Алешка и Аленка в стране вечного дождя


1.


Аленке было семь лет, а Алешке — девять.

Аленка была маленькой, щупленькой, смешливой и очень привязанной к маме. Мама часто говорила, что ее ласковая кареглазая дочь напоминает ей мышонка. Мама вообще любила все маленькое и пушистое — в доме жили два хомяка и морская свинка. Мама работала в школе и была учительницей биологии.

Алешка был для своего возраста очень высоким, длинноруким, улыбчивым и очень непослушным. Папа часто говорил, что Алешка напоминает ему щенка добермана. У папы когда-то был доберман — он занимал много места, был шумен, шкодлив, но совершенно безобиден. Этот доберман умер от какой-то неизвестной собачьей болезни, и папа с тех пор не решался завести себе пса, хотя очень любил собак. Папа работал столяром, и от него всегда приятно пахло свежей сосновой стружкой.

Папа с мамой говорили, что Алешка и Аленка не похожи друг на друга — увидишь рядом и не скажешь, что это — брат и сестра. Тем не менее, не похожие Алешка и Аленка были очень дружны. Алешка брал с собой сестру, когда шел играть с приятелями в футбол, а Аленка знакомила брата со всеми куклами, которых любила выдумать и тут же нарисовать на большом альбомном листе.

Алешка и Аленка жили в небольшом Городке. Много-много лет назад люди построили Городок в степном и засушливом краю, где часто дуют ветра, и летом все страдают от отсутствия дождей. Так было и прошлым летом, и позапрошлым, и десять лет назад.

Но этим летом все изменилось — дожди шли каждый день. Иногда дождь был долгим, иногда — коротким, но сильным, иногда он начинался утром, иногда — под вечер. Папа Алеши и Аленки говорил, что не помнит такого дождливого лета, и мама соглашалась с ним.

В одно дождливое утро дети скучали. Алешка пробовал было читать, но все казалось ему скучным, а Аленка вымыла посуду и после просто слонялась по дому — больше работы для нее не нашлось.

— Мама, а на море сейчас тоже дождливо? — спросила Аленка маму, которая варила еду на кухне.

— Смотря где, — ответила мама. — Наша Земля — очень большая, на ней много морей, и обязательно есть такие места, где дождей сейчас нет.

— А давай мы поедем туда! Поедем прямо сейчас! — закричала Аленка. — Неужели тебе не скучно?! Мне — скучно! Очень!

— Давай лучше купим компьютер, — присоединился к разговору Алешка. — Искупаться можно и в ставке — вода она везде вода, только ехать никуда не надо!

— Не хочу в ставке, — капризничала девочка. — В море вода соленая, я сочу в соленую воду. И в море бывают волны, а в ставке — нет!

— Компьютер лучше, — настаивал Алешка, — Мы могли бы играть на нем в игры, и никакое море нам не было бы нужно!

— Нет, хочу на море! — закричала Аленка. — Я хочу увидеть большую рыбу и медуз, и… и… — девочка остановилась, размышляя о том, чего бы ей хотелось еще, — и морского ежа, вот! Я бы забрала его к себе и стала бы поить молоком! — закончила она, наконец.

— Эх ты, мелюзга! — засмеялся Алеша. — Морские ежи не пьют молоко!

— Нет, пьют! И я не мелюзга!

— Даже если ты и не мелюзга, все равно — не пьют!

— Пьют, пьют! Мама, ну скажи ему!

— Не пьют, доченька, — мягко сказала Аленке мама. — Осенью ты пойдешь во второй класс, и все-все будешь знать — ты ведь уже научилась читать. А теперь, дети, идите на улицу и решите, чего вы больше хотите — компьютер или на море, а мы с папой, когда папа получит зарплату, подумаем, как вам помочь.

— Так ведь дождь, мам! — заныл Алешка.

— В окно посмотри, — сказала мама. — Дождя уже давно нет.

Дети вышли на улицу. Действительно — было солнечно и тепло, казалось, что лужи вот-вот высохнут, но дождь явно ушел из Городка не надолго — на небе уже собирались новые тучи.

— На небе, должно быть, что-то сломалось, — позабыв про море, сказала брату Аленка. — Хорошо было бы узнать — что именно, и починить, как вы с папой починили велосипед, правда?

— Правда, — усмехнулся Алешка. — Только как узнать-то?

Аленка задумалась.

— Ну, — сказала она вскоре, — на небо можно было бы залезть и все посмотреть.

— Как это — залезть? — не понял брат.

— Ну, например, забраться на дерево. Оттуда, наверное, все на небе видно!

Алешка удивленно посмотрел на сестру. Он уже давно знал, что с дерева, даже с самого высокого, нельзя ни попасть на небо, ни рассмотреть его с близи, но идея Аленки ему понравилась, да еще как! Дело в том, что мама с папой всегда запрещали ему лазить по деревьям, а ему иногда так хотелось! И вот такой шанс — можно залезть на самое высокое древо и вроде бы не быть в этом виноватым — ведь эту шалость предложила ему сестра!

— Хорошая мысль, — похвалил он Аленку. — Я знаю подходящее дерево. Видишь тополь? — он указал рукой в сторону больших девятиэтажных домов, рядом с которыми рос огромный тополь. — Выше него у нас в Городке нет.

— Вот тот тополь? — удивилась сестра. — Да как же мы на него залезем? У него все ветки высоко от земли!

— Высоко, — согласился Алешка. — Но в сердцевине дерева есть дупло, оно, наверное, через весь ствол идет. Можно пролезть на верхушку тополя по этому дуплу!

— А откуда ты знаешь про дупло? — спросила Аленка подозрительно. — Лазил, да? Тебе ведь не разрешают!

— Ябедничать пойдешь?! Сама хотела знать, почему идут дожди, и сама ябедничаешь!

— Ничего я не ябедничаю! — обиделась сестра. — Просто мне интересно.

— Мы с соседским Славкой нашли это дупло, — сознался Алешка. — Оно почти от самых корней начинается. Широкое! — Алешка развел в сторону руки, показывая, каким ему показалось дупло. — Ну, мы по нему и полазали, — продолжил он, — но совсем немножко! Славка ведь трус — с ним только по деревьям лазить! «Пойдем домой! Страшно тут!» — передразнил он соседского мальчика. — А там еще долго лезть можно было! Так ты со мной, или как? Сама ведь предложила!

— С тобой, — сказала Аленка. — Очень уж хочется, чтобы перестали лить дожди.

И они пошли к тополю, перепрыгивая через лужи, а иногда и просто переходя их вброд — все равно лужи были широкими, на всю дорогу — такие не обойдешь, а вода в них была теплая.

Вскоре они подошли к тополю, который вблизи казался совсем уж огромным.

— Алешка, может, не надо, а? — спросила боязливо Аленка, глядя на далекую верхушку дерева. — Мы туда никогда не залезем! И в дупле, наверное, ничего не видно!

— Там темно, — согласился Алешка. — Но сверху пробивается свет. Наверное, там есть выход — через него мы попадем на самую верхушку! А может, ты просто трусишь? Трусишь, да? Сама предложила, и сама трусишь?

— Ничего я не трушу! — обиделась девочка. — Просто в том дупле, скорее всего, очень грязно! Мы вымажемся, и мама будет нас ругать!

— Ничего, мы постараемся аккуратно! — успокоил сестру Алешка. — Дупло широченное и стенки в нем не гладкие, а как будто со ступеньками. Ну что полезли, мелюзга?

— Сам ты мелюзга! Сам боишься, что мама заругает, а меня дразнишь!

— Ладно, прости, — сказал Алешка. — Конечно — боюсь. Но ведь здорово — вот так, по дереву, до самого неба!

— Здорово, — не очень уверенно согласилась сестра.

И они полезли в дупло.

В дупле было темно, тепло, и очень сыро, но зато стенки дупла действительно оказались какими-то ступенчатыми, так что мальчик и девочка могли довольно быстро карабкаться наверх. Алешка ликовал — никогда в жизни он не залезал так высоко, а Аленка боялась, но не хотела показывать брату свой страх. Она не отставала от Алешки, но пару раз оступилась, из-за чего вынуждена была прижаться к шершавой стенке дупла всем телом. Теперь платье, конечно же, испачкалось, и у девочки совсем испортилось настроение — дома ее ждала непременная нахлобучка от мамы!

— Смотри, а отсюда вода сочиться! — сказал вдруг Алешка и показал Аленке на странный выступ внутри дупла, из которого и вправду капала вода.

— Где? — спросила Аленка, — я в этой темноте ничего не вижу.

— Да здесь! — Алешка взялся за выступ. — Интересно, откуда она берется?

Он потрогал выступ, царапнул его, а затем с силой толкнул.

Внезапно прогнившая древесина поддалась, Алешкина рука провалилась куда-то в сторону, он вскрикнул, оступился, и потом уже весь с криком ужаса провалился в какой-то проход, возникший на месте выступа!

— Алешка! — крикнула Аленка, попыталась схватить брата за рубашку, но и сама, вместе и ним, ввалилась в образовавшийся провал.

Место, куда попали дети, вовсе не напоминало прогнившую сердцевину тополя — наоборот, это был узкий туннель с каменными стенами и невысоким потолком, с которого то тут, то там свешивались причудливые сосульки. Вся нижняя часть туннеля была заполнена водой. В эту-то холодную, как в горной реке, и стремительно мчащуюся куда-то в темноту воду и упали Алешка с Аленкой. Вода подхватила кричащих от ужаса детей и унесла прочь, в сторону от места их падения. Не прошло и минуты, как из узкого туннеля дети попали в туннель широкий — так узкий ручеек впадает в широкую, полноводную реку. Теперь вода стала не только холодной и быстрой, но и глубокой! Дети то погружались в воду с головой, то выныривали наружу, а вода все несла и несла их по этому непонятному коридору.