Василий Каталкин

Аксиома счастья

Пролог

Не торопись признавать считать себя счастливым, всё может измениться в один миг.

Элодора была на седьмом небе от счастья. Как всё-таки хорошо в лесу, какой чистый воздух, тонкий аромат трав, простор и ласковый нежный ветерок. В такие минуты ей казалось, что она начинает понимать, как выглядит Рай. Ей так хотелось скинуть туфли и прямо босиком пробежаться по траве, а потом упасть среди высоких деревьев на лесной ковёр и смотреть сквозь их кроны на вечно плывущие в небесной вышине причудливые фигуры облаков. Вспомнилось детство, когда именно так она и поступала, несмотря на укоризненные взгляды многочисленных нянек, потом правда приходилось выслушивать длительные нотации матушки, но это было ничто по сравнению с тем блаженством. Элодора разочаровано вздохнула и покосилась на свою свиту, степенные дамы, деловитые служанки, суровые лица озабоченной службой охраны, разве поймут они её чувства? Вряд ли. Скорее сделают вид, что ничего не замечают, а уже на следующий день вся столица будет обсуждать чудачество королевы.

— Ваше Величество, приехал отец Фениан, — доложила первая дама, пытаясь спрятаться от выглянувшего из-за облаков солнца.

— Да, конечно, я уже его жду, — кивнула Элодора, подставляя своё лицо солнечному свету. В отличие от великосветских модниц, она совсем не заботилась о белизне лица, считая, что лёгкий загар придаёт женщине некий шарм, тем более, принятие солнечных ванн настойчиво рекомендовал дворцовый лекарь.

Хранитель веры не заставил долго ожидать своего появления, и уже через минуту предстал перед взором королевы. И всё-таки неисповедимы пути господни, подумать только, своего верного слугу он наградил таким множеством несомненных достоинств, что Фениана в пору можно было считать баловнем судьбы. Огромный рост, крепкое тело при котором даже просторная ряса не могла полностью скрыть рельеф мышц античного героя, мужественное лицо абсолютно не вязавшееся со статусом духовного наставника королевской семьи и при этом наличие немалого ума. Однако именно на примере святого отца Элодора убедилась в справедливости утверждения о том, что ничего не даётся даром, казалось бы, человеку несказанно радостно улыбнулась судьба, что ещё надо для счастливой жизни? Но оказывается надо. Насколько крепкое тело получил при рождении этот человек, настолько же слабая и ранимая душа досталась ему в довершение, поэтому у него просто не могло быть иного пути кроме как прийти в обитель господа.

— Доброго дня, Ваше Величество, — приветствовал Элодору святой отец, — Вижу, вы не следуете последним веяниям моды, и я рад этому, потому что иногда бледный вид некоторых светских дам, пугает меня. Сразу возникают мысли о живых мертвецах.

Королева улыбнулась:

— Фениан, мне начинает казаться, что Вы не служите господу. Упоминание об оживших мертвецах противоречит нашим верованиям.

— Нет. Не противоречит, — сразу возразил Фениан, — если душа упокоена молитвой, то действительно ничего подобного не произойдёт. Но если это нераскаявшийся грешник, то дьявол получает власть не только над его душой, но и телом.

— Тогда будем надеяться, что служители церкви вовремя спасут души наших модниц.

— Церковь не может заниматься спасением души против воли, — мы можем только помочь словом господним, показать человеку путь во мраке искушений, — при этих словах служитель церкви принял позу смирения, что при его размерах выглядело довольно забавно.

— Я хотела поговорить с вами о совсем других проблемах, — перевела разговор Элодора на другую тему, на секунду наклонив голову пониже, чтобы спрятать за полями шляпки свою снисходительную улыбку, — последнее время, меня начинает беспокоить Лаверон, он постоянно предостерегает нас относительно тёмных планов герцога Гальгреда. Причём мой супруг прислушивается к его словам, в результате чего даже после доказательства невиновности, с Гальгреда так и не были сняты обвинения в государственной измене.

Фениан удивлённо посмотрел на королеву, в светских делах он никогда участия не принимал, считая невозможным вмешательство духовного наставника в политическую жизнь страны и то, что Её Величество заговорила с ним об этом, означало, что сегодня она попросит его выполнить какое-то деликатное поручение, которое нельзя доверить другим. Но вот как это можно связать с Гальгредом, непонятно:

— Насколько мне известно, герцог уже давно покинул пределы Интании, более того ходят слухи, что в Меконии он связал себя браком с представительницей знатного рода. Не удивлюсь, если через некоторое время он объявит себя королём.

— Святой отец, — королева слегка покачала головой, удивляясь неосведомлённости своего духовника, — то, что вы сейчас назвали слухами, таковыми на самом деле не являются, уже два года как у герцога там родился сын. И то, что скоро его признают королём, тоже очевидно, тем более, что он уже обладает всей полнотой власти в этом анклаве. Если раньше мы могли не беспокоиться за сохранность наших северных территорий, то с установлением единой власти в Меконии неизбежно возникнут проблемы на границе. Стоит ли нам продолжать делать вид, что герцог преступник, вместо того чтобы извиниться перед ним и хотя бы на время сохранить мир?

— Вы правы, — согласился Фениан, и чуть изменив позу, показал, что готов слушать дальше.

— Мне совсем не хочется, — продолжила Элодора, — чтобы Гальгред действительно оказался в числе наших врагов. Он умён, богат, а теперь и влиятелен, его лучше иметь в друзьях, нежели в недоброжелателях. Насколько мне представляется, это даже в малой степени не противоречит интересам церкви?

— Вы опять правы, Ваше Величество, — согласился Фениан, — но король уже давно не прислушивается к нашему мнению, а вмешиваться в дела светской власти не в наших правилах.

Королева тяжело вздохнула и жёстко смотрела в глаза Фениана:

— Это не соответствует действительности, святой отец, церковь всегда контролировала направление политики власти и вам это хорошо известно.

— Простите Ваше Величество, — тут же спохватился Фениан, — я лишь хотел сказать, что авторитета Его Святейшества для заметного влияния на короля явно недостаточно.

— Вот именно, — подчеркнула королева, — кардинал Патоли уже очень стар, он не может исполнять свои обязанности надлежащим образом. Это привело к тому, что такие люди как Лаверон набирают вес при дворе, и даже я не могу оградить своего супруга от их влияния.

Фениан замер, он никак не мог уловить направление разговора, безусловно, королеве от него что-то было нужно, но как он мог помочь ей в такой ситуации, для него оставалось загадкой:

— Мне понятна Ваша озабоченность, но как лично я могу помочь Вам?

Элодора отвернулась от Фениана, делая вид, что любуется природой:

— Красиво. В такие дни мне кажется, что жить здесь истинное счастье. — Она прикрыла глаза и сделала глубокий вдох, показывая, насколько очарована неземной красотой этих мест, а потом, как будто промежду прочим, тихо произнесла, — мне кажется, что пора поговорить с Патоли и убедить его покинуть пост кардинала.

Фениан даже рот открыл от удивления, если церковь могла опосредовано влиять на политику монарха, то вот вмешательство светской власти в дела церкви не допускалось ни при каких обстоятельствах, именно по этой причине слова королевы вызвали у него такую реакцию. Но вместе с тем теперь стал понятен и весь смысл разговора Элодоры с ним, именно его она просит убедить Патоли оставить свой пост и инициировать выборы нового кардинала. С одной стороны ничего такого особенного в этом не было, Фениан обладал необходимым авторитетом, но с другой все прекрасно знают, что он является духовником высших лиц государства, и его совет будет однозначно воспринят как воля короля.

— Я знаю, что такая просьба неожиданна с моей стороны, — мягко улыбнулась королева, — Но это нужно сделать, Патоли конечно устраивает многих, но церковь теряет свой авторитет, вместо единения власти церкви и короля, наоборот продолжается их разделение. Многие служители церкви это прекрасно осознают, но у них не хватает смелости донести правду до кардинала.

— Не знаю, — усомнился Фениан, — Если Патоли оставит свой пост, то назначение его преемника может происходить длительное время.

— Конечно, — согласилась Элодора, — но это всё равно рано или поздно произойдёт, а сегодня наиболее значимой и приемлемой кандидатурой на его место является относительно молодой и полный сил епископ Эгон. Нам стало известно, что своими взглядами по укреплению авторитета церкви он уже снискал благосклонность Папы, единственно, что ему не хватает сегодня, так это авторитета кардинала. Но Вам требуется время, чтобы осознать необходимость такого шага, поэтому, давайте немного позже вернёмся к этому разговору. Тем более, что нам сегодня уже не дадут спокойно поговорить.