Алиса Лент
Альвхейд

Часть I. Страсть Кровавого Единорога

Глава 1

Быть честным выгодно, но некоторым людям кажется,

что это недостаточно выгодно.

Кин Хаббард

Упрямый серебристый дождь сыпался с ночного неба, собираясь в зеркальные лужицы на каменной дороге города. Осень вступила в свои права без долгих солнечных деньков и послелетней жары. Целыми днями моросил дождик, а мостовую осыпало желтыми листьями. Небо уже, которую неделю не меняло своего цвета и по-прежнему оставалось темно-серым. Ветер завывал по ночам особенно сильно, а днем был свеж, хотя неприятно холодил. Случайные прохожие пробегали по мостовым города с зонтиками и забегали в дома, стараясь не задерживаться на улице.

Словно неоткуда показалась фигура одинокой всадницы. Укутавшись в черный плащ, она одной рукой придерживала капюшон, чтобы не спадал от ветра, а второй держала поводья. Высокий вороной статный конь благородных кровей держался под своей наездницей уверенно, аккуратно перебирая ногами по скользкой дороге. Грязь и листья чавкали под его копытами, а брызги воды отлетали в стороны. Наездница неуверенно высунула носик из капюшона и тут же поморщилась из-за капель дождя. Слегка поддав коня каблуками по бокам, она отпустила поводья и дала ему волю. Конь зарысил к высокому зданию, с крыши которого вода лила словно водопад. Наездница натянула поводья, вынуждая коня остановиться, и спешилась.

Постучав бронзовым молоточком по двери, она выжидающе застыла, теребя капюшон. За дверью послышались неспешные шаги. Окошко на двери открылось и в проеме показались чьи-то слегка раскосые глаза.

— Да?

— Я Аллаэта рен Мистру, дочь герцога Ниты, — прощебетала девушка, демонстрируя свернутый и перевязанный свиток.

Окошко закрылось и послышался щелчок. Дверь, противно заскрипев, отворилась, и в проеме показался высокий мужчина. Он повел рукой, приглашая девушку вовнутрь, а сам выглянул на улицу.

— На-ар! — крикнул он. Из конюшни, находящейся рядом, выбежал подросток с беспорядочной копной рыжих волос. — Заведи коня и накорми.

Мальчишка кивнул и взял под уздцы недовольно фыркающего коня. Конь протестующе повел головой и затоптался на месте. Мальчишка потянул его за собой, но тут же повис на поводьях, а конь закрутился волчком, обдавая ноги парня брызгами и грязью.

Дворецкий недовольно покачал головой и скрылся за дверью. Через несколько секунд дверь снова открылась и на пороге появилась девушка. Она грозно нахмурилась и недовольно прикрикнула:

— Мрак, ца! — конь застыл на месте, скосив глаз на свою хозяйку, и дрогнул головой, позволяя мальчишке себя увести. Подросток устало вздохнул и неуверенно улыбнулся владелице.

— Хороший у вас конь, леди. Только слегка вредный! — конь гордо всхрапнул, словно приняв комплимент в свой адрес. Девушка едва заметно улыбнулась и захлопнула дверь.

Дворецкий заставил ждать ее в гостиной. Девушка откинула мокрый плащ в сторону и сев на диванчик, повертела в руках свиток. Потом подняла глаза и заинтересованно принялась разглядывать обстановку.

Под высокими потолками висели четыре роскошных люстры, наполняя гостиную ярким светом. Посередине зала лежал тонкий и грубый ковер, с интересными рисунками. Вокруг него стояли четыре диванчика для гостей. Между ними ютились два столика с изящными вазами.

Служанка подошла к гостье, поправляя подол белого фартука. Нервно улыбнувшись, она поинтересовалась, не желает ли гостья горячего чая с дороги. Девушка кивнула и внезапно чихнула. Служанка засуетилась, подавая гостье платок и немедленно ушла за чаем. Долго ждать не пришлось. Служанка быстро принесла девушке горячий травяной чай с лимоном. Гостья благодарно кивнула и отхлебнула из чашки. Язык обожгло, но девушка, казалось, не обратила на это внимания. Она слегка подула на чай и снова с наслаждением глотнула. Тепло разошлось по телу, согревая изнутри. Девушка блаженно зажмурилась, наслаждаясь ощущениями, и зевнула. Два дня дороги через Блудный лес и болота давали о себе знать. Спать хотелось ужасно, да и плотно перекусить она бы не отказалась. Позади послышались быстрые, нетерпеливые шаги. Девушка распахнула глаза и посмотрела на подошедшего незнакомца своими темно-карими, почти что черными глазами. Незнакомец слегка кивнул головой и присел на диван напротив. Девушка ответила кивком. На незнакомце был надет камзол темно-зеленого цвета, узкие шерстяные штаны и кожаные сапоги. Длинные, до плеч, седоватые волосы были зачесаны за уши и связаны шнурком. На вид ему нельзя было дать больше пятидесяти, но девушка знала, что Хранителю уже далеко за семьдесят. А все потому, что статуэтка давала обладателю не только бесконечный фонтанирующий поток энергии, который к тому же и сразу очищался, преобразовываясь в чистую энергию, а еще и поддерживала долголетие своего Хранителя. Какая статуэтка? Об этом чуточку позже…

— Рен Патрик Легройс, — представился незнакомец и девушка невольно дрогнула. Она торопливо протянула ему свиток и выжидающе застыла.

Мужчина провел над печатью руками, проверяя, ломали ли печать, а потом запирали ли магией. Убедившись, что все в порядке, он посмотрел на девушку.

— Добро пожаловать, рен Аллаэта. Мы вас уже давно ждем.

— Я задержалась. Разве посол не сообщил вам об этом? — она высокомерно приподняла бровь.

Легройс внезапно стушевал. Рен Аллаэта славилась своей надменностью и была не так проста, как казалось на первый взгляд. Чего только стоит неожиданная перемена в ее облике: из мокрой, продрогшей и оробевшей от смены обстановки девчонки, она словно по щелчку пальцем приняла царственный вид и осанку.

— О, конечно же, нам доложили о вашей задержке на Тамфарском мосту. И то, что вашей охране пришлось задержаться там, нам тоже сообщили. Я, надеюсь, вы добрались без приключений? — он позволил себе легкую заботливую улыбку.

— Вполне, — сухо и коротко ответила девушка.

— Тогда, думаю, статуэтку мы покажем вам завтра? Чтобы вы могли еще отдохнуть с дороги?

Девушка подняла на Легройса заинтересованный, задумчивый взгляд и твердо ответила:

— Я хотела бы увидеть ее сейчас.

— О, конечно, как Вам будет угодно, рен Аллаэта, — Легройс задумчиво потеребил в руках свиток и потом, словно опомнившись, торопливо повел рукой.

— Прошу Вас в ту комнату.

Аллаэта встала с диванчика и пошла впереди Легройса в комнату, на которую он указывал.

— Постойте! — неожиданно выкрикнул Легройс. Девушка вздрогнула, побледнела, и рука потянулась к бедру, словно там должен был висеть меч.

— Д-да?

— О, извините, что напугал Вас. Просто здесь система безопасности. Сами понимаете, статуэтку нужно охранять от воров. Не хватало еще, чтобы герцог Ниту потом устроил мне выговор за то, что я сотворил с его дочерью, — Легройс улыбнулся и Аллаэта расслабилась. Девушка хотела, было спросить, что было бы, если она прошла бы без его предупреждения. Что-то в облике Хранителя и его взгляде говорило ей, о том, что он не договаривает чего-то. Но вот чего?

— Продолжайте, — она пропустила его вперед и заинтересованно наблюдала, как он снимает магическую защиту с пространства впереди них.

Она точно отслеживала все его движения, четко запоминая их. Легройс взмахнул рукой, нарисовал в воздухе руну защиты, еще несколько знакомых рун… Самая обыкновенная Охранная Магия далеко не высшего уровня. Даже обидно как-то. Слишком все легко на первый взгляд. Статуэтка охранялась не так уж и хорошо, как могло показаться в начале. Самым тяжелым было проникнуть в дом. Выйти из него было элементарно просто.

— Пожалуй, это все, — Легройс снова пропустил Аллаэту вперед себя.

— Уверены? — усмехнулась девушка.

— Слово Хранителя, — ответил мужчина, слегка улыбнувшись кончиками губ.

Теперь, когда магическая защита была снята, комната приобрела уже совсем другой вид. Лунный свет падал из окна, освещая лишь небольшую часть комнаты. Комната была абсолютно пуста, если не считать появляющейся то тут, то там ослепительной вспышки.

— Извините за темноту — статуэтке вреден свет.

Аллаэта кивнула и увлеченно уставилась на вспышку, которая появилась уже совсем рядом. Аллаэта даже протянула руку, пытаясь ухватить статуэтку, зависшую на секунду в воздухе перед ней. Едва она коснулась ее пальцем, как помещение снова осветилось яркой вспышкой и статуэтка телепортировалась в дальний угол комнаты.

Легройс молча усмехнулся и поманил статуэтку к себе пальцем, вложив в него магический зов. Он, несомненно, обладал магией и хвастался перед герцогиней, зная, что она ею не обладает. Статуэтка послушно подлетела к его рукам. Взяв ее из воздуха, он протянул артефакт Аллаэте. Девушка зачарованно уставилась на граненные линии золотого дракона, обнимающего и скрывающего под крыльями дешевый бледно-зеленый камушек.