как "квадраты, облака, молнии и волны".
For Langdon, though, it was a more modern usage that always gave him chills-the Mason's four mystic grades of Absolute Initiation: Earth, Air, Fire, and Water.Но что производило на Лэнгдона самое большое впечатление, что всегда вгоняло его в дрожь, так это современное четырехчленное деление мистических степеней масонства на пути к Абсолютной Инициации. Эти степени именовались: Земля, Воздух, Огонь и Вода.
Vittoria seemed mystified.Виттория казалась озадаченной.
"So this Illuminati artist created four pieces of art that looked religious, but were actually tributes to Earth, Air, Fire, and Water?"- Значит, этот художник-иллюминат создал четыре произведения искусства, которые лишь казались религиозными, а на самом деле обозначали землю, воздух, огонь и воду?
"Exactly," Langdon said, quickly turning up Via Sentinel toward the archives.- Именно, - продолжил тему Лэнгдон, сворачивая на ведущую к архивам виа Сентинель.
"The pieces blended into the sea of religious artwork all over Rome.- Эти скульптуры влились в бесконечный ряд украшающих Рим религиозных произведений искусства.
By donating the artwork anonymously to specific churches and then using their political influence, the brotherhood facilitated placement of these four pieces in carefully chosen churches in Rome.Анонимно жертвуя статуи церкви, ваятели, используя свое политическое влияние, помещали скульптуры в заранее намеченном ими храме.
Each piece of course was a marker... subtly pointing to the next church... where the next marker awaited.Каждое из этих изваяний и служило вехой... незаметно указывающей на следующую церковь... где страждущего поджидал другой указатель.
It functioned as a trail of clues disguised as religious art.Таким образом создавалась система вех или тайных знаков, замаскированных под произведения религиозного искусства.
If an Illuminati candidate could find the first church and the marker for Earth, he could follow it to Air... and then to Fire... and then to Water... and finally to the Church of Illumination."Если кандидат на вступление в орден находил первую церковь с символом земли, то он мог следовать далее к знаку воздуха... затем огня и, наконец, воды. И лишь там ему открывался путь к Храму Просвещения.
Vittoria was looking less and less clear. "And this has something to do with catching the Illuminati assassin?"- И какое отношение все это имеет к поимке убийцы? - спросила вконец запутавшаяся в четырех стихиях Виттория.
Langdon smiled as he played his ace. "Oh, yes.- Ах да! - Лэнгдон улыбнулся и извлек из рукава свой главный козырь.
The Illuminati called these four churches by a very special name.- Иллюминаты дали этим четырем церквям весьма специфическое название.
The Altars of Science."Они именовали их "алтарями науки".
Vittoria frowned. "I'm sorry, that means noth-" She stopped short.- Но это же ничего не зна... - начала было Виттория, но тут же умолкла. -
"L'altare di scienza?" she exclaimed."L'altare di scienza"! - воскликнула она после небольшой паузы.
"The Illuminati assassin.Эти слова произнес убийца.
He warned that the cardinals would be virgin sacrifices on the altars of science!"Он сказал, что кардиналы станут жертвенными агнцами на алтаре науки!
Langdon gave her a smile.Лэнгдон одобрительно улыбнулся девушке и сказал:
"Four cardinals.- Четыре кардинала.
Four churches.Четыре церкви.
The four altars of science."Четыре алтаря науки.
She looked stunned. "You're saying the four churches where the cardinals will be sacrificed are the same four churches that mark the ancient Path of Illumination?"- Неужели вы хотите сказать, что те четыре храма, в которых должны быть принесены в жертву кардиналы, являются вехами на древней тропе к Храму Света? - изумленно спросила Виттория.
"I believe so, yes."- Думаю, что это именно так.
"But why would the killer have given us that clue?"- Но почему убийца дал нам в руки ключ к разгадке?
"Why not?" Langdon replied.- А почему бы ему этого не сделать? - ответил вопросом на вопрос Лэнгдон.
"Very few historians know about these sculptures.- Мало кому из историков известно об этих скульптурах.
Even fewer believe they exist.А из тех, кто о них слышал, очень немногие верят в их существование.
And their locations have remained secret for four hundred years.Местонахождение статуй оставалось тайной четыреста лет.
No doubt the Illuminati trusted the secret for another five hours.Иллюминаты уверены, что их секрет вполне продержится еще пять часов.
Besides, the Illuminati don't need their Path of Illumination anymore.Кроме того, им теперь не нужен этот Путь просвещения.
Their secret lair is probably long gone anyway.Их тайное убежище скорее всего давным-давно перестало существовать.
They live in the modern world.Иллюминаты ныне живут в реальном мире.
They meet in bank boardrooms, eating clubs, private golf courses.Теперь они встречаются на заседаниях советов директоров банков, в фешенебельных клубах и на частных полях для игры в гольф.
Tonight they want to make their secrets public.Этим вечером они намерены раскрыть свои тайны.
This is their moment.Наступает их звездный час.
Their grand unveiling."Они открыто появляются на мировой сцене.
Langdon feared the Illuminati unveiling would have a special symmetry to it that he had not yet mentioned.Лэнгдон не упомянул о том, что драматическое появление иллюминатов на сцене может сопровождаться демонстрацией специфической симметрии их мировоззрения.
The four brands.Четыре клейма.
The killer had sworn each cardinal would be branded with a different symbol.Убийца поклялся, что каждый из кардиналов будет заклеймен особым символом.
Proof the ancient legends are true, the killer had said.Это докажет, что древние легенды соответствуют истине, - так, кажется, сказал убийца.
The legend of the four ambigrammatic brands was as old as the Illuminati itself: earth, air, fire, water-four words crafted in perfect symmetry. Just like the word Illuminati.Легенда о четырех клеймах с амбиграммами была столь же древней, как и рассказы о самом братстве "Иллюминати". Четыре слова - "земля", "воздух", "огонь" и "вода" - были изображены на клеймах абсолютно симметрично, так же как слово "Иллюминати", выжженное на груди Леонардо Ветра.
Each cardinal was to be branded with one of the ancient elements of science.Каждый кардинал будет заклеймен знаком одного из древних элементов науки.
The rumor that the four brands were in English rather than Italian remained a point of debate among historians.Слухи о том, что слова на клеймах были на английском, а не итальянском языке, вызвали в среде историков ожесточенные споры.
English seemed a random deviation from their natural tongue... and the Illuminati did nothing randomly.Появление английских слов могло показаться случайным отклонением от нормы... Но Лэнгдон, как и другие исследователи, прекрасно знал, что иллюминаты ничего не делают случайно.
Langdon turned up the brick pathway before the archive building.Лэнгдон свернул на вымощенную кирпичом дорожку, ведущую к зданию архива.
Ghastly images thrashed in his mind.Ученого одолевали мрачные мысли.
The overall Illuminati plot was starting to reveal its patient grandeur.Замысел иллюминатов, их заговор против церкви начал представать перед ним во всей грандиозности.
The brotherhood had vowed to stay silent as long as it took, amassing enough influence and power that they could resurface without fear, make their stand, fight their cause in broad daylight.Братство поклялось хранить молчание ровно столько времени, сколько нужно, и следовало этой клятве с удивительным терпением. И вот настал час открыто провозгласить свои цели. Иллюминаты накопили такие силы и пользуются таким влиянием, что готовы без страха выйти на авансцену мировых событий.
The Illuminati were no longer about hiding.Им больше не надо скрываться.
They were about flaunting their power, confirming the conspiratorial myths as fact.Они готовы продемонстрировать свое могущество, чтобы мир узнал о том, что все мифы и легенды о них полностью соответствуют реальности.
Tonight was a global publicity stunt.Сегодня они готовились осуществить пиаровскую акцию поистине глобального масштаба.
Vittoria said, "Here comes our escort."- А вот и наше сопровождение, - сказала Виттория.
Langdon looked up to see a Swiss Guard hurrying across an adjacent lawn toward the front door.Лэнгдон увидел швейцарского гвардейца, торопливо шагающего по лужайке к главному входу в архив.
When the guard saw them, he stopped in his tracks.Увидев их, гвардеец замер.
He stared at them, as though he thought he was hallucinating.У него был вид человека, которого внезапно начали преследовать галлюцинации.
Without a word he turned away and pulled out his walkie talkie.Не говоря ни слова, он отвернулся, извлек портативную рацию и начал что-то лихорадочно говорить в микрофон.
Apparently incredulous at what he was being asked to do, the guard spoke urgently to the person on the other end.Добропорядочный католик, видимо, требовал подтверждения полученного ранее приказа. Настолько поразил его вид американца в твидовом пиджаке и девицы в коротеньких шортах.
The angry bark coming back was indecipherable to Langdon, but its message was clear.Из динамика послышалось нечто похожее на лай. Слов Лэнгдон не расслышал, но смысл сказанного не оставлял места для сомнения.
The guard slumped, put away the walkie talkie, and turned to them with a look of discontent.Швейцарец сник, спрятал рацию и повернулся к ним с выражением крайнего недовольства на лице.
Not a word was spoken as the guard guided them into the building.За все время, пока гвардеец вел их к зданию, никто не проронил ни слова.
They passed through four steel doors, two passkey entries, down a long stairwell, and into a foyer with two combination keypads.Они прошли через четыре закрытые на ключ стальные двери, два изолированных тамбура, спустились вниз по длинной лестнице и оказались в вестибюле с двумя цифровыми панелями на стене.
Passing through a high tech series of electronic gates, they arrived at the end of a long hallway outside a set of wide oak double doors.Г вардеец набрал код, и, миновав сложную систему электронных детекторов, они наконец оказались в длинном коридоре, заканчивающемся двустворчатыми дубовыми дверями.
The guard stopped, looked them over again and, mumbling under his breath, walked to a metal box on the wall.Швейцарец остановился, еще раз с головы до пят оглядел своих спутников и, что-то пробормотав себе под нос, подошел к укрепленному на стене металлическому коробу.
He unlocked it, reached inside, and pressed a code. The doors before them buzzed, and the deadbolt fell open.Открыв тяжелую дверцу, он сунул руку в коробку и набрал очередной код.
The guard turned, speaking to them for the first time.Повернувшись к ним лицом, ш