Кира Стрельникова
НАЗОВИ МЕНЯ СВОЕЙ

Пролог

Полумрака — жуткое коварство,
Тлеющих в камине искр богатство,
Напряженной тишины тягучий страх —
Время отчитаться о долгах…
Нотки в голосе с обманным сожалением
Подтолкнули жертву к верному решению.
За своё спокойствие сполна
Дочь родная кровососам отдана…

В гостиной царил густой полумрак, разгоняемый лишь тлеющими в камине углями, шторы были плотно задёрнуты. Хозяин дома, крепко сбитый, начавший седеть и слегка лысеть мужчина то и дело вытирал платком лоб, не сводя взгляда с гостей, прятавшихся в тени у стены, на диване.

— Срок пришёл, мистер Локхвуд, — мягкий, переливчатый голос звучал с обманчивым сожалением.

— Й-йа-а-а… знаю… — запнувшись, выдавил из себя мужчина, в его глазах отразился откровенный страх. — Прошу простить, милорды, у меня нет денег, — пробормотал он, низко наклонив голову. — Я не смогу вернуть вам долг прямо сейчас.

В комнате повисла недобрая, напряжённая тишина. Гости не шевелились. Собравшись с духом, хозяин дома продолжил.

— Я… я готов понести наказание, какое скажете, — чего ему стоило, чтобы голос не дрожал, знал один Господь. — Или… может, перенесём срок возврата? — он умоляюще посмотрел на гостей. — Моя жена беременная… Я не могу в полной мере уделять время делам…

— Нет, мистер Локхвуд, перенести сроки мы не можем, — перебил его всё тот же голос.

Кому из двоих он принадлежал, определить было сложно, да хозяин и не пытался. Ему хотелось скорее разделаться с неприятным разговором, прийти к какому-то соглашению и выпроводить опасных гостей.

— Но вы можете заплатить не деньгами, — заговорил второй из гостей, его голос звучал чуть-чуть выше, чем первый, но всё с теми же мягкими, обволакивающими нотками.

На лице мистера Локхвуда отразилась надежда.

— Да? И чем? — быстро переспросил он, молясь, чтобы собеседники не передумали.

— Кем, — поправил его второй говоривший. — Вы понимаете, мистер Локхвуд?

— Да-да, конечно! — торопливо кивнул мужчина и нервно улыбнулся. — Я согласен, милорды. Она заканчивает пансионат через три дня.

— Отлично, через три дня ждём вас, — две фигуры поднялись. — Мы простим вам долг, мистер Локхвуд, как только она окажется в нашем доме. Доброго вечера.

Густая тень в углу комнаты на несколько мгновений заискрилась, будто кто-то рассыпал золотую пыльцу в воздухе, и в этих искрах фигуры гостей растворились, оставив мистера Локхвуда одного в гостиной. Мужчина шумно выдохнул, плеснул себе бренди и залпом выпил, дрожащей рукой вытерев крупные капли пота со лба. Что ж, он легко отделался, а цена, которую назначили гости вместо денег, его вполне устраивала.

Глава 1

Мечты отрада, перспектива…
Внезапной остановки диво.
Уютный замок, чудный интерьер,
Но как обманчиво наличие манер…
Окутывал волной холодной дрожи
Извечным голодом горящий взгляд.
И непристойные касанья хладной кожи,
Клеймили, словно рабская печать…

Я смотрела на нудный дождик, моросивший за окном, и улыбалась. Непогода не могла испортить мне настроение, ведь я наконец-то покидала это унылое место под названием пансион Святой Бригиты для девочек! Господь Всемогущий, десять лет своей единственной и неповторимой жизни я провела здесь, и всё для того, чтобы научиться хорошим манерам, полагающимся воспитанной барышне, ведению домашнего хозяйства, вышивке, шитью, бытовой магии и прочим вещам, на мой взгляд, совершенно бесполезным. Не знаю, зачем папа отдал меня сюда, впрочем, после смерти мамы и его женитьбы на моей мачехе наши отношения оставляли желать лучшего. Отец хотел наследника, а не никчёмную дочь, поэтому и сослал меня сюда. Что ж, через два дня мне исполняется двадцать один, и я вольна распоряжаться своей частью маминого наследства сама, папа может не беспокоиться: я покину дом, как только смогу. Хочу открыть свою лавку целительницы, раз от бабки мне достались способности к этому делу, зелья, отвары и микстуры я варила отличные. И доход заодно будет…

— Госпожа Леллиаль, за вами отец приехал, — прервала мои радужные мысли директриса, заглянув в общую гостиную на первом этаже, где я ждала родителя. — Документы я ему передала. Всего хорошего.

Я перевела взгляд на долговязую женщину с немного вытянутым, остроносым лицом и блёклыми глазами, молча кивнула и встала, одёрнув форменное платье. Скоро, скоро сменю его на нормальный наряд и избавлюсь от этого тёмно-синего убожества, такого же унылого, как и сам пансион. Захватила саквояж с немногочисленными вещами и направилась к выходу. Отец уже ждал в холле, стоя у окна и заложив руки за спину. Едва взглянув, он открыл дверь и вышел, даже не забрав у меня сумку. Ну и ладно, она всё равно не слишком тяжёлая. Не обзавелась я здесь имуществом, да и не на что особо было. Вышла на крыльцо, поморщилась и бегом добежала до машины, ёжась от холодных струй дождя, попавших за шиворот. Юркнув в тёплое нутро авто, не удержала облегчённого вздоха.

— Привет, — скупо поздоровался отец, и мы поехали прочь от пансиона.

— Привет, — столь же сдержанно ответила я и уточнила. — Мы домой?

— В гости, — огорошил он ответом.

Мои брови поднялись, я покосилась на отца.

— Как в гости? Не поздновато? — осторожно переспросила — часы показывали почти восемь вечера. — И я не слишком подходяще одета для гостей…

— Нормально, это не светский раут, — оборвал меня отец и замолчал.

Я едва заметно пожала плечами, подавила секундный приступ беспокойства и задремала, откинувшись на сиденье. Погода располагала, да и встала я сегодня рано, готовясь к отъезду. Сколько мы ехали, не знаю, но почувствовав, что машина остановилась, я открыла глаза и осмотрелась. Перед нами медленно открывались кованые ворота, дождь всё так же монотонно шуршал за окнами авто, вокруг стоял тёмный лес, а впереди, в конце подъездной аллеи виднелся особняк с несколькими освещёнными окнами.

— Где мы? — я сонно моргнула, зевнула и потянулась.

— Недалеко от Уолсинора, — пояснил отец, заводя машину на аллею.

Ох, далековато, однако, от пансиона, да и от города, в котором мы жили, тоже — скосив взгляд на часы, увидела, что уже почти десять вечера. Слегка нахмурилась: это мы здесь заночуем, что ли? Что за странные гости, почему так срочно и именно в тот день, когда меня надо забирать из пансиона?

— Мы не успеем домой, — обронила я, решив попробовать прощупать почву.

— Успеем, я ненадолго, — снова отделался немногословным ответом отец.

Мне почему-то показалось, он слегка возбуждён и нервничает. Может, срочная деловая встреча? Папа остановил машину, и к нам от крыльца уже спешил дворецкий с большим чёрным зонтом. Очень кстати, снова мокнуть не хотелось. Я уже открыла дверь, чтобы выйти, когда услышана небрежное:

— Саквояж захвати.

— Зачем? — удивилась я.

— Я сказал, возьми, Леллиаль, — отец, нахмурившись, посмотрел на меня, и спорить с ним расхотелось.

Ладно, возьму, мне несложно. Ну, буду с ним, как дурочка, таскаться, но ведь мне так сказали! Поджала губы, взяла сумку и вышла из машины.

— Господин Локхвуд, барышня, добро пожаловать, — чопорным голосом произнёс дворецкий и наклонил голову. — Хозяева ждут вас.

О, как. Хозяева. Может, какие-нибудь знакомые папы? Я пристроилась под зонтиком и пошла за слугой, торопясь скорее попасть в дом — на улице стало промозгло и сыро, и крайне неуютно. Переступив порог, не удержала восхищённого вздоха: холл был шикарным. Позолоченная резьба по дереву, большие зеркала в тяжёлых рамах, картины, шёлк на стенах, широкая мраморная лестница — почти дворец! Кто же здесь живёт? Наверняка аристократы какие-нибудь, интересно, откуда папа знаком с ними? Наш городской особняк был в разы скромнее, конечно.

— Барышня, прошу сюда, — дворецкий, аккуратно сложив зонтик и оставив его у входа в специальной подставке, ухватил меня за локоть. — Подождите в гостиной, если вам что-то надо, позовите прислугу. Мистер Локхвуд, прошу за мной.

Я оглянулась и растерянно уставилась на двери гостиной, куда меня привёл дворецкий — они закрылись за моей спиной, а папа остался по ту сторону. Внутри родилось тревожное чувство, что что-то здесь не то. Обхватив себя руками, я прошлась по комнате, уже не замечая роскоши, постояла у камина, грея руки, выглянула в окно — на улице царили темень и дождь. Тишина нервировала, сидеть на месте я не могла, и, помедлив, решила выйти из гостиной и прогуляться по первому этажу, пока отец решает свои вопросы с таинственными хозяевами этого особняка-дворца. Подошла к двери, взялась за ручку…