Кира Стрельникова
Маг для Шута. Расклады на удачу

Из истории Рун и Карт

«Издавна в Межмирье существовали две коалиции создателей миров и реальностей, которых в разных мирах называли по-разному, но везде они считались богами. Для того чтобы контролировать и корректировать происходящее в мирах и сохранять свою власть над ними, они создали две организации себе в помощь, Карты и Руны. Прямое вмешательство создателей, пусть даже в воплощении богов, могло привести к катастрофическим последствиям и уничтожить мир, именно поэтому был найден компромисс, при котором и мир оставался целым, и можно корректировать происходящее там. Эти организации состояли из людей, потому что другие расы слишком зависимы от магии и не смогли бы ужиться с сущностями Карт и Рун — последние бы просто поглотили, подчинили душу полностью, лишив способности мыслить и принимать решение, свели бы с ума. Люди в этом смысле максимально независимы от магии и потому больше всех подходят для задуманного создателями.

Иншины, женщины-создатели, отвечающие за Карты, выбрали именно их потому, что эти сущности хитрые, более гибкие, просчитывают ситуации на несколько ходов и в разных комбинациях, и могут подстраиваться под эти ситуации. Могут, где надо, отступить, понимая, что иногда стоит и проиграть в малом ради достижения цели. В любом мире есть аналог Карт, картинки, значение и интерпретации которых значительно шире Рун, поэтому Иншины и выбрали сущности Карт себе в помощники, воспользовавшись одной из систем подвластного мира, Таро. Уникальность сущностей Карт заключалась ещё и в том, что две Карты может принять как мужчина, так и женщина, недолгое время они могут существовать в равновесии. Но рано или поздно приходится делать выбор между Картами, потому что они начинают конфликтовать, бороться за доминирующее положение в сознании человека, подавляют его волю и в конце концов разрушают разум носителя.

Что касается Рун, их выбрали Йорвунги, создатели-мужчины, именно потому, что Руны имеют мужское начало. В каждом из миров это своя система знаков, имеющая более узкие значения и смысл, Йорвунги выбрали систему подвластного им мира, Старший Футарк. Сущности Рун прямолинейные, властные, жёсткие, категоричные — даже женщины. Две Руны не может принять ни один мужчина, но женщина — способна, однако тоже на очень короткое время, поскольку Руны сильнее влияют на разум и быстрее его разрушают, чем Карты.

С того момента, как в борьбу за власть над мирами вступили Руны и Карты, между ними постоянное соперничество и жёсткая конкуренция. Задания организациями спускаются сверху, от Иншинов или Йорвунгов, и в зависимости от того, в какую сторону будут скорректированы события в мире, те создатели и будут иметь влияние в нём через богов, свои воплощения».

Пролог

Я убиваю тебя, моя Королева,
Тело твоё словно лёд от слёз моих.
Ты убиваешь меня, моя Королева,
Тело твоё словно лёд от слёз моих…
Роман Рейн, «Королева»

Я сидела на краю крыши и упоённо рисовала роскошный закат, который цвёл на полнеба переливами розового, лилового, оранжево-золотистого, охристого. Лёгкие мазки серебристых облаков придавали законченность картине на небе, и я надеялась, мне удастся перенести эту красоту на бумагу. Лёшка застрял на работе, так что эти часы принадлежали полностью мне. Кисточка порхала по альбомному листу, и постепенно проступал рисунок, краски с каждым мазком становились ярче, меня наполнял тихий восторг, усиливавшийся с каждой минутой. Я обожала рисовать и почему-то именно закаты, мне казалось, одинаковых нет, пусть и смотрела на них почти каждый день.

Неожиданно за спиной почудился шорох, я вздрогнула и оглянулась: никого. Показалось, или нет, за трубу метнулась тень?.. Зябко повела плечами, прогнав некстати завозившийся страх: ну кто тут появится, ключи от чердака только у меня! Выпросила у дворника дяди Пети, я как-то для его внука сделала книжку по «Золотой рыбке», с собственными иллюстрациями. Денег у их семьи было не так чтобы много, на красивые подарки ребёнку, а мне мальчонка нравился. И Света неплохая женщина, не понимаю, чего её бывшему не хватало, что на сторону пошёл… От неторопливых и ленивых размышлений снова отвлёк шорох. Я отложила альбом и развернулась, едва не вскрикнув.

— Лида? — чуть хриплый баритон, пробирающий до самых костей, заставил подпрыгнуть.

На меня смотрел странный мужчина, больше всего похожий на персонажа какого-нибудь японского мультика. Скуластое лицо с острым носом, раскосые глаза нереального, фиолетового цвета, узкие губы, раздвинутые в улыбке, и волосы — насыщенного, чёрного, как дёготь, цвета, постепенно переходившие в белый к кончикам. Всё это взгляд охватил за считанные секунды, прежде чем успела ответить на вопрос мужчины.

— Д-да, — запнувшись, ответила и ощутила, как внутри всё холодеет.

Интуиция зашлась криком: опасность!! Но сделать я ничего не успела. В глубине зрачков непонятного незнакомца вспыхнула мрачная радость, улыбка превратилась в оскал, и он произнёс:

— Пора просыпаться, Рами.

Он метнулся ко мне, а я не успела увернуться. Слишком узкая для мужчины ладонь с длинными пальцами сильно толкнула в грудь, я не удержалась на покатой крыше, и низкое ограждение очень неудачно подбило прямо под коленки. Паника заморозила окончательно лёгкие и горло, я вздохнула, но выдохнуть не могла, и крик потерялся в груди, пока в сознании билась одна мысль: я падаю. И когда в спину ударил ветер, а тело охватило жуткое ощущение свободного полёта, только тогда я пронзительно завопила, замолотив руками и ногами по воздуху, а мои глаза не отрывались от лица убийцы, и перекосившую его улыбку… Удар, взорвавшаяся в голове сверхновая, вспыхнувшее болью тело, и сознание как выключили. Я… умерла?..

Глава 1

Она входит в свой замок сквозь белый экран,

Она как серая пыль в паутине звёзд.

Роман Рейн, «Королева»

— Рамила.

Нет, нет, нет!!! Слишком хорошо знакомый голос ворвался в мозг раскалённой иглой, нахлынули отчаяние и разочарование, а в памяти ещё оставались картинки той, другой жизни, в которой не было Карт, не было Рун, не было богов и их борьбы за власть нашими руками. Всего этого болезненного пафоса, от которого и попыталась в результате сбежать. Ну и ещё кое от чего…

— Рами, открывай глазки, ты вернулась, — мягкие, непривычно ласковые нотки, и моей щеки касается тёплая ладонь.

Я дёрнулась в попытке избежать прикосновения и всё-таки распахнула ясны очи. Мой взгляд встретился с тёмно-серыми глазами шефа, в которых плескалась искренняя забота и чуть-чуть сожаления. От этого стало вдвойне гадко, в горле встал ком. Нахлынули воспоминания прошлого, как меня бесила эта самая забота, и главное, не спрашивал ведь, нужна она мне или нет!!

— Зачем, Рад? — тихо спросила я, напряжённо замерев под тонкой простынёй.

— Глупый вопрос, Рамила, — он чуть улыбнулся. — Ты знаешь.

Императрица внутри встрепенулась, потянулась всей сущностью к Радимиру, чувствуя родственную энергию, но я стиснула зубы и сузила глаза. Это тебе нравится, но не мне! Меня никто не спрашивал, меня, а не Карту!

— Я не хотела возвращаться, ты знал! — процедила, воззвав к Магу, второй, ещё не вошедшей в силу сущности, и она откликнулась, плеснув в голову злостью и раздражением, смывая нафиг желание виновато шмыгнуть носом и попросить прощения за нехорошее поведение.

Ненавижу Третий Аркан! Хорошо, Маг уравновешивал, делая из меня вместо покорной тряпки упрямую стерву, особенно когда Карты начинали делить сознание, вытаскивая на поверхность все самые худшие черты.

— Вставай, одевайся, скоро совещание, — как ни в чём не бывало, отозвался Радимир и выпрямился.

— Отвернись, — огрызнулась я зло, сверля его мрачным взглядом.

— Рами…

— Отвернись, я сказала, — мой голос звучал напряжённо и ровно, я едва сдерживалась, чтобы не послать Рада матом.

Ничего не будет уже, как раньше, и он дурак, если не понимает этого. Я не откажусь от Мага, не стану покорной второй половинкой Императора. Как бы меня к этому не подталкивали. Все Карты — парные, и моя вторая сущность, Императрица, тянулась к нему, желая заботы, любви, внимания, но я — я, настоящая! — не хотела этого. А Радимир не слушал, шёл на поводу у своего Императора. И это бесило больше всего, он считал, что моя Карта сильнее меня…

Радимир молча встал, засунул руки в карманы и отошёл к дальней стене медблока — прямоугольное помещение, сплошь белого цвета, без окон, и только посередине на подставке — многолучевой кристалл. Единственное яркое пятно в стерильной белизне, он разбрасывал по стенам радужные блики. Молекулярный преобразователь, позволявший нам возвращаться целыми и невредимыми, если вдруг магия была бессильна на месте оказать помощь и привести в порядок тело. К горлу подкатила едкая горечь, как только вспомнила, как летела с крыши, и жуткий хруст ломающихся об асфальт костей.