Ольга Романовская
ОДИН ШАГ


Изображение к книге Один шаг

Глава 1
ЗНАКОМСТВО

Ночь — время загадок, а еще отличный шанс совершить то, на что не отважишься при свете дня. Например, коснуться рукой омута напольного зеркала и позволить пальцам пройти сквозь ставшую жидкой амальгаму. Главное, не думать, чем закончится подобная беспечность. Адепты Высшей школы смерти знали: один неверный шаг может стоить жизни. И ладно бы, если только тебе — иногда окружающим. Однако Эвиса решила рискнуть.

Тускло мерцали свечи на полу по углам пентаграммы. Внутри фигуры сидела сгорбленная девушка и сосредоточенно повторяла слова из старинного фолианта. Он лежит рядом, раскрытый на нужной странице. Вместо закладки — кинжал. На рукояти капелькой крови блестел рубин. Кинжал подарил дядя, племянница успела в полной мере оценить его полезность в ходе практики в Сумеречье. Нежить обращалась в пыль, стоило лишь вонзить оружие в основание черепа.

Девушка и смерть — вещи несовместимые? Эвиса бы поспорила. Неумех в школе не держали, всех отсеяли либо на вступительных испытаниях, либо на первом курсе. Эвиса же благополучно доучилась до последнего. Дядя не помогал, даром что ректор Высшей школы смерти. Да Эвиса первая бы отказалась от поблажек. Она собиралась стать магом, а не девушкой с начальным магическим образованием, которым можно при случае похвастаться или припугнуть. Таким лучше поступать в другие учебные заведения, где готовили теоретиков, травниц и прочих безобидных чародеек. Эвиса посматривала на них свысока. Женой каждая стать сумеет, зелье сварить тоже, а вот завалить одним заклинанием трех матерых упырей!.. Словом, владела кинжалом по праву.

Книгу — старинный гримуар — девушка стащила. Неблаговидный поступок для леди, но любопытство пуще неволи. Эвиса потратила целый час, чтобы укротить зубастый фолиант, однако преуспела, и он теперь ничем не отличался от обычных печатных собратьев.

Девушка распустила волосы. Темные как вороново крыло пряди рассыпались по плечам. Призрачный лунный свет, лившийся из окна, делал кожу фарфоровой.

Движения выверены и умелы. Не в первый раз пальцы Эвисы тер Шин, племянницы знаменитого главы Высшей школы смерти, держали черный мел, но эта ночь особенная: никогда прежде девушка не заходила в потайную комнату и не пыталась обойти запреты.

Для некроманта нет ничего невозможного. Эвиса верила: как бы ни сопротивлялось, дядюшкино зеркало покроется рябью и девушка обхитрит силовой полог соседей — Закрытой империи. Жители Империи раздолья не могли без особого разрешения открывать туда порталы. Полог уничтожал всякого, кто пытался обойти запрет. Если верить книге, зеркало делало его безобидным. Оно — дверь, ее не в силах захлопнуть никакой полог. Можно стоять одной ногой в Империи раздолья, а другой — в Закрытой, с обычными порталами такое в принципе невыполнимо. Никаких скачков через пространство, дверь банально его убирала. Такие перемещения не засечь: они не оставляли следов.

Свечи мигнули.

Эвиса поднялась на ноги и, отряхнув ладони, осмотрела работу. Идеальные углы, четкий овал и руны четырех сторон света. Осталось вдохнуть в рисунок магию, чтобы он ожил.

Изящно, будто эльфийка, девушка выпрыгнула из контура и, приподняв зеркало над полом с помощью знакомого любому адепту заклинания «Асардо!», водрузила его в центр внутреннего овала. Затем, подумав, смахнула вековую пыль. В колдовстве не бывает мелочей, даже крошечный волосок способен исказить заклинание.

— Госпожа, не нужно! — прошелестел в тишине голос.

— Да отвяжись ты! — недовольно отмахнулась Эвиса от материализовавшегося неподалеку духа. — Надоел!

Девушка вытянула руку и сжала магический жезл. Адептка пятого года обучения Высшей школы смерти, Эвиса имела право его носить и неплохо владела главным оружием мага, что наглядно продемонстрировала потревоженному духу. Замок старый, тут на каждом углу призраки, девушка привыкла. В детстве она с ними играла на радость дяде, который сразу определил: «Некромантка растет!»

Матери Эвиса не помнила. Та то ли умерла, то ли сбежала много лет назад, едва произведя на свет малышку, которой, на минуточку, уже исполнилось двадцать три года. Дядя говорил, что Эвиса унаследовала от нее голубые глаза и смоляные локоны. Лорд Лонас тер Шин удочерил племянницу, и та частенько звала его отцом, а когда сердилась — дядей. Тетка, появившаяся в замке через пять лет после рождения девочки, ребенка приняла, хотя отказывалась считать дочерью. Сначала это задевало Эвису, а потом вызвало интерес. Отчего дядя не пожелал стать опекуном и откуда у нее дар к некромантии? Лорд спокойно отвечал: у девиц в определенном возрасте богатая фантазия, а незаконнорожденной несладко живется.

— Или тебе моя фамилия не нравится? — с усмешкой повторял некромант. — Так выйди замуж, смени. Дар у нас семейный, редко какое поколение мертвецам нервы не треплет.

Эвиса соглашалась, но в глубине души оставалось подозрение: Лонас — ее настоящий отец. Со слов няни (допросить призрака даже для второкурсника не проблема, если на практических занятиях мух не ловил), дядя в те годы даже не был помолвлен. Свободный мужчина с большим состоянием. Только вот существовала ли сестра Лонаса, няня не знала: ее наняли после исчезновения или смерти матери девушки. Старых слуг в доме не осталось, без имен духов не допросишь, а документы в один голос твердили: лорд тер Шин — приемный отец. Словом, тайна, покрытая мраком, которую девушка не собиралась разгадывать. Пусть покоится с миром!

Наступал момент истины. Либо получится, либо судьба щелкнет по носу самонадеянную девицу.

Эвиса закусила нижнюю губу и вытянула руку. Больно? Увы, магия смерти часто завязана на страданиях, пара обжигающих капелек на коже — сущая мелочь.

Девушка стойко выдержала добровольную пытку и поставила баночку с чистым, без примесей, воском рядом с фолиантом. А вот кинжал пригодится, его Эвиса возьмет с собой. Девушка убрала оружие в ножны и поправила пояс. Для вылазки в Закрытую империю она выбрала полевую форму. Неприметная, но удобная, та не сковывала движений и не выдавала принадлежности к учебному заведению. Незачем вампирам знать, кто наведался к ним в гости. Эвисе не хотелось бы, чтобы у дяди или школы возникли проблемы. Она ведь собиралась не только посмотреть, но и попытаться проникнуть хоть на одно кладбище. Зачем — спрашивать излишне, уж у некроманта всегда найдется дело в склепе условно нейтральной державы, которая на деле с большим удовольствием отправит на тот свет любого имперца.

Показалось или поверхность зеркала в центре рисунка мигнула?

Пентаграмму заволокла синяя дымка.

Эвиса довольно улыбнулась: заклинание сработало.

Из сопредельных миров, тяжко вздыхая, потянулись духи. Девушка взмахнула жезлом. Одного его вида хватило, чтобы разогнать непрошеных гостей. Они предпочли ретироваться туда, откуда пришли. Эвиса вплотную приблизилась к пульсирующему краю рисунка. Поколебавшись с минуту, она смело шагнула внутрь пентаграммы и коснулась зеркала. Оно оказалось вязким и прохладным, рука погрузилась в амальгаму, будто в воду.

«Пожалуй, нужно оставить записку, если вдруг не вернусь», — мелькнуло в голове Эвисы. Она возвратилась за пределы пентаграммы — пока заклинание не закончено, можно, если осторожно, передвигаться по комнате — и нацарапала на листе бумаги нехитрое послание: «Проводила опыт — не удался. Книги завещаю соседке по комнате, остальное — дяде, Лонасу тер Шину. Воскресишь, не ругай!» Сложив записку пополам, девушка вложила ее в гримуар и повторила прежний маневр с зеркалом. На этот раз Эвиса с головой ухнула в омут, не задумываясь, что ждет по ту сторону магического зеркала. Она загадала Закрытую империю, а вот исход дела ведом только высшим силам. Если девушка ошиблась, если книга соврала, то… Жертвам силового полога живется легче, во всяком случае, Эвиса предполагала, что умирают они быстрее.

Зажмурившись, девушка по памяти воспроизвела последние фразы заклинания. Все, теперь пути назад нет: пентаграмма не отпустит. Она горела зловещим синим пламенем, которое то вспыхивало до высоты человеческого роста, то обманчиво угасало.

Эвиса вновь коснулась зеркала и погрузилась в жидкий эфир. На редкость странное и приятное ощущение! Она прикрыла глаза и едва не замурлыкала от удовольствия. Если это смерть, всем бы такую! Однако хорошее быстро заканчивается, вот и девушку насильно вытолкнуло на гладкий жесткий пол.