Щербак-Жуков Андрей
Волшебное путешествие

Андрей ЩЕРБАК-ЖУКОВ

ВОЛШЕБНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ

(сценарий киноновеллы)

1

В небольшом концертном зале, похожем скорее на барак из гофрированной жести, - серый полумрак. Грязно, сильно накурено, - сквозь дым и мрак видны лица зрителей. В основном, это молодые ребята и девушки в потертых куртках. Кто-то сидит на стульях, кто-то - на фанерных ящиках, кто-то просто примостился на полу, поджав ноги.

В глубине слабо освещенной сцены стоит небольшой аппарат на складных ножках, с рядом клавиш, кнопками и тумблерами. За аппаратом на какой-то коробке сидит парень лет двадцати пяти, слегка склонный к полноте, с копной мелко вьющихся волос.

Парень переключает тумблер - раздается протяжный, ненавязчивый звук на нижнем пределе слышимости. Парень перебирает несколько клавиш, словно настраивает инструмент - зал затихает.

В глубине сцены появляется второй молодой человек. Он чуть моложе первого, высок, строен, чрезвычайно худ; с темно-русыми длинными, прямыми волосами, потоками спадающими на плечи и тонкими, красивыми чертами лица.

Он выходит на край сцены, луч светильника выхватывает его фигуру из полумрака. Он говорит в зал:

- Добрый день. Меня зовут Джо, если вы не знаете... Его - Пит...

Джо показывает открытой ладонью на парня за аппаратом, тот кивает зал хлопает, кто-то одобряюще свистит. Дав залу утихнуть, Джо продолжает.

ДЖО: Мы приглашаем вас совершить небольшое волшебное путешествие... Это путешествие в тот мир, который вы, наверное, смутно помните. Вы были там, может быть, во сне, может быть, в глубоком детстве, а, может, до вашего рождения...

Пит начинает играть медленную, медитативную музыку, Джо делает пасы руками - зал затихает. Кто-то закрывает глаза, кто-то, наоборот, широко раскрыв их, смотрит в пустоту - они не видят грязного, прокуренного зала, они видят другой мир...

2

Они видят мир глазами человека, бегущего по густой, ярко-лазурной траве. Стебли едва не достигают ему до пояса, ветер колышет их, и первые волны прокатываются по живой, дрожащей поверхности, как по водной глади. Человек бежит быстро - все быстрее и быстрее, трава мелькает под ногами. Вдруг травяное поле резко прерывается глубоким обрывом, но человек вместо того, чтобы упасть, отталкивается и взлетает... Где-то внизу мелькают деревья, реки, поля. Приближаются облака, пронизанные розовато-оранжевыми солнечными лучами...

Вдруг видение прерывается...

3

К сцене подбегает паренек лет двадцати. На нем кожаная куртка, в ухе вместо серьги - блестящая радиодеталька. Это Дрон.

ДРОН: Пит, шухер! Лавочники громят ангар - сворачивай "агрегат"!

Слышится шум, удары. Пит выключает тумблер - все зрители вмиг приходят в себя, а Джо падает, словно марионетка, у которой подрезали ниточки.

ПИТ: Дрон, помоги Джо!

Пит сматывает провода. Дрон пытается поднять Джо, но у него ничего не получается - тот без сознания.

Зрители разбегаются в разные стороны, в зале паника, давка. Одна девчушка, сидевшая в первых рядах, забирается на сцену и помогает Дрону она кладет руку Джо себе на плечо, Дрон поднимает за другую.

Пит убегает за сцену, утаскивая за собой аппарат с проводами, Дрон и девчушка тянут за ним Джо.

Они выходят на задний двор, бегут к забору, пролезают через дыру и, петляя среди каких-то развалюх и ржавых жестяных бочек, исчезают из вида.

4

Толпа прилично одетых и причесанных людей окружила жестяной барак. У одних в руках транспаранты с надписями: "Не лезьте в наши сны!", "Не нужно за нас чувствовать!" У других куски металлических труб и арматуры. Они громят барак. Из барака выскакивают взъерошенные парни и девушки, пытаются помешать ломающим. Завязывается групповая драка.

5

Просторная комната с потертыми стенами.

Джо кладут на диван. Девчушка протирает его лоб влажной тканью. Джо приходит в себя - вздыхает, поднимает глаза.

ДЖО (девушке): Кто ты, чудо?

ДЕВУШКА: Меня зовут Лена.

Джо сжимает руку Лены и подносит к своим губам.

ДЖО: Спасибо тебе, Лена.

Джо целует руку.

ПИТ (облегченно вздыхая): Ну, слава Богу.

Он идет в свой угол - там, вокруг кресла с торчащими клоками ваты, стоят стеллажи с грудами радиодеталей и аппаратуры: мониторы, остовы усилителей и компьютеров. На стене на гвоздиках - провода. Пит включает паяльник.

Дрон, тоже успокоившись, забирается на другой диван, откидывается спиной к стене и скрещивает ноги.

ДРОН (злобно): Суки - лавочники... Похоже мы потеряли последний зал. Покою нам теперь там не дадут...

ПИТ (меланхолично, не оборачиваясь к собеседнику): А мы больше не выступаем.

Над паяльником поднимается струйка дыма.

ДРОН: Как?

ПИТ: Из десяти выступлений - семь закончились мордобоем. А шок прерванного сеанса падает на Джо. Раньше он держался, а теперь, видишь, что получается... В общем, больше так нельзя. Мы не можем подвергать Джо опасности...

Джо и Лена не слушают их разговор, они держаться за руки и смотрят друг на друга.

ДЖО: Тебе понравилось то, что я делал?

ЛЕНА: Да, я никогда такого не видела. Только вот... все кончилось так быстро.

ДЖО: Все хорошее кончается... хоть это и противоестественно.

ЛЕНА (нерешительно): А что это было?

ДЖО: Это другой мир. Хороший. Я знаю туда дорогу и вожу по ней людей, Пит мне помогает...

ЛЕНА: Ты мне его покажешь еще?

ДЖО: Да, конечно.

Джо целует Лене руку.

ДЖО (шепчет): Конечно...

Дрон и Пит тем временем продолжают разговор.

ДРОН: Что же теперь делать?

ПИТ: Я хочу найти способ записывать Джо на кассету.

ДРОН: А это возможно?

ПИТ: Теоретически, да. Мой "агрегат" производит волны определенной частоты, растормаживающие непосредственно подкорку головного мозга. Джо подключается к ним и, играя, как на струнах, внушает людям грезы собственного сочинения. Или, как он сам предпочитает говорить, не собственного - не суть важно. Если можно произвести волну, то можно и записать ее же, но уже преобразованную умением Джо. Вопрос, как?

ДРОН: А мне что теперь делать?

ПИТ: Ничего. Ты за этот концерт деньги получил?

ДРОН: Да.

ПИТ: Хорошо. На первое время нам хватит, а там посмотрим.

ДРОН: А что я скажу ребятам - они же ждут каждого концерта? Меня спрашивают, я же, вроде как, ваш менеджер...

ПИТ: А раз менеджер, то и выкручивайся. Скажи, пусть ищут новый зал найдут посмотрим. А пока нет зала...

6

Небольшой рыночек на окраине жилого поселка. На пустых ящиках, стоящих рядами, сидят торговцы, на таких же ящиках разложен товар - все, от чахлых овощей до слегка потертой, явно бывшей в употреблении одежды.

Вдоль рядов проходят Джо и Лена. Они останавливаются около торгующего помидорами - парнишки лет пятнадцати с бритой головой и блестящей радиодеталькой вместо серьги в ухе.

ДЖО: Почем помидоры?

Парень поднимает глаза на покупателя.

ПАРЕНЬ: Джо?

ДЖО: Да, я.

ПАРЕНЬ: Я был на ваших концертах, на всех в этом году... Это здорово! А почему вы давно не выступали?

ДЖО: Негде. Лавочники разбили последний ангар.

ПАРЕНЬ (решительно): Мы разгромили пять лавок! Будут знать.

ДЖО: Зачем?

ПАРЕНЬ: За тебя!

ДЖО: Они же несчастные, глупые люди, не знают ничего, кроме материальных ценностей... Они в этом не виноваты - жизнь сделала их такими.

ПАРЕНЬ: Но они ненавидят нас, а мы ненавидим их... И любим вас с Питом и то, что вы делаете...

ДЖО: Ну, так как помидоры?

ПАРЕНЬ: Ой, возьми даром... Пожалуйста...

7

Джо и Лена идут домой: с одной стороны ржавые контейнеры, бараки и вагончики - в них живут люди; с другой - голая степь с редким ковылем. Джо в охапку держит кулек с помидорами, Лена несет сумку с другими продуктами.

ЛЕНА: Ты заметил, как он на тебя смотрел?

ДЖО: Как?

ЛЕНА: Как на Бога!

Джо пожимает плечами.

ДЖО: Пожалуй, Бога им не хватает. Только я не Бог, я - так, вроде актера. Делаю, что умею...

ЛЕНА: Но это очень похоже на культ.

ДЖО: Я никогда не думал об этом.

ЛЕНА: Что же это - новый вид искусства?

ДЖО: Зови, как хочешь.

ЛЕНА: Но таких, как вы больше нет?

ДЖО: Почему же? Есть, наверное, только немного... Я слышал, в Южном поселке есть целая команда.

ЛЕНА: А в городе?

ДЖО: Не знаю - в городе свои примочки. Там, по-моему, это не нужно. А здесь - природы не осталось, цивилизация распадается... Людям надоело смотреть на ее ржавые осколки, им хочется чего-то другого.

Джо переходит по жердочке грязный ручеек с бурой, ржавой водой. Подает руку Лене.

ЛЕНА: А лавочники?

ДЖО: А лавочники не хотят, чтобы их будили. У них свои грезы. Они не хотят поверить, что, как и мы, оказались на периферии общества и отсюда уже не выбраться. Они считают, что то, чем они занимаются, эта торговля это и есть жизнь...

Лена смотрит на ржавую воду.

ЛЕНА: Но это же смерть.

ДЖО: Да, смерть души. Ей здесь плохо, ей нужен другой мир.

ЛЕНА: А нельзя туда уйти насовсем?