Юрий Петухов.
История Русов. Древнейшая эпоха.
( 40-5 тыс. до н.э).

 Антропогенезис. Появление человека.


Необходимое вступление Человек в нынешнем его виде (подвид Хомо сапиенс сапиенс) появился на Земле не так давно – 45-40 тысячелетий назад. Почти одновременно с появлением человека, условно называемого «кроманьонцем», в течение 5-7 тысяч лет полностью вымирает его предшественник «неандерталец» – подвид, живший до того около 300 тысячелетий – сильный, живучий, приспособленный к суровым условиям постоянной борьбы за выживание значительно лучше, чем кроманьонец… Мы не станем прослеживать в данной работе всю родословную человека, опускаясь в глубь времен на сотни тысяч и миллионы лет, лишь по той причине, что сейчас нас интересует сам Хомо сапиенс сапиенс, а не его предки по плоти. Достоверно известно, что ни с одним из подвидов, предшествовавших ему, современный человек связующего звена не имеет – он как бы «венец творения» и в то же время сам по себе. Такое могло произойти лишь в одном случае: при неэволюционном, скачкообразном преобразовании как самого человека, так, прежде всего, и его генной структуры. Иначе выражаясь, именно 40 тысячелетий назад в «глину, из коей был вылеплен человек, Творец вдохнул душу» – то есть, животная, предчеловеческая плоть, подвергшаяся генетическим мутациям в результате обработки жесткими космическими излучениями, обрела разум в его окончательной (на настоящий момент) форме. Безусловно, подобные акты творения вершились и прежде: при переходе от гоминида к хомо хабилус, от австралопитека к хомо эректус, и так вплоть до неандертальского человека. Божественный акт творения, растянутый во времени и пространстве, но от того не менее великий и впечатляющий. Как утверждает современная наука, все люди произошли от одного отца и от одной матери. Но мы сейчас преднамеренно не будем говорить, на каком этапе и в какое время это произошло. Наша задача иная. И цель, стоящая перед нами, не позволяет нам отвлекаться на изыскания, заслуживающие отдельной монографии. Для нашего исследования важны исходная, отправная точка и сам предмет – Хомо сапиенс сапиенс, не столь однородный и однозначный, как это может показаться на первый взгляд. В научной среде до сих пор бытует мнение, кочующее из учебника в учебник, из справочника в справочник, которое объясняет появление трех основных человеческих рас от трех достаточно удаленных друг от друга групп гоминидов или их более развитых потомков. Нам таковое мнение представляется ошибочным, так как вероятность того, что в чрезвычайно короткий срок (от 5 до 20 тыс. лет) в разных местах земного шара одновременно могли подвергнуться внешнему воздействию и в результате генной мутации обрести разум сразу три вида гоминидов и превратиться, соответственно, в европеоидов, негроидов и монголоидов – настолько мала, что говорить о ней всерьез не приходится. Связывая воедино неоспоримые факты появления 40 тысяч лет назад человека современного типа и последующее исчезновение наиболее близкого к нему подвида неандертальцев, мы в праве утверждать, что в те самые 5-7 тысячелетий совместного существования двух подвидов реально происходило не только, и не столько, истребление кроманьонцами своих предшественников, сколько смешение представителей Хомо сапиенс неандерталенсис и Хомо сапиенс сапиенс. Процесс этот проходил не везде и отнюдь не с равной интенсивностью, о чем позволяют говорить поздние находки антропологов. Но то, что он проходил, факт непреложный. В одних местах смешение неандертальцев и кроманьонцев шло постоянно и активно, как, скажем шло смешение русских переселенцев в Сибири с местным населением в недалеком прошлом, в других смешанные «браки» случались реже с преобладанием той или иной стороны, что вело к поглощению и усвоению подвидовых признаков, в третьих смешения не было. Следует отметить к месту, что скрещивание, скажем, человека и высшей обезьяны не дает результатов (потомства), потому что ДНК их сходны лишь на 99%, всего лишь один процент различия делает появления ребенка от подобного «брака» невозможным. В то же время различные подвиды Хомо давали при скрещивании вполне здоровое жизнестойкое потомство. Вместе с тем, поведение двух подвидов Хомо существенно отличалось, различался менталитет. И тем, и другим было свойственно заботиться о немощных и больных членах общества (до определенной поры у неандертальцев), хоронить умерших. Однако, на стоянках неандертальского человека обнаружены в огромных количествах останки особей их подвида, насильственно преданных смерти, с раздробленными черепами и «мозговыми» костями, что однозначно говорит о широком распространении среди неандертальцев каннибализма. Эта внутренняя особенность подвида имела чрезвычайно стойкий характер на протяжении многих десятков тысячелетий. Уже позже исследователи неоднократно сталкивались и сталкиваются до сих пор с каннибализмом в среде африканских, полинезийских негроидных племен и в меньшей степени с пережитками каннибализма у отдельных монголоидных народов и народностей (в частности, ритуальное поедание человеческой печени японскими самураями и т.п.). Весьма трудно не связать воедино имеющиеся факты. Данные антропологии показывают, что наибольшее число подвидовых признаков Хомо сапиенс неандерталенсис (черепная коробка удлиненная в отношении лицо – затылок и более низкая, широкое лицо, низкий и часто покатый лоб, приплюснутый нос с широкими отверстиями, выдвинутая вперед нижняя часть лица, скошенный назад подбородок, массивный костяк, особенности строения тела и т.д.) сохранились в негроидной и монголоидной расах. В европеоидной расе наличие подобных признаков практически незаметно (за исключением, вторичных признаков у представителей средиземноморских подрас европеоидной расы, но они зачастую имеют более позднее происхождение, о чем будет сказано выше). Это позволяет нам сделать выводы о том, что человек неандертальский не исчез бесследно, а растворился во множестве народов древности и современности, придав им особо стойкую живучесть, выносливость, внутреннюю силу, огромный заряд энергии и способность вести борьбу за выживание в самых суровых условиях, проявляя недюжинную смекалку (как известно, мозг неандертальца превышал по своему объему мозг кроманьонца на 100 куб.сантиметров)1.) Европеоидам по этой части повезло в меньшей степени – они оказались прямыми и непосредственными потомками вида Хомо сапиенс сапиенс, кроманьонцев, то есть кроманьонцами как таковыми (следует помнить, что само название «кроманьонец» достаточно условное, данное Хомо сапиенс сапиенс по останкам, найденным в пещере Кро-Маньон во Франции). Так типичный кроманьонец практически неотличим от типичного европеоида. Из этого, разумеется не следует, что общение с Хомо неандерталенсис совсем не отразилось на европеоидном Хомо сапиенс сапиенс. В частности, на территории нынешней Югославии у реки Ветерница было обнаружено святилище неандертальцев, в котором они поклонялись медведю – как известно, культ медведя-хозяина, Волоса-Велеса это один из главнейших культов европеоидов-бореалов и индоевропейцев.2 Внешний облик Хомо сапиенс сапиенс полностью восстанавливается по сохранившимся в различных слоях костякам: рост, вес, пропорции тела и черепной коробки кроманьонца соответствуют аналогичным показателям современного европеоида. Есть все основания полагать, что мутация, породившая этот новый подвид, обусловила и один из характернейших его внешних признаков, не встречавшихся прежде у вида Хомо, а именно – светлый кожный и волосяной покровы и светлый цвет глаз. Этот важнейший признак реконструируется с достаточной убедительностью. Запомним это – мутация, породившая Хомо сапиенс сапиенс вызвала резкую депигментацию его покровов. Представители нового подвида весьма длительное время находились в изоляции, что позволило им увеличить собственную популяцию и избежать полного поглощения подвида окружающей их средой Хомо сапиенс неандерталенсис, обладающего доминирующей генной структурой (каковой обладает, скажем, и в настоящее время негроидное и монголоидное население Земли в отношении европеоидного). То есть, особи, подвергшиеся мутации, успели размножиться в той, степени, что позволяла им выжить на планете в качестве подвида. За этот немалый срок в 5-10 тысячелетий в среде Хомо сапиенс сапиенс выработался и закрепился свой язык (который мы можем называть первичным праязыком), свои определенные традиции нравы и устои, достаточно прочные, чтобы сохраняться в той или иной степени на протяжении десятков тысячелетий. Разумеется, все это время в пограничных областях шло скрещивание представителей разных подвидов.