Щербак-Жуков Андрей
Новое назначение

Андрей Щербак-Жуков

Новое назначение

День не заладился с самого утра...

Ведь случаются такие дни, которые при рождении уже знают свой вечерний финал, в такие дни бывает необъяснимо скучно, но спокойно, а случаются еще и те, что сами не знают, каким вечером кончатся - они держат человека в постоянном напряжении, но напряжение это радует, как адреналин в крови. Этот день определенно был из категории последних...

Поначалу вроде бы нерешительно выглянуло солнце, но, едва поднявшись над густыми кронами приусадебного сада, увязло в густых серых тучах. Мелко заморосил дождь, потом перестал, но, судя по всему, оставил за собой право начаться в любой момент снова.

Вик стоял на крыльце и смотрел на то, как шустрые автопогрузчики аккуратно доставали из сумрачного нутра фургона разнокалиберные ящики с маркировкой "не кантовать". С едва заметным шелестом двигались манипуляторы - четко, слаженно, вверх-вниз, вверх-вниз - и на зеленой лужайке выстраивался ровный ряд серовато-коричневых кубов. Бесшумное механистичное движение завораживало, на него хотелось смотреть снова и снова.

"Траву помнут, железяки безмозглые, - вдруг, словно спохватившись, подумал Вик. - Алексу работы прибавится... Впрочем, теперь уже, наверно, и не Алексу... Теперь уже должно быть все равно"

Но все равно почему-то не было...

У края дома скрипнул гравий дорожки.

"Легок на помине", - Вик заметил Алекса. Тот, как обычно, подошел бесшумно - Вик всегда поражался легкости его походки, видимо так и должен ходить настоящий садовник - и тоже наблюдал за разгрузкой.

- Что это, Вик? - просипел Алекс.

- Ох-хо-хо, дружище... Сдается мне, что уж безвозвратно кануло в небытие то доброе время, когда умели ценить хороших слуг...

- Что ты такое говоришь? - не поверил или просто ничего не понял Алекс.

Вик выдержал паузу. С возрастом он приобрел смешную привычку говорить, как провинциальный трагик: то патетически громко, то вдруг проникновенным шепотом, но неизменно слегка фальшиво. Эту фальшь он чувствовал сам и пытался бороться с ней интонацией - чередовал длинные и сложные фразы столь же долгими многозначительными паузами.

- Это наша с тобой замена приехала, - произнес, наконец, Вик. - В тех ящиках, что посветлей, - моя; в тех, что потемней, - твоя...

Про цвет ящиков он, конечно, придумал, как говорится, для красного словца. Но, похоже, именно это произвело на Алекса наибольшее впечатление садовник воспринимал мир как собрание разноцветных пятен.

- Потемней - моя... - повторил он. - Ты это точно знаешь? Ты слышал какой-то разговор?

- Конечно.

Длинная пауза.

- Хозяева вчера подробно все обсуждали...

- И что же это будет?

Вик снова выждал время, дав Алексу буквально пропитаться любопытством.

- ЕСАУЖП и ЕСАУСУ! - многозначительно сказал Вик, но потом добавил как бы всуе. - Тьфу ты, вот ведь название, хрен выговоришь...

Алекс промолчал, а Вик расшифровал заковыристые аббревиатуры - словно произнес мантру:

- Единая система автоматизированного ухода за жилыми помещениями и Единая система автоматизированного ухода за садовыми участками...

Алекс переваривал информацию.

- Теперь все будет не так, как раньше... Сложная сеть из тончайших трубок пронижет пол и создаст на его поверхности едва заметное движение потоков воздуха, которые и будут стаскивать пыль и весь мусор в несколько приемных отверстий. Там будет происходить фильтровка, разбор мусора, его уничтожение и все такое... А случайно упавшие на пол нужные предметы будут возвращаться назад...

- А как же пыль на мебели, на других вещах?

Вик смутился, но не на долго.

- Этого я недослышал... Точнее не понял... Я понял только, что у каждого предмета будет своя маленькая щеточка, своя система обдува и влажной чистки и все такое...

- А у меня в саду? - нерешительно поинтересовался Алекс.

- В саду тоже будут трубки... Под каждым кустом. Это для полива...

- А для обрезки, для рыхления, для всего остального?! - в голосе Алекса звучала надежда на то, что хоть что-нибудь эта чертова единая система делать не умеет, и, значит, найдется работа и для него.

- У них все предусмотрено, - безжалостно отрезал Вик. - Для каждого куста - своя тяпочка; для каждого дерева - свой секатор... Но самое главное - управлять всем будет один большой компьютер. Он будет стоять в подвале, и к нему будет стекаться информация о доме и о саде от сотен или даже тысяч датчиков, термометров и микрокамер... Он будет все это моментально анализировать и тут же принимать решение, что нужно сделать. И каждый раз - самое верное. Где почистить, где помыть, где подрезать, где полить...

Вик был очень доволен, что сказал почти в рифму, но еще больше был доволен впечатлением, которое произвел этим на Алекса. Видимо в душе все-таки Вик был актером...

Тем временем выгрузка закончилась. Манипуляторы автопогрузчика втянулись в стенки фургона, спрятались, и тот уехал. А сгрудившиеся на траве ящики обступили маленькие, похожие на плоскоспинных черепашек, транспортеры. Они ловко заползали по нескольку под каждый куб и расторопно катили к дому...

- А как же теперь мы? - нерешительно спросил Алекс.

- Нам теперь не будет работы...

- И что?

- А то ты не знаешь, что бывает с теми, кто никому не нужен.

- Я знаю... - едва слышно проговорил Алекс.

- То-то, - подчеркнул Вик. - Вероятнее всего нас вскоре выгонят. Ты, наверно, слыхал, сколько таких, как мы, слоняется по всей стране в поисках хоть какой-нибудь работенки...

- Слыхал... - кивнул Алекс.

Оба замолчали - вероятно, каждый по-своему наглядно представлял перспективы своего ближайшего будущего.

- Это, брат, прогресс! - проговорил Вик. - С этим ничего не поделаешь!..

- Да, я ничего, я понимаю... Прогресс... - повторил за другом Алекс.

- Сейчас уже во многих домах такие системы. А скоро будут во всех... Наши хозяева тоже не хотят отставать. Ты же знаешь, какие они...

- Вот оно как выходит...

- Вот и все, - сказал Вик.

- Вот и все, - снова повторил за ним Алекс.

Казалось, что дождь вот-вот сорвется с неба крупными и неумолимо холодными каплями...

Разрушая тишину этого момента, хлопнула входная дверь - и на крыльце появился мальчик, хозяйский сын лет пяти. Поскольку все-таки на дворе стояло лето, на нем не было рубашки, зато была фуражка с большой блестящей кокардой. Вероятно, он играл в генерала и выглянул на крыльцо, чтобы пристальным взглядом окинуть "территорию дислокации" своей воображаемой армии.

- А что вы здесь делаете? - спросил он Вика и Алекса. - Почему молча стоите?

- Вот, - только и сказал Алекс, глядя, как по тропинке в дом на спинах нескольких транспортеров ползет последний ящик.

- Автоматическая система, - пояснил более разговорчивый Вик.

- Ну, и что? - спросил мальчик.

- Теперь мы вам не нужны, - грустно сказал Вик. Алекс промолчал.

- Это почему же? - снова спросил мальчик.

- Все будет делать один большой компьютер, - продолжил Вик.

- Не все...

Похоже, мальчик перенял замашки у Вика - он лукаво смотрел на слуг, выжидая театральную паузу. Вик и Алекс молча ждали.

- Он не будет играть со мной, как вы, - с улыбкой сказал малыш. - Он не будет катать меня на своих плечах по комнатам и коридорам, изображая дикого мустанга, как ты Вик. Он не будет водить меня за руку по аллеям сада и показывать, на каком кусте роз уже распустились цветы, а на каком только завязались бутоны... Вы же не просто слуги - вы же мои друзья! Ведь так?

Какое-то время Вик и Алекс молчали, а потом, не сговариваясь, хором спросили:

- Значит, мы еще нужны?

- Конечно же, вы нужны! Как же я без вас? Я же вас люблю!

Слуги были потрясены, они не могли сказать ни слова, а мальчик смотрел на них и щурился, потому что сквозь густые тучи уже пробивалось солнце.

- А что скажут родители? - спросил предусмотрительный Алекс.

- А они уже все сказали... Они сказали, - малыш изобразил официальный тон, - что вы переходите под мою юрисдикцию и поступаете в мое полное распоряжение! Ура-а-а!

- А что мы теперь будем делать? - спросил Вик.

- Ничего. Теперь вам ненужно будет ничего убирать, чистить, стричь и рыхлить - все это, действительно, будет делать большой компьютер и его единая система. А вы будете играть со мной, гулять и все такое...

Слуги не верили своим ушам.

- А что нам делать сейчас? - спросил Алекс.

- Сейчас меня ждут есть кашу, поэтому у вас объявляется личное время. Вы можете погулять без меня или заняться чем-то другим по своему усмотрению...

Мальчик еще раз улыбнулся окончательно выглянувшему солнцу, улыбнулся Вику, улыбнулся Алексу, снял с головы военную фуражку и убежал в дом, откуда уже исходили аппетитные запахи.

Какое-то время Вик и Алекс стояли друг против друга, молча и неподвижно.