Не мстит только ленивый

Глава 1

В склепе стояла неестественная тишина. Десятки пар глаз в ожидании фееричного провала пристально наблюдали за каждым моим движением. Но пусть не надеются - я им такого удовольствия не доставлю!

«Или доставлю?...» - в мою душу закралось сомнение.

После того, как я получила злополучный букет с запиской, прошли две недели, и за это время не последовало ни попыток прорыва защиты школы, ни нападений, даже сообщения больше не присылались. Будь на то воля магистра Авурона, он бы меня еще в тот день отправил в Нирон, но его призвал тогда к себе его превосходительство Гарродий Мадо, и поездку в отчий дом магистру пришлось отменить. Сначала я даже обрадовалась, что осталась в школе, однако счастье мое длилось не долго - ровно до того момента когда магистр вернулся и сообщил мне, что без допуска я не покину школу. И вот теперь я безвылазно заперта в школе, иногда выезжая вместе с майором Норсэсом на место преступления.

На первом же вызове мне посчастливилось встретить Идана, по ходу беседы выяснилось, он был племянником капитана Мильтона. После гибели командира Дора, капитана «поставили» на его должность, присвоив ему звание командира. И теперь командир Мильтон возглавляет дневную стражу. Отец с матерью Идана настояли, чтобы он пошел по стопам дяди, и ему ничего не оставалось, как вступить в ряды городской стражи. Оказывается, положенное для стражей обучение в три года Идан прошел несколько месяцев назад, но в последний момент передумал идти работать по специальности, а рванул на «легкие» заработки, устроившись официантом в ресторан. Когда же произошла заварушка и он чудом душу бездне не отдал, Идан решил вернуться в стражи. Там, как он выразился, все же спокойнее.

Мы с ним после этого еще пару раз виделись, и нам этого хватило, чтобы окончательно сдружиться. По сути это, наверное, было закономерно: Идан как-никак не пожалел для меня тогда в ресторане вино самого магистра Авурона! Да ради одного этого стоило с ним попытаться найти общий язык.

 Два дня назад Идан передал мне через нашего охранника записку с просьбой помочь ему в расследовании. Он упомянул, что хочет заслужить уважение дяди, доказать, что сам чего-то стоит и так жалостливо просил… я просто не смогла ему отказать. Оставалось самое сложное - упросить магистра Авурона выписать мне на сегодня пропуск.

С трудом, но я смогла его добыть, правда, пришлось устроить показательное заламывание рук и прибегнуть к угрозе, что я найду способ связаться с магистром Тордом и потребую от него, чтобы он забрал меня обратно в свою школу. Магистр Авурон особо не впечатлился, но на уступки пошел, а большего мне и не надо было.

- Вы что, уснули, адептка Тиера? – разнесся по склепу строгий голос магистра Смага, отчего я вздрогнула и вынырнула из раздумий.

 - Вы мешаете мне сосредоточиться! - нагло соврала я, за что была награждена преподавателем свирепым взглядом. Однако замечаний он делать мне больше не стал.

Откинув ненужные мысли, я растопырила пальцы, держа их над трупом. Составила мысленно словоформу и поместила ее в сеть. Проверила невидимые нити, тянувшиеся к трупу – вроде бы все находилось на своих местах.

Осталось четко произнести:

- Таакэре хуигэ герэ дабир!

Умертвие открыло глаза и оскалило пасть. Но порадоваться своему успеху я так и не успела: труп содрогнулся, будто в предсмертной конвульсии. С удивлением посмотрев на меня, он еще раз дернул ногами и обратился в горстку праха. От неожиданности я чихнула, и бренные останки несчастного трупа осели пылью на мантии магистра.

- Вы снова это сделали, Тиера! – подскочив ко мне, негодуя, прорычал преподаватель, - Да где ж я на вас столько трупов напасусь!

Придав лицу, невинное выражение, я жалостливо посмотрела на него и для усиления эффекта захлопала ресничками.

- Я не специально, вы же сами видели, магистр Смаг, он сам… развеялся.

- Ага, ему хватило одного взгляда на вас, адептка, чтобы пожелать и дальше быть упокоенным! Я даже начинаю ему завидовать, – не на шутку разошелся магистр.

За защитным полем, согнувшись пополам, гоготали ученики.

- Я ведь все сделала правильно, – стала оправдываться.

- Правильно, – согласился магистр. Но не успела я расслабиться, как он рявкнул: - А поток магии по нитям должен я за вас контролировать?!

От неожиданности я машинально выставила перед собой руки и на них сами собой возникли искры.

- Это вы сейчас хотели запустить в меня пульсаром?...- недоверчиво изогнул бровь преподаватель.

Я с удивлением уставилась на свои руки и, погасив искры, быстро убрала их за спину. В склепе опять воцарилась гробовая тишина, и чует моя пятая точка, что гробовая - по мою душу.

- Нет, что вы! Это само получилось! – пролепетала я. Глядя в злющие глаза магистра, запоздало поняла, что сболтнула лишнее.

- К директору! – гаркнул он.

- Зачем сразу к директору?! Я же не специально! Просто мне не хватает контроля над маг резервом, – не теряя надежды, попыталась я образумить магистра. – Во время поднятия нежити я слишком увлеклась концентрацией общего потока, отсюда и скачок магической энергии. Давайте я еще раз попробую…

- Даже не заикайтесь об этом!!! – перебив меня, прорычал магистр, отчего невольно подумалось, как бы он не накинулся и не покусал. Он, конечно, маг, а не оборотень, но кажется, на работе совсем озверел.

Магистр Смаг пытаясь взять себя в руки, медленно и глубоко вдохнул, выдохнул и только после этого продолжил:

 - Адептка Тиера, немедленно проследуйте в кабинет директора Авурона! – чеканя каждое слово, произнес он.

- Что угодно, но только не это… - вырвалось у меня.

- Вы смеете перечить мне? – сощурив глаза, прошипел магистр. Все его напускное спокойствие вмиг слетело.

- Что вы? Даже в мыслях не было! – заверила я его в своих чистых помыслах и тут же возмутилась. – Но почему чуть, что сразу к директору… - Может лучше отработку назначите? Я вон могу в склепе убраться – смотрите, сколько тут пылюки.

В надежде найти хоть соринку, я пристальным взглядом обвела полутемное помещение. Как назло в склепе царила идеальная чистота. Даже каменные надгробья были отполированы до блеска, – даже и не догадывалась, что камень может так блестеть.

- На выход! – в бешенстве прохрипел преподаватель, а в глазах его появилось желтое свечение.

- Как скажете… - не дожидаясь, когда магистр пригласить лорда директора прямо в склеп, я шагнула к прозрачному барьеру. В надежде, что магистр Смаг может передумать, кинула на него несчастный взгляд, но тот оставался непреклонен. Выпрямившись, преподаватель смотрел на меня с еле сдерживаемым гневом. Щелчок его пальцев - и прозрачный барьер был убран.

Стараясь не замечать ехидные смешки, с гордо поднятой головой я пошла в конец туннеля к руне переноса. Проходя мимо одноклассников, услышала приглушенный голос Орхиса:

- Не обращай Лиа на них внимания. Ничего, потом пересдашь.

Я послала ему благодарную улыбку и поплелась дальше. До меня доносился голос преподавателя, объясняющий ученикам допущенную мной ошибку, но мыслями я была уже далеко отсюда, раздумывая над тем, что на сей раз скажу магистру Авурону в свое оправдание. Как назло ничего полезного в голову не приходило.

Остановившись возле начерченной на стене руны, я дотронулась до нее и перенеслась на свежий воздух.

На улице было пасмурно, но разве стоило ожидать иного? Для Риаса это привычная погода. Стянув на груди лацканы мантии, я не спеша побрела к главному корпусу. Как ни крути, встречи с директором теперь не избежать. Теперь он точно заберет у меня пропуск.

От одной этой мысли я пришла в негодование и в сердцах топнула ногой.

«А кто во всем виноват? Магистр Авурон!».

Я даже в мечтах запрещала себе обращаться к нему по имени, а то риск признать свою полную капитуляцию перед магистром и без того был слишком велик. А доставлять ему с моим батюшкой такое удовольствие я не собиралась. Тем более, что я до сих пор была зла на лорда Авурона.

Когда погиб Вито, он не имел права без моего разрешения накладывать на меня заклинание отгорожения – блокируя мою скорбь. И вместо того чтобы оплакивать старого друга (и неважно что он был зомби) я веселилась на балу. Стоило магистру снять заклинание, от захлестнувшей меня обиды я высказала ему все, что о нем думаю. А лорд Авурон все это время молчал и не делал попыток как-то остановить меня. Потом были слезы… много слез. Когда силы меня оставили, я лишь тихо всхлипывала у магистра на груди, а он успокаивающе гладил меня по спине. Но стоило ему сказать, что мне бы следовало вести себя более сдержанно, как я с трудом удержалась, чтобы не залепить ему пощечину. Вырвавшись из его объятий, пообещала себе, что никогда и ни за что не выйду замуж за такого сухаря.