Загрузка...

Щупов Андрей
Атавизм

Андрей Щупов

АТАВИЗМ

Дверь скрипнула, и директор института биологии бодро вскинул голову, едва успев поймать сползшие с носа очки. В кабинет с раскрытым ртом ворвался Липунович - зам зама по атмосфере. Рухнув на стол, он шумно задышал.

- Вы что это? - директор изобразил озабоченность.

- Вот! - Липунович протянул ему распечатку с машины.

- Ага. - Директор внимательно осмотрел ее с обеих сторон. - Ну что ж, вижу, вы не зря потрудились, коллектив...

- Не то! - простонал бледный, как мел, Липунович, - Кислород! Парциальное и процентность, там, внизу!

Директор поправил на носу очки.

- Два процента - норма! - изрек он и непонимающе уставился на колонки цифр. - Где же они тут?

- В том то и дело, что нет ничего. Вернее, вот, ноль три с незначительным колебанием. Уничтожили кислород, начисто!

Директор недоверчиво склонил голову.

- Неужели не чувствуете? Ведь задыхаемся!

Директор, быстро вскочив, подбежал к окну. В фиолетовой дымке матово проступали здания, машины, люди... Все, как всегда, двигалось, функционировало.

- Фу! А я уж и впрямь испугался. - Он вернулся к столу. - Паникуете, Липунович! Вон же, за окном, и люди, и машины...

- Как? - не поверил Липунович. - Ведь они же! Трижды брали пробы и пересчитывали. Не могут они ходить! - Он нервно затряс в воздухе бумажной лентой.

- А почему бы и нет? - Директор успокоено развалился в кресле. - Ноль три так ноль три. Чего вы испугались? Наоборот даже - налицо, так сказать, некий прогресс, экономия. Сколько там раньше было? Два?

- Это было год назад, - прохрипел зам зама. - Когда-то и двадцать было.

- Двадцать?! - директор искренне удивился. - Зачем же столько-то? - Он на мгновение задумался, озабоченно поиграл бровями и вдруг улыбнулся. - А ведь действительно! Сколько веков маялись и не сознавали! Что ж... Было, признаем! Но ведь исправили! Довели, так сказать, до оптимума.

Липунович с натугой осмысливал, синея лицом.

- Но ведь задохнутся же люди! - вырвалось у него.

- Кто вам сказал? - Директор строго посмотрел на него и возмущенно фыркнул. - Вон бегают ваши люди, хоть бы что, и воду из-под кранов пьют! А тоже, между прочим, говорили в свое время!

- Но я? Я же сам чувствую!

- Вы? - Директор прицелился в Липуновича изучающим взглядом. - А вы, по-моему, чересчур часто дышите. Вы бы попробовали совсем не дышать.

- Что? - зам зама не поверил ушам.

- Да, совсем. Сами же говорите, нечем дышать, зачем же дышать? - Директор и сам поразился своей мудрости. - Коллектив трудится, между прочим! А вы странно себя ведете, задыхаетесь... Это что же, намек какой?

Липунович в смятении остановил дыхание. Постепенно лицо его стало принимать нормальный оттенок, и директор обрадовался.

- Ну вот, голубчик, а вы говорили! Ведь лучше, правда?

Липунович кивнул.

- Ну а уж если приспичит - вдохнете чуток. С одного-то раза ничего не случится. Я вам на днях книжонку принесу - о мутациях и атавизмах. Забавная штучка! - Обойдя стол, директор помог Липуновичу подняться и, придерживая за локоток, довел до двери. - Вам бы еще веры в людей побольше. Люди у нас живучие... Гмм. Да и легкие, знаете ли, тоже надо беречь. Орган хрупкий, неизученный, зачем и для чего дышит - неизвестно...

Липунович, не выдержав, порывисто вздохнул.

- Бросьте вы! - директор поморщился. - Пора бы уж отвыкнуть. Мы ведь НИИ, авангард, так сказать. Что же это за пример! - он мягко вытеснил Липуновича за дверь. - И другим там передайте. С атавизмом пора покончить.