Ох, господи… И когда успела так крепко влюбиться, спрашивается? Главное, не проговориться, а то сдам себя с потрохами, и так господа лорды много уже получили. С признаниями повременим, пожалуй. Пока я окончательно не уверюсь, что всё происходящее — не сон. Иногда посещала такая шальная мысль, несказанно пугавшая возможной правдивостью. Лор мягко отстранил, взял за руку и повёл из конюшен. Ничего не могу поделать, с некоторых пор мне постоянно хочется тоже прикасаться, смотреть, ловить взгляд — и одного, и второго, — улыбку, слушать голос… Непривычна такая зависимость, даже страшно немного. Хотя, именно к этому Морвейны плавно меня и подводили, к этой самой зависимости. Ладно, хватит думать об этом. Бросать меня никто не собирается. Надеюсь.

Мы действительно ехали ещё минут десять по широкой дороге, огибая пологий холм — собственно, за ним и располагались загоны с драконами. И да, я сразу увидела треугольные морды с коротенькими гребнями, видневшиеся над высокими каменными заборами высотой где-то в полтора человеческих роста. О-о-о… Крупные звверушки, ничего не скажешь. И глаза у них жёлтые-жёлтые, с вертикальным зрачком, и эти глаза смотрели прямо на нас с Лоресом. Внимательно, пристально. Я невольно поёжилась, крепче прижавшись к младшему лорду, радости от встречи с мифическими ящерицами поубавилось.

— Не бойся, они не причинят вреда человеку, — вполголоса успокоил Лор, обняв одной рукой. — Знают, что нельзя. В них ментально заложен приказ не трогать людей. Как только драконята вылупляются из яиц, с ними сразу дрессировщик работать начинает.

— А почему они не улетают? — поинтересовалась я, тревога чуть улеглась, однако совсем не ушла.

— Зачем? — мой собеседник пожал плечами. — Их тут кормят, поят, чистят, выгуливают, играют с ними, не охотятся на них ради чешуи и крови. В Арнедилии вообще запрещено трогать драконов, даже диких — они в горах обитают в основном, — а вот в некоторых соседних странах их ловят маги, ради редких составляющих зелий. У нас даже покупать компоненты, основанные на драконьих частях, запрещено, и за этим строго следят на границе. Те драконы, которые тут живут, даже и не знают, что есть другая жизнь кроме такой. Они не знают, что такое воля, и не стремятся к ней. Хотя, над загонами на всякий случай поставлены воздушные щиты, — с улыбкой добавил Лорес.

Такое вот домашнее животное, ага. Только величиной с двухэтажный особняк и зубами в мою руку длиной. Хотя Лор прав, во взглядах рептилий, когда мы уже ехали между заборов, никакой агрессии я не заметила, только любопытство. И раз их ещё и щит охраняет, тогда можно вообще не дёргаться.

— На юг на них полетим, — сообщил Лорес, чем снова вызвал прилив детской радости.

Скорее бы! Мы подъехали к центральному зданию, спешились и вошли. Нас тут же встретил управляющий драконьей фермой, конечно, узнал одного из владельцев животных и повёл к нужному загону. Вход туда находился внутри здания, и когда перед нами распахнули крепкую деревянную дверь в небольшой коридор, я немного оробела. Лорес молча чуть сжал мою ладонь и потянул за собой. Ладно. Наверное, это действительно неопасно. Через ещё одну дверь мы вышли на круглую каменную площадку, возвышавшуюся над землёй и огороженную коваными перилами. И… оказались в вольере с двумя ящерицами. Одна, иссиня-чёрного цвета, лежала в углу, свернувшись клубочком, и дремала, прикрыв глаза кожистыми веками. Вторая, с чешуёй посветлее, сапфирового отлива, шумно отфыркиваясь, плескалась в бассейне. Едва завидев нас, зверюга встрепенулась, вылезла и почапала к нам, встряхиваясь и кося любопытным взглядом.

— Их кормили полчаса назад, милорд, так что сытые, — пояснил управляющий и отступил к двери, оставив нас наедине с драконом.

Ну, что могу сказать. Действительно, большая чешуйчатая ящерица с гибким шипастым хвостом и кожистыми крыльями. Морда устрашающая на первый взгляд, из-за наростов и гребня, да и клыки тоже внушительные. Но когда это чудовище остановилось около нашей площадки и осторожно потянулось к ладони Лореса, которую он выставил над оградой, обнюхало её и вдруг задрало голову, зажмурившись, я пришла в недоумение. Чего это он?.. А мой лорд, посмеиваясь, чуть наклонился и осторожно провёл пальцами под челюстью рептилии, пояснив:

— Там чешуи практически нет, или она очень тонкая, и кожа нежная, а самим драконам не почесать, когти на лапах разодрать могут. Вот и просят хозяев или работников ферм.

Ой, боже ты мой, дракошка зажмурился крепче, плюхнулся на пузо, задрав голову почти вертикально, и я с нарастающим изумлением услышала мелодичную трель, так не вязавшуюся с чешуйчатой громадиной.

— Он… мурлычет?! — почему-то шёпотом недоверчиво переспросила я, глядя, как Лорес чешет подбородок дракону.

— Ему нравится, — Лорес поймал мою руку и подвёл ближе. — Попробуй.

Э-э-э… Но рука уже сама потянулась к морде, и я с замирающим от страха и восторга сердцем коснулась тёплой, действительно тонкой и нежной кожицы под челюстью. Мурлыканье стало громче, отдалённо похожее на звучание струн арфы, только пониже тембром. Я поняла, что хочу кошку, если они тут водятся. Дракошка внезапно всколыхнул смутную тоску по тёплому пушистому комочку, который можно подержать на руках, потискать, почесать за ушком, и для этого не надо никуда ехать. А ящерица, видимо от избытка эмоций, курлыкнула особенно громко и из пасти высунулся длинный красный язык. Раздвоенный. Я от неожиданности ойкнула и отдёрнула руку, и услышала негромкий смех Лореса. Тут же его руки обвились вокруг талии, он притянул спиной к себе, пока я наблюдала, как получивший порцию ласки дракон уползает обратно в бассейн.

— Ну как, впечатлений хватает? — шепнул Лор, легко коснувшись губами шеи.

Я только заторможенно кивнула. Действительно, хватает. Как вышли обратно к лошади, не помню. Перед глазами стояли туши ящериц, и в голове билась испуганно-радостная мысль: неужели я и вправду видела настоящих драконов?! И даже трогала?! Вот уж в самом деле, никакого зоопарка не надо. На обратном пути озвучила очередную просьбу, без всяких запинок — просить теперь стало гораздо легче, чем раньше, зная, что к моим просьбам отнесутся серьёзно.

— Лор, а как тут с домашними животными? — решила сначала в общем узнать обстановку.

— Тебя какие конкретно интересуют? — сразу понял, к чему клоню, Лорес. — Кроме кошек и собак разнообразных пород — думаю, они тебе знакомы, — ещё есть всякие необычные зверушки. Можем завтра после работы, перед конюшнями, зайти, посмотреть…

— Кошки, — перебила я его и вспомнила о своей давней несбыточной мечте. — Хочу большую пушистую кошку.

Да-а-а, мэйн-кун, красавица рысь домашняя. Помню, как обливалась слюнями, лазая по интернету и разглядывая фотки, и размеры совершенно не пугали. Только вот в моей однокомнатной квартирке такому лосю, конечно, не разгуляться. Но такие красавцы! Если тут есть что-то подобное, всё, меня из этого мира точно за уши не вытащишь.

— Хорошо, завтра пойдём смотреть тебе кошку, — посмеиваясь, ответил Лорес.

Вот оно, счастье. У меня будет кошка! Всю дорогу до дома я тихо улыбалась, и даже то, что на Мангерн мягко опускался золотистый вечер, а значит, до момента, когда я останусь одна в спальне с двумя мужчинами, остаётся не так много времени, пока сознание не трогало. Я полностью погрузилась в мечты о пушистом чуде, которое совсем скоро будет моим… Дома однако пришлось вернуться в реальность и заняться насущными делами: привезли часть купленных вчера нарядов, и остро встал вопрос о шкафе, ну или уж гардеробной, судя по количеству коробок в гостиной. Эрсанн ещё не приехал, к некоторому моему разочарованию — за несколько часов я соскучилась. Спросила Лореса про то, куда упихивать всё это добро, и получила ответ, что в моей уже теперь бывшей спальне, как раз за шкафом, дверь в гардеробную. Поскольку она давно не использовалась по прямому назначению, комнату просто закрыли и заменили обычным шкафом. О, как. Ладно, значит, переодеваться мне всё-таки придётся отдельно, ну и хорошо. А то подозреваю, в компании Морвейнов спокойно одеться точно не светит.

В общем, до прихода Эрсанна и ужина время пролетело незаметно: мы с Лоресом и Хлоей занимались перестановкой бывшей спальни. Вопрос громоздкой кровати младший лорд решил просто и действенно: попросил горничных убрать бельё и перину, оставив только деревянный каркас, и… одним касанием превратил его в труху, которую бесшумно и почти бездымно сжёг в камине. Да, маг — человек в хозяйстве чрезвычайно полезный, особенно при ремонте. Шкаф тоже освободили и унесли в кладовую на первом этаже, гардеробную горничные быстро привели в порядок, и дальше мы с Хлоей занимались развешиванием и раскладыванием — Лорес пошёл в кабинет, его ждали домашние дела. Конечно, экономка заметила кольцо, выразила бурный восторг по поводу того, что я стану следующей леди Морвейн — уф, услышав свой будущий титул вживую, а не в мыслях, отчаянно покраснела и смутилась, и на несколько мгновений снова посетил страх: а ну как сплю?! Но платья в руках настоящие, комната тоже, и весёлый щебет Хлои — не бред сонного подсознания. Разбор вещей и заполнение гардеробной отняли у нас часа два точно, и когда я обратила внимание на окна, в них уже вливался золотисто-оранжевый закатный свет.