Звонарев Константин Кириллович
Агентурная разведка
Книга вторая. Германская агентурная разведка до и во время войны 1914–1918 гг

Для служебных целей

Часть I. Германская агентурная разведка до войны 1914–1918 гг

Глава первая. Из истории германской агентурной разведки

Осведомленность Фридриха П. — Расцвет агентурной разведки при Бисмарке и Мольтке. — Штибер и его система. — Германская агентура во Франции. — 15.000 тайных агентов. — Инсценировка покушения на Александра II. — Работа агентуры Штибера во время франко-прусской войны. — Ассигнования на разведку. — Агитация и пропаганда. — "Бюро печати". — Диверсионная сеть Штибера. — Германские агенты на французских жел. дорогах. — Двойное подданство.


Расцвет германской агентурной службы начался в эпоху короля Фридриха П. Последний придавал громадное значение агентурной службе и старался создать из нее прочную организацию, ввести ее в определенную систему. При нем мы видим агентурную службу, действовавшую не только во время войны, но и до войны, в мирное время. Благодаря такому способу действий, он был великолепно осведомлен о всем, происходившем у своих соседей — будущих противников.

То значение, какое Фридрих II придавал агентурной службе, выражено им в его знаменитой фразе: "Маршал де-Субиз требует, чтобы за ним следовало сто поваров; я же предпочитаю, чтобы передо мною шло сто шпионов".

Профессор-генерал Сухотин в своей книге — "Фридрих Великий" — рассказывает, что приготовления коалиции и намерения союзников были очень хорошо известны Фридриху через посредство шпионов, бывших не только при дворах враждебных государств, но и при главных квартирах неприятельских армий. Фридрих получал подробные сведения о дислокации австрийских армий и передвижениях прямо из личной канцелярии главнокомандующего ген. Брауна. Заведующий главным магазином австрийской армии тоже был подкуплен пруссаками.

Весьма секретные переговоры Австрии с Францией, имевшие место 14 ноября 1756 года, были известны Фридриху II через три недели.

Понятно, что таких результатов нельзя было добиться сразу, и что указанные агенты были завербованы пруссаками еще до начала военных действий.

В инструкции своим генералам Фридрих писал:

"Если бы всегда удавалось заранее узнавать намерения противника, можно было бы побеждать с худшей армией. Все генералы стараются приобрести это преимущество, но мало кто в этом преуспевает".

Служба агентурной разведки, достигшая блестящего расцвета при Фридрихе II и оказавшаяся затем в периоде упадка, приобретает вновь громадное значение и колоссальные размеры при Бисмарке и Мольтке, чему значительно способствовал выдвинувшийся в то время талантливый разведчик Штибер.

Перед намеченной войной с Австрией Бисмарк поручил начальнику тайной прусской полиции Штиберу организовать агентурную разведку в Богемии. Последний в основании своей организации положил покрытие Богемии сетью тайных немецких агентов, по преимуществу прусских подданных, отставных военных, коммерсантов и пр. С апреля 1864 года по май 1866 года Штибер лично обошел все важнейшие пункты Богемии под видом то фотографа, то продавца алебастровых статуэток, то предметов благочестия и порнографии. Он изучил настроение населения будущего театра военных действий и пристроил в нужных местах необходимое число своих тайных агентов.

Сведения, представленные Штибером Бисмарку, были весьма ценными и точными. В данном случае хорошо, систематически, планомерно и заблаговременно созданная организация агентурной разведки дала блестящие результаты и в громадной степени способствовала быстрому и победному окончанию кампании.

Даже скупой на похвалы Мольтке не удержался, чтобы не сказать Бисмарку "Молокосос Штибер или кто другой организовал эту важную службу, но она выполняется хорошо, хорошо и хорошо".

Покончив с Австрией, Бисмарк решил разделаться и с другим соседом — Францией. Он поручил Штиберу организовать во Франции агентурную разведку, но уже в более широком масштабе. Штибер взялся и за это дело. За время своих четырех путешествий он ухитрился разместить до 15.000 своих тайных агентов в департаментах верхнего и нижнего Рейна, Мозеля, Вогезов, Юры, Арденнов, Верхней Марны, Верхней Савойи, Дубеа, Сены и Уазы, Эльзаса и Лотарингии, т. е. именно по направлениям, намеченным германским командованием для вторжения во Францию. В числе этих агентов состояли: до 3.000 чел. прусских сельскохозяйственных рабочих, к которым французы относились весьма благожелательно, как к послушным и трезвым работникам; до 9.000 чел. немецкой женской прислуги, предназначенной преимущественно для обслуживания кафе, ресторанов, пивных и гостиниц; до 1.000 чел. отставных унтер-офицеров с маленьким начальным образованием, пристроенных в различные французские торговые и промышленные предприятия или путешествовавших под видом коммивояжеров или просто туристов, открыто именовавших себя пруссаками, люксембуржцами, саксонцами, баденцами и пр.; 46 молоденьких и хорошеньких пруссачек, размещенных по военным буфетам гарнизонов Восточной Франции. Кроме того, около 200 человек женской прислуги были размещены у адвокатов, врачей, чиновников, офицеров и пр., у которых немецкая прислуга была в большом спросе, т. к. независимо от своих хлопот по хозяйству и по уходу за детьми, она все время служила первым учителем немецкого языка для детей[1].

Вся эта громадная масса тайных агентов была сведена в стройную организацию, причем центральному разведывательному органу непосредственно подчинены были всего два доверенных лица, в подчинении которых в свою очередь находились четыре областных инспектора, имевших резиденции в Берлине. Лозанне и Женеве. Районы инспекторов разделялись на бригадные участки.

Для того, чтобы служба разведки не прерывалась после объявления войны, значительная часть агентов под разными предлогами должна была оставаться на своих местах и во время военных действий.

Штибера, однако, эта сеть тайных агентов не удовлетворяла. Ему она казалась слишком "редкой". По намеченному им плану, во Франции нужно было разместить не менее 35.000 тайных агентов, которые должны были покрыть все операционные пути из Бельгии и Берлина в Париж.

Помимо этой агентурной сети, немецкий Ген. штаб, в целях детального и компетентного изучения будущего театра военных действий, командировал во Францию целый ряд переодетых офицеров Генерального штаба.

Для успеха войны 1870 года и для обеспечения благожелательного нейтралитета со стороны России, Бисмарку надо было восстановить Александра II против Франции. С этой целью Бисмарк поручил Штиберу инсценировать покушение на Александра II во время пребывания последнего в Париже, учитывая заранее, что французский суд не приговорит виновного в покушении к смертной казни, а это, конечно, выроет пропасть между русским и французским правительствами. В то же время Штибер устроил так, что виновника покушения в последний момент задержали немецкие сыщики, а не французские.

Результаты оправдали ожидания Бисмарка: покушавшийся казнен не был, и русское правительство не могло простить этого Франции.

К лету 1870 года, все планы Штибера, по всей вероятности, были проведены в жизнь, и сеть агентуры во Франции налажена. Война началась. Систематическая работа тайной агентуры продолжалась и во время войны. Во главе 3-го разведывательного бюро стоял майор Краузе, у которого сосредотачивались все сведения о противнике. В тесной связи с этим бюро работала "полевая полиция" со Штибером во главе, ведавшая специально вопросами тайной агентуры и борьбы со шпионажем противника. Как видим, в Германии уже тогда агентурная разведка и контрразведка были объединены в одних руках.

Возглавляемой Штибером полевой полиции были поставлены следующие задачи:

Давать сведения:

1) о размещении, численности и передвижениях неприятельских частей;

2) о возрасте, характере и репутации каждого из начальников боевых единиц;

3) о том, что происходит, о настроении умов, о средствах тех областей, через которые предстояло проходить германской армии;

4) о лицах, проживающих в каждой из этих областей и могущих сообщать полезные сведения и т. д.

Организованная Штибером тайная разведка работала великолепно и в эту войну. Сам Штибер проявлял изумительную ловкость и находчивость. Для иллюстрации приведем следующий пример из похождений Штибера.