Анна РЭЙ
АРИАННА РОССА и ЦАРСТВО ДВУХ МИРОВ

ПРОЛОГ

«Каждый, подобно луне, имеет свою тёмную сторону, которую не показывает никому».[1] Собрание сочинений Царства Двух Миров.

Я проходила мимо полок с книгами, проводя пальцами по корешкам фолиантов: «Летопись Тёмных времен», «История династии Дариус», «Теория магии», «Сильнейшие заклятия». Интересно, что за рукописи сейчас изучает владелец комнаты?! Присела за стол в высокое, не слишком удобное кресло и начала рассматривать неровные стопки книг, древние манускрипты и свитки, перевязанные лентами. Несколько тетрадей и рукописей лежали отдельно.

Моё внимание привлекла тетрадь в потёртой зелёной обложке с уже обтрёпанными золотыми завязками. На титульном листе выведено синими чернилами: «Моему приемнику. Дневник Тёмного лорда А.Д.». Передо мной был дневник Тёмного мага и аристократа. Пожелтевшие страницы исписаны мелким корявым почерком:

«…таких, как он, — единицы. Его необычная сила вызывала много вопросов, но он всегда скрывал свою суть. Я знаю, что во мне течёт та же кровь, но я другой…. Однажды я увидел его свет. Я никогда не испытывал таких ощущений, как изведал от прикосновения к его сиянию. Он мне ничего не объяснил, не захотел. Просто сказал, что я не готов. Думаю, для него я никогда не буду готов…

Я не жалею того, что сделал. Рано или поздно остался бы только один из нас. Во мне всегда было много Тьмы. А в нём… я до сих пор не понимаю, ЧТО он такое?! …знаю точно, что есть другие. В Северных землях шла война. И тот другой не мог контролировать свой свет. Он был из Тёмных аристократов. Я узнал его. И увидел это магическое сияние. Его аура переливалась всеми цветами радуги, она как бы содержала их в себе, не теряя своей сверкающей белизны при этом. Мне нужны были ответы. Я не мог его отпустить.

… Возможно, в них слилась древняя магия. Их способности поражают. То, что даётся им легко, мы практикуем годами. Я приказал создать Орден, чтобы отслеживать этих тварей и изучать… полагаю, их дети могут быть уникальны…»

Слёзы душили меня, к горлу подступала волна гнева. Зачем?! Зачем эта глупая, бессмысленная вражда? Невидимая война всё ещё идёт. А я та редкая «тварь», которую будут отслеживать. И гнать к краю пропасти. Что они сделают, когда меня найдут? Убьют? Будут изучать?!

Рядом с кабинетом послышались шаги. Амулет нагрелся, чувствуя опасность. Замерев, я прислушалась. Понимала, что нужно выбираться из этой комнаты. Но большая книга в старинном кожаном переплёте с золотым тиснением на корешке «Летопись Древней Бореи» манила к себе своими тайнами. Начала читать ровные строчки рукописного текста:

«Здесь свидетельства прошедших времён,

от чего происходит древняя страна Борея.

…И тогда Бог Природы, сын великой Богини Даны, создал райские земли.

И дал он этим землям имя — Борея.

И населил эту страну храбрыми, сильными и честными людьми.

И наделил людей тайными знаниями и необыкновенной силой.

И назвал эти знания и эту силу μαγεία или магия, а людей μάγος или магами.

Магия была там везде:

В воздухе, которым дышали;

В траве, по которой ходили;

В предметах, которые окружали.

Каждое слово было мифом,

Каждое имя было образом,

Каждый житель был магом.

И Магия была едина…».

Зачарованно повторила:

— Магия была едина.

Дальнейшие события развивались стремительно. Мой амулет накалился, обжигая кожу. Я совершенно чётко различила шаги рядом с проходом в кабинет. Оценивала, что успею быстрее — переместиться или атаковать. Вдруг услышала, как книжная полка, служившая дверью, мягко отъехала в сторону. Вот и всё. Через секунду я встречусь с хозяином тайной комнаты…

ГЛАВА 1

«Иногда вся твоя сводится к одному безумному поступку».[2] Из сборника городских легенд Царства Двух Миров.

«— Как мне попасть в? — повторила Алиса громче. — А стоит ли туда попадать? — сказал Лягушонок. — Вот в чём вопрос».[3] Собрание классической литературы Белого Царства.

Я ехала по заснеженной дороге в наёмном экипаже. Пушистые лапы елей неприветливо бились в окно. На небе уже появились первые бледные звёзды, и обозначилась розоватая луна. Снег падал серебристыми бусинками, создавая сказочную атмосферу. От неожиданности я вздрогнула, когда возничий крикнул в слуховое окошко:

— Госпожа, сделаем небольшую остановку на постоялом дворе. До ДЭВа уже близко, за пару часиков управимся.

Под мерный топот копыт и скрип колёс хорошо думалось. До сих пор сомневалась в правильности своего решения. Я покинула уютный и спокойный мир в Белом Царстве. Мир, где я была кем-то — целителем, травником, артефактором. И сейчас еду в Тёмную часть страны, чтобы скрывать кто я. Зачем?! Зачем я трясусь в наёмном экипаже почти десять часов по жуткому холоду и плохим дорогам, останавливаясь в маленьких деревенских трактирчиках с грязными столами и отвратительной пищей? Нужно честно себе признаться — я отправилась в дальний путь для того, чтобы узнать правду. Но готова ли я буду принять эту правду?! Возможно, от меня отвернутся все, кого я люблю. Или меня убьют те, кого я не знаю, но кто уже меня ненавидит. Я чувствую, как моя привычная жизнь рушится. Нет, пока башни не падают, и кирпичи не осыпаются с поверженных стен. Я ощущаю лишь лёгкие вибрации, как будто кто-то внутри здания старательно расшатывает фундамент и раскачивает стены.

Смотрю в окно, любуясь ажурной лёгкостью морозного узора на стекле. Чем ближе мы подъезжаем к ДЭВу и к Академии, тем старательнее пытаюсь отвлечь себя от ненужных мыслей и страхов. Конечно, меня расстроило, что директора Академии не предложили мне переход через портал. Видимо посчитали, что скромный преподаватель — это не профессор, и не знатный лорд. То есть птица не того полёта, чтобы порталы открывать.

Профессор Ян Залевский, пригласивший меня преподавать к себе на кафедру в Академию Тёмной Магии и Наук, был другом нашей семьи и моим наставником в Школе Белой Магии. Прекрасный целитель и маг, он пользовался огромным авторитетом в Белом Царстве. Спустя какое-то время им заинтересовались в столице и пригласили открыть свою врачебную практику в Центральной Императорской Клинике. А в прошлом году профессору Яну предложили возглавить Кафедру врачевания и защитной магии в Академии Тёмных, как её называют в народе. И это событие возымело эффект разорвавшейся бомбы. Дело в том, что наше общество ещё ментально не готово к такому тесному сближению и проникновению двух магических миров — Тёмного и Белого.

Несмотря на то, что после объединения Двух Царств в единую Империю прошло почти сто лет, Тёмные маги упорно сохраняли клановость и чтили свои традиции, а Белые считали, что только они обладают истинными сокровенными знаниями. Люди же, лишённые магического дара, воспринимали это событие скорее положительно, как прогрессивное и эволюционное. Ведь магия, умноженная на научный подход, давала прекрасные результаты. Правитель Юлиан Дариус лично выступил с обращением к жителям страны, и его речь опубликовали все центральные издания. Лорд Юлиан объяснил, что такое огромное государство, как наше, объединившее в себе Царства Двух Миров и пятнадцать земель малых народов, должно идти на сближение культур и совместно создавать новые технологии. В том числе, общими силами бороться с катастрофическим снижением продолжительности жизни. Оно и понятно, после такого количества войн, находясь в потоках столь разношёрстных энергий, средний возраст населения сократился практически в два раза. Наши предки жили до ста семидесяти лет, а у нас сейчас редкий маг доживает до ста десяти.

Экипаж остановился у небольшого постоялого двора, и кучер помог мне выйти из повозки. На улице ощущался крепкий морозец. Мне, как обитателю южной части страны, было неуютно в таком климате. Да и с одеждой я немного не рассчитала. Большинство северян были укутаны в тёплые пальто и шубы, женщины — в толстые длинные юбки и платки. На мне же был надет бежевый костюм из тонкой шерсти с чуть расклешённой юбкой в пол и коричневое укороченное манто. Но самое большое моё упущение — светло-коричневые ботильоны из тонкой замши и такого же цвета тонкие лайковые перчатки. Наряд радовал глаз, но абсолютно не грел.

У входа в трактир стояла семейная пара, по виду потомки лесных троллей. Женщина в длинной шубе и в пушистом тюрбане на голове неодобрительно на меня посмотрела: «Видать, приезжая, что в такой холод голой бегает… И мужчины рядом нет… Вроде не страшная…». Я услышала её мысли, хотя максимально приглушила свою магию. Прошла мимо «троллей», войдя в хорошо натопленное помещение трактира. Всё, как обычно, в подобных заведениях: деревянный облезлый пол, такие же столы и стулья. Посетителей было много, и мне пришлось подсесть к пожилому мужчине. Мой сосед внешне напоминал жителя Приморских островов. Я заказала ромашковый чай и лимонный пирог. Мужчина уже допивал свой травяной напиток.