Харальд Бергстедт
А МНЕ КАКОЕ ДЕЛО?

1

Когда господин Сноббе заработал три бочки золота, он купил себе замок с высокой чугунной оградой вокруг и сказал:

— Дорогая моя жена, дорогие мои дети! Много лет мы гнули перед всеми спины и расшаркивались. Теперь мы наконец разбогатели и можем позволить себе наплевать на всех. Это мы и станем теперь делать. Поэтому слушайте меня внимательно: кто бы к вам ни подошел, задирайте нос как можно выше и отвечайте: «А мне какое дело?» Понятно? В этом мире такое поведение внушает почтение!

Господин Сноббе натянул гамаши, надвинул на лоб шляпу, взял дорогую трость, усаженную на ручке бриллиантами, сунул в белый жилет золотые часы и отправился прогуляться но аллее.

Первым, кого он встретил, был мальчик, торопившийся в школу.

— Добрый господин! — крикнул он. — Скажите, пожалуйста, который час? У нас дома часы остановились!

— А мне какое дело? — сказал господин Сноббе и пошел дальше.

На лестнице, приставленной к дому, стоял какой-то ремесленник. Вдруг лестница поехала назад и мастер крикнул:

— Эй, добрый господин, придержите, пожалуйста, лестницу. Она падает, падает!

— А мне какое дело? — сказал господин Сноббе и отправился дальше.

Отвечал он так всем, кто бы к нему ни обращался. И точно так же отвечали всем фру Сноббе и трое молодых Сноббе. А вечером они собрались вместе и стали друг перед другом хвастаться, какие они были сегодня важные и как, должно быть, удивились жители города, в котором они теперь поселились.

— Ах, как это было забавно! — кричали они и хохотали так, что едва не лопнули от смеха! А фру Сноббе пришлось даже дать камфорных капель.

Но жителям города господа, поселившиеся в замке, показались уж больно странными. Впрочем, решили горожане, они скоро образумятся. Это они, верно, лишь поначалу такие важные. Ведь у них так много денег.

2

И вот однажды в городе случилось наводнение. Море поднялось и затопило весь город: подвалы и первые этажи домов оказались под водой, а по улицам люди плыли на лодках с факелами, чтобы спасти пострадавших от наводнения и переправить их в безопасное место.

Единственным домом, до которого вода так и не добралась, оказался находившийся на склоне поросшего лесом холма замок господина Сноббе. К этому замку и направились горожане. Их провели в большой зал, где на диване лежал сам господин Сноббе и дымил сигарой.

— Город залит водой, господин Сноббе, — сказал бургомистр.

— А мне какое дело? — услышал он в ответ.

— Все мы оказались без крова!

— А мне какое дело? — повторил господин Сноббе.

— Может быть, вы позволите переночевать в вашем замке больным, старикам, женщинам и детям? — попросил бургомистр.

— Здесь?!! На моих паркетах?! В моих постелях?! — закричала фру Сноббе. Никогда!

— Никогда! — повторил господин Сноббе.

— Они мерзнут, — сказал бургомистр.

— А мне какое дело? — крикнул господин Сноббе, — мне не холодно! Вон! Вон из моего дома!!!

В ту же минуту бургомистра и всех остальных горожан выгнали из замка, и пришлось им женщин, детей, больных и стариков отправить ночевать в лес. Их перевозили туда на подводах, телегах, повозках и тачках. Горожане были добрыми людьми, они помогали друг другу и жили как одна большая семья.

А господин Сноббе, фру Сноббе и трое молодых Сноббе стояли в это время у окон своего теплого замка и посмеивались, глядя, как люди медленно тащатся по непролазной грязи.

— Хорошо все-таки, когда у тебя сухо под ногами! — сказал господин Сноббе.

— Свиньи этакие! — крикнула фру Сноббе. — Не хватало еще только, чтобы они вместе с оравой своих грязных детей затоптали мои ковры и запачкали мои лестницы! Просто диву даешься, какие все-таки люди невоспитанные!

Потом господин Сноббе зажег во всех залах свечи, чтобы дрожащие в лесу от холода люди еще больше позавидовали ему.

Но господин Сноббе ошибся: люди, обреченные мерзнуть в темном, холодном лесу под деревьями, в ложбинках между кочками, видели, как господин Сноббе прогуливается по своим освещенным залам, видели, как он садится и греет ноги перед камином, но они вовсе не завидовали ему.

Бургомистр рассказал им, как господин Сноббе на все просьбы отвечал: «А мне какое дело?», и тогда люди пообещали друг другу, что теперь эти слова «А мне какое дело?» господину Сноббе придется слышать постоянно самому.

3

Потом море отступило. Горожане вернулись в свои дома и привели их в порядок.

Господина Сноббе разобрало любопытство. Он надел галоши и пошел в город, чтобы поглядеть, что там происходит.

Раньше, когда он появлялся в городе, люди обычно останавливались, кланялись, расшаркивались, а потом смотрели ему вслед и шепотом говорили: «Это — богатый господин Сноббе из замка».

Но теперь никто ему не кланялся, никто с ним не заговаривал, и все поворачивались к нему спиной.

«Чепуха! — подумал господин Сноббе. — Стоит мне позвенеть монетами в кармане, и они тут же скинут передо мной шапки!»

Он позвенел монетами в кармане, но никто даже не взглянул на него.

«Ха! — сказал он себе. — Они обиделись. Ну а мне-то какое дело? У меня есть мои деньги, и мне плевать на этих ничтожных людишек».

Он зашел в табачную лавку и сказал:

— Мне нужна сигара.

— А мне какое дело? — ответил хозяин лавки.

— Я заплачу за сигару большие деньги, у меня их предостаточно! — сказал господин Сноббе и швырнул на прилавок горсть монет.

— А мне какое дело? — сказал хозяин и смёл деньги на пол.

У господина Сноббе от злобы так потемнело в глазах, что он с большим трудом нашел выход на улицу.

Там он увидел мальчика, продававшего газеты, и крикнул, вытаскивая деньги:

— Эй, мальчик, ну-ка пошевеливайся! Мне нужна газета.

— А мне какое дело? — ответил мальчик и, громко свистнув, прошел мимо.

Господин Сноббе оторопел от неожиданности да так и остался стоять посреди улицы с деньгами в руке.

От злости у него вдруг заболел зуб. Он отправился к зубному врачу и бросил ему на стол пачку денег.

— Вот этот зуб, — показал господин Сноббе, — надо поскорее вытащить. Он у меня очень болит!

— А мне какое дело? — сказал зубной врач и отвернулся.

У господина Сноббе глаза на лоб полезли. Выйдя на улицу, он двинулся прямо к бургомистру.

— Я — богатый господин Сноббе из замка, — сказал он.

— А мне какое дело? — ответил бургомистр.

— Но жители города возмутительно себя ведут! Они не желают со мной даже разговаривать!

— Ну а мне-то какое дело? — сказал бургомистр и рассмеялся.

Богатый господин Сноббе нахлобучил на голову шляпу, хлопнул дверью и отправился к себе в замок: там он наконец отдохнет от этого обнаглевшего городского сброда и утешится вкусным обедом в семейном кругу.

Но увы!.. Дома его ждали новые неприятности. Все его повара и слуги покинули замок.

— Я запрещаю вам уходить! — кричала им вдогонку фру Сноббе.

— А нам какое дело? — отвечали они ей и уходили один за другим.

Пришлось фру Сноббе вместе с молодыми господами-сыновьями самим идти в лавки за продуктами.

И вот здесь-то им пришлось пережить ужасные минуты. Разнаряженные, ходили они из лавки в лавку, держа в руках горсти монет, и говорили:

— Нам нужны яйца, нужны рыба, мясо, масло, хлеб, сыр, сахар, зеленый горох, ревень! Мы хотим это все купить.

И повсюду слышали один и тот же ответ: «А нам какое дело?». Они обошли все лавки до единой, но купить им так ничего и не удалось.

— Мы умираем с голоду! Мы хотим есть! Мы больше не можем терпеть! говорили они.

— А нам какое дело? — отвечали им люди.

Так и вернулись они в свой замок с пустыми руками. Толстой госпоже Сноббе пришлось идти в огород, где, лежа на животе, она долго ковыряла землю своими унизанными драгоценными камнями пальцами, чтобы выкопать несколько картофелин и морковок. Потом она стала варить из них обед, и от злости из глаз у нее потекли соленые слезы. Они капали прямо в кастрюлю, и это было очень кстати, потому что, конечно же, она забыла посолить картошку.

Да, это был, прямо скажем, очень, очень грустный обед…

4

Так прошло три дня.

— Нет, мы не можем здесь больше оставаться! — решили Сноббе, упаковали свои вещи и с важным видом отправились на станцию.

Чемоданы им, разумеется, пришлось тащить самим, и когда они наконец добрались до станции, поезд ушел перед самым их носом.

— Эй, подождите! — кричали они. — Мы тоже поедем этим поездом! Мы поедем первым классом!

— А мне какое дело? — сказал начальник станции. От этих слов у господина и фру Сноббе помутилось в глазах.

— Что же это такое? — закричали они. — В этом городе жить мы больше не можем, а уехать отсюда мы, выходит, тоже не можем?