Jero3000
Александр Н. Жизнь в волшебном мире

Посвящение:

Моим подписчикам, читателям и просто мимопробегающим. Максу, музу, Саше. И конечно же отряду сов, который подбадривает и подпинывает автора.

Публикация на других ресурсах:

Пожалуйста, не надо размещать этот рассказ на других ресурсах.

Часть III. Глава 1. Известия приятные и не очень

— Доброе утро, миссис и мистер Дурсль, — достаточно громко произнес Саша. От звука его голоса Петунью и Вернона синхронно подбросило, а Дадли тихо пискнул.

— Утро, — буркнул дядюшка, как будто признавая факт наступления утра как такового, но не желая никого убеждать в доброте этого утра. И все только лишь потому, что ненавистный племянник спустился на завтрак. — И почему ты не можешь провести и эти каникулы Там?

— Сам бы рад, — кивнул Саша, — но возможности нет.

Этим летом у Дамблдора нашлись какие–то невероятно важные дела, и Сашу просто поставили перед фактом: в этот раз ему придется пожить на Тисовой. Впрочем, что здесь, что в школе он был предоставлен сам себе, и если бы не желание хоть немного наполнить желудок, он бы вообще из комнаты не выходил. Конечно, можно было заказывать совиной почтой всяческие лакомства, но тогда он бы спустил все средства с Гринготтского счета. Так что приходилось изо дня в день спускаться на кухню и наблюдать кислые рожи Дурслей. Впрочем, в этом плане мир был справедлив: родственники от Сашиного вида тоже не получали удовольствия.

— Ты не мог бы, — осторожно начала Петунья, подвигая к нему тарелку, на которой лежал маленький кусок яичницы, из которого сиротливо поглядывал один кружочек колбаски, — ты мог бы не скрипеть своим пером хотя бы ночью?

— Тетушка, я же учусь, — убийственно ласково проговорил Саша.

— Мы приютили тебя, мы дали тебе возможность выжить, — завелся с пол–оборота Вернон. — Мы даже не сдали тебя в приют…

— За что я вам премного благодарен, — закончил Саша. — Хорошо, ночью буду писать карандашом.

— С сегодняшнего дня ты не будешь писать ничего! — рявкнул дядя, и кусочки яичницы на его усах опасно колыхнулись. Саша на всякий случай отодвинулся.

— Поймите, дядюшка, если я не выполню летнюю работу, — вкрадчиво проговорил он. — Меня отчислят, и я поселюсь у вас насовсем.

Такая перспектива, судя по исказившимся физиономиям Дурслей, не прельщала никого.

— И как мы объясним Мардж скрип перьев? — прокряхтел Вернон.

— Тетушка Мардж приезжает? — обрадовался Саша, отчего Дурсли еще сильнее расстроились.

— Да, сегодня, — буркнул мистер Дурсль. — Мы еще не придумали, что ей сказать про место твоей учебы.

— Не переживайте, я сам что–нибудь совру, — закивал Саша, запихивая в рот весь кусок яичницы. В этот самый миг в распахнутое окно влетела Совунья и уронила в тарелку Дадли кучу писем. Дадли пискнул и рухнул со стула.

— Прошу прощения, — пробормотал Саша, забирая конверты и просматривая адреса отправления. Рон, Гермиона, Невилл, Дин, Симус, Хогвартс. Саша решил начать с письма из школы. Оттуда выпало небольшое извещение о дате начала учебного года и еще один не виданный ранее листочек, который оказался разрешением на посещение волшебной деревни Хогсмид.

— Подпишете? — он протянул бумагу Вернону.

— Вот еще, — фыркнул дядя. — Ничего я подписывать не должен.

Саша нахмурился и убрал лист. В конце концов, он надеялся, что сегодня приедет тетушка Мардж и получится достать Вернона через нее.

С сестрой дяди Вернона у Саши сложились неожиданно хорошие отношения. Поначалу эта дама, конечно, была против того, чтобы в доме ее брата жил приемный ребенок. Саше (в теле Гарри) было тогда пять лет, и Мардж спустила на него своего бульдога. Однако у Саши был опыт общения с собаками, и он сладил с псом. Вместо того чтобы гонять ребенка по всему саду бульдог по кличке Злыдень неожиданно послушался команды «Сидеть» и даже позволил Саше с ним играть. В тот момент тетушка Мардж, для которой никого важнее собачек не существовало, оттаяла. Следующая их встреча состоялась через два года. Дадли получил игрушечного робота, а Саша — пакетик недорогих леденцов. По сравнению с собачьим печеньем — его тетушка привезла в самый первый раз — это определенно могло считаться проявлением благосклонности. Саша исправно гулял со Злыднем, тот, в свою очередь, послушно выполнял команды, и тетя Мардж добрела буквально на глазах. Она, конечно, не поменяла отношения к покойным Лили и Джеймсу, но к Саше была лояльна. «Я думала, будет хуже», — говаривала Мардж, и Саша понимал, что могло быть действительно намного хуже.

Остаток завтрака прошел в тишине, и Саша собирался было отправиться наверх, в свою комнату, чтобы в спокойной обстановке разобраться с письмами. Уже на лестнице он услышал, как заговорил диктор во включившемся телевизоре.

— Напомним, Сириус Блэк был осужден за массовое убийство с использованием огнестрельного оружия. Вероятно, на данный момент Блэк вооружен. Убедительная просьба: всем, кто знает о местонахождении Блэка сообщить об этом по специальной горячей линии.

Дальше Саша ничего не слышал. Его как будто по голове ударили, и он пошел в комнату, не видя и не слыша ничего вокруг.

«Что ж ты, крестный, такого натворил?» — вопрошал сам себя Саша. Образ Сириуса, который еще был жив в памяти — веселого, жизнерадостного молодого мужчины, который заливисто хохотал в ответ на Сашины бесполезные попытки дотянуться к палочке — никак не вязался с информацией о жестоком преступнике, причастном к массовым убийствам. Саша раздраженно захлопнул учебник по зельеварению и свернул недописанное сочинение. Распечатывать все пришедшие письма желания не было. Даже посылка, обнаружившаяся на окне, не заинтересовала его ни на йоту. Саша улегся на кровать, заложил руки за голову и принялся смотреть в потолок. Он чувствовал, что его предали. «Если я еще что–то понимаю в этой жизни, — думал он, — то по идее Сириус должен был своего крестника хоть как–то оберегать. Наблюдать за ним, что ли. Присматривать. Но почему его на убийства–то понесло?» Саша решительно ничего не понимал.

— Дадли, не хочешь прокатиться со мной? — раздался с первого этажа бас дядюшки.

— Я поеду! — крикнул Саша, чувствуя в голосе какое–то отчаяние. Ему хотелось куда–то идти, ехать, лететь, лишь бы не думать о том, что — по сути — Сириус его предал. Вместо того чтобы взять на себя ответственность за крестника, Блэк натворил каких–то глупостей и сел за это в тюрьму — и Саша расценивал это как предательство.

— Тогда собирайся, да поживее! — Вернон возник в дверях и теперь буравил племянника ненавидящим взглядом.

— Уже, — буркнул Саша, ногой запихивая чемодан под кровать.

— И сделай что–то с птицей!

— Совунья, — он приоткрыл клетку и погладил своего питомца. — Пожалуй, эту неделю тебе придется пожить в парке. Прости. Если мне надо будет отправить письмо, я приду туда.

Сова понимающе ухнула, клюнула его за палец и вылетела в окно. Саша затолкал пустую клетку под кровать и вышел из комнаты.

Дорогу до вокзала провели в молчании. Саша смотрел в окно и думал о чем–то своем. Получалось откровенно плохо. Причиной тому было радио, которое постоянно клацал дядюшка, стремясь найти хоть что–нибудь сносное. Но, как на зло, все станции вещали лишь о побеге Сириуса. Информации было очень много, но в потоке слов бесконечно сменяющих друг друга дикторов он так и не смог уловить, откуда же сбежал Блэк. Судя по всему, Вернона занимал тот же вопрос, потому что дядюшка принялся разглагольствовать на эту тему, от чего Саше стало только хуже.

Тетушка Мардж уже ждала их на парковке. Саша мигом подхватил ее чемодан и помог Вернону уложить его в багажник. Все это время Злыдень рвался с поводка. Когда наконец чемодан был уложен, Мардж ослабила поводок, и бульдог тут же подлетел к Саше, встал на задние лапы и принялся молотит передними по его ноге.

— Ну привет, привет, — Саша потрепал пса по шее. Тот немедленно облизал ему руки.

— Мой хороший мальчик так скучал по своему другу, — умилилась Мардж и потрепала Сашу по щеке. Александр почувствовал, что карман его немного потяжелел. Он опустил глаза и увидел уголок пакетика с леденцами, выглядывающий из кармана.

— У кого–то день рождения, — хитро шепнула тетушка, и Саша удивленно кивнул. Известия о Сириусе совершенно выбили его из колеи. А то, что кто–то с фамилией Дурсль помнил об этой дате, и вовсе было фантастикой.

Злыдень изъявил желание ехать домой на руках у Саши, отвлекая того от грустных мыслей по поводу Блэка.