Я фыркнула, пытаясь сдержать смех — до того обескураженное лицо было у Эрис, подавилась куском, закашлялась, и на несколько минут все отвлеклись на меня.

— Ладно, ладно, я ещё припомню, — буркнула леди и подвинула чашку. — Кто у нас выходит главный подозреваемый? На той охоте и Эрфрод был вроде, и Илеро.

Ага, брат и дядя короля. Ближайшие старшие родственники. Ну, логично, что кто-то из них. Вопрос в том, кто. И братишка вон тоже, свою какую-то протеже пихает, как назло, чтобы запутать нас сильнее!

— Что за барышня, пап? Ну, та, за которую Эрфрод просит? — поинтересовался Лорес, прищурившись.

— Некая Алора Уитфинн, про семью ничего сказать пока не могу, не знаю я их, но сам понимаешь, раз его величество сказал, значит, леди без грязных пятен, — Эрсанн побарабанил пальцами по столу. — Но мне вот это совпадение не нравится, будто кто-то следы заметает, — протянул он. — Как бы не наш папенька двойняшек. Что интересно, так это насколько глубоко всё зашло. Ведь мало убрать королевскую семью, надо ещё власть удержать, а значит, на ключевых постах должны стоять свои люди. Не знаю, как с советниками, это надо с главой СБ поговорить, но вот главы департаментов не менялись последние лет двадцать точно, большинство из них, — Эрсанн помолчал. — И все они преданы нашему королю. Или умело притворяются… — чуть тише добавил он.

— А давайте о делах завтра, а? — Эрис вздохнула, жалобно посмотрела сначала на Эрсанна, потом на Лореса. — У меня голова пухнет от всех этих заговоров и фрейлин, от имён в глазах рябит.

— Поддерживаю, — кивнул Лорес. — Эрис, ты как, покидаешь нас или ещё задержишься?

— Что, уже выгоняешь? — ехидно отозвалась леди и в несколько глотков выпила оставшийся чай. — Какой ты невежливый хозяин, Лор! F! Меня целых три недели не было в Мангерне, пока по домашним делам да в командировке была, я соскучилась по нашим посиделкам!

Ага, вот почему Эрис стала приходить только с того вечера, её просто в городе не было. Лор весело усмехнулся в ответ.

— И ничего не выгоняю, — проворчал он. — Не хочу, чтобы твоя дражайшая мама заявилась к нам в гости, отлавливать блудную дочь.

— Ты о том случае, когда я пропустила семейный обед с представлением очередного жениха? — со смешком ответила леди Солерн. — Не переживай, мама получила внушение и теперь не рискнёт появиться тут без предупреждения.

— Ладно, ну что, тогда наверх? Эрис, ты как насчёт Трёх королей? — Эрсанн встал. — Давно не играли, мм?

Вот и славно, а я повышиваю. Ну и, потихоньку записи обновлю, пока остальные отдыхают. Это им о делах надоело говорить, а мне требуется уложить всё в голове. Кстати, Эрсанн прав насчёт ключевых постов, если готовится переворот, значит, или верные люди куплены, или их шантажом заставят, ну или… или начнут потихоньку убирать и ставить своих. Вот ещё бы понять, действительно, кто из двух, дядя или брат? Потому что остальные родственники вряд ли рискнут затеять такую серьёзную игру. Да ещё и заделав детей пусть и дальней, но всё же представительнице древней династии. Чтобы, так сказать, уж наверняка. Не удивлюсь, если детки воспитывались в соответствующем ключе, слыша сказки о своём величии и чистоте крови с самого детства. Ну и о том, что нынешний король занимает трон незаслуженно, убив всю родню близняшек. И что ему надо отомстить тем же. Ох… И ведь вторая — девочка, неизвестно, что из неё выросло при таком воспитании. Хотя, девочку скорее всего выдадут выгодно замуж, парнишку посадят на трон, а папочка будет направлять сыночка в государственных делах, став серым кардиналом.

Размышляя обо всём этом, я поднялась вместе со всеми на второй этаж, в гостиную. Привычно устроилась за рамкой, и кстати там же, на подоконнике, так и лежали мои записки и чернильный прибор. Пока Морвейны и гостья готовили всё к игре, я успела записать про версию с использованием Сигирин в качестве инкубатора, дополнила подозреваемыми — братом и дядей, — и внесла заметку о двух фрейлинах, протеже этих лордов. Ну, строго говоря, не совсем их, первый продвигал дочь своего друга, а второй — у второго вообще дочь просила за дочку своей подруги. Но суть остаётся той же. Ведь зачем-то список понадобился. Эх, хорошо думается за вышивкой, однако, руки работают, голова свободная. Поймала себя на мысли, что да, кошки не хватает. Чтобы она на коленях клубочком свернулась и мурлыкала… Ум-м-м. Завтра мне обещали повести, смотреть местных пушистиков, ура! Возможно, к вечеру я уже буду счастливой обладательницей какой-нибудь полосатой мурки — обязательно кошку хочу. К девочкам душа лежит больше. Морвейны и Эрис негромко обсуждали каких-то своих знакомых, попутно комментируя игру, на меня почти не обращали внимания, но всё равно на душе царило умиротворение и спокойствие.

А ещё, время от времени лица будто касался тёплый ветерок, шевеля пряди около лица, и я, даже не глядя на лордов, знала, что это их рук дело. Ну и неизменный огонёк над рамой, когда стемнело так, что света ламп и свеч не хватало для вышивки. Кстати, появление светлячка заставило вынырнуть из ленивого течения мыслей и обратить внимание, что уже действительно довольно поздно, партия на доске практически доиграна, судя по малому количеству фигур, и…. И. Предстоящий вечер и ночь, одна спальня… Мамочки. Разом проснулись и смущение, и нервозность, и всякие страхи, и неуверенность. Вдоль позвоночника скатились колкие мурашки, ладони стали влажными. Так, кажется, кое-кому пора удалиться и принять расслабляющую ванну, Яночка, опять начинаешь дёргаться по поводам, по которым не стоит. Понятно, что одно дело — мечтать, тем более, когда все тормоза сорваны и барьеры разрушены всепоглощающей страстью. И совсем другое — первые минуты, когда расслабиться очень тяжело и мешает куча ненужных мыслей в голове. Вот поэтому мы сейчас встаём и тихо уходим.

Я воткнула иголку в ткань, разгладила получавшийся рисунок — красивый букет в вазе, — и встала. Сердце скакнуло к горлу, провалилось в желудок, заметалось по грудной клетке, мешая дышать, но мне удалось сохранить спокойное лицо. Конечно, на меня тут же посмотрели.

— Ян? — тихо позвал Лорес.

Смотреть на него не стала, рассеянно разглядывая доску с оставшимися фигурами.

— Пойду, приму ванну, — как можно естественнее ответила я и запоздало спохватилась — может, о таком неприлично говорить?

Может, водные процедуры тут сугубо интимное дело? Но с другой стороны, Эрис вроде своя…

— Хорошо, — так же невозмутимо ответил Лорес и добавил. — Мы позже подойдём.

А-а-а!.. Спалил чёрт возьми всю малину! Да, конечно, леди Солерн наверняка догадывается о наших отношениях, даже скорее всего уверена, но… так прямо заявлять… Ох, долго я буду привыкать, что тут это в принципе нормально, здешнее общество не страдает излишней стеснительностью, и к тому, что Эрис можно не смущаться. Несмотря на то, что желание убежать стало почти непреодолимым, я сначала присела в вежливом реверансе и попрощалась с гостьей.

— Доброго вечера.

— Да, до завтра, Яна, — рассеянно отозвалась она, изучая ситуацию на доске.

Судя по расстановке, ей грозил проигрыш. Я направилась к выходу, мысли свернули в уже почти привычное русло: что надеть, и надевать ли вообще что-то?! В смысле, обойтись халатом или всё же примерить ещё что-нибудь из купленного? Эм-м-м, о чём это мы думаем, Яночка, и как быстро стеснение спряталось в дальний угол. Вышла в коридор, аккуратно прикрыла за собой дверь и глубоко, неровно вздохнула. Ох, да больше ни о чём не думается, от предстоящей ночи бросает то в жар, то в холод, и я никак не могу понять, стоит ли давать волю прежним страхам и сомнениям, попробовать попросить сегодня просто… Ну, просто вместе поспать, чтобы я привыкла постепенно. Или стиснуть зубы и грудью, так сказать, на амбразуры. Ведь осталось переступить последнюю черту и всё, о прошлых страхах и комплексах можно забыть. Ох, знала бы я, как жестоко ошибаюсь! Что фантазия Морвейнов в плане пикантных развлечений даст сто очков вперёд моим скромным попыткам развлечь себя в спальне по ночам. Но в тот момент, готовя ванну, я всего лишь грустно размышляла над тем, что никто не даст мне залезть обратно в раковину. То есть, всё будет сегодня. Как бы я не отнекивалась, и какие бы отговорки не придумывала. Итак, у меня есть около часа, думаю: пока закончат, пока проводят Эрис, пока… сами приготовятся, может…

Самостоятельно снять платье удалось — я сейчас никого не хотела видеть, ни с кем разговаривать. Да и у Хлои наверняка дела имелись, она и так несколько часов провела со мной, помогая раскладывать вещи. Погрузившись в горячую воду, я прикрыла глаза и замерла, постаравшись очистить сознание и попытаться достигнуть если не нирваны или познать мистический дзен, то хотя бы просто успокоиться и ни о чём не думать. Вспомнила те моменты, что мы уже проводили втроём, и хотя щёки пылали факелами, воскресила ощущения, эмоции, желания, упорно не поддаваясь смущению, затопившему сознание жаркой волной. Да, Яна, да, было, и тебе нравилось. Более того, теперь ты знаешь, как это, когда до конца, а не просто шаловливые прикосновения и поцелуи. И ведь, помнится, даже связанные руки тебя не остановили, наоборот, добавили богатства ощущениям и яркости переживаниям. Не говоря уже о не совсем стандартном сексе — от картинок, промелькнувших перед глазами, во рту моментально стало сухо и мышцы приглашающе сжались. Оу. Чёрт. Да-а-а, сладко было, очень, до пресловутых звёздочек в глазах и полной отключки тормозов. Ну вот, дорогая, а теперь Морвейнов будет сразу двое, а не по отдельности, только и всего. И не надо мне говорить про то, что стесняешься, если на тебя кто-то смотреть будет. Смотрели, и не раз, и, помнится, ты двойной кайф ловила от этого — и от своего смущения и от того, что тебе нравятся такие расклады. Давай перестанем уже врать себе, Ян. Морвейны достаточно занимались психотерапией и уговорами, не надо превращать и этот вечер в очередной сеанс анализа твоих тараканов и их истоков. Хватит.