Загрузка...

Роберт Сальваторе
Архимаг

Пролог

Изображение к книге Архимаг

С каждым выдохом неуклюжий демон изрыгал пламя. Его когтистые лапы подергивались, словно желая схватить большой огненный бич, петлей свернувшийся на бедре монстра. Это был Бейлор, самый могущественный в своем роде, массивный и мощный, с большими кожистыми крыльями, горящим хлыстом, мечом молний и тонким пониманием тактик ведения боя. Демоны, похожие на него видом или формой чаще были известны как генералы Абисса. Князья демонов использовали их, как полководцев собственных армий в нескончаемых воинах, которыми был полон этот дымный и мрачный план.

Сейчас вся природа демона говорила ему взять бич, но существо не смело этого сделать. Создание, стоявшее перед ним, было наполовину пауком, наполовину прекрасной дроу. И оно пришло сюда не затем, чтобы просить его стать генералом.

Цели создания, казалось, были очень далеки от этого.

- Хочешь ударить меня? - поинтересовалась Паучья Королева. Восемь паучьих ног застучали по камням, когда она двинулась вокруг существа. За её спиной лежали тела меньших демонов - маны были разорваны, балгуры превратились в бесформенные кучи мяса. Демоны теней высасывали их жизненную энергию, которая струилась, словно дымящиеся облака беспросветной тьмы.

- Зачем ты пришла, Ллос? - спросил Бейлор. - Зачем уничтожила моих подданных? Я не воюю ни с тобой, ни с кем-либо другим. И сейчас я даже никому не служу.

Паучья Королева развернула свое тело дроу, чтобы осмотреть бойню, учиненную ею.

- Мне, наверное, было скучно, - ответила она небрежно. - Не важно.

Бейлор тихо зарычал, но не растерялся. Он знал, что происходящее - все происходящее - это нечто большее, более опасное. Последнее время Ллос часто была в компании бейлора Эррту, а Эррту был самым значительным его конкурентом.

- Ты не ответил на мой вопрос, - заметила Ллос. - Ты хочешь ударить меня?

Бейлор не мог скрыть жадного подергивания своих когтистых лап. За многие века он успел побывать на службе у всех князей демонов, но Ллос была его самой не любимой хозяйкой. Это существо было чем-то большим, чем все остальные владыки Бездны. Богиня, которая опиралась на молитвы и верность какой-то там жалкой смертной расы на Первом Материальном Плане. На существ, которых бейлор использовал, как… еду. Глаза Ллос, паучьи или дроу - или любого другого существа, форму которого она решит принять - смотрели не сюда, в Абисс, а куда-то в другое место. Туда же, где лежали её амбиции.

- Сделай это, - дразнила Ллос.

С губ бейлора сорвался новый рык. О, как он хотел удовлетворить эту просьбу.

- Ой, но ты же не можешь, - продолжала Ллос. - Потому что я могу растоптать тебя одним словом, или сделать из тебя что-нибудь еще, что-нибудь еще ничтожнее.

Ноздри демона вспыхнули, выпуская пламя. Разумеется, она не блефует. Она была королевой демонов, и тут, на этом плане, в Абиссе, её власть над такими созданиями, как бейлор была абсолютной. На другом плане демон, возможно, смог бы хлестнуть её - и как это было бы здорово! - но в Абиссе - нет.

- Я не стану уничтожать тебя, - пообещала Ллос. - Не стану мучить тебя. Мне просто интересно, огненный зверь. Я долгое время задаюсь вопросами на счет твоего хлыста. На сколько резким будет пламя? Оно может расплавить кожу мана, но что на счет тела богини? Я не боюсь твоего огня, бейлор.

Демон не двинулся.

- Я не стану уничтожать тебя, - категорически заявила Ллос. - Ты пользуешься покровительством Бафомета и Костчтче. И как бы сильно я не мечтала насладиться зрелищем того, как могучий бейлор превращается в бесполезное ничто, ты не можешь не осознавать, к чему способен привести такой поступок.

Слова демоницы крутились в голове бейлора. Бафомет действительно использовал его в последнее время, для командования своими легионами. И Принц Ярости, Костчтче, первым делом всегда звал бейлора. Но что это значит? Почему Ллос вообще находится здесь, в его замке?

- Я не принимал участия в провале Тиамат, - сказал ей демон, думая, не может ли именно это стать причиной визита паучихи. Ходили слухи, что Ллос пыталась помочь подданным великой катастрофы, Тиамат, с возрождением её замка и тела на Первом Материальном Плане. Это стоило огромных усилий драконам с того самого плана, которые, как говорили слухи, потерпели впечатляющую неудачу. - Я был бы рад избавиться от ведьмы.

- Я ни в чем тебя не обвиняла, - хитро сказала Ллос.

- Тогда зачем? - взревел расстроенный бейлор. Огонь, словно слюна, вылетел из его огромной пасти. - Почему ты здесь, Демоническая Паучья Королева? Зачем ты дразнишь меня?

- Когда это бейлор не видел разницы между вызовом и поддразниванием?

- Вызов? Или подстрекательство - чтобы найти оправдание расправе!

- Ударь меня!

- Нет!

- Тогда я тебя уничтожу! - глаза Ллос вспыхнули зловещим обещанием.

Прежде, чем демон успел осознать свое движение, его рука схватила меч, с кончика которого сорвалась молния. Бич бейлор зажал в другой руке, распрямляя его в воздухе лентой живого огня.

Ллос встала на дыбы, отрывая четыре передние лапы от каменного пола и размахивая ими в воздухе. Её руки взмыли высоко вверх. Гримаса свирепости исказила лицо богини. Рот паучихи широко раскрылся в громком шипении.

Бейлор поднял руку с плетью, огненная полоса взметнулась высоко над его плечом. Он чувствовал себя так, словно только что окунул эту руку в воду. Что-то схватило её и замедлило.

Сквозь вечную серную дымку Абисса прорвался новый запах. Раздалось резкое, обжигающее шипение. Бейлору не нужно было оборачиваться, чтобы понять - начался пожар. Издав непокорный рев, зверь высвободил руку и послал свой бич вперед, ударяя Ллос.

Её лапы заблокировали выпад, огненный хлыст врезался в её шкуру, жестоко разрывая и рассекая плоть. Но крик Паучьей Королевы был полон скорее радости, нежели боли. Или чего-то среднего.

И она ответила. С каждого пальца дроу сорвалась молния, четыре лапы паука обрушились на бейлора.

Демон понял, что было и еще кое-что. Воздух вокруг него наполнился плавающей паутиной, паутиной Ллос, и каждая нить, казалось, несла на себе хищного и кусачего паука.

Кнут щелкнул снова. Бейлор сделал выпад мечом, клинок вылетел вперед, посылая мощный разряд молнии. Под его силой Ллос вынуждена была попятиться.

Но паучиха не отступила. Разряд за разрядом слетал с её пальцев, ударяя бейлора. Глаза Ллос вспыхнули огнем, и богиня плюнула кислотой и ядом, заливая ими всего демона.

Он снова отвел руку с бичом. На этот раз паутина оплела его сильнее, когда по команде Ллос серая стена двинулась вперед, полностью окутывая демона. Он раскрыл крылья, пытаясь вырваться, но ничего не вышло. Стена паутины почти окружила его, и миллионы пауков спрыгнули вниз, вгрызаясь в плоть бейлора.

Он снова сделал выпад мечом, вонзая его в тело Ллос, но та опять вскрикнула в экстазе. Демон попытался вырвать лезвие, но не смог.

Он посмотрел вниз, чтобы увидеть Паучью Королеву, державшую в руке лезвие.

Держащую лезвие!

Отчаявшись, он послал вперед новый разряд молнии, возможно, самый сильный, который когда-либо применял. Он увидел, как молния пронзила руку Ллос, увидел, как та отлетает от клинка. Глубокая рана, нанесенная лезвием зияла на руке. Но Ллос впитала разряд, приняла его полностью. И из её свободной руки вырвалась новая молния. Казалось, что та принадлежит богине и бейлору одновременно. Разряд ударил в демона и отбросил его назад.

Бейлор вывернул свой меч. Теперь он услышал крик боли, когда рука Ллос потянулась за клинком. Но все удовольствие, которое принес ему этот звук, оказалось недолговечным, так как вскоре он почувствовал позади себя ватную мягкость. Стена паутины только сильнее обмоталась вокруг него.

Бейлор с ненавистью посмотрел на Ллос, на её улыбку, сияющую на лице даже не смотря на то, что паучиха держала руку, истекающую кровью и заканчивающуюся разорванной беспалой культей.

Она снова плюнула на него. Ядовитая слюна демоницы покрыла бейлора, сжигая его плоть. Она приказала своей паутине окончательно завернуть в себя демона. Миллионы её пауков охотно выпустили свои нити, удваивая усилия, чтобы укусить его.

Кнут бейлора свистнул и столкнулся с пустотой. Демон был слишком плотно оплетен паутиной и пауками.

Всякое чувство равновесия оставило бейлора. Он не мог двигаться, не мог чувствовать ничего, кроме яда Ллос и крошечных укусов её бесконечных подданных.

И он знал о самом коварном свойстве этого яда. Он вызывал путаницу сознания, безжалостное головокружение, мешавшее любым попыткам защититься магией или бежать, словно жертва находилась в сфере неуязвимости.