В. В. Кованов
ХИРУРГИЯ БЕЗ ЧУДЕС
ОЧЕРКИ, ВОСПОМИНАНИЯ


Изображение к книге Хирургия без чудес: Очерки, воспоминания

Предисловие

Хирургия без чудес. Так назвал я книгу, повествующую об основных вехах длительного и тернистого пути хирургии от ремесла до крупнейших высот науки в условиях научно–технического прогресса.

Как врач–эксперименгатор, считаю своим долгом рассказать о поистине безграничных возможностях, которые открывает современный уровень развития науки и техники для совершенствования самой гуманной службы на земле — службы здоровья человека. Однако возможности эти могут стать реальностью лишь в условиях мира и тесного делового сотрудничества ученых всех стран — чем шире фронт наступления на болезни, тем вернее и быстрее придет победа над ними.

Медицина как наука никогда не была ограничена интересами какой–либо одной страны. С давних пор медики коллективно решали сложнейшие проблемы борьбы с болезнями, поддерживали друг друга, делились успехами. Человечество высоко ценило таких выдающихся ученых, как француз Л. Пастер, англичанин А. Флеминг, немец Р. Кох, американец У. Кеннон, русский И. П. Павлов. Они обогати ли науку замечательными открытиями, послужившими на благо всех народов.

В наше время хирургическая операция представляет собой очень сложный акт, для осуществления которого нужны усилия различных специалистов. В серьезных операциях на сердце или легких кроме хирургов, например, участвуют анестезиолог, не только обеспечивающий обезболивание, но и управляющий дыханием, специалисты по искусственному кровообращению, а также по регистрации электрофизиологических и биохимических изменений, происходящих в организме.

Благодаря ученым многих стран достигнуты замечательные успехи в хирургическом лечении заболеваний головного мозга, желудочно–кишечного тракта, костно–мышечного аппарата и, наконец, в самой трудной и сложной области — хирургии сердца и кровеносных сосудов. Большие перспективы в развитии этого раздела хирургии открываются в связи с внедрением в практику метода гипотермии (снижение температуры тела) и аппаратов искусственного кровообращения и дыхания.

Применение искусственного кровообращения делает возможным хирургическое лечение почти всех видов врожденных и приобретенных пороков сердца. Методы «слепых» пальцевых и инструментальных внутрисердечных манипуляций успешно дополняются операциями на открытом сердце. Хирурги стремятся осуществить не только рассечение и иссечение измененных тканей сердца, но и реконструкцию его клапанного аппарата и аорты с полным устранением сложных, комбинированных врожденных и приобретенных пороков сердца.

При пластике аорты и крупных сосудов сразу после операции хорошо приживаются и нормально функционируют синтетические протезы (из лавсана, дакрона, тефлона и нейлона). Но, к сожалению, в дальнейшем развиваются дистрофия и гиалиноз (перерождение) вновь образованного внутреннего слоя, что приводит к закупорке просвета протеза. В стенке самого протеза также происходят преобразования: меняется ее молекулярная структура, стенка как бы изнашивается, стареет. Кроме того, синтетические протезы мелких артерий и вен часто осложняются тромбозом.

Можно ли создать такой протез, который совместил бы положительные качества биологических и синтетических трансплантатов? Этот вопрос занимал многих хирургов–экспериментаторов.

В основу поисков была положена идея создания полубиологического протеза, который должен состоять из нерастворимого синтетического каркаса и растворимого биологического компонента. Были проведены многочисленные эксперименты, в результате которых удалось найти необходимую конструкцию протеза и подобрать биологический материал — коллаген, обладающий минимальной по сравнению с другими тканями антигенной активностью.

Любая операция, связанная с удалением жизненно важного органа или даже его части, не может считаться наилучшим способом лечения заболевания, поскольку она приводит к снижению сил и работоспособности человека, а нередко делает его инвалидом. Поэтому медики издавна старались найти способ, позволяющий пересадить человеку новый орган или ткань взамен пострадавших.

Сейчас советские ученые–медики разработали несколько оригинальных моделей пересадки жизненно важных органов. К ним относится пересадка сердца, почек, легких, тонкой кишки, аутопересадка конечностей, желез внутренней секреции и т. д. После детальных исследований на животных определились возможности осуществления операций по пересадке у человека. Они делаются как у нас в стране, так и за рубежом.

Совершенствование методов операций с использованием гипотермин и искусственного кровообращения позволяет по–новому подойти к вопросу аутопересадки органов. До настоящего времени практическая значимость подобных операций была относительно невелика. Между тем изолированная перфузия (промывание) органов и лечение современными хнмнотерапевтическимн препаратами злокачественных новообразований открывают новые горизонты в проблеме аутопересадки.

Современная хирургия располагает мощными средствами борьбы с инфекцией в ране, потерей крови, операционным шоком, и это позволяет более широко осуществлять пересадку органов. Уже настало время широко проводить подобные операции в клинике. В нашей стране по инициативе академика Б. В. Петровского созданы центры микрохирургии, где опытные хирурги под микроскопом соединяют тончайшего диаметра сосуды и добиваются приживления возвращенных на место конечностей, кисти, пальцев.

Новые возможности для пересадок органов и других тканей открыло использование трупной крови. Как показали многотысячные переливания трупной крови, выполненные в Институте имени Н. В. Склнфосовского, кровь скоропостижно скончавшихся людей сохраняется «живой» в течение нескольких дней и даже недель. Переливание этой крови — первый этап в осуществлении идеи гомопластики от трупов.

С биологической точки зрения переливание крови есть не что иное, как пересадка живой ткани от одного организма другому. И следовательно, в какой–то мере это поможет в решении вопросов биологической несовместимости, возникающей при пересадке органов и тканей.

Ученые ищут пути преодоления несовместимости тканей. Эта проблема в настоящее время является наиболее актуальной. Именно она обуславливает возможность осуществления успешных операций по пересадке органов.

Причиной «конфликта» между пересаженным органом и его новым хозяином является антигенная (белковая) специфичность тканей.

В исследованиях по преодолению тканевой несовместимости наметилось несколько направлений, в разработке которых участвуют биологи, фармакологи, биохимики, иммунологи, радиологи и представители других специальностей. Задача их одна — препятствовать образованию антител в ответ на внедрение в организм чужого белка. С помощью различных препаратов в последние годы удалось добиться более длительного приживления ряда органов, и прежде всего почек. Но ученым — химикам и фармакологам — предстоит еще многое сделать по совершенствованию и созданию новых химиотерапевтических препаратов, обладающих минимальной токсичностью и высокой эффективностью действия.

Перечень затрагиваемых вопросов в предисловии далеко не исчерпывает успехов, достигнутых в различных разделах хирургии, особенно в советский период.

Моя задача состоит в том, чтобы рассказать об отдельных проблемах хирургии в нашей стране и познакомить с историей хирургии, начиная с древних времен.

Выражаю благодарность своим ученикам Арутюновой В. А., Биленко М. В., Голубевой Н. П., Панкратовой С. В., Развадовскому В Д., Тельпухову В. И. за подготовку некоторых материалов для настоящей книги.

ИСТОКИ СОВРЕМЕННОЙ ХИРУРГИИ

НАЧИНАЯ С ПРЕДКОВ…

Хирургия занимает почетное место среди многих других специальностей медицины. Врачи–хирурги издавна пользуются особым доверием и расположением. Их деятельность окружена ореолом святости и геройства. Имена искусных хирургов передаются из поколения в поколение. Так было. Так есть и сегодня.

Ежедневно тысячи больных ложатся на операционный стол. Их усыпляют на короткий срок, необходимый для того, чтобы сделать операцию на пострадавшем органе и тем самым спасти жизнь. Нож хирурга способен проникнуть в самые отдаленные участки тела, осуществить необходимые вмешательства на жизненно важных органах без опасности для жизни больного.