Эшли Дьюал и Роуз Уэйверли
Адам и Элисон
Проклятие Уилсонов…

Адам и Элисон Уилсон вынуждены были расстаться из–за развода родителей. Судьба разбросала их по разным городам, приготовила собственные жизненные сети, выстроила стену, которая невидимой преградой не позволяла брату и сестре увидеться на протяжении пяти лет.

Но сейчас всё изменилось…

Семейная тайна свела их вместе, и принудила к рискованному существованию. К существованию, когда каждый день может оказаться последним.

Не взирая на трудности и препятствия, ребята решают пройти эти испытания вместе, и подвергают себя немыслимым опасностям, которые вскоре оборачиваются для них смертельным приговором. Теперь есть ли у них выход? И куда он их приведет? Они не знают ответ, но попытаются его отыскать…

От автора: А вы думали легко делить одну жизнь на двоих?

***
Одной жизнью на двоих.
Все с тобою пополам.
Видишь свет в руках моих?
Я тебе его отдам.
Одной жизнью на двоих.
Боль твоя моею станет,
И от горьких слез твоих
Сердце сумраком затянет.
На двоих одна судьба,
Радость, счастье и утраты,
Горечь, слабость и борьба,
Все восходы и закаты.
От беды тебя закрою.
Будет страшно — защищу,
Ты уйдешь — я за тобою,
Ты предашь, а я прощу.
Все, что дорого тебе,
Станет мне еще дороже.
Все же, сложно лгать себе —
Друг без друга мы не можем.
На двоих жизнью одной
Крепко нас судьба связала,
Но стеклянною стеной
Прошлое меж нами встало…
(Kami)

Глава 1
Возвращение незнакомца

***

Сан — Франциско. Мотель «Travelodge».

12 сентября 2010 год

19:04

Ярость кипела у него внутри, растекаясь ядом по конечностям. Он вновь его упустил, опять этот оборванец сумел скрыться. Мужчина чувствовал запах его кожи, он до сих пор витал в воздухе, но…

— Черт! — свирепо зарычал человек, и, схватившись руками за стол, отбросил его к стене.

— Рональд, перестань, — лениво протянул ещё один мужской голос, и в квартире появился человек маленького роста, с огромными неестественно зелеными глазами. В руке у него находилась кубинская сигара, которую было весьма затруднительно найти, но, как видно для этого человека, такие проблемы были едва значимы. — Этим ты делу не поможешь…

— Как этот чертов мальчишка, успевает сбежать от нас?! Каждый раз, он на шаг впереди меня!

— Наконец, достойный противник…

— Что?! — вновь зарычал Рон, и со злостью пнул стоящий перед собой стул. — Он никто, ясно?! Я не буду с ним соревноваться, только потому, что там не с кем сводить счеты.

— И, тем не менее, уже около недели мы гоняемся за этим «пустым местом» по всему США… Просто признай, что мальчишка умен.

— Нет.

— Рональд…

— Ни за что!

— Глупости! Сейчас наверняка, этот паренек пересекает очередной город, и готовится ночевать в новом отеле, а ты…

— Что?! Что я могу! Мы и так перемещаемся слишком быстро….

— Тогда не раздражай меня, и спокойно выдохни. Завтра вновь пойдем за ним.

— Лоренс, ты думаешь, завтра что–то изменится? — прошипел мужчина. — Адам, словно призрак! Его не возможно словить.

— Я думаю, у парня есть план. Он намеренно передвигается по одной траектории.

— То есть…

— Нам нужно просто идти по его следу. Рано или поздно, он где–то останется, и тогда…

— Тогда я лично заберу все силы!

— Не горячись, сначала нужно успокоиться.

— Я спокоен!

— Нет…

— Да!

— Рон, просто замолчи, и пойдем отдыхать. А завтра вновь отправимся за Адамом, ясно?

Выдохнув, мужчина устало опустился в кресло, и прикрыл лицо руками.

— Я убью его…

— Тогда, послушай меня: иди спать. Кажется, твои нервы вновь дали слабину…

— Если ты сейчас же не уйдешь из этой комнаты, то ощутишь их срыв на себе.

— Ясно, — отрезал Лоренс. — Я пошел, и…

— Что?!

— Сладких снов…, братишка…

***

Саут — Берлингтон. Округ Читтенден.

27 октября 2010 год

16:37

«Есть люди, которые несут добро и справедливость. Есть люди, которые несут хаос и разрушение. И есть я…, я несу пакетик…»

Именно об этом думала Элисон Уилсон, старательно обходя глубокие лужи на сером асфальте. Недавно прошедший дождь оставил после себя запах свежести и блестящие капельки на зеленых листьях пышных деревьев. Солнце лениво играло со своим отражением в застоявшейся воде, а птицы жадно собирались вокруг маленьких лужиц.

Уныло смотря по сторонам, Элисон пыталась понять, зачем мама устроила дома концерт. А заключался он вот в чем: ей совершенно не понравилось, что Элли категорично отказалась ехать в Хьюстон к своему отцу на выходные. Френк — папа Элисон — внезапно решил объявиться, и буквально два дня назад сам позвонил Саре и предложил встретиться. Зачем? Неужели спустя шестнадцать лет, он, наконец, вспомнил, что у него есть дочь? Проснулась совесть?! Если бы…

Единственная версия, которая вертелась в голове у девушки, была весьма прозаична: отец явно чего–то хочет. Просто так он бы даже не осмелился достать из шкафчика, запылившуюся книжку, где написан их номер телефона. Так что…

Но это не все странные вещи, которые успели случиться за эти выходные. Саре внезапно взбрело в голову, что им необходимо устроить праздничный ужин — один на один…

Собственно именно поэтому, Элисон тащила тяжеленный пакет, где находилось полсупермаркета еды…

Внезапно в кармане джинсов завибрировал телефон, и девушка, кое–как перекинув пакет в другую руку, вытащила его наружу.

— Алло, — запыхавшись, прохрипела она, и лучше сжала ручки пакета. — Я слушаю.

— Я слушаю? — удивился голос на конце трубки. — С чего такой официальный тон?

— Оу…, Кассандра…, я не успела посмотреть на дисплей…. Ты что–то… Ауч! — взвизгнула девушка, едва не выронив пакет. — Что–то хотела?

— Чем ты занимаешься? — подозрительно поинтересовалась подруга, и в трубке повисло озадаченное молчание.

— Дурью маюсь, но официальная версия — помогаю маме…

— В чем именно?

— Она решила приготовить праздничный ужин…

Кассандра нервно усмехнулась, и с отчаянием выдохнула.

— Хочет тебя отравить?!

— Я не исключаю этого варианта, учитывая тот скандал, который она вчера устроила из–за отца.

— Сара никогда не стояла у плиты, тут явно дело нечисто…

— Я знаю, но не осмеливаюсь спросить, — протянула Элли, и вновь перебросила пакет в другую руку. — Вдруг опять скажу что–то не то?!

— Да, лучше просто промолчать. То есть, ты не пойдешь сегодня с нами на пляж?

— Нет, к сожалению, у меня нет времени…

— А завтра?

— Пока что завтрашний день обещает быть спокойным, но кто его знает.

— Ладно, — выдохнула Касс. — Если что кричи, ты знаешь, я всегда тебя спасу, даже от таких противников, как предки…

— Ок, — рассмеялась Элисон. — Будь на связи.

— До встречи.

Нудные гудки потянулись на конце трубки, и Элли бросила телефон в пакет, даже не пытаясь вновь проделать то же самое с карманом.

Сегодня Саут — Берлингтон был особенно красив, и Элли знала причину: конечно, как только у неё нет времени на прогулки, город мгновенно оживает и становится просто неотразимым! Радуга над озером была особенно четкой. Такую редко увидишь, когда на улице практически всегда хмурое небо. Но сегодня…, сегодня было солнце!

— А я просижу в своих родных четырех стенах…, — уныло протянула девушка и, наконец, подошла к дому.

Миниатюрный коттедж совсем не отличался от остальных, стоящих в ряд по всей длине улицы. Лишь крыша была черной, не серой, как у большинства, а так белые стены, маленькое крыльцо, огромный дуб, закрывающий свету проход в гостиную, деревянная скамейка на веранде, и странный фонарь, похожий на фонари девятнадцатого века. Осторожно постучав коленкой по двери, Элисон в ожидании замерла перед порогом, старательно вспоминая, всё ли она купила. Молоко, дрожжи, овощи, пара яблок, йогурт, чай…

Вроде всё…

Хотя…

Может, кофе?.. Черт! А про кофе–то девушка забыла!

Внезапно дверь открылась, и на пороге показалась Миссис Уилсон, высокая женщина со светлыми волнистыми волосами, и очаровательной улыбкой которая, наверно, никогда не сойдет с её лица.

«При мне её частенько не бывает» — подумала Элисон, продолжая развивать мысль об улыбке, но потом, когда боль в пальцах вновь дала о себе знать, она, прервавшись, неуклюже протянула пакеты вперёд.

— Ты быстро, — протянула Сара, и понесла еду на кухню.

— Смогла бы ещё быстрей, если бы не несколько килограммов овощей…

— Милая, ты же знаешь: я хотела приготовить салат…

— Да, мам, — быстро отрезала девушка, и захлопнула за собой дверь. — Я помню. Так, может, ты мне всё–таки скажешь, в честь чего сегодня намечается праздник?