Е.Звездная

Любовница часть 1



Елена Звездная


Любовница




Снежным... не отказывали. Не смели. И если взгляд холодных глаз останавливался на девушке или женщине, это становилось однозначным приговором. Снежным не отказывали. Их боялись, от них скрывались, женщины более не показывались на улице с непокрытой головой, но если уж взгляд завоевателя тебя настиг... То это его личные проблемы, что он связался с Виэль Мастерс. Короче мужик сам виноват, серьезно.


- Вы станете моей любовницей.

Прозвучало буднично, обыденно как-то и скучно. Это не было предложением, вопросом или даже приказом, нет, меня просто поставили в известность. Причем безразличным и ленивым тоном, так, словно ничуть и ни коим образом не ломают мне жизнь. И смотрел лорд Эйн на меня точно так же - безразлично. И с присущей истинным аристократом некоторой ленцой во взгляде холодных снежных глаз. Смотрел только на меня, совершенно игнорируя моего начальника и жениха, пришедших со мной в качестве поддержки, потому как... мы догадывались, что я услышу нечто подобное. Догадывались, и искренне надеялись, что в присутствии сына мэра и собственно самого градоправителя Лисейна, лорд не посмеет.

Надеялись, как выяснилось зря.

- Это шутка? - сжав задрожавшие ладони, осведомилась я.

И увидела то, что доводилось видеть не каждому - хищную издевательски-провокационную улыбку ледяного выродка... эм, в смысле бесконечно уважаемого снежного лорда. Значит не шутка.

- Мне очень жаль, - голос дрогнул, - но это совершенно невозможно, так как я уже помолвлена.

В глазах цвета едва выпавшего снега вновь промелькнула откровенная скука, и мне даже соизволили ответить:

- Мне совершенно плевать на вашу личную жизнь.

То есть я совершенно напрасно согласилась выйти замуж за маменького сыночка... в смысле наследника нашего градоправителя, напрасно выдержала авантюру с помолвкой и прилюдным слюнявым поцелуем на глазах у моего настоящего жениха, и вообще все это было зря?!

- Вас, - отвернувшись и глядя в окно начал лорд Эйн, - сейчас выведет моя охрана, после чего вы будете препровождены в мой замок. Можете попрощаться с женихом.

Попрощаться?!

- Но позвольте! - взвизгнул Людвиг.

Нет, он не плохой паренек, просто ленивый прожигатель жизни и бабник, который три года совершенно безуспешно пытался привлечь мое внимание, а теперь, когда я согласилась, дабы избежать вот конкретно подобной ситуации, оказался с перспективой потерять то, чего столь долго добивался.

- Вон, - даже не взглянув на него, приказал снежный лорд.

Людвига сдуло. Моментом. Это как из воздушного шарика выпустить воздух. Следом, ни слова не говоря, поспешил выйти и сам градоправитель, осознавший, что исполнительного и ответственного секретаря ему теперь придется искать, а вредная, наглая и безответственная секретарша, в смысле я, уже в прошлом. То есть теперь просители будут прорываться к нему совершенно беспрепятственно, а значит, закончилась безмятежная градоправительная жизнь.

А ведь меня предупреждали - снежным лордам не отказывают...

Оно мне надо было высокомерно заявлять: "Градоправитель занят, к нему нельзя!"?! Если бы я только знала, чем дело кончится, боже, да я бы этому сама с поклоном двери открыла, и без спросу пропустила бы! Да я бы... Да я...

Дверь открылась. Вошло двое снежных в сверкающих серых костюмах. У них так иерархия демонстрируется - чем серее костюм, тем ниже по положению снежный. У лорда Эрна костюм алебастровый, то есть он явно один из высших чинов в горах. Мразь! Причем высокопоставленная мразь!

Снежные глаза вновь удостоили меня своим вниманием, и лорд произнес:

- Ступайте, Виэль.

Ступайте, это потому как высочайшая мразь великую весть сообщила не предложив нам сесть, так что свой приговор я выслушала стоя... И эти двое в сером, встали по бокам, видимо, чтобы кое-кто даже не подумал сбежать. Но кстати идея чудесная.

- Мне нужно собрать вещи, - дрожа всем телом, зло сообщила я.

- Ступайте с охраной. Вам более нечего делать или же собирать в этом городе.

- Мне нужно собрать как минимум одежду, - начинаю злиться.

- Виэль, - во взгляде вновь что-то хищное, - поверьте, одежда это последнее, что потребуется моей любовнице.

Оба выродка, что стояли, конвоируя меня, мерзко и криво ухмыльнулись.

Это стало последней каплей.

- Вы пожалеете, - мрачно пообещала я.

Насмешливая усмешка в ответ.

Снежный справа крепко ухватил под локоток, снежный слева указал на дверь. Еще бы и в спину подтолкнули, мрази высокомерные. И пальцы у них холодные, вся рука вмиг мурашками покрылась.

- Не трогайте, - я дернулась, вырываясь из захвата, - сама дойду.

Мужик справа отпустил, левый дошел до двери, издевательски-радушно распахнул ее, пропуская меня вперед. Очаровательно улыбнувшись ему, гордо прошагала в дверной проем, и... И подхватив юбки, бросилась прочь.

На что я в тот момент надеялась? Ну как минимум на то, что здание администрации градоуправления сейчас снежные переделывали под себя, соответственно тут имелись горы строительного мусора, груды кирпичей из белого известняка, белоснежные доски. И как максимум я рассчитывала на себя - детство в сиротском приюте дает так много преимуществ перед обычными людьми. И потому, за минуту я промчалась по коридору, опрокидывая доски, мешки, мусор, заготовки для балюстрад, бочку с чем-то жидким и тоже белым. У меня по идее были очень хорошие шансы на побег, по идее... И снежные даже отстали! Но стоило выскочить на лестницу, как догонявший снежный взвился вверх, в приземлился внизу, преграждая мне путь.

Замерла, тяжело дыша, потирая саднившую руку, которой досталось при опрокидывании досок под ноги этим преследующим, оглянулась - второй стоял наверху, насмешливо глядя на беглянку, у которой теперь не было и шанса. Ну, по их мнению. Я же тряхнув волосами, обычно темными, но сейчас почти белыми, из-за пыли которая взметнулась после опрокидывания мной мешков со строительной смесью, бросила взгляд на окно, до которого мне был всего шаг, на раму, которую явно придется выбивать своим телом, и попыталась вспомнить а чего там под окном есть?

Черт, покалечусь же...

- Стоять, дура! - разгадав мой замысел, заорал снежный сверху.

Нашел дуру. Я прикрыла лицо рукавом, собираясь прыгать.

Снежный снизу, рванул ко мне, надеясь остановить. Нет, успеть ему не грозило.

Рывок, зажмуриваюсь... Боль от удара! Оглушающий звон стекла, свободное падение и... Сугроб! Мерзкий, подлый, живой сугроб из тех, что не тают даже летом! Огромные мягкие лапы подхватили, снимая с макушки сугроба, затем посиневшую от холода меня, осторожно положили на землю. Земля была теплой...

- Оригинально, - раздалось надо мной.

Нехотя приоткрыла глаза - напротив меня имелись белоснежные великолепно отутюженные брюки. Лорд Эйн. Затем идеальные брюки пошли складками, в смысле кое-кто присел на корточки передо мной. Холодные пальцы, даже через белоснежную перчатку ощущалось, что они ледяные, отвели прядь растрепавшихся волос с моего лица, после чего снежный с холодным недовольством констатировал:

- Губа разбита, на скуле ссадина, рука расцарапана.

- Сердце кровью обливается, - мрачно добавила я.

- От осознания своей глупости? - издевается.

- От перспективы спать с сугробом, - я села, с грустью посмотрела на разорванный подол платья. Моего любимого, к слову.

Затем огляделась, избегая взглядом все так же находящегося рядом снежного. На площади, ранее многолюдной и шумной, практически никого не было. Четыре живых сугроба, несколько снежных в сером, парочка втянувших шею плечи чиновников, торопливо пересекших открытое пространство, чтобы шмыгнуть в щель между домами и скрыться. А ведь когда-то в свободном городе никого не боялись.

- Помочь подняться? - холодно поинтересовался лорд Эйн.

Кивнула, раздумывая о своем.

- Вейга, - позвал снежный, поднимаясь.

Снежный в сером подошел, нагнулся, ухватил меня за запястье, рывком поднял.

То есть сам будущий любовничек даже прикасаться ко мне не желал! Боимся кровью испачкаться?!

- Чистоплюй, - отряхивая испачканную юбку, зло сообщила снежному.

Холодный взгляд ледяных глаз, белых с легким голубым оттенком и красным, как запекшаяся кровь зрачком. Брр! Снежные вообще далеко не красавцы. Высокие, худощавые, с белыми волосами различных холодных оттенков, с белой холодной кожей - они вызывали оторопь, удивление, неприязнь... до войны. А после только страх. Жуткий, безотчетный страх и ужас для тех, кому сильно не повезло встретиться с ними в бою. С той войны наши мужчины возвращались седыми. Стоит ли удивляться, что победа в развязанной нашим правительством войне досталась снежным?! Никто и не удивлялся, никто даже не роптал, на момент полной капитуляции нам хотелось, чтобы все просто закончилось.