Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления! Просим вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения. Спасибо.


Виктория Даль

«Ангел»


Оригинальноеназвание: Angel (Bartered Hearts #1) by Victoria Dahl,2015

Виктория Даль (Торгующие сердцами #1) «Ангел», 2017

Переводчик: Мария Касмынина

Редактор: Марта Торгунова

Вычитка: Юля Монкевич

Оформление: Юля Монкевич

Обложка: Алёна Дьяченко

Переведено для группы: https://vk.com/belle_books


Любое копирование без ссылки

на переводчика и группу ЗАПРЕЩЕНО!

Пожалуйста, уважайте чужой труд!

Аннотация


ОНА ПРОДАЕТ УДОВОЛЬСТВИЕ ЗА ДЕНЬГИ…

Работа в новоорлеанском борделе – единственное, что в своей жизни знает Мелисанда Энжел. Это занятие ничего для нее не значит, ведь это всего лишь способ оставаться сытой, и иметь крышу над головой... пока не появляется Билл Доннелли, который пробуждает внутри девушки нечто такое, чего она никогда не чувствовала раньше. Желание. Мелисанда начинает смотреть на Билла как на мужчину, а не как на клиента, и его визиты превращаются в гораздо большее, чем просто сделки... для них обоих.


НО ЕЕ СЕРДЦЕ ОСТАЕТСЯ НЕТРОНУТЫМ…

На протяжении многих лет Мелисанда была вынуждена заботиться о себе сама, и оказывается потрясена, когда обнаруживает, что кто-то другой хочет ухаживать за ней. Мужчины никогда не предлагали ей ничего, кроме боли, и она никогда не мечтала о большем. Поэтому, когда Билл предложил девушке новую жизнь для них обоих, то Мелисанда задалась вопросом, сможет ли она найти в себе мужество, чтобы доверить ему свое тело и сердце?


Глава 1

* * *

Новый Орлеан, 1874

Мелисанда накинула шаль на голову и обернула ею плечи. Бросив взгляд в небольшое круглое зеркало, которое висело на обратной стороне двери, девушка натянула синий платок на лоб, чтобы защититься от морозного зимнего воздуха. В любом случае именно в этом она себя уверяла. В основном же шаль должна была cпрятать её лицо от людских взглядов. И хотя было Рождественское утро – это не означало, что люди проявляли свою лояльность, особенно к таким женщинам как она.

Мелисанда надела своё самое скромное платье из хорошей серой шерсти, которое, вероятно, маскировало девушку даже больше, чем сама шаль. Никто на улице не стал бы разглядывать её одежду и задаваться вопросом, блудница ли она, до тех пор, пока не увидел бы, как она покидала бордель. Но было раннее утро и Рождество, так что в этой части города стояла такая же тишина как в церкви.

Улыбнувшись от подобного неуместного сравнения, она покинула свою крошечную комнату и на цыпочках прошла по коридору, чтобы не разбудить остальных. Мелисанда надеялась, что у некоторых девушек появилась возможность поспать подольше, потому что они это заслужили. С остальными же она просто не хотела иметь дело.

В нескольких заведениях, где она работала, праздник был поводом для отдыха, однако, ненадолго. Горничные и шлюхи вместе трудились на кухне, чтобы приготовить какие-нибудь особенные блюда, и за день или два, эти ароматы настолько заполняли помещение, что в нём начинало пахнуть как дома. Девушка могла закрыть глаза и представить, что вернулась к своей матери, живой и невредимой.

Но этот дом не был похож на тот. Это было не только худшее место, где она работала, но и не самое тёплое. Здесь девушки соревновались друг с другом за всё: за каждое пенни, за купленную для себя еду, которую они прятали словно сокровище. Никто не собирался войти в долю и помочь приготовить «Джамбалайю» (прим. ред.: Джамбалайя (англ. Jambalaya) — креольское блюдо на основе риса; вариант плова) или торт «Рождественское полено», поэтому кухня была пуста, как и надеялась Мелисанда, когда пришла туда. В борделе завтрак не подавали до полудня.

Она открыла замок на задней двери, и мягко прикрыв её за собой, проскользнула в переулок. «Наконец-то свобода», – девушка глубоко вздохнула, потрясённая тем, насколько морозным оказался воздух. Холодная температура держалась уже третьи сутки, двое из которых Мелисанда не выходила на улицу. Чистый воздух заполнил её легкие, когда она вдохнула. Никакого намёка на сигарный дым и потные тела. Её дыхание сопровождалось паром, когда девушка выдохнула с облегчением.

Как только Мелисанда позволила себе расслабиться, то услышала шорох и развернулась на звук, неровно вздохнув и тревожно подняв руки.

– Сожалею, – произнес мужчина, когда поднялся с ящика, который стоял рядом с дверью. – Это всего лишь я.

«Я?» Восходящее солнце светило позади него и всё, что Мелисанда могла разобрать – это широкие плечи на большом теле, а так же шляпу, надвинутую на лоб, которая оберегала голову мужчины от холода.

– Это Билл, – сказал он, и Мелисанда узнала его тихий и глубокий голос. – Билл Доннелли.

– Билл, – повторила девушка, и её натянутые мышцы утратили свою напряженность. Многие клиенты, с которыми она ложилась в постель, слегка пугали её, но Билл не был одним из них. На самом деле, совсем наоборот. Он всегда был добр и нежен, как будто Мелисанда являлась его возлюбленной. – Я не... – она проглотила остатки тревоги, – прямо сейчас я не работаю.

– Конечно, нет, – мужчина отошёл от стены, и девушка, наконец, смогла разглядеть его лицо: широкий лоб, высокие скулы и обветренную кожу. – Рождество ведь, – сказал Билл.

Несмотря на холод, он снял шляпу, кивнув белокурой головой в знак приветствия.

– Да, точно. Сегодня будет много клиентов.

– Сегодня?

Его хмурый, переполненный замешательством взгляд очаровал Мелисанду. Одной из причин, почему с ним девушка чувствовала себя в безопасности, было то, что он видел хорошее во всём мире. И в ней.

Мелисанда устало улыбнулась.

– Многие мужчины считают времяпровождение с семьёй утомительным. Сегодня не сильно отличается от любой другой ночи: будь то праздник или нет.

– Я был уверен, что сегодня у тебя выходной.

Настала её очередь пребывать в замешательстве.

– Тогда что ты здесь делаешь?

Его щёки стали ярко-красного цвета.

– Вот, – сказал Билл, и когда протянул руку, Мелисанда заметила маленькую коробочку в середине его ладони.

Девушка смотрела на деревянную коробочку, пока не осознала, что холод начал просачиваться сквозь её сапоги к подошвам ног.

– Я постучал в дверь, но никто не открыл. Подумал, что служанка на кухне скоро появится, – когда девушка не ответила, мужчина немного приподнял ладонь. – Это подарок.

– Для меня? – Мелисанда прижала руки в перчатках поближе к груди и напряжённо сжала пальцы. К коробочке она не притронулась. – Но почему?

– Я... – мужчина покачал головой. – Мне просто показалось, что тебе должно это понравиться. Когда я увидел это, то подумал о тебе.

Подарок для неё. В этом не было никакого смысла. Мелисанда поглядела на мужчину с опаской.

– Я не знаю, должна ли принять его.

Билл накрыл рукой подарок.

– Почему?

Потому что ей мерещился подвох. Девушка покачала головой.

– Тебе нужно подумать?

Она отступила назад, пока все еще наблюдала за ним. Девушка не знала, как должна была поступить, но почему-то это решение казалось ей весьма важным.

– Я иду на мессу, так что мне не стоит задерживаться.

– Блудницы ходят в церковь? – спросил Билл, высоко подняв брови.

Мелисанда наклонила голову, пока её плечи напряглись от шока.

– Некоторые ходят, – отрезала девушка.

– Прости, – покаялся мужчина даже прежде, чем она закончила говорить. – Я не это имел в виду.

– Не имел в виду что? Что я – шлюха? Или что Бог не может любить меня?

– Мелисанда... извини. Просто возьми это, – он схватил её за руку и перевернул, чтобы положить на ладошку подарок. – Последний раз, когда я был здесь, ты сказала, что твоей семьи больше нет, и я переживал о том, что нет никого, кто мог бы пожелать тебе счастливого Рождества. Вот и всё. Извини, если побеспокоил тебя.

Девушка посмотрела вниз на руку и коробочку, которую мужчина принёс для неё. Она сказала ему, что у неё не было семьи? Должно быть, когда лежала с ним в постели после секса. Он оказывал на Мелисанду странный эффект. Она не могла понять, почему, но он ей нравился. Билл не был похож на других.

Правда в том, что её мать была жива, но Мелисанда ушла от неё много лет назад. Мать превратила её в проститутку в возрасте тринадцати лет. Она терпела это до семнадцати, а потом поняла, что лучше у неё вообще не будет матери, чем будет та, что заставляла её этим заниматься.

У девушки где-то были даже тетя и кузены, но они были уважаемыми людьми, слишком порядочными для такой как Мелисанда.