Изображение к книге i aba83bac510750a4

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ ▪ КНИГИ О ЛЮБВИ

HTTP://VK.COM/LOVELIT


ВНИМАНИЕ!

Текст предназначен только для предварительного и ознакомительного чтения.

Любая публикация данного материала без ссылки на группу и указания переводчика строго запрещена.

Любое коммерческое и иное использование материала кроме предварительного ознакомления запрещено.

Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует

профессиональному росту читателей.

Кэт Кларк

" В клочья"

Оригинальное название:TornbyCatClarke

Кэт Кларк –"В клочья"

Автор перевода: Настя Аранова

Редактор: Наташа Костешева

Вычитка: Наталья Киселева

Оформление: Ира Белинская

Обложка:Ольга Грачева

Перевод группы : https://vk.com/lovelit

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ ▪ КНИГИ О ЛЮБВИ

HTTP://VK.COM/LOVELIT


Аннотация

Четыре девушки. Одно мѐртвое тело. Куча вины.

Алиса Кинг не ждала таких выходных своей жизни, когда она отправится в поход со своими

одноклассниками в шотландскую глушь. Но она совсем не была готова оказаться за пределами своих

тѐмных кошмаров...

Алиса и еѐ лучшая подруга Касс застряли там в одном домике вместе с Полли, социальным

изгоем, и Рей, капризной девочкой–эмо. Также там была Тара – королева стерв. Будучи властной,

красивой и жестокой, она ничего не любила больше, как унижать людей. Касс решила преподать

Таре урок, который та никогда не забудет. И так начинаются события, которые изменят жизнь этих

девушек навечно.


Захватывающая история о вине, когда держишь секреты, неспокойной дружбе и растущей

любви.


ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ ▪ КНИГИ О ЛЮБВИ

HTTP://VK.COM/LOVELIT


Глава 1


Похороны без тела, как свадьба без невесты. Или жениха.

За исключением того, что официально это не похороны – это поминальная служба. Вместо

гроба стоит подставка с огромной фотографией. Она выглядит красивой. Даже подающей надежды.

Вся церковь забита. Люди, которые стоят позади, вытягивают шеи, чтобы лучше разглядеть

семью. Даже снаружи были фотографы, когда мы приехали. Это зоопарк. Сопливый, рыдающий

зоопарк. Наверно, я не имею права так говорить, потому что сама плачу. Папа прижал носовой

платок к моей руке, как только мы прибыли. Теперь он мокрый и весь в соплях, не думаю, что он

захочет получить его обратно.

Никто не одет в чѐрное. Чѐрный цвет официально запрещѐн. Она явно шутила по поводу

этого, когда речь заходила об еѐ похоронах, заявив, что надеется на то, что все будут носить

сумасшедшие неоны и размахивать светящимися палочками вокруг. Что ж, таких неонов нет, но мне

удалось втиснуться в свои фиолетовые узкие джинсы ( о чѐм я только думала?).

Когда–то я тоже пыталась представить себе свои собственные похороны. Но они не имели

ничего общего с этими. И это точно не было связано со школьным хором, который поѐт

"KeepHoldingOn" чѐртовой Аврил Лавин. Полли Сатклифф в центре внимания. Новая стрижка. И

мелирование тоже. Ей удалось выдержать большую часть первого куплета, прежде чем заплакать.

Настоящими, реальными слезами, похожими на те, которыми я плакала день за днѐм.

Слѐзы шока.

Слѐзы печали.

Слѐзы вины.


***

Школа стала странной с того момента, как это случилось. Это всѐ о чѐм кто–либо мог

говорить. Днѐм ранее каждый учитель сказал пару слов о ней в начале урока. Некоторые из них были

более убедительны в отличие от других. Мисс Дейли еѐ даже не знала, ну почти, но вы бы точно

могли сказать, что она по–настоящему расстроена.

Дейли приехала в начале учебного года, свежая и бодрая, уязвимая. Крошечная девушка а–ля

Я–новый–квалифицированный–учитель. Пожалуйста, вы можете воспользоваться мною в своих

интересах, дабы набить это тату ей на лоб. Так что мы делали всѐ, что и всегда: пытались найти

слабости, смотрели, насколько далеко можем зайти, хотели узнать, будет ли она плакать, если мы

перегнѐм палку. Но она держалась хорошо. Они приняла всѐ, чем мы швыряли в неѐ – даже властное

общение Тары.

Я смотрю на Касс, не могу ничего с этим поделать. Она чистит свою юбку от кошачьей

шерсти. Она делает это всегда, когда скучает. Кроме того, она редко носит юбки. Мать заставляет еѐ

носить их. Похоже, она тоже постриглась. Кажется, что у всех есть повод нарядиться в честь этого

мероприятия. Я поймала взгляд Касс, она незаметно махнула рукой в мою сторону. Я качаю головой

в ответ, так, чтобы никто не увидел. Она пожимает плечами и снова возвращается к чистке своей

одежды. Иисус.

Я не удивлена тому, что она не плачет. Я даже не думаю, что когда–либо видела еѐ плачущей.

Даже когда "BootsMark 3" вышли из моды прошлым летом. "BootsMark 3" были еѐ любимыми среди

всех "Bootses". Видимо, сапоги "Mark 4" не соответствовали ей. Они, конечно, были более

волосатыми, чем предыдущие. Я стараюсь держаться подальше от этого, так как у меня своего рода

аллергия на кошек. Собственно говоря, этого достаточно, чтобы заставить моѐ лицо зудеть, когда

они рядом.

Касс гордиться тем, что остаѐтся сильной. Она считает, что девушки, которые плачут, жалкие.

Плакала в конце Диснеевского фильма? Жалкая. Плакала, потому что твоего воображаемого парня

не существует? Жалкая. Вся школа плачет в течение нескольких недель? Жалкие, жалкие, жалкие.

К счастью она делает для меня исключение. Я могу плакать столько, сколько хочу, и она

будет делать всѐ, чтобы поднять мне настроение. Что включает в себя способ, который заставит меня

смеяться. Она всегда может заставить меня смеяться. Это моя самая любимая черта характера в ней.

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ ▪ КНИГИ О ЛЮБВИ

HTTP://VK.COM/LOVELIT


Хотя я ненавижу, когда она специально заставляет меня смеяться с полным ртом апельсинового сока

или чего–то ещѐ. Это жестоко.

Слава Богу, они закончили петь. Я проверила расписание службы: теперь читают три ведьмы.

Конечно они не "ведьмы", но так их называет Касс. Они не настолькоплохие, по крайне мере по

отдельности. Нормальные девушки: Джемма, Данни и Сэм. Но собери их вместе, и они превратятся в

нечто большее, нечто плохое. Если вы добавите к этому ещѐ и их качество бесстрашного лидерства,

то они мутируют в многоголового монстра популярности. Монстра, которого учителя любят по

какой–то неизвестной причине. Монстра, которому поклоняются большей частью из–за страха, но

также и, своего рода, из–за вынужденного уважения. И ревности.

Их бесстрашное лидерство – всѐ, что у них есть. Не более.

***

"Чтение – это удивительно"– отрывок из еѐ, видимо, любимой книги. Книги, которую я

купила ей давным–давно.

Папа шепчет мне на ухо:

– Помнишь, как когда–то я читал это тебе?

Я киваю. Что–то сжимается у меня в горле.

Ведьмы проходят мимо нас, не встряхивая волосы и не надувая губы, как они обычно это

делают. Водостойкая тушь была изобретена специально для такого дня, как этот. Я хочу посмотреть

на Касс, но не делаю этого. Она, скорее всего, ухмыляется, а я не смогу вынести этого.

Парень встаѐт с первого ряда. У него неряшливые коричневые волосы и немного сгорбленные

плечи. Он медленно направляется к подставке с фото и достаѐт кусок помятой бумаги из заднего

кармана джинсов. Прочищает горло и смотрит на нас. Его взгляд бродит по скамьям, и даже не

останавливается, когда встречает мой. Прошло 5 лет с тех пор, как я видела его в последний раз. Он

больше не тот тощий мальчик в мешковатой одежде. Он практически мужчина. Джек.

– Я бы хотел поблагодарить всех за то, что пришли сегодня. Это много значит для меня и

моей семьи. Жаль, что Тара не может быть здесь и видеть, насколько сильно еѐ любят.

Он слегка улыбается от этой мысли, я тоже. Он смотрит вниз, на бумагу в своих руках, и

каждый может заметить, что его пальцы дрожат, когда он пытается сложить еѐ пополам.

– Тара была самой раздражающей сестрой в мире.

Некоторые люди шокированы и хмурятся; Касс выглядит заинтересованной. Я определѐнно

выгляжу также.

– Я серьѐзно. Она сводила меня с ума. Она никогда не отдавала мне пульт от телевизора. Она

брала мой iPod без разрешения, и потом я находил его где–то валяющимся с разряженной

батарейкой. Она слушала мои телефонные разговоры и читала мои сообщения. Она выводила меня

из себя всѐ время. Она могла разнести меня в пух и прах любым аргументом…, а потом побежать к

маме и сказать, что я жадничал и задирал еѐ. Она могла обвести любого вокруг своего пальца. Вот

так, – он щѐлкает пальцами.

Люди не знают, как это понимать. Это блестяще.

– Тара была лучшей сестрой в мире. Она обычно приносила мне томатный суп и тосты, когда