Джоанна Рид
Анонимное письмо

1

Это был один из тех маленьких, ухоженных сквериков, которые так часто встречаются в центре Лондона. Китти Харрисон присела на пустую скамейку и оглянулась по сторонам. Вот он, напротив нее, этот роскошный особняк, который она так долго искала! Но как же трудно решиться войти туда. Китти тяжело вздохнула. Приехав издалека, она всю дорогу взвешивала все за и против. Как бы то ни было, ей непременно нужно знать правду: без этого она не сможет жить дальше. Наверняка в свои двадцать четыре года она будет выглядеть нелепо, поскольку ее предположение, без сомнения, окажется глупой выдумкой. Но даже неприятное происшествие, в которое она, возможно, попадет, не заставит ее изменить отношение к мамочке. Глория Харрисон навсегда останется для нее самым дорогим человеком.

После неожиданной смерти матери ничто, казалось, не могло вернуть Китти к привычному образу жизни. Но неделю назад она воспрянула духом. Гудманы — вот кто мог помочь ей во всем разобраться. Они жили где-то на севере Англии, но глава семьи, сэр Роберт, находился в Лондоне. Он был президентом крупного коммерческого банка. Вчера Китти нашла его адрес в справочнике и вот теперь сидела на скамейке около величественного здания, пытаясь убедить себя, что в ее действиях есть разумное зерно.

У меня было время подумать, и я должна обязательно выяснить все до конца. Чему быть, того не миновать. Вздохнув, она встала со скамейки, быстро перешла улицу, прошла вдоль красивой кованой ограды и оказалась около аккуратных ворот. После прикосновения к звонку ворота открылись легко, без малейшего скрипа.

Роскошный интерьер приемной был выдержан в классическом стиле. Навстречу Китти поднялась молоденькая секретарша.

— Чем могу вам помочь? — доброжелательно спросила она.

— Я бы хотела видеть сэра Роберта Гудмана, — волнуясь, обратилась к ней Китти, считая, что нашла наиболее удачную для подобной встречи фразу. Ее голос оставался твердым, хотя справиться с внутренней дрожью оказалось гораздо труднее.

— У вас есть рекомендательное письмо?

Китти только теперь осознала всю серьезность положения и мысленно поругала себя за непредусмотрительность. Но ситуация требовала осторожных, уверенных действий.

— Нет. Но мне это очень нужно. Я не сомневаюсь, вы поможете мне, я не займу у сэра Роберта много времени.

— Мне очень жаль, но без рекомендации это невозможно. Сэр Роберт сейчас очень занят, — последовал бескомпромиссный ответ.

Китти бросила на нее взгляд, исполненный мольбы. Как женщина женщине она должна ей помочь.

— Вы можете записаться на прием. Оставьте письменное уведомление о цели визита, и вашу просьбу рассмотрят. Я уверена, сэр Роберт будет рад видеть вас в другой день.

Ах, вот оно что, подумала Китти, сомневаясь, что ее письмо не оставят без внимания. Нет, или сейчас или никогда. Вряд ли она еще раз осмелится потревожить сэра Роберта.

— Я уверена, он будет огорчен, не увидев меня сегодня, — не сдавалась Китти.

Ее слова поставили секретаршу в затруднительное положение. Не будучи полностью уверенной в том, что слышит правду, женщина все же боялась обидеть знакомую своего шефа.

— Вы понимаете, у сэра Роберта в данный момент очень важные дела. Однако если вы несколько минут посидите здесь, я смогу поговорить с личным помощником шефа и узнать, может быть, для вас сделают исключение.

Удивляясь своей смелости, Китти с благодарностью кивнула в знак согласия и подошла к окну, готовясь к тревожному свиданию. Напряжение усиливалось.

Две женщины-секретарши в одинаковых строгих деловых костюмах оживленно обсуждали неожиданную проблему. Китти внимательно наблюдала за ними, стараясь угадать, каким будет их решение. Слов она не слышала, и содержание беседы, от исхода которой, возможно, зависела вся ее дальнейшая жизнь, полностью ускользало от нее. Китти чувствовала себя совершенно разбитой. Возможно, причиной тому были расшатанные нервы или духота, следствие необычайно жаркого лета. Она с детства не переносила жару, палящее солнце всегда сжигало ее нежную кожу. Из-за этого Китти практически никогда не загорала. Впрочем, это только красило ее: бледность придавала облику девушки некоторую утонченность.

Китти всегда старалась выглядеть привлекательно. Сегодня она могла быть довольна собой: серая прямая юбка, дополненная классическим жакетом, выразительно подчеркивала стройную фигуру. А шелковый платок, изящно повязанный на шее, не портил строгого делового вида молодой женщины. Китти была высокой, худой, спортивного сложения особой. В юности она делала короткие стрижки, так что ее иногда даже принимали за мальчика. Правда, теперь никто не смог бы ошибиться. Природа взяла свое: длинные красивые ноги, узкие бедра, небольшая грудь, спадающие на плечи волны ярко-каштановых волос делали ее необыкновенно красивой женщиной.

Сейчас сдвинутые брови и опущенные уголки губ немного портили ее очаровательное личико. В ожидании приговора Китти чуть приоткрыла ярко-красные губы, обнажив ряд ровных белых зубов.

Не зная, чем себя занять, она достала из сумочки документ — свидетельство о рождении и еще раз перечитала его нехитрое содержание: Сьюзен Джудит Харрисон родилась… Далее были указаны год и месяц рождения. Родители — Дэвид и Глория Харрисон. Она уже давно выучила эти строчки наизусть, но именно сомнения в их подлинности привели девушку сюда. Китти уже в который раз бессмысленно вертела официальную бумагу в руках, стараясь даже теперь найти в ней что-нибудь, подтверждающее ее тревогу.

Заметив, что секретарши, наконец, окончили разговор и, очевидно, приняли какое-то решение, Китти быстро сунула документ обратно в сумочку и поднялась навстречу, вежливо улыбаясь. Юная леди тоже была подчеркнуто доброжелательна.

— Простите, что пришлось задержать вас. Поднимитесь, пожалуйста, на последний этаж. Миссис Бейнс встретит вас.

Все еще старательно растягивая губы в улыбке, Китти вошла в лифт. Пока все шло хорошо, но ведь это только начало. Мысли лихорадочно путались в голове. Миссис Бейнс — это имя ей ничего не говорило, но внутренне она уже была готова к предстоящей «борьбе». Не трусь, и не тушуйся, ты всегда метко попадала в цель, и Госпожа Удача никогда еще не забывала о тебе, подбадривала она себя.

Неожиданно Китти вспомнила о Чарли и невольно рассмеялась. Как бы удивился он ее сообразительности! Мысль о Чарли Нормане, ее женихе, придала ей силы. Он не знал об этом визите, поскольку Китти решила ничего не рассказывать ему раньше времени. Пожалуй, сегодня вечером они еще посмеются вместе над ее излишней подозрительностью.

А может, она не будет посвящать его в свои дела? Зачем? Он ведь назовет ее глупой, и только. Чарли, в свои без малого сорок лет, представлял собой весьма замкнутого и мелочного человека. В Китти он ценил потрясающую внешность и профессиональную независимость. Чарли наверняка назовет ее выходку безумной. Интуитивно она придерживалась другого мнения, хотя в основном они мыслили одинаково. Правда, она не могла поделиться с ним проблемами, возникающими у нее на работе, так как Чарли абсолютно не интересовала ее карьера, но эти разногласия казались ей несущественными. Китти не верила во всепоглощающую страсть и любовь с первого взгляда, а их предстоящая женитьба давала ей чувство определенности. Она четко знала, как в дальнейшем будет развиваться ее жизнь.

Настроение Китти улучшилось. Воспоминание о Чарли взбодрило, освежило ее, вернуло в привычную жизнь, к дорогим и близким людям.

К тому времени, когда двери лифта открылись, Китти сосредоточилась и приготовилась к преодолению очередных трудностей. Ее встретила суровая, непреклонная миссис Бейнс, маленькая женщина с пепельными волосами, преданный личный секретарь сэра Роберта.

— Вы хотите встретиться с сэром Робертом, но не имеете рекомендательного письма, я не ошибаюсь? — произнесла миссис Бейнс, вежливо улыбаясь.

— Да, у меня нет, но…

— Но, видимо, в этом нет необходимости, сэр Роберт вас хорошо знает, — закончила за нее предложение строгий помощник шефа.

Китти оказалась в непростой ситуации. Она замялась, не решаясь ответить что-нибудь определенное. Может быть, просто сказать «да» и получить возможность на короткую исповедь? А если ее уличат во лжи? Китти сомневалась. Решиться на правду? Тогда эта серьезная женщина вряд ли допустит ее к сэру Роберту. Что же делать?

— На самом деле, нет, — неловко кашлянув, призналась Китти. — Врать некрасиво, но я поступаю так в силу крайней жизненной необходимости.